Украинизаторы в пыльных шлемах

У нас политика «коренизации» получила название «украинизации » и во многом определила всю дальнейшую судьбу Малой Руси. Ее началом можно считать апрель 1923 года, когда VII конференция КП(б)У принята решение об украинизации госструктур и предприятий, которую планировалось закончить до 1 января 1926 года. Особенно усилилась эта варварская политика после назначения на пост первого секретаря ЦК КПУ Лазаря Кагановича. Украинизации отныне подлежали поголовно все служащие всех учреждений и предприятий, вплоть до уборщиц и дворников. Не желавшие отказываться от родного русского языка или не сдавшие экзамены по мове, увольнялись без права получения пособия по безработице.

Вводились платные курсы по украинскому языку и культуре, на которые загоняли жителей края после работы. Эти курсы были 5-месячными для тех, кто не знал украинского языка, и 3-месячными для тех, кому было нужно улучшить знания языка и культуры.

В 1927 г. наркомом просвещения УССР был назначен старый коммунист, украинский националист и друг Ленина Николай Скрыпник. Как мы помним, в начале 1918 года он возглавил первое советское правительство Украины и был яростным врагом Донецко-Криворожской республики. В июле 1918 – январе 1919 г.. работая в Москве, он возглавил отдел по борьбе с контрреволюцией ВЧК. После возвращения в 1918 году на Украину он продолжил кровавую чекистскую работу, возглавляя украинские Наркомюст, НКВД, прокуратуру. Скрыпник был палачом и сторонником жестких мер и внесудебных расправ. Сохранилась его фраза, в общем, типичная для чекистов:

«Мы отрицаем какое-либо право буржуазии на моральный протест против расстрелов, которые проводит ЧК».

Так что, получив новое назначение, он стал бороться с противниками украинизации также решительно, как раньше боролся с контрреволюцией. Началась тотальная украинизация.

Украинизировали все и вся: прессу, школы, вузы, театры, учреждения, делопроизводство, штампы, вывески и т. д. Например в Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы. Был практически уничтожен русский театр. В 1930 г. на Украине оставались только 3 большие русскоязычные газеты (по одной в городах Одесса, Сталино и Мариуполь). В 1932 году в Мариуполе, одном из самых интернациональных городов Донбасса, не осталось ни одного русского класса в школах.

Секретарь КПУ, поляк (еще один иностранец, создававший украинцев) Станислав Косиор призывал коммунистов: «На собраниях, заседаниях, при встречах с товарищами говорите только по-украински». Отныне прием в вузы, аспирантуру, защита ученых степеней, продвижение по служебной лестнице зависело не только от классового происхождения, но и от национальности.


Не знаю, случайно или нет, но пик украинизации пришелся на 1932 и 1933 годы и совпал с голодом, который сегодня называют голодомором и геноцидом украинской нации.

Только после сталинского великого очищения тридцать седьмого, отправившего в небытие наиболее одиозных боль шевиков, русскоязычное население вздохнуло несколько свободнее.

В 1938 году русский язык был введен как обязательный в школах, а в Киеве появилась единственная общеукраинская русскоязычная газета «Правда Украины».






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх