репортаж: К юго-западу от Шанхая

Автор: Владислав Бирюков

Еще недавно между лейблами Made in Japan и Made in China пролегала глубочайшая пропасть.

Если первый считался несомненным показателем заоблачного качества, то завидев второй, многие покупатели сразу же теряли к аппетитной, казалось бы, железяке всякий интерес. Сегодня японская компания Toshiba делает свои самые дорогие и совершенные ноутбуки в Китае. Да еще и гордится этим, рассказывая, что у конкурентов все не так. Как столь уважаемая фирма дошла до жизни такой, я разбирался во время поездки на китайский завод Toshiba, расположенный в городе Ханчжоу — на востоке страны, к юго-западу от Шанхая.

К нынешнему положению вещей Toshiba пришла не в одночасьею В 2003 году для минимизации Красходов компания запустила фабрику в Ханчжоу, постепенно перенося туда производство лэптопов с японского предприятия в Токио. В прошлом году процесс миграции полностью завершился. В Японии остался лишь центральный офис и R amp;D-подразделение, а все ноутбуки, которые Toshiba делает сама (а не отдает на откуп OEM-партнерам), собираются именно в Ханчжоу[Причем здесь делают только ноутбуки и только под брэндом Toshiba: как нас уверили — никаких сторонних заказов.].

Здесь самое время упомянуть о стратегии, с помощью которой компания противопоставляет себя конкурирующим брэндам первого эшелона (HP, Acer, Dell, Apple), заказывающим все свои мобильные компьютеры у тайваньских партнеров. В Toshiba действуют иначе.


Продвинутые модели — мультимедийные тяжеловесы Qosmio, корпоративные Tecra и легкие Por tege — фирма делает в Ханчжоу сама. А "ширпотреб" (по-английски звучит более политкорректно: "commodity products") — семейства Satel lite и Satellite Pro — производится на фаб риках Compal Electronics, Quan ta Computer и In ventec по OEM-контрактам[Справедливости ради следует упомянуть, что подобной стратегии придерживается также Sony и Fujitsu Siemens.] (кое-что и вовсе делается в Турции, см. "КТ" #708). Конкретного соотношения объемов собственного и стороннего производства представители To shiba не называют, но грубо его можно оценить как один к девяти[В российских продажах Toshiba доля OEM-семейств еще выше — около 95%.]. Арифметика такова:по данным DisplaySearch, во второй половине 2007 года под брэндом Toshiba было поставлено 5,16 млн. ноутбуков.

А согласно презентации, которую нам показали на заводе, в Ханчжоу за это же время произвели примерно 550-600 тысяч машин, то есть чуть больше десяти процентов от общего числа.

Любопытно, как расходится выпускаемая заводом продукция: вся Европа потребляет столько же, сколько одна маленькая Япония (по 33%), вдвое меньше уходит в США (18%), а на Китай приходится ничтожная доля в 1% (неудивительно — в стране хватает и более дешевой техники).

Почему именно Ханчжоу?

Ответ на этот вопрос вполне очевиден тем, кто знаком с современной экономической географией. На востоке Китая сейчас делают больше 80% всех изготавливаемых в мире ноутбуков (хотя их производителями считаются известные американские, японские, корейские и тайваньские фирмы). Сказывается удачное сочетание сразу нескольких факторов.

Во-первых, дешевая и достаточно квалифицированная рабочая сила. В Ханчжоу действует около тридцати (!)университетов и институтов (в одном университетском городке их четырнадцать). Причем средний выпускник вуза готов для начала трудиться за тысячу юаней в месяц (130 долларов) — примерно столько же получают девушки на конвейере Toshiba.


Во-вторых (непосредственно вытекающее из "во-первых") — близость поставщиков всех необходимых компонентов. В радиусе 250 км от Ханчжоу сосредоточены производства LCD-панелей (Samsung, LG Philips, Sharp), беспроводных адаптеров (Askey), модулей цифровых камер (Chicony), жестких дисков (Toshiba)[SSD-диски Toshiba для сверхлегких Portege R500 везут из Японии.], клавиатур и мышей (Alps, Logitech), аккумуляторных батарей (Sony/Panasonic, Sanyo), адаптеров питания (Delta), не говоря уже о пластике, металле, резисторах, конденсаторах и прочей мелочевке. Издалека доставляется не более 30% компонентов (например, процессоры и модули памяти), но их перевозка обходится относительно недорого.

В-третьих, развитые транспортные магистрали: международный аэропорт Ханчжоу (правда, летают оттуда пока лишь в Японию и Корею) и меньше двухсот километров до крупнейшего хаба воздушных и морских перевозок — Шанхая.

Ну и наконец, благоприятная государственная политика. Завод Toshiba находится внутри особой Ханчжоуской зоны экономического развития (всего их в Китае с полсотни), да еще и на специальной экспортной территории со своей таможней.

Завод в Ханчжоу устроен довольно типично для предприятия такого рода: здесь и производят печатные платы, и собирают компьютеры (а также заливают софт, тестируют и упаковывают готовую продукцию). Однако есть и особенности, выделяющие его из сонма подобных. Двадцать сборочных линий (на каждой шесть девушек свинчивают готовый лэптоп меньше чем за две минуты, работа идет в две смены) могут производить как одну и ту же модель, так и двадцать разных. Продуманная система логистики позволяет выпускать небольшие партии машин (20-30 штук) под конкретного заказчика с нужной именно ему конфигурацией (причем заказ оперативно выполняется в течение трех-пяти дней). Логистикой, кстати, занимается отдельная компания в триста человек (всего на фабрике трудится около двух тысяч), которую в ближайшее время планируется задействовать и под нужды сторонних заказчиков. Видимо, в подобных вещах и проявляется знаменитое японское внимание к деталям. Хотя и оно выручает не всегда: например, в конце прошлого года из-за перебоев в поставках компонентов спрос на дорогие модели (в частности, Portege R500) некоторое время опережал предложение. В Европу (и Россию в частности) машины попадают через немецкий город Регенсбург, где раньше происходила и "локализация" (наклеивание русских символов на клавиатуру, заливка соответствующего софта…). Но поскольку объемы производства постепенно растут, не так давно эти операции перевели в Китай.

Кстати, в Ханчжоу китайцам доверяют отнюдь не только работу руками. По соседству с производственным комплексом располагается собственный дизайн-центр, открытый в 2004 году. Двести инженеров заняты в основном проектированием схемотехники и внутреннего устройства ноутбуков, а также разработкой софта (вылизывание внешнего дизайна машин — прерогатива центрального офиса).

Здесь же размещена пара исследовательских лабораторий: электромагнитная, с огромной экранированной от всевозможных полей комнатой, и экологическая, которая исследует компоненты и готовую продукцию на соответствие требованиям RoHS (природоохранная директива ЕС).

Естественно, я не мог не поинтересоваться, как компания переживает стратегический просчет в продвижении HD DVD (напомню, что Toshiba была главной опорой этого лагеря в нелегком противостоянии с Bluray).


На что получил ответ, что неудача, конечно, досадная, но отнюдь не фатальная: в списке стратегических проектов это было лишь одно направление из полусотни (хотя потери от поражения в войне форматов и оцениваются в 600 млн. долларов). В Toshiba по-прежнему считают HD DVD более совершенным стандартом, но вынуждены подчиниться рынку.

Планов выпуска ноутбуков с приводами Blu-ray у компании пока нет. Зато нынешним летом можно ждать довольно интересную новинку — модель Qosmio, оборудованную медиапроцессором SpursEngine SE1000. Четыре SPE-ядра этого чипа (производная платформы Cell) заточены под работу с HD-видео. В числе заявленных приложений: поиск в видеопоследовательности кадров с участием определенного человека (сценка с любимым актером, выступление чада на детском утреннике); распознавание с помощью видеокамеры, встроенной в ноутбук, жестов пользователя (интерактивные игры, обучающие программы); продвинутое сглаживание при демонстрации обычного SD-видео на HD-экране и т. п.

Напомню, что Toshiba (вместе с Sony и IBM) участвовала в разработке платформы Cell, а в конце прошлого года выкупила у Sony фабрику в Нагасаки, где делались процессоры для PlayStation 3. Так что использование возможностей продвинутой архитектуры Cell в ноутбуках (наряду с бытовой техникой и автомобильной электроникой) выглядит вполне логичным шагом.


Почему ролексы для народа?

Поездка на завод Toshiba и в сопредельный Шанхай волей случая оказалась первым моим путешествием в Китай. А после любой дальней поездки знакомые обычно спрашивают, что больше всего запомнилось.

Так вот, от Китая главных впечатлений осталось два.

Первое — транспорт, как у нас некогда говорили, "шагнувший прямо из феодализма в светлое социалистическое будущее". С одной стороны, огромные нерегулируемые перекрестки (полосы по три в каждом из четырех направлений) с довольно плотным движением машин, автобусов, людей и самое главное — вездесущих велосипедистов (если экономят на светофорах, то уж регулировщика-то могли бы поставить — людей в стране, мягко говоря, хватает). Как китайцы ухитряются проезжать перекрестки без аварий — одному богу известно. Я лично такую развязку на своих двоих с трудом перехожу, а о том, чтобы ее проехать за рулем, и думать страшно. С другой стороны, на шанхайских магистралях нередко попадаются щиты с интерактивной картой пробок, где участки с затрудненным движением показаны красным цветом. В общем, просто город контрастов какой-то.

Такая же история с двухколесным транспортом. Велосипедами в азиатских странах пользуются, конечно, не столько из заботы об экологии, сколько от бедности. Были бы деньги — давно б пересели на автомобили или мотоциклы. Но так как денег нет, а педали крутить надоедает, то большая часть двухколесного потока в Шанхае и Ханчжоу уже давно на электрической тяге. Насколько давно, можно судить по обшарпанности некоторых агрегатов, которые напоминают технику из данелиевской картины "Кин-дза-дза", но тем не менее споренько везут хозяина на работу, не тарахтя и не отравляя воздух. Европе и Штатам до столь массового распространения электрического транспорта еще плыть и плыть, хотя о его перспективности не говорит там только ленивый.

Второе открытие — истинная цена товаров. Самый хрестоматийный пример — это, наверное, "швейцарские часы", которыми торгует, кажется, весь Шанхай, — стоит белому человеку выйти в любом районе на улицу, как тотчас же появляются два-три субъекта, настойчиво призывающие "купить совсем недорогие Ролексы".

Понятно, что в большинстве своем это немножко не те часы, которые выложены в сверкающих и безлюдных фирменных салонах (что особенно забавно — на той же самой улице). Разница при внимательном рассмотрении действительно заметна, но речь не об этом. А о том, что какойнибудь левый Breitling с автоподзаводом и четырьмя циферблатами после долгой торговли охотно отдают за эквивалент пяти евро (правда, изначально заявленная цена колеблется, в зависимости от жадности продавца и солидности покупателя, от 500 до 100 евро). Я не понимаю, какова себестоимость этих изделий со множеством винтиков и шестереночек (общим весом под двести грамм), если пять евро уже включают в себя маржу продавца!






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх