Загрузка...



ГЛАВА 20. ТРЕХСТОРОННЯЯ КОМИССИЯ.

13 декабря 1973 г. в телевизионной дискуссии под названием «Моя линия» выступил малоизвестный губернатор небольшого Южного Штата и поставил в тупик участников передачи, пытавшихся угадать, кто же это такой. Никто о нем не слыхал.

Тем не менее, не прошло и трех лет, как в ноябре 1976 г., этот самый джентльмен был избран Президентом Соединенных Штатов. Его звали Джимми Картер.

Рассказ о том, как м-р Картер столь быстро поднялся с поста губернатора одного из маленьких штатов до самого высокого выборного поста в Америке, это история некой организации, созданной как его окружение и известной под названием Трехсторонней Комиссии.

В своей книге «I’ll never Lie to You» Я никогда Вам не солгу кандидат Джимми Картер поведал Американскому народу: Народ этой страны по горькому опыту знает, что мы не собираемся проводить эти перемены, просто сделав перестановки внутри группы своих людей. Они уже имели свой шанс и не справились. И их время вышло. Наступило время огромному большинству Американцев… иметь президента, который вывернет наизнанку правительство этой страны1.

Кандидат Картер говорил Американскому народу, что он не позволит Совету по Международным Отношениям и Бильдербергерам и дальше править этой страной, или так можно было предполагать на основании его заявления. Если он будет избран, то подберет тех, кого не отождествляли ли бы с кругом своих людей, — мужчин и женщин, которым никогда не выпадал случай управлять этой страной.

И, верный своему слову, он, для заполнения важных постов, подобрал членов новой, ранее неизвестной группы, названной Трехсторонняя Комиссия.

Вероятно, кое-кто из его подчиненных не читал текстов Картера. Незадолго до предстоящих выборов его советник Hamilton Jordan сказал: Если после инагурации Джимми Картера вы обнаружите Сая Вэнса на посту Государственного Секретаря, а Збигнева Бжезинского во главе Национальной Безопасности, мне придется признать, что мы проиграли, и я подам в отставку2.

Но, что удивительно, после инагурации мы обнаружили двух этих джентльменов точно на тех должностях, которые предсказал м-р Джордан. Однако, м-р Джордан не ушел в отставку. Ясно, что м-ру Джордану было велено прочесть тексты Картера после уже сделанного заявления. Очевидно, м-р Картер не считал двух этих джентльменов «своими людьми», заправлявшими предыдущим правительством, хотя оба они являлись членами Совета по Международным Отношениям, который активно участвовал в Американском правительстве с момента своего создания в 1921 г.

23 и 24 июня 1972 г. в имении Дэвида Рокфеллера — председателя СМО, состоялись организационные заседания Трехсторонней Комиссии. На деле, все восемь Американских представителей на учредительной встрече Комиссии были членами СМО3.

Остальные присутствовавшие являлись гражданами либо Японии, либо стран Западной Европы три региона, представлявшие «Трех-» в Трехсторонней.

Трехсторонняя Комиссия весьма любопытно рассказывает, какова ее цель. Она объясняет: Тесное Трехстороннее сотрудничество в деле сохранения мира, управления мировой экономикой, способствования экономической перестройке и уменьшения уровня бедности в мире улучшит шансы на спокойную и мирную эволюцию глобальной системы4.

Однако есть и такие, кто не согласен с провозглашенной целью и пытается уточнить, что, собственно, думают сами члены Комиссии о ее точной цели. Это относится к Сенатору Барри Голдуотеру, написавшему в своей книге «With no Apologies» Никаких извинений: То, к чему на самом деле стремятся Трехсторонщики, это — создание всемирной экономической власти, стоящей над политическими правительствами стран-участниц. Как творцы и управляющие системы — они будут править миром5.

Осенью 1973 г., сразу после создания Комиссии, малоизвестный Губернатор Джорджии побывал в Лондоне, Англия, где обедал с Дэвидом Рокфеллером. Чем занимались в Лондоне Губернатор Джорджии с Рокфеллером никогда не сообщалось, по крайней мере, в приемлемой форме, но существуют только два варианта. Либо:

1. Джимми Картер пригласил Дэвида Рокфеллера на обед, или

2. Дэвид Рокфеллер пригласил Джимми Картера.

Предполагается, что третий вариант — эти люди встретились случайно, не может рассматриваться серьезно.

Внимательное изучение первого варианта покажет, что он возможен, но не слишком вероятен.

Может быть, м-р Картер, желая стать Президентом Соединенных Штатов, обнаружил, что м-р Рокфеллер, благодаря своей близости к Совету по Международным Отношениям и его вспомогательным организациям, обладает могуществом сделать Президентом любого по их усмотрению, и Картер устроил эту встречу.

Такое весьма возможно, поскольку м-р Рокфеллер — чрезвычайно важная персона. Действительно, в течение 1973 г.: Дэвид Рокфеллер встретился с 27 главами государств, в том числе правителями России и Красного Китая6.

Это воистину невероятно, ведь Дэвид Рокфеллер не был избран или назначен ни на одну из правительственных должностей, занимая которую он мог бы официально представлять правительство Соединенных Штатов.

Вот что писал о могуществе Рокфеллера автор книги «The Rockefeller Syndrome» Синдром Рокфеллера Фердинанд Ландберг: Одна из не слишком примечаемых черт братьев Рокфеллеров — это свободный доступ в самые высокие круги — иностранные и отечественные.

Телефонный звонок Дэвида из Чейза Манхэттен Бэнк может практически отворить столько же плотно закрытых дверей на самом высоком уровне в любой части света, как и звонок Президента Соединенных Штатов, а может и больше. Это и есть власть7.

Три примера могущества, которым обладает Рокфеллер, могли служить иллюстрацией его власти, в чем Картер имел возможность убедиться еще до их Лондонской встречи.

Все знают, что в январе 1974 г. Дэвид Рокфеллер, не будучи Католиком, получил аудиенцию у Папы Павла VI, того самого Папы, который написал Энциклику, склоняющую государства к образованию мирового правительства. Это была давняя цель Дэвида Рокфеллера и Совета по Международным Отношениям — организации, в которой м-р Рокфеллер тогда был Председателем.

Менее чем через месяц, в феврале 1974 г., Папа Павел вызвал Кардинала Josef Mindszenty — Католического Примаса Венгрии и старого врага Коммунистического режима в этой стране. Когда Кардинал прибыл в Рим, Папа велел ему утихомириться и более открыто не выступать против Коммунизма.

Были ли связаны эти два события?

Возможно, что причина столь странных действий Папы получила свое объяснение в ноябре 1977 г., когда Государственный Департамент Соединенных Штатов возвратил Коммунистическому правительству Венгрии Корону St. Stephen.

У этой Короны интересная история. В 1000-ом году Папа Sylvester II возложил ее на Стефана — Короля Венгрии, после обращения его в Католичество. Для Венгерского народа она стала национальным сокровищем огромной исторической и символической значимости.

Венгерский народ верил, что полномочия на правление Венгрией неотъемлемы от самой короны «тот, кто владеет Короной, правит Венгрией».

Корона хранилась в Венгрии почти до конца Второй мировой войны, пока Русские не захватили страну. До того, как Советы получили возможность захватить Корону, Венгерские патриоты передали ее Генералу George Patton, командовавшему Американской армией, находившейся неподалеку от Венгрии.

Корона, вместе с другими ценностями Венгерского народа, была вывезена в Соединенные Штаты и сохранялась Государственным Департаментом.

Не надо объяснять, что этот символ свободы должен был оставаться в Соединенных Штатах до тех пор, пока в Венгрии опять не сможет работать конституционное правительство, созданное по выбору Венгерского народа.

В декабре 1977 г. Президент Картер предал интересы Венгерского народа, не желавшего видеть Корону в руках Коммунистического правительства, заявив, что Корона должна быть возвращена правительству Венгрии, возглавляемому Коммунистическим диктатором Janos Kadar.

Тем Яношем Кадаром, который много лет назад, будучи Министром внутренних дел, отдал приказы на арест и последующие истязания Кардинала Мидсенти.

А именно Кардинал Мидсенти страстно просил Американское правительство не передавать Корону правительству Кадара.

То, что Президент Картер объявил, что Корону нужно возвратить в Венгрию и передать правительству Кадара, как раз в канун 25-летия анти— Коммунистического восстания 1956 г. в Венгрии — отнюдь не простое совпадение. Все это, безусловно, явилось способом показать миру, что теперь Соединенные Штаты официально благословили Коммунистическое правительство в Венгрии. Ко всему прочему, время для заявления было выбрано так, чтобы возвестить всему миру, что Американское правительство более не поддерживало стремления угнетенных народов мира избавиться от тирании Коммунистических правительств.

Эта акция, естественно, не произвела большого впечатления на Кардинала Мидсенти, который однажды заявил: Последний Президент Эйзенхауэр нес ответственность за поражение Венгерских Бойцов за Свободу в революции 1956 г.8.

Так Америка использовала Кардинала для предательства правого дела.

Второй пример того, сколь необычные двери раскрываются перед Дэвидом Рокфеллером, относится к июлю 1964 г., когда Дэвид посетил Советский Союз и два с половиной часа беседовал с Русским Премьером Никитой Хрущевым 9.

Встреча этих двух лиц, одно из которых не является ни выборным, ни назначенным представителем своего правительства, в самом деле необычна. Особенно, когда коммунисты учат, что должно ненавидеть каждого богатого Капиталиста.

Во всяком случае, не прошло и четырех месяцев, как в октябре 1964 г. Премьер Хрущев лишился своего поста без видимых причин по крайней мере, для тех, кто не понимает Взгляда на Историю, как на Заговор. Что, «Председатель правления» выгнал с работы «Управляющего филиалом»? Но это вопрос без ответа, уводящий в область предположений относительно причин отставки Хрущева.

Третий пример, отражающий безграничную власть Рокфеллера, показателен для происшедшего в августе 1976 г., когда приехавший с визитом Австралийский Премьер-Министр Malcolm Fraser до того, как встретиться с Президентом Соединенных Штатов Джеральдом Фордом, повидался с м-ром Рокфеллером 10.

Что касается второго варианта Лондонской встречи Рокфеллера и Картера, по которому Рокфеллер сам вышел на Картера, то он более правдоподобен и лучше согласуется с фактами.

Идея Трехсторонней Комиссии принадлежала Збигневу Бжезинскому — так уверяют общественность, который обратился за помощью в создании этой организации к Дэвиду Рокфеллеру. Существуют некоторые указания на то, что Бжезинский симпатизировал Картеру еще до начала формирования Комиссии.

Как писала Нью-Йорк Таймс 21 марта 1978 г.,: Бжезинский наслаждался своей ролью в обществе. Разгадка его самоуверенности — в его близости к м-ру Картеру. Эти двое впервые встретились четыре года назад в 1974 г., что на самом деле не точно когда м-р Бжезинский был исполнительным директором Трехсторонней Комиссии, организации, уделяющей особое внимание более тесному сотрудничеству Западной Европы, Японии и Соединенных Штатов, и оказался столь прозорлив, чтобы пригласить дотоле незаметного бывшего Губернатора присоединиться к ее выдающемуся кругу. Их первоначальное отношение учитель-ученик расцвело во время предвыборной кампании и, кажется, становятся еще теснее11.

И вновь, 23 мая 1976 г. Нью-Йорк Таймс Мэгэзин информирует читателей, что Збиг был первым в Обществе, обратившим внимание на Картера, беседовал с ним, посылал ему свои книги и статьи. Большую часть этих трех лет с 1973 г., а не с 1974, как сообщалось в статье Нью-Йорк Таймс Бжезинский вместе с профессором Колумбийского университета Richard N. Gardner использовал Картера в своих интересах…12.

В год, когда состоялись выборы, Картер сам прокомментировал свой ученический опыт в качестве члена Трехсторонней Комиссии, написав книгу под названием «Why Not the Best?» Почему не самое лучшее?: Членство в комиссии обеспечило мне прекрасную возможность для учебы, и многие ее члены помогли мне в изучении международных отношений13.

Интересно признание м-ра Картера, что его обучали члены Трехсторонней Комиссии и он получил величайшее понимание от м-ра Бжезинского, в особенности от его «книг».

Выходит, что одна из вещей, которым Збигнев научил м-ра Картера, было его желание увеличить сферу влияния правительства на жизнь Американского народа. Однажды Бжезинский написал: Мне хотелось бы обратиться к проблеме политического изменения. Я полагаю, мы принимаем идею широкого вторжения в социальное регулирование. Это может принять такие формы, как законодательство о количестве детей, может быть, даже законодательство, определяющее пол ребенка, как только это станет возможным, регулирование погоды, упорядочивание досуга, и т.д.14.

Одна из книг м-ра Бжезинского, которую м-р Картер мог прочитать, была написана в 1970 г. и называлась «Between Two Ages» Между двумя веками.

Внимательное прочтение этой книги обнаруживает, что м-ру Бжезинскому принадлежит ряд довольно шокирующих представлений, касающихся Америки и остального мира.

Например, на стр.300 Збигнев показывает, что к Американскому народу будут применены две новые концепции его экономической жизни:

1. Новая денежная система, заменяющая Американский доллар; и

2. Снижение уровня жизни, чтобы достичь первого.

Он писал: В области экономики и технологии уже достигнуто некоторое международное сотрудничество, но дальнейшее развитие потребует от Америки еще больших жертв. Чтобы сформировать новую мировую денежную структуру, необходимо будет предпринять более энергичные усилия с некоторым вытекающим отсюда риском для нынешнего, относительно благоприятного, положения Америки15.

Бжезинский также раскрывает свои взгляды на экономическую философию Карла Маркса: стр.72: Марксизм представляет дальнейшую существенную и творческую ступень созревания универсального человеческого видения. Марксизм одновременно является победой человека внешнего над внутренним, пассивным человеком, победой разума над верой. стр.73: Марксизм служит устройством человеческого прогресса, даже если его практика часто не дотягивает до своих идеалов. Teilhard de Chardin замечает, что "чудовищный как он есть, не является ли современный тоталитаризм, в действительности, искажением чего-то великолепного, и, таким образом, довольно близким к истине? стр.83: Марксизм, распространенный на общедоступном уровне в форме коммунизма, представлял основное достижение человеческой способности концептуализировать свое отношение к его миру. стр.123: Марксизм предоставил уникальное интеллектуальное орудие для понимания и использования фундаментальных сил нашего времени. Он дал нам лучший из всех имеющихся способов проникновения в современную действительность.

Бжезинский рассуждает, что либеральные, демократические общества будут поддерживать авторитарную форму правления, если им придется выбирать между диктатурой и социальным и интеллектуальным беспорядком: стр.118: При отсутствии общественного согласия, эмоциональные и рациональные потребности общества могут сливаться — средства массовой информации делают это более легко осуществимым — в личности субъекта, который представляется сохраняющим социальный порядок, так и делающим необходимые нововведения в нем.

Поставленный перед выбором между социальным и интеллектуальным беспорядком — а под этим не имеется в виду ничего, даже приближающегося к революционной ситуации — и личным авторитарным руководством диктатор весьма вероятно, что даже некоторые нынешние конституционные и либеральные демократические общества выберут последнее.

Он также видит угрозу либеральной демократии, предполагающую: стр.252: Постепенное появление все более контролируемого и направляемого общества. В подобном обществе будет господствовать элита, чье требование политической власти будет покоиться на мнимом более высоком научном ноу-хау.

Не испытывая сдерживающего влияния традиционных либеральных ценностей, эта элита не будет колебаться в достижении своих политических целей посредством новейших достижений современной технологии для воздействия на поведение общества и удержания его под строгим надзором и контролем.

И далее Бжезинский подробно излагает свои желания двигаться к мировому правительству: стр.296: Движение к большему сообществу развитых стран… не может быть достигнуто слиянием существующих государств в одно большое целое.

Гораздо больше смысла попытаться объединить существующие государства посредством множества непрямых связей и уже проявляющихся ограничений национального суверенитета.

Затем он входит в подробности причин создания Трехсторонней Комиссии: стр.296: Движение к подобному сообществу, по всей вероятности, потребует двух емких и пересекающихся выражений. Первое из них будет затрагивать формирование сообщественных связей между Соединенными Штатами, Западной Европой и Японией.

Такое рыхлое сообщество будет нуждаться в налоговой власти и Бжезинский уже предсказал это: стр.304: … в конечном счете это может также привести к возможности чего-то, граничащего с глобальной налоговой системой.

И, затем, он подводит итоги всему сказанному, заявляя: стр.308: Хотя стремление сформировать сообщество развитых стран менее претенциозно, нежели стремление к мировому правительству, это более достижимо.

Бжезинский не отметает полностью возможность создания мирового правительства; он просто рассуждает, что будет легче добиться контроля над развитыми странами посредством их объединения.

Однако, Бжезинскому недостаточно просто удушить Америку, используя ее обязательства перед другими странами; он еще советовал, чтобы Американское правительство из-за собственных потребностей в нефти положилось на Советский Союз и Красный Китай.

В 1977 г., когда м-р Бжезинский был директором Трехсторонней Комиссии, она опубликовала доклад, названный «Сотрудничество с Коммунистическими странами для решения глобальных проблем. Изучение вариантов». В нем говорилось: Как СССР, так и Коммунистический Китай являются экспортерами энергии и, очевидно, обладают существенными запасами нефти. Трехсторонние страны импортируют энергию, лишь очень малая часть которой поступает сегодня из СССР или Китая. Вероятно, в последующие годы глобальная ситуация окажется еще более напряженной. Диверсификация источников снабжения для Трехсторонних стран обеспечивает незамедлительные преимущества. Следовательно, Трехсторонне-Коммунистическое сотрудничество в этой области оказывается осуществимым и желательным. Такое сотрудничество может принять форму инвестиций Трехсторонних стран в Советское или Китайское производство энергоносителей, чтобы обеспечить суммарный экспорт энергии из этих стран16.

И, наконец, Бжезинский — наставник Президента Картера, не считал Историю Заговором: История в значительно большей степени результат случая, нежели заговора… вершителей политики все в большей степени захлестывают события и информация17.

Но помощь Джимми Картеру во время избирательной кампании исходила не только от членов Трехсторонней Комиссии. Среди лиц, оказавших ему финансовую поддержку, были: Дин Раск — член СМО, Дуглас Диллон — член СМО, и Henry Luce — Вице-Президент Тайм и член СМО.

Вдобавок, перед своим избранием Картер окружил себя следующими членами СМО: Theodore Sorensen, W. Averill Harriman, Сайрус Вэнс, Ричард Гарднер, Пол Нитце и Paul Warnke.

А в мае 1976 г. кандидат Джимми Картер даже произнес речь перед Чикагским отделением СМО, в которой призывал к «справедливому и устойчивому международному порядку», фраза из лексикона тех, кто понял природу будущего. Все выглядело почти так, как если бы м-р Картер устроил себе смотрины перед СМО, чтобы показать, что он действительно один из них.

Однако после выборов основная поддержка шла от Трехсторонней Комиссии. Как высказалась Вашингтон Пост после избрания Президента Джимми Картера: Если вам по нраву теории Заговора о тайных замыслых по овладению миром, то вы собираетесь полюбить администрацию избранного Президента Джимми Картера. По последним подсчетам, на высшие посты в администрации прошло 13 Трехсторонщиков. Это — из ряда вон, если принять во внимание, что в Трехсторонней Комиссии Американская сторона представлена приблизительно лишь 65 членами18.

Мы уже упоминали, что на съезде Демократов, после получения Картером права выдвижения на пост Президента, он все еще не решил, кого же он выберет своим вице-президентом. Американскому народу сообщили, что он ограничил список возможных кандидатов семью лицами.

Он выбрал сочлена по Трехсторонней Комиссии: Уолтера Мондейла.

Однако, даже с поддержкой членов СМО из богатого истеблишмента и с некоторой помощью средств массовой информации через членов СМО, Джимми Картер все еще открыто высказывался против либерального истеблишмента: Принимая право выдвижения на пост президента от Демократов в Нью-Йорке, Картер осудил эти «порочные связи, образовавшиеся между деньгами и политикой».

Весьма интересным свойством Трехсторонней Комиссии является тот факт, что … большинство влиятельных Французов членов Комиссии, а, может быть, и все, принадлежат к Масонской ложе Великий Восток19.

Тем не менее, Комиссия нуждается в финансовой поддержке, и она ее получает из Фонда Форда, который является ее крупнейшим жертвователем20.

Но так ли уж преувеличивают опасность Трехсторонней Комиссии те, кто обеспокоен ее влиянием и направленностью? Следует ли согласиться с теми, кто говорит, что В этой организации нет ничего зловещего?

Одним из проявляющих такое беспокойство является Сенатор Барри Голдуотер, который в 1980 г., выступая на Республиканском Съезде перед телевизионными камерами, предупреждал страну, что: Этот съезд может оказаться последним Республиканским, а, через пару недель, может состояться и последний съезд Демократов. Существуют силы, действующие против нашей страны. Это — себялюбивые силы, работающие в нашей стране ради своих собственных интересов21.

Являлось ли нечаянным упущением то, что сразу после обвинений Голдуотера, член СМО Dan Rather не стал спрашивать Сенатора по национальному телевидению, что тот имел в виду, делая это заявление?

Голдуотер пошел дальше, показывая, кто, по его мнению, по крайней мере отчасти, представлял эти силы. В своей книге «Без извинений» в главе Невыбранные правители, Сенатор писал: С моей точки зрения, Трехсторонняя Комиссия представляет искусно скоординированное усилие для захвата управления и объединения четырех центров власти: политического, финансового, интеллектуального и церковного22.

Встречаются даже критики и за пределами Соединенных Штатов. Возьмем, для примера, этот комментарий в Английском Weekly Review Недельное обозрение, касающийся Трехсторонней Комиссии. Там сказано: Международный Коммунизм Московского толка имеет много общего с Трехсторонней Комиссией Дэвида Рокфеллера, например, подрыв национального суверенитета Соединенных Штатов. Именно по этой причине, не говоря об остальных, можно встретить известных Марксистов, поддерживающих цели нового мирового экономического порядка, которого добивается Трехсторонняя Комиссия…23.

В 1977 г. Jeremiah Novak указал экономическую цель Трехсторонней Комиссии: Ближайшей заботой Трехсторонней Комиссии является создание новой мировой денежной системы, с целью заменить золото и доллар как международные средства обмена новой валютой, называемой Специальными Правами Заимствования СПЗ24.

Задолго до этого, стремление к общим деньгам было провозглашено Джоном Фостером Даллесом — основателем СМО. Он писал: … введение общих денег может быть поручено органу, созданному основными торгующими и инвестирующими народами, и им подотчетному. Это лишит наше правительство исключительного контроля над национальными деньгами…25.

Предшественник этих общих денег объявился, когда шесть Европейских стран Общего Рынка согласились объединить денежные системы 26.

Итак, процесс пошел.

Теперь, когда Трехсторонняя Комиссия была на месте, и выбранный ею кандидат был посажен в кресло Президента Соединенных Штатов, они могли иметь Американское правительство действующим в важном для Комиссии направлении. Краткий обзор некоторых основных достижений администрации Картера показывает изучающим, что конкретно хотела Комиссия от Президента Картера:

1. Предательства и изгнания Шаха Ирана:

Старший Иранский дипломат в Вашингтоне утверждал: Президент Картер предал Шаха и помог создать пустоту, которая вскоре будет заполнена агентами, подготовленными Советами, и религиозными фанатиками, ненавидящими Америку27.

Возможная причина, подобных действий Картера становится ясна при изучении записок Шаха, составленных задолго до того, как он покинул Иран. Суть его записок как главы Иранского правительства, была изложена в статье, говорившей:

Под руководством своего способного монарха, на протяжении жизни одного лишь поколения, Иран из полуфеодального аграрного общества был превращен в урбанизированную, растущую, промышленную и современную страну.

Он задумал сделать Иран передовым по технологиям, экономически диверсифицированным и самоподдерживающимся государством, чтобы в следующем веке, когда нефть пойдет на убыль, Иран не скатился бы в экономическую разруху и не вернулся бы в средневековье 28.

Шах … записал в закон Ирана… принципы религиозной терпимости, отделения церкви от государства,… и был учрежден консультативный парламент, которому, по прошествии лет, были дарованы дополнительные полномочия29.

Другими словами, Шах намеревался создать такую структуру правительства, при которой в его стране развивался бы средний класс. И вновь, как уже было с экономиками Китая, России и Кубы, это оказалось неприемлемым для главных мировых планировщиков.

Он должен был быть заменен.

Ключом к пониманию правильности этого утверждения является замечание, приведенное в книге Энтони Саттона и Patrick M. Wood «Trilaterals Over Washington, Volume II»Трехсторонщики над Вашингтоном, Том 2. Они написали: Шаха убедили поместить свои капиталы по оценке от 0,5 миллиарда до 25 миллиардов долларов в Чейз Манхэттен30.

Способ, примененный Картером, был, отчасти, раскрыт в различных газетных публикациях. Он послал в Иран Генерала Robert E. Hauser — Заместителя командующего Вооруженными Силами США в Европе. Его задачей было уговорить Иранских Генералов не устраивать «путч» против приближающегося правления Khomeini. Верные Шаху Генералы ничего не предприняли. Через несколько часов после того, как Хомейни пришел к власти, их расстреляли.

Эти обвинения против Картера подтвердил в своих воспоминаниях свергнутый Шах Ирана, писавший, что: Американцы хотели меня выставить. Несомненно, именно этого и добивались поборники прав человека в Государственном Департаменте.

Далее Шах раскрывает почему, по его мнению, администрация Картера действительно хотела сместить его. Шах … неоднократно приводит в своих воспоминаниях доводы в пользу того, что крупные многонациональные нефтяные компании, возможно, в союзе с правительством США, годами подрывали его правление, по причине его требования предоставить Ирану большую долю в нефтяных доходах31.

Это — необычное объяснение в свете того факта, что Американскому народу твердили: цены на нефть члена ОПЕК Ирана устанавливались правительством Ирана, а не многонациональными нефтяными компаниями.

Согласно книге «Norman Medwin The Energy Cartel» Энергетический картель 32, написанной в 1974 г., Ирану принадлежали три главные нефтяные компании: Iranian Offshore Petroleum Co., Iranian Oil Consortium и Lavaan Petroleum Co.

Каждая компания являлась совместным венчурным предприятием с привлечением следующих компаний: Название Компании-участницы Iranian Offshore Petroleum Co. CFP, Atlantic Richfield, Cities Service, Superior, Kerr-McGee, Sun, National Iranian Oil Co. Iranian Oil Consortium BP, Shell, Gulf, Mobil, Exxon, Texaco, Standard of California, CFP, Am. Independent Lavaan Petroleum Co. Atlantic Richfield, Murphy Oil, Union Oil, Mational Iranian Oil Company

Итак, если Шах Ирана был прав, теперь возможно увидеть, какие нефтяные компании хотели заменить Шаха Ирана Аятоллой Хомейни.

Стратегия Картера сработала. Шах Ирана бежал и его сменил Аятолла.

Другое интересное откровение, касающееся всей истории с Хомейни, это утверждение, что нынешний Хомейни в Иране — это не тот Хомейни, которого выслал Шах в 1965 г., хотя и предполагается, что тот же самый. В памятной записке, принадлежащей человеку, считавшемуся в разведывательных кругах одним из самых хорошо информированных источников, говорится:

В выпуске от 11 июня 1979 г., на стр. А-2 Лос-Анжелоский Herald Examiner поместил материал, в котором подвергалась сомнению подлинность Аятоллы Хомейни. Была приведена ссылка на колонку William Hickey из London Express с фотографией Аятоллы Хомейни, сделанной во время его пребывания во Франции, на которой видно, что у него всего 9 пальцев. На правой руке недоставало среднего пальца.

Недавние фотографии нынешнего «Аятоллы Хомейни» показывают, что у него 10 пальцев.

В дополнение к сказанному, Иранский Премьер Amir Hoveida свидетельствовал: Я знаю его и могу вас уверить, что у него было только девять пальцев. Этот Хомейни — самозванец.

Сразу после сделанного заявления в суде, где Ховейда давал показания, его заставили замолчать, выволокли из здания и застрелили 33.

Кем именно является новый Хомейни, и почему пришлось заменить его предшественника, осталось невыясненным. Свою разгадку тайны предложил Михаил Голоневский — полковник разведки Польской армии и специалист по Советской разведке. Он заявил, что Советы проникли в Шиитскую ветвь Ислама, членом которой был Аятолла, и что Аятолла являлся Советским агентом.

2. Поддержки Коммунистических террористов в Южной Африке:

По возвращении в Соединенные Штаты из поездки в Южную Африку, Сенатор Барри Голдуотер обвинил Администрацию Картера в том, что ее Африканская политика основывается на «обдуманной схеме с про-Советским уклоном». Голдуотер заявил: Все, сделанное Администрацией Картера в Африке, играет непосредственно на руку Советскому Союзу. Эти действия столь явно подрывают стратегические интересы Соединенных Штатов, что представляется, будто кто-то должен следовать заранее обдуманной схеме с про-Советским уклоном.Он допускает, что Администрация … суется во многие Африканские ситуации, которые ей не подконтрольны, опасным образом. Результатом является создание атмосферы страха и смятения, в которой процветает Коммунизм и успешно осуществляются Советские намерения34.

3. Передачи Панамского Канала Марксистскому диктатору.

В 1976 г., во время телевизионных дебатов между Президентом Джеральдом Фордом и кандидатом Джимми Картером, м-р Картер объяснял: Я никогда не откажусь от полного или практического контроля над Зоной Панамского Канала. Но я продолжу переговоры с Панамцами… Я не выпущу из наших рук практический контроль над Зоной Панамского Канала в обозримом будущем37.

Возможной причиной, по которой Картер решил, что «никогда» — это 1977 г., послужила растущая неспособность правительства Марксиста Omar Torrijos платить проценты по все увеличивающемуся долгу правительства. Очень показательно, что в 1968 г., когда Торрихос захватил власть в Панаме, ее государственный долг составлял лишь 160 миллионов долларов. В 1977 г., когда пришло время получать Панамский Канал, долг составил 1,4 миллиарда долларов.

Обозреватель Charles Bartlett соглашался, что диктаторский режим Торрихоса … привел маленькую страну к такому огромному дефициту, что договор о канале не имел более ревностных сторонников, нежели Американские банкиры, чьи надежды на выплаты зиждились на восстановлении доверия к Панамской экономике36.

Долг Панамы банкам Соединенных Щтатов оказался столь велик, что она была вынуждена … разместить около 47 млн. долларов — а это 39% ее национального бюджета — на обслуживание обязательств процентов по этим тяжелейшим займам. Безусловно, директоры банков-кредиторов США, включая Чейз Манхэттен Бэнк, Фест Нэшнл Сити Бэнк, Бэнк ов Америка, Banker’s Trust, First National Bank of Chicago, Republic National Bank of Dallas, и Marine Midland Bank участника переговоров Sol Linowitz, видели, что единственный способ вернуть их деньги с процентами — это отнять управление Каналом и Зоной Канала у Торрихоса, поскольку он может вытягивать деньги, причитающиеся международным банкам, от судовых сборов37.

Очень показательно, что по условиям договора о передаче Канала Панаме, Соединенные Штаты заплатили Панамскому правительству миллионы долларов, чтобы оно могло принять канал.

Нельзя забывать, что: Приблизительно из 30 банков, выдавших довольно сомнительные ссуды, половина имела в своем совете директоров по крайней мере одного Трехсторонщика. Не выполни Панама своих долговых обязательств, некоторые крупные международные банки оказались бы перед финансовым крахом38.

Также показательно, что пятнадцать из шестнадцати сенаторов США, проголосовавшие за Договор, либо раньше состояли в СМО, либо теперь являлись его членами 39.

Американский народ, который, согласно опросам, проведенным непосредственно перед подписанием Договора, выступил против него в соотношении 70:30, запомнил Сенаторов, проголосовавших за Договор, и повторно выставивших свои кандидатуры на выборах 1978 и 1980 гг.

Двенадцать из этих Сенаторов проиграли 40.

4. Предательства правительства Никарагуа:

Наверное, самым ярким примером злоупотребления Картера президентской властью является крушение правительства Никарагуа в 1979 и 1980 гг. 17 сентября 1980 г. Конгрессмен Larry McDonald возложил вину за падение Никарагуанского правительства на Президента Картера и, тем самым, на Трехстороннюю Комиссию: Политика Соединенных Штатов Америки, политика этой Администрации была намеренно и расчетливо спланирована, чтобы уничтожить избранное народом Никарагуа правительство и привести к власти Сандинистов Кубинского толка41.

Избранный президент Никарагуа — Anastasio Somoza, офицер, окончивший Вест-Пойнт, пришел к тому же выводу, что и Конгрессмен МакДональд. После своего ухода, Президент Сомоса написал книгу «Nicaragua Betrayed» Преданная Никарагуа, в которой приводятся следующие наблюдения: … Я пришел к одному поразительному заключению: В Соединенных Штатах Америки существует спланированный и обдуманный заговор с целью уничтожения республиканской формы правления42.

Сомоса понимал, что этот заговор также был в ответе за свержение его правительства, и он особо выделял Президента Картера: Он сдал Никарагуа Коммунистам43.

И опять: … предательство стойких анти-Коммунистических союзников привело м-ра Картера в компанию злых сил всемирного заговора. Я повторяю, изменнический курс был взят м-ром Картером не по неведению, а спланирован заранее44.

Президент Сомоса вновь обвинял Американское правительство: … коль скоро Соединенные Штаты в духе заговорщиков присвоили руководство уничтожением анти-Коммунистических стран, я верю, что обязан открыто высказаться. Раз у меня есть прямое доказательство, что Соединенные Штаты Америки фактически содействуют и потакают злым силам Коммунизма, я уверен, что Американский народ должен знать о подобных фактах и неоспоримых проявлениях этого45.

За все свои усилия предостеречь Американский народ и весь остальной мир, что правительству Соединенных Штатов нельзя доверять, когда дело идет о предотвращении захвата дружественных правительств Коммунистами — правда, которую другие страны узнали раньше него, он был злодейски убит в сентябре 1980 г. Это убийство произошло как раз через несколько недель после выхода его книги.

Теперь Сандинисты, обученные Советами, полностью командовали Никарагуанским правительством, а лидер оппозиции был уничтожен.

Предложили ли они Никарагуанскому народу лучшее правительство, чем якобы «тиранический деспот» Сомоса?

Один из бывших Сандинистских лидеров имел иную точку зрения. Он рассказывал:

Коммунистические правители Никарагуа за девять месяцев нанесли вреда больше, чем Сомоса за десять лет. Около 12.000 противников режима до сих пор томятся в тюрьмах. Сотни других просто исчезли. Вся жизнь в Никарагуа сейчас проходит под диктатом Коммунистов. С каждым днем хунта захватывает все больше собственности. Отобрано уже более миллиона акров фермерской земли, но на сегодня ее используется менее одной пятой. Через пару месяцев сотни начнут голодать из-за нехватки продовольствия46.

Того же мнения придерживается и бывший майор Никарагуанской Национальной Гвардии. Он сказал комиссии Конгресса, что Сандинисты ведут работу в поддержку революций в Эль Сальвадоре, Гондурасе, Гватемале и Коста Рике. Вот его слова: Консолидация Центральной Америки, лояльность партий, находящихся у власти в Мексике и Венесуэле, обеспечит доступ к богатым нефтяным полям на континенте. Если вы не начнете действовать немедленно, чтобы свести на нет эту политическую ошибку, не более чем через пять лет вы будете воевать на своей территории47.

Предав Никарагуа Сандинистам, администрация Президента Картера выделила им 75 млн. долларов помощи, после того как Президент заверил: Марксистский режим Никарагуа не поддерживал Коммунистических повстанцев в Эль Сальвадоре и Гватемале48.

И в Америке были такие, кто соглашался с вышеприведенными обвинениями. В 1980 г. на своем национальном съезде Американский Легион принял следующую резолюцию, требовавшую, «чтобы Конгресс Соединенных Штатов в высших интересах нашей родины начал исчерпывающее расследование по Трехсторонней Комиссии и стоящей за ней организации — Совета по Международным Отношениям, дабы определить, какое влияние оказывалось и оказывается на внешнюю и внутреннюю политику Соединенных Штатов».

Истинный смысл действий правительства Соединенных Штатов раскрывается в следующем заявлении бывшего Премьер-Министра Англии Edward Heath, сказавшего: Мы в Европе не сможем более рассчитывать на то, что Соединенные Штаты предпримут действия в любой части света, чтобы исправить то, что нам не по душе49.

Другими словами, Америка более не является союзницей тех, кто добивается свободы для своей страны от любого Коммунистического тирана.

5. Выборы 1980 г.:

Однако решающий этап в текущей работе Трехсторонней Комиссии наступил во время президентских выборов 1980 г., когда Джимми Картер и Уолтер Мондейл выставили свои кандидатуры на переизбрание. Их противниками были Рональд Рейган не член Комиссии и Джордж Буш член Комиссии.

John Anderson — член Трехсторонней Комиссии, выступая как независимый кандидат, придал этим выборам дополнительное измерение. В статье от 1 августа 1980 г. утверждалось, что Андерсон мог уходить, если Картера свалят50 на Демократическом съезде. То есть, «независимый кандидат» был выставлен против Картера. Кажется странным, чтобы Трехсторонняя Комиссия позволила двум своим членам соперничать друг с другом, если только она не хотела смещения Картера. В дальнейшем, это было наглядно показано на Президентских выборах 1984 г., когда Андерсон поддержал кандидатуру Мондейла.

Такая возможность поднимает интересный вопрос, почему же в 1980 г. Комиссия хотела видеть другого кандидата на этой должности — Рональда Рейгана.

Рейган не был человеком, которого Трехсторонняя Комиссия уже давно отличала. Так, например, журнал ЮС Ньюс энд Уорлд Рипорт стал упоминать кандидатуры двух других членов Трехсторонней Комиссии еще в самом начале 1978 г.

27 февраля 1978 г. журнал писал: С точки зрения высших политических советников Президента, в Республиканских списках кандидатов Джордж Буш из Техаса член Комиссии и Губернатор Иллинойса James Thompson член Комиссии представляли бы наиболее грозную оппозицию Картеру в 1980 г.51.

И снова, 3 июля 1978 г.: Те, кто ставит на Рейгана, точно указывают на Губернатора Иллинойса Джеймса Томпсона члена Комиссии как на кандидата в состязании за право выдвижения на пост Президента от Республиканской партии52.

И вновь, в 1980 г., в первый раз 11 февраля 1980 г., журнал продолжал называть членов Комиссии: Внезапное появление Джорджа Буша члена Комиссии в предвыборной борьбе за пост Президента от Республиканской партии… предусматривает умеренного кандидата в вице-президенты с запада — возможно, Джона Андерсона члена Комиссии или Губернатора Джеймса Томпсона члена Комиссии, оба от Иллинойса53.

А затем, опять, 6 октября 1980 г.: Республиканская верхушка уже поговаривает о том, кто возглавил бы партию, если попытка Рейгана стать Президентом окажется неудачной. Предварительное соглашение: Член Палаты представителей от Нью-Йорка Jack Kemp не член Комиссии для консерваторов, Губернатор Иллинойса Джеймс Томпсон член Комиссии для умеренных — с Джорджем Бушем членом Комиссии для всех остальных54.

17 марта 1980 г. во время предварительных выборов во Флориде, Кандидату Рейгану был задан вопрос, допустит ли он присутствие каких-либо членов Трехсторонней Комиссии в своем Кабинете, и вот что он ответил: Нет, я не верю, что Трехсторонняя Комиссия является группой заговорщиков, напротив, я полагаю, что ее интересы направлены на международные банки, многонациональные корпорации, и т.д. Я не считаю, что какому-либо министерству правительства США следует иметь 19 высших должностей, занятых людьми от какой-либо одной группы или организации, представляющей одну точку зрения. Нет, я пойду в другом направлении55.

Как раз накануне выборов кандидата Рональда Рейгана спросили, кто на самом деле правит этой страной. Он ответил: По-моему, в этой стране существует элита, и это и есть те люди, которые управляют элитарным правительством. Они хотят правительство из горстки людей, так как они не верят, что народ может решать сам за себя… Собираемся ли мы иметь элитарное правительство, которое решает человеческие судьбы, или мы собираемся поверить, как делали это уже так много десятилетий, что люди способны решать сами за себя?

После выборов Рейган собрал «переходную команду», которая позднее отбирала, просеивала и рекомендовала лиц, назначаемых на главные посты в администрации. Из пятидесяти девяти членов этой команды, названных Рейганом, двадцать восемь являлись членами СМО, десять принадлежали к тайной и элитарной Бильдербергской группе, а не менее десяти являлись Трехсторонщиками56.

Во время Республиканского съезда существовали опасения, что Рейган назначит Джорджа Буша своим кандидатом в Вице-Президенты. За день до того, как он принял такое решение, Рейгана посетила группа консервативных активистов, чтобы изложить свои соображения в пользу назначения кандидата-консерватора, не связанного с элитарными группами, против которых публично выступал Рейган.

Рейган не принял это во внимание, и назначил Джорджа Буша — не только члена Трехсторонней Комиссии, но еще и члена Совета по Международным Отношениям.

Еще до того, как Рейган принял на съезде официальное решение в отношении Буша, и как первый признак того, что должно было произойти, помощники Рейгана … задробили предложенный пункт программы Республиканской партии, который должен был осудить Трехстороннюю Комиссию и Совет по Международным Отношениям. Среди других результатов, которых достиг Рейган последующим выбором Буша — это исключение Трехсторонней Комиссии и Совета по Международным Отношениям как предметов обсуждения, которые Республиканская Партия может использовать в предвыборной кампании57.

Иначе говоря, Рейган уже принял решение назвать Джорджа Буша своим вице-президентом еще до того, как он его официально выбрал; и он и его сторонники не хотели, чтобы Трехсторонняя Комиссия была осуждена на съезде. Было крайне важно, чтобы именно этот пункт программы не прошел.

Все так и произошло, и член Трехсторонней Комиссии Джордж Буш был выдвинут Рейганом. А Трехсторонняя Комиссия и Совет по Международным Отношениям не стали предметом обсуждения избирательной кампании.

После выборов Президент Рональд Рейган продолжал поддерживать как Трехстороннюю Комиссию, так и Совет по Международным Отношениям, дав посты:

64 членам СМО;

6 членам Трехсторонней Комиссии ТК;

6 членам ТК и СМО;

5 бывшим членам ТК в своей администрации.

Цитированные источники:

1. Robert L. Turner, I'll Never Lie to You, New York: Ballantine Books, 1976, p.48.

2. The Review of the News, January 12, 1977, p.29.

3. Robert W. Lee, «Confirming the Liberal Establishment», American Opinion, March, 1981, p.35.

4. Barry M. Goldwater, With No Apologies, New York: Berkley Books, 1979, p.299.

5. Barry M. Goldwater, With No Apologies, p.299.

6. The Rockefeller File, p.28, Gary Allen.

7. Ferdinand Lundberg, The Rockefeller Syndrome, p.205.

8. The Review of the News, July 3, 1974.

9. William Hoffman, David, New York, Lyle Stuart, Inc., 1971, p.20.

10. The Review of the News, August 11, 1976, p.13.

11. New York Times, March 21, 1978, p.16.

12. New York Times, May 23, 1976, p.50.

13. Jimmy Carter, Why Not the Best?, Nashville, Tennessee: Broadman Press, 1975, p.146.

14. Alan Stang, «Zbig Brother», American Opinion, February, 1978, p.6.

15. Zbigniew Brzezinski, Between Two Ages, New York: Penguin Books, 1976, p.300.

16. American Opinion, July-August, 1980, p.113.

17. New York Times, January 18, 1981, p. L3.

18. Washington Post, January 16, 1977.

19. The Review of the News, July 21, 1976, p.32.

20. Arizona Daily Star, July 31, 1980, editorial page.

21. American Opinion, September, 1980, p.6.

22. Barry M. Goldwater, With No Apologies, p.297.

23. The Review of the News, October 12, 1977, p.45.

24. American Opinion, July-August, 1977, p.12.

25. Alan Stang, The Actor, p.101.

26. Arizona Daily Star, December 6, 1978.

27. The Review of the News, February 21, 1979, p.32.

28. The Review of the News, February 21, 1979, p.33.

29. The Review of the News, February 21, 1979, p.33.

30. Antony Sutton, Patrick M. Wood, Trilaterals Over Washington, II, Scottsdale, Arizona: The August Corporation, 1981, p.173.

31. Arizona Daily Star, September 12, 1980 p.10-A.

32. Norman Medvin, The Energy Cartel, New York: Vintage Books, 1974, pp.169-170.

33. The Review of the News, December 12, 1979, p.65.

34. The Review of the News, April 19, 1978, p.9.

35. The Review of the News, December 28, 1977, p.59.

36. The Review of the News, December 7, 1977, p.59.

37. The Review of the News, January 25, 1978, p.40.

38. Antony Sutton, Patrick M. Wood, Trilaterals Over Washington, II, p.3.

39. The Review of the News, April 12, 1978, p.53.

40. The Review of the News, December 10, 1980, p.75.

41. The Review of the News, October 1, 1980, p.25.

42. Anastasio Somoza, Nicaragua Betrayed, Boston, Los Angeles: Western Islands, 1985, p.291.

43. Anastasio Somoza, Nicaragua Betrayed, p.227.

44. Anastasio Somoza, Nicaragua Betrayed, p.402.

45. Anastasio Somoza, Nicaragua Betrayed, p. xi.

46. The Review of the News, July 30, 1980, p.32.

47. The Review of the News, July 30, 1980, p.38.

48. The Review of the News, September 24, 1980, p.21.

49. The Plain Truth magazine, August, 1978.

50. Arizona Daily Star, August 1, 1980 p.1.

51. U.S. News amp;World Report, February 27, 1978.

52. U.S. News amp;World Report, July 3, 1978.

53. U.S. News amp;World Report, February 11, 1980.

54. U.S. News amp;World Report, Ocrober 6, 1980.

55. «Ronald Reagan», American Opinion, September, 1980, p.99.

56. Antony Sutton, Patrick M. Wood, Trilaterals Over Washington, II.

57. Gary Allen, «Ronald Reagan», American Opinion, p.90.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх