С чего все начиналось

35 лет назад, когда я был молодым кардиологом, я заметил тенденцию появления у моих пациентов с высоким кровяным давлением слабых, но опасных симптомов начала болезни сердца. Однажды, выписывая рецепт, я обратил внимание, что они очень часто жалуются на слабость и головокружение. Это были побочные явления приема лекарств для понижения давления. То есть я их лечил – а они вместо улучшения самочувствия начинали страдать от других бед: побочного действия лекарств, которые я же и выписывал.

Это меня обеспокоило. Было похоже, что, используя обычную методику лечения, я просто перенасыщаю организм пациентов лекарствами, обрекая тем самым людей на мучения от побочных эффектов препаратов, которые они должны принимать всю оставшуюся жизнь. Вскоре я заметил, что мои пациенты совсем не являются каким-то исключением из правил. Такие жалобы были обычными у большинства людей, которые лечились от повышенного давления.

Хорошо известно: давление, измеряемое в кабинете врача, часто оказывается выше, чем измеренное пациентом самостоятельно – дома или еще где-нибудь. Однако медицинская литература не могла удовлетворительно объяснить этот факт, да и никого из моих коллег это, казалось, не волновало.

Я полагал, что уровень давления у пациентов при измерении в кабинете оказывался выше настоящего из-за того, что они нервничали; возможно, существует какая-то связь между стрессом и высоким кровяным давлением. И хотя сегодня это кажется бесспорным и очевидным уже из самого названия болезни (по-английски «tension» означает «напряженное состояние», а «hypertension» – высокое кровяное давление – Прим. ред.) – никто, однако, не пытался исследовать взаимосвязь между стрессом и повышением кровяного давления, хотя гипертония является одной из основных причин смертности в нашей стране.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх