Загрузка...



Как строится Империя – 1

Мы все знаем, что империи строятся железом и кровью.

Топот конских копыт, звяканье сбруи, свист опускающегося клинка. Железные скрепы государства. Меч, топор и молоток. Гвозди. Дом.

Дело только в том, что люди забывают, что за этим очень красивым, взывающим к чему-то глубинному в нас (Железо и Кровь!) образом стоит простая и страшная истина: запёкшаяся на железе кровь – это наша кровь. Империя строится нашей кровью. Когда враг посягает на наш дом, то мы с готовностью льём и его кровь, однако же главная плата за право иметь свой дом – это кровь, которую гонит по нашим жилам золотое сердце России.

Империя строится долго, веками, и сколько же крови пролил русский народ за право иметь свой дом, за право построить свою, Русскую, Империю. На русской крови был замешан растовор, на который русские цари поколение за поколением клали всё новые и новые кирпичи, возводя стены русского государства. И стены эти были на диво крепки. Они стояли века. Сейчас стен нет. Ветер гуляет по России. Россия проиграла войну, Россия позволила победителю разрушить свой дом.

Утешая себя, нынешние, ютящиеся по каким-то времянкам русские говорят, что народ, де, устал… Тащил веками непосильную ношу и – не выдержал. Надорвался. Укатали Сивку крутые горки. Зато теперь вот, отдохнув и набравшись сил, русский народ неминуемо явит миру некое "русское чудо" и будет это чудо чудом расчудесным. "Мы наш, мы новый мир построим" и уж тогда заживё-о-о-м… И-и-эх, как заживём! Новый наш дом будет, правда, поменьше старого и труба на том доме тоже будет пониже, но зато как же будет в том доме хорошо! Без нахлебников-то!

А давайте-ка вместе подумаем, а зачем вообще Россия строила Империю. Ради интереса, что ли? Ведь в начале XVII века, когда бояре с государем целый год думу думали, воссоединяться ли Московскому Царству с Украиной, начинать ли строительство Третьего Рима, сколько мыслей было в боярских головах передумано, сколько слов было произнесено, тех, полновесных слов, а не наших, нынешних, что дунь – и развеются. И о Железе тогда подумали, не сомневайтесь. И о Крови – тоже. И решили – начинаем. Строим!

То, что так долго колебались, понятно, цена решению была ой, как высока. Риск был ох, как велик. Почти как сегодня. Но ведь угадали бояре, угадал царь, угадали русские. Россия была ничем, а стала всем. Ещё вчера какие-то поляки на московский стол каких-то своих царьков сажали, а сегодня мы на французский престол возвращаем того, кого считаем нужным. Вчера нас была горстка, в той же Польше поляков жило больше, а сегодня нас триста миллионов, живущих на просторах от океана до океана. Вчера мы были какими-то московитами, а сегодня слово "русский" знают даже и в Патагонии. Славно! Но неужели лишь ради этого русские веками несли своё бремя русского человека? Да нет, конечно же… Русский нёс свою ношу тяжкую потому, что просто хотел жить. И, неся, он утешал себя тем, что иначе – нельзя. Или неси и живи, или сбрось ношу и умри. Да-да. Именно так. Витязь на распутье, у придорожного камня. А от камня две дороги, по одной пойдёшь – жить будешь, плохо ли, хорошо ли, но – Жить, а по другой пойдёшь – не только коня потеряешь, но и голову сложишь. И памяти о тебе не останется. Другие народы будут жить в твоём доме, другие сказки сложат они, и будут эти сказки не о тебе, а будут они о них. И огонёк лампадки погаснет тоже. Дунут – и нет того огонька.

Сегодня, оглядываясь назад, понимаешь, что другого выхода у России не было. Нет его и сегодня. Россия – не остров (даже и Крым – не остров), между Россией и её вековечными врагами нет непроходимых горных хребтов, нет даже и пустынь. Нет никаких естественных границ. Так судил Бог. Спасение России в одном – в пространстве. Россия веками сдвигала границы не потому, что хотела кого-то завоевать, ей не нужно было некое "жизненное пространство", ей нужно было пространство, чтобы жить. Дышать.

Пространство спасало Россию трижды. И не только пространство. Дело в том, что когда вы сдвигаете границы государства вовне, то в состав Империи попадают новые народы. И вы жизненно в том заинтересованы. Вы, вы лично. Государство всегда находится в состоянии войны. То холодной, то горячей. И для того, чтобы эту войну вести, ему нужны солдаты. Больше население – больше солдат. Больше рабочих у станков. Больше выплавленного железа. И меньше пролитой крови. Вашей крови. И я уж не говорю о такой малости, как то, что на вновь обретённых землях могут вдруг оказаться залежи нефти. Или газа. Или месторождения угля. Железа. Урана. На землях этих может случиться другой климат и вы сможете выращивать там хлопок. Или кукурузу. Или пшеницу. Не будет у вас хлопка, вы заплатите за него Золотом, а будет у вас меньше солдат – больше ваших сыновей умрут в бою. Умрёт больше русских.

За то, чтобы жить, приходится платить. И Россия платила. Россия платила окраинам тем, что строила там города, рыла каналы, перекрывала реки, учила грамоте, строила заводы. Россия платила честно, иногда отрывая от себя. Иногда платила, сама умирая от голода. Платила и получала взамен Жизнь. Подумайте над тем, где проходила Гражданская война в начале ХХ века, где проходила Великая Отечественная. Сейчас этих земель в составе РФ нет. Многие, ах, как многие, даже с облегчением вздыхают: и слава Богу! А теперь представьте себе, что война вновь придёт в Россию, а ведь придёт, неминуемо придёт, и где теперь будут проходить фронты? Где теперь будет тыл? Куда, в какую эвакуацию вы отправите ваши семьи? Вы считаете, что, потеряв окраины, Россия усилилась? Потеряв миллионы кв. километров территории и половину населения? Половину! Из узбеков плохие солдаты? Ну, что ж. Вы можете их использовать в стройбате или в охране лагерей, куда вы посадите своих изменников. Да и дело не только в узбеках и Узбекистане. Когда в состав вашей Империи входит Финляндия, это означает, что генерал Маннергейм служит в ВАШЕЙ армии и подчиняется приказам ВАШЕГО генерального штаба. А если Финляндия в состав России не входит, это означает, что финские войска осаждают русский город Ленинград и вымаривают голодом миллион русских. Те самые две дороги. Или-или. Третьего пути нет.

Какими бы плохими солдатами ни были узбеки или казахи, то, что они являются гражданами одной с вами страны, означает следующую простую вещь – из них не будут сформированы дивизии, сражаясь с которыми будут умирать русские. И за это, да, приходится платить. И я вынужден заметить, что никакая плата не бывает слишком высокой, когда речь идёт о жизни. И ладно бы только о вашей жизни. Речь идёт о жизни России.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх