Дорошенко

Поляки с Правобережья были изгнаны, и Дорошенко стал правителем над огромной территорией. Впрочем, он прекрасно понимал, что, как легко казачья стихия его вознесла, так же легко и сбросит. Ведь его личного авторитета было явно недостаточно, чтобы удерживать в подчинении склонные к анархии массы казаков. Да и желающих отобрать булаву хватало. Поэтому перед Дорошенко встал выбор, чью власть над собой признать. О возвращении под руку короля и речи идти не могло, учитывая антипольские настроения населения. А с Москвой у Дорошенко отношения были весьма напряженные, так как, еще будучи на польской службе, он немало досадил царским войскам. В результате недолгих раздумий он избрал турецкую ориентацию и отдал под верховную власть турецкого султана подвластную ему территорию Брацлавщины и южную часть Киевщины (которые были очищены от поляков в результате народных восстаний 1665 года), а также Подолию.

Султан, разумеется, охотно принял подарок Дорошенка и подтвердил его звание гетмана. Кроме того, султан объявил, что считает в составе своей империи не только территорию, контролируемую Дорошенком, но и всю Малороссию, т. е. и те ее части, которые находились под властью Польши в составе «Русского княжества». Естественно, что ни Москва, ни Варшава не признали передачу Турции Дорошенком территорий. Но в это время Московское царство и Польша все еще находились в состоянии войны и потому начинать военные действия против Оттоманской Порты не имели возможности.

Новая ориентация Дорошенка (несмотря на то что он открыто о ней не объявлял) стала известна народу и вызвала острое возмущение во всех слоях населения, которое только росло при появлении очередных турецких отрядов. Среди старшины были сторонники польской ориентации. Эти люди хотели бы построить свое будущее в совместном с Польшей государстве на условиях неосуществленного «Гадяцкого договора», а потому они интриговали и поддерживали контакт с поляками.

Широкие народные массы стихийно тянулись к воссоединению с единоверным и единокровным Русским государством.

Популярность Дорошенко стала быстро падать. Его внутренняя политика также вызвала недовольство, т.к. она в основном проводилась в интересах старшины, в ущерб интересам остального населения. В результате началось массовое переселение на Левобережье, где жизнь была значительно легче, а главное – безопаснее.

На Левобережье после 1664-го года жизнь протекала сравнительно мирно, и русские воеводы совместно с гетманом Брюховецким выработали план административных реформ, известный под названием «Московские статьи». Правда, как только наступило относительное спокойствие, старшина вновь начала захватывать в собственность земли вместе с живущими на них крестьянами, которых силой превращали в крепостных.

Население роптало, авторитет и популярность Брюховецкого стремительно падали. Тем более что гетман занялся беззастенчивым набиванием карманов за счет населения, которое он должен был защищать. В итоге крестьянство получило себе на шею новый класс эксплуататоров в лице казацкой старшины.

Похоже, что жадность и властолюбие полностью затуманили гетману мозги, и он решился, говоря сегодняшними словами, «кинуть» Москву. Тем более Дорошенко предложил объединить владения обоих гетманов под главенством Брюховецкого. С чего бы это правобережный гетман делает столь щедрое предложение, Брюховецкий не подумал… Видимо, фразы «жадность фраера сгубила» не слышал. Честно говоря, и не мог слышать, так как она дитя нашего неспокойного времени, но какие-то ее аналоги должны были существовать и в семнадцатом веке. В общем, Брюховецкий поверил и, заручившись поддержкой татар, поднял мятеж против царя.

Пока Брюховецкий, при помощи подоспевших к нему из Крыма татар, занимался изгнанием русских гарнизонов с Левобережья, Дорошенко с большими силами переправился через Днепр и весной 1668 года двинулся в глубь Левобережья.

Думая, что это явилась помощь, Брюховецкий прибыл в дорошенковский лагерь… и был незамедлительно убит. Из бывших сторонников Брюховецкого протестовать не решился никто.

Вволю пограбив, Дорошенко вернулся за Днепр, оставив на Левобережье наказным гетманом черниговского полковника Демьяна Многогрешного. А тот, не будь дурак, дождавшись, пока Дорошенко с татарами удалится подальше, открыто принял русскую ориентацию и отказался признавать власть Дорошенко над Левобережьем. Отпадение Многогрешного и всего Левобережья было тяжелым ударом для Дорошенко. Но, как говорится, нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Сам воспитал таких сподвижничков. Конечно, Дорошенко такого простить не мог и, несомненно, опять с татарами и турками ринулся бы на левый берег Днепра. Но султан свои войска отозвал, и тут же несколько человек подняли мятежи против Дорошенко и объявили себя гетманами.

Понятно, что спасти уже не власть, а саму жизнь Дорошенко могло только вмешательство Турции. Ведь сохранить булаву и свою власть над народом Дорошенко мог только в случае решительной победы султана над Польшей и Москвой. Поэтому Дорошенко начал торопить султана с походом в Малороссию.

Наконец султан решился начать войну и послал армию для отвоевания от Польши «своего» Правобережья, а потом от Москвы «своего» Левобережья. Турки двинулись на завоевание всей Малороссии (ныне называемой почему-то «Украиной»). Султан Магомет IV в конце 1671 г. официально уведомил Польшу, что идет на нее войной за то, что та беспокоит владения присягнувшего Турции ее вассала Дорошенка. Впереди собственно турецкого войска наступали крымские татары, которые изгнали с Правобережья польские отряды. Затем главные турецкие силы, к которым присоединился и Дорошенко, нанесли полякам ряд крупных поражений, взяли польскую крепость Каменец-Подольск и подошли ко Львову. Разгромленная Польша запросила мира, который и был заключен 7 октября 1672 г. в Бучаче. Условия мира были крайне унизительны и тяжелы для Речи Посполитой.

Польша признала себя данником Турции, обязалась ежегодно выплачивать дань и отказывалась от всех прав на Правобережье, переходившее в собственность султана.

Разгром Речи Посполитой и ее отказ от Правобережья освободил Москву от обязательства выполнять условия Андрусовского перемирия, отдававшего Правобережье Польше. Перед Московским царством встал вопрос об освобождении Правобережья, теперь уже не от Польши, а от Турции. Кстати, эту идею Москве подсказал не кто иной, как Дорошенко, готовив шийся таким образом к очередной измене – теперь султану. В обмен на переход на сторону Москвы в войне с турками Дорошенко ставил следующие условия:

• чтобы на всей территории Малороссии был только один гетман – разумеется, Дорошенко;

• чтобы были выведены все русские гарнизоны;

• чтобы вся администрация была исключительно казацкая без права вмешательства Москвы;

• чтобы он (Дорошенко) мог беспрепятственно сноситься с другими государствами;

• чтобы Московское царство защищало Малороссию от Турции и от Польши.

Впрочем, Москва, зная склонность Дорошенко к изменам, не стала связываться с ним. Действия царской администрации были красивы и действенны. Новый левобережный гетман Иван Самойлович (ставленник Москвы) пригласил в марте 1674 года в город Переяслав полковников десяти правобережных полков, которые прибыли, даже не известив об этом своего гетмана Дорошенко. Напомним, что полк – это не только воинский отряд, но и территория, на которой он формировался.

Все десять полковников согласились признать власть России.

Самойловича провозгласили гетманом этих полков, и он стал, по сути, правителем всей Малороссии. Отныне положение Дорошенко стало безнадежным. С помощью турецко-татарской армии Дорошенко начал усмирять те полки, которые высказались за Самойловича и Россию, но успеха не добился.

Наоборот, эта карательная экспедиция окончательно оторвала от Дорошенка последних его сторонников. Когда татары вернулись в Крым, гетман остался беззащитен.

В сентябре 1676 года к Чигирину, где засел Дорошенко, подошли казачьи полки Самойловича и русский отряд князя Ромодановского.

Понимая бессмысленность сопротивления,

Дорошенко сдался на милость победителей. Что удивительно – царь не только простил его, но и назначил на пост Вятского воеводы. Со временем ему было пожаловано большое имение недалеко от Москвы с крепостными крестьянами. Тут Дорошенко, ставший московским помещиком, в 1698 г. мирно закончил свою бурную жизнь.

Впрочем, решить все проблемы, избавившись от Дорошенко, не удалось. Считавшая Малороссию уже своей, Турция начала войну против России. По приказу султана в одном из монастырей был разыскан уже забытый всеми Юрий Хмельницкий.

По воле падишаха Константинопольский патриарх снял с Хмельницкого монашеское пострижение, и сын великого Богдана был назначен султаном в 1677 году на место Дорошенко с титулом «князя Малороссийской Украины». Так сын «батьки Хмеля» стал служить Османской империи.

Для поддержки своего вассала османы предприняли два похода на Правобережье. Первый поход стотысячной турецкой армии и сорокатысячной татарской орды в 1677 году кончился катастрофой. Войска князя Ромодановского и казачьи полки Самойловича под Чигирином разгромили Ибрагим-пашу в пух и прах.

В следующем году османскую армию в поход повел визирь Кара-Мустафа. Под его знаменем было почти двести тысяч воинов ислама. Он планировал не просто захватить Приднепровье, а поставить на колени все Русское царство, заставить его платить дань Стамбулу, как это удалось сделать с Польшей. Турки всерьез намеревались покорить саму Москву.

Со времен Золотой Орды Русь не знала столь страшного вторжения. 12 июля 1678 года под все тем же Чигирином началась грандиознейшая битва, которая закончилась только через месяц. Чаша весов несколько раз склонялась то в одну, то в другую сторону, но в итоге огромное численное превосходство турок перевесило. Взорвав укрепления Чигирина, русские войска начали отступление. Казалось бы, Турция победила, но такие победы принято называть пирровыми. У турецкой армии уже не было сил воспользоваться моментом. Некоторое время солдаты султана преследовали русских ратников, но не делали даже попытки атаковать. Ведь русская армия вовсе не разгромлена!

Да, князь Ромодановский отступает, да, поле боя осталось за турками, но русские отходят в полном порядке, с барабанным боем и развернутыми знаменами. И турки не только не нападают на отступающую армию, не только отказываются от похода на Москву. После Чигирина турки вообще не хотят больше воевать с Москвой. Слишком уж это дорогое и опасное удовольствие. Вскоре был заключен мир, согласно которому Турция отказалась от претензий на Киев с окрестностями и на все Левобережье, а Россия отказалась от претензий на Правобережье, где стая править турецкий вассал «князь» Хмельницкий, который обосновался в Немирове. Через год он сделал набег на Левобережье, но был легко отбит. Вскоре турки убили Хмельницкого и назначили нового «Малороссийского князя» – Дуку.

К сожалению, история той русско-турецкой войны оказалась почти забытой нынешними русскими. А ведь тогда под Чигирином великороссам и малороссам (Петровым и Петренко, Ивановым и Иваненкам) удалось остановить страшную силу! Нанести поражение туркам, дотоле считавшимся практически непобедимыми. Перед турками, что до того покорили Багдад и Константинополь, завладели всеми Балканами, Египтом, Северной Африкой, подчинили себе Северное Причерноморье, Крым и Кавказ, которые громили венгров и австрийцев!

Получив урок под Чигирином, султан предпочел искать себе более слабого соперника и обрушился на Австрийскую империю. Под Веной в 1683 году произошло сражение, от которого зависела судьба Европы. Против турок сражались объединенные силы австрийцев, поляков, немцев и венгров. Руководил общеевропейской армией польский король Ян Собеский.

С огромным трудом, но все же ему удалось победить. Кроме того, что была спасена Вена, поляки вновь попытались захватить Малороссию. Правда, сил на полномасштабную войну с Московским царством у них уже не хватало.

После длительных переговоров во Львове в 1686 году между Россией и Польшей был заключен «вечный мир». Его условия во многом повторяли Андрусовское перемирие, но были более выгодными для Москвы. Так, по новому миру Киев и Запорожье навсегда отходили к России. Прочее же Правобережье, ставшее практически безлюдной пустыней, оставалось польским.

После установления прочного мира Москва свела на нет свою администрацию в Малороссии и фактически отдала все бразды правления гетману Самойловичу и его старшине. И до учреждения «Малороссийской коллегии» в 1722 году московские самодержцы довольствовались номинальным пребыванием края в составе русского государства.

Так закончился долгий период борьбы малороссов за воссоединение с Московским царством. Мать городов русских Киев был освобожден от чужеродного и иноверного господства.

Православие было спасено от уничтожения, а народ – от ополячивания.

Однако своевольная и склонная к интригам и изменам казацкая старшина не раз ставила под угрозу великое дело воссоединения русского народа. Ее непомерные амбиции стоили жизни десяткам тысяч человек. История так называемой «независимой Украины» второй половины семнадцатого века – это кровавый хаос, смута, междоусобицы, подлость, алчность и предательства. Кроме того, представители старшины, пользуясь невмешательством царя во внутренние дела Малороссии, за необычайно короткий срок превратились в обладателей богатейших имений с тысячами крепостных. По сути, избавившись от польского гнета, малороссы попали под гнет казацкий, зачастую столь же тяжкий.

Может возникнуть вопрос: почему же Москва допустила закабаление Малороссии кучкой самозваной казацкой старшины?

Ответ прост: Московское царство при Алексее Михайловиче еще не оправилось после Смутного времени и было чрезвычайно слабо. Именно из-за этого царь очень долго отказывался принимать Малороссию в подданство. Откликнувшись на призыв Хмельницкого, Россия была вынуждена ввязаться в изнурительную многолетнюю войну с Польшей, полностью истощившую казну Московского царства. Так что московское правительство вынуждено было для удержания Малороссии задабривать казачество, которое было опасно своей близостью к Польше и Крымскому ханству. В любой момент казаки готовы были пойти на предательство, если это обещало им хоть какуюто материальную выгоду. Приходилось идти на уступки и смотреть сквозь пальцы на многие неблаговидные дела старшины, ради избежания очередного мятежа.

Казаки, превратившиеся в класс властителей, стремились к полной независимости от всякого внешнего контроля, для чего предпринимали попытки настроить малороссов против Москвы. Именно на период второй половины XVII века приходится зарождение того, что позже перерастет в идеологию сепаратизма и украинства. В среде старшины (зачастую польской по крови) было выработано многое из того, что потом станет навязываться малорусскому народу как национальное самосознание. Потрудились над разжиганием розни и поляки, выпустившие сотни памфлетов и книг против Москвы.

Весь фонд легенд и антимосковских выдумок, которыми пользуются современные свидомиты, был выдуман именно поляками и казацкой старшиной. Но все же народ Малороссии прекрасно понимал свое единство с великороссами.

Сегодня создан целый пласт литературы, героизирующей деятелей того периода истории. Стараниями свидомитских борзописцев продажные иуды, лицемеры и эгоисты представлены «борцами за независимую Украину». Но на практике мы видим лишь переходы казаков из одного подданства в другое, и та один гетман или атаман ни разу не выказал желания создать самостоятельное украинское государство. Более того, даже термина такого они не знали, употребляя название «Малороссия» и называя ее народ – русским народом…






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх