Четкая линия

Как вы можете видеть, я шел своим курсом. Многие принимали мою теорию, другие, чье мнение я также очень ценил, ее отвергали. Мне приходилось одновременно выступать в двух ролях: как представителю традиционной науки и как исследователю и глашатаю новой и весьма спорной области в медицине. Несмотря на то что проблема взаимосвязи духа и тела меня очень глубоко интересовала, я прекрасно понимал, что было не слишком-то мудро посвятить все свое время исследованию такой «сомнительной» темы. Поэтому, занимаясь этими исследованиями, я одновременно продолжал работать кардиологом, возглавлял многие медицинские семинары и комитеты. И так продолжалось до 1988 года, когда я со своими коллегами основал Медицинский институт связи сознания и тела при госпитале Диконесс. Только тогда я наконец смог всю свою энергию направить на то дело, которое действительно любил.

Моя «двойная» жизнь позволяла мне публиковать результаты исследований в уважаемых научных журналах. Кроме того, мне также поручали писать книги для широкой публики, чтобы даже неспециалисты имели доступ к информации о нашей новой методике.

Кроме того, в течение многих лет я не мог пользоваться тем, что описывал в своих книгах. То есть я не использовал расслабление с той отдачей для организма, которой мог бы достичь. Я боялся, что если я сам буду постоянно заниматься по своей методике, меня могут обвинить в необъективности или в «упертости». Только когда у меня с возрастом постепенно появились различные боли, я сказал себе: «Ну все, достаточно», – и сам начал следовать тем советам, которые я давал другим людям в течение 20 лет.

Тем не менее я продолжал пользоваться всеми тремя составляющими частями медицины, когда это было необходимо. Несколько лет назад со мной произошел несчастный случай, когда я неосторожно встал на шаткий стул, чтобы снять защитный фильтр с кондиционера на своей кухне. Стул выскользнул, отшвырнув меня прямо на край обеденного стола. Я сломал пять ребер. У меня было пробито легкое, поэтому грудная полость наполнилась кровью и жидкостью, и мне стало трудно дышать. Если бы внутреннее кровотечение не удалось остановить, давление привело бы к тому, что могло бы отказать второе легкое, и я бы умер.

К счастью, моя жена вовремя позвонила по 911, и меня отвезли в ближайшую больницу. Мне поставили диагноз и вставили в грудь специальную трубку-дренаж, чтобы отвести кровь и жидкость. Легкое расправилось, и моя жизнь была вне опасности. Никакая мысленная медитация мне в данном случае не помогла бы, здесь нужна была именно помощь хирурга. Эту процедуру, как и многие другие, которые избавляют людей от мучений и вырывают из лап смерти, ничем заменить нельзя.

Получив такой печальный опыт, я еще раз убедился, что должен соблюдаться баланс между медикаментозным и «ментальным» способами лечения. Умение управлять стрессом и упражнения для достижения расслабления, а также вера в их эффективность значительно ускорили тогда мое выздоровление. Однако само выздоровление в принципе было бы невозможно, не вмешайся вовремя обычная медицина.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх