Топор над православием

Еще одно направление, на котором после развала Советского Союза развернулось наступление свидомитов, – религиозное.

Ведь пока большинство верующих на Украине принадлежат к православной церкви, высшим иерархом которой является Патриарх Московский и всея Руси, связь Малороссии и Великороссии не разорвана до конца. Соответственно враги общерусского единства пытаются создать собственную национальную церковь. По мнению националистов, сильная укра¬ инская церковь будет иметь огромное значение в их вечной борьбе с Москвой. О необходимости иметь на Украине собственный патриархат говорил в свое время еще Симон Петлюра.

В 1920 году в результате раскола Русской православной церкви была создана так называемая Украинская автокефальная православная церковь, которая действовала в основном на западноукраинских территориях, после советско-польской войны двадцатого года вошедших в состав Польши. Большая часть священников, оставшихся в СССР, была арестована (как и священников Русской православной церкви) в рамках борьбы с религией. После Великой Отечественной войны центр этой «церкви» оказался в США и Канаде, а остатки УАПЦ на Украине были незначительным раскольничьим объединением. Вто рое дыхание для УАПЦ открылось с ослаблением коммунистического режима. В начале 1989 года в Киеве был создан «Комитет по возрождению Украинской автокефальной православной церкви», а летом того же года во Львове появляется первый приход УАПЦ. Автокефалы сразу же обращаются за поддержкой к националистически настроенным депутатам и политическим деятелям.

А после 1991 года идея иметь в «самостийной и незалежной » Украинской державе столь же «самостийную и незалежную » церковь посетила и первого президента Кравчука, в прошлом рьяного коммуниста. Вскоре он приступил к конкретным действиям. При его поддержке бывший киевский митрополит Филарет (Денисенко), лишенный сана за целый ряд нарушений, объявил себя главой новой независимой украинской православной церкви. Был выдвинут лозунг: «Украине – украинскую церковь», хотя Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй еще в октябре 1990 года предоставил самостоятельность в управлении Украинской православной церкви.

Русская церковь отказалась от прав на собственность и имущество церкви на Украине. Правопреемницей была объявлена Украинская православная церковь (Московского патриархата).


Думаю, стоит сказать немного о личности самого украинского «патриарха». Долгие годы он был одним из влиятельнейших иерархов Русской православной церкви, занимая пост митрополита Киевского и всея Украины. В это время националисты обвиняли его в сотрудничестве с КГБ и называли ставленником Москвы. Сами же православные упрекали Филарета в авторитаризме.

Когда в 1990 году скончался Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен, местоблюстителем Патриаршего Престола был избран митрополит Филарет. Он рассчитывал, что сможет стать патриархом, однако на Поместном Соборе Русской православной церкви митрополит Филарет не только проиграл выборы, но и из трех кандидатов набрал меньше всего голосов.

После этого он решает, что если не получилось стать патриархом в Москве, то он вполне может стать первым на Украине. Тем более, что внутри церкви его позиции все больше и больше ослабевали.

Весной 1992 года на Архиерейском Соборе в Москве Филарет был подвергнут осуждению за немонашеский образ жизни. Он поклялся уйти в отставку, но, вернувшись в Киев, Филарет объявил пастве, что обвинения в его адрес были выдвинугы лишь за то, что он просил Собор о даровании Украинской церкви независимости. Поэтому он не собирается исполнять своего слова. Одев тогу страдальца за национальную идею и жертвы «имперских притязаний» Московского патриархата.

Филарет пошел на полный разрыв с Московским патриархатом.

Стремительно превратившись в сторонника национальной идеи, Филарет повсюду, где только мог, рассказывал о своем жертвенном подвиге во имя создания «национальной церкви». Естественно, что национал-демократическая пресса, еще совсем недавно шельмовавшая Филарета, резко изменила тон своих высказываний. Однако дажете архиереи, которые были сторонниками независимости УПЦ от Москвы, отказались поддержать киевского митрополита. Зато его активно поддержал украинский президент и националистические партии. Несогласные с позицией Филарета архиереи Украинской православной церкви собрались в Харькове на Архиерейский Собор. Собор единодушно сместил Филарета с Киевской кафедры, а затем большинством голосов (16 из 18 присутствующих на Соборе) избрал нового митрополита, которым стал митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (в миру Виктор Сабодан). С этими решениями согласился Синод Русской православной церкви.

Президент Кравчук в это время лично звонил руководству Харькова, требуя от властей воспрепятствовать выборам нового предстоятеля УПЦ.

В ответ Филарет и ряд руководителей уже упоминавшейся УАПЦ провели так называемый «Объединительный собор» и объявили об объединении Украинской православной церкви и Украинской Автокефальной православной церкви в единую структуру под названием «Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП)». Ее номинальным руководителем был провозглашен лидер УАПЦ Мстислав, ставший «патриархом» новообразованной «церкви», а Денисенко стал его заместителем. То, что Филарет уже не имел никакого права говорить от имени православной церкви, никого не волновало.

По мнению раскольников, создание УПЦ КП позволяло говорить о создании единой украинской церкви, а УПЦ и УАПЦ с момента этого «объединения» для власти прекратили свое существование. Кстати, далеко не все деятели УАПЦ были согласны на объединение с Филаретом, и автокефальная церковь раскололась. Так что сейчас существует отдельная от УПЦ КП структура УАПЦ.

После «унии» с УАПЦ де-факто Филарет возглавил украинский церковный раскол, так как формальный «патриарх»

Мстислав практически постоянно пребывал в США и в события на Украине не вмешивался. Между тем раскольники не бездействовали.

При попустительстве властей и активном содействии боевиков различных националистических организаций по всей Украине филаретовцы захватывали храмы и епархиальные управления. Восемнадцатого июня 1992 года сотня членов нацистской организации УНА-УНСО, вооруженных обрезками труб, монтировками и дубинками по благословению Филарета начала штурм Киево-Печерской лавры. Дмитрий Корчинский, возглавлявший это нападение, в своей книге «Война в толпе» вспоминает: «…наибольшее количество парафий в Украине имела Российская православная церковь. Долгие годы здесь хозяйничал Митрополит Киевский и Галицкий Филарет.

Он построил роскошную резиденцию на Пушкинской улице в Киеве и правил железной рукой, чем, безусловно, вызвал искреннюю… ненависть всего клира. В конце восьмидесятых он едва не стал Московским патриархом, но вместо него выбрали Алексия…

Тогда Филарет понял, что спасение в сепаратизме. Его враги, а ими были все епископы, собрали Харьковский собор украинских парафий. Филарета лишили сана, а позже расстригли. Но он решил побороться. Он все еще удерживал за собою резиденцию и кафедральный Владимирский собор, когда решился обратиться ко мне. Я выставил охрану возле Собора, чтобы избежать его внезапного захвата врагами.

Тем временем в Киев намеревался прибыть из Москвы новый руководитель украинских парафий митрополит Владимир Сабодан.

Предусматривалось, что он поселится в Киево-Печерской лавре. Она, как и все другие монастыри, выступила против Филарета.

Мы решили захватить ее накануне приезда Сабодана Дальняя часть лавры, которая нас интересовала, окружена кирпичной стеной восемнадцатого столетия с узкими ружейными бойницами. Операцию я наметил на вечер. Основной нашей целью было захватить главный административный корпус, после чего ввести туда Филарета. Дело осложнялось тем, что противоположная сторона быт на стреме. О возможности штурма догадывались.

Я проинформировал о дате и времени акции и посвятил в детали плана только трех человек. Они изготовили штурмовую лестницу и спрятали ее возле намеченного места под стеной. За час до начала акции я собрал около сотни своих во Владимирском соборе. Я разбил их на группы и приказал каждой отдельно доехать к месту сбора на склонах берегов Днепра под лаврою. Только там я объяснил им причину сбора и поставил задачи. Через десять минут двое скромных молодых людей постучали в дверь административного корпуса. Когда им открыли, они завязали разговор с келейником. Разговор перетек в драку. Один из молодых людей выстрелил из газового пистолета. Это был сигнал к общему на падению. Со стены во двор посыпались наши бойцы. На колокольне тревожно забили колокола, начали выбегать монахи. Задачей двух наших первых [бойцов] было в течение минуты удержать вход, но на случай неудачи была заготовлена небольшая самодельная тротиловая шашка, чтобы высадить дверь. Этого не понадобилось.

Административный корпус был захвачен сразу. Далее, при помощи палок, цепей и кусков гидравлических шлангов, начали разгонять монастырскую публику. Она сопротивлялась. Я послал людей стянуть звонарей с колокольни. Я ожидал Филарета, чтобы ввести его во владение. После его появления мы были хотя бы немного прикрыты со стороны Уголовного кодекса. В какойто степени это бы выглядело не как разбойное нападение, а как взятие под охрану собственности под руководством законного владельца. Однако его все не было, вместо него подъехало несколько машин ОМОНа… Я решил сдаться… Как выяснилось, во время штурма Филарет все-таки подъезжал к лавре, но не решился въехать.

Лавра осталась за Московским патриархатом».

Как видно, даже сторонники Денисенко понимали, что, поддерживая расстригу, они идут на преступление. Но, учитывая, что это было санкционировано с самого верха украинского политического Олимпа, не удивительно, что никто из захватчиков не был наказан.

«Патриарх» Мстислав умер в 1993 году, его наследник Владимир (Романюк) – спустя два года. После этого 20 октября 1995 г. во Владимирском соборе на «поместном соборе» УПЦ КП Филарет был избран «Святейшим патриархом Киевским и всея Руси-Украины». А еше два года спустя Московский патриархат пошел на соборное предание анафеме Филарета (Денисенко) за антицерковную деятельность.

Во второй половине девяностых Филарет вроде бы угомонился.

Сложилось определенное равновесие между церквями, хотя усилиями раскольников были буквально разгромлены православные приходы на Западной Украине. Но сразу же после оранжевой революции раскольники пошли в новое наступление. Еще бы, ведь «киевский патриархат» (как и остальные украинские секты) активно выступал в поддержку Майдана, а оранжевые властители не скрывали своей поддержки идеи объединения всех «церквей» Украины в одну. И уже сегодня у киевского патриархата в Киеве немало своих храмов, иногда даже складывалось впечатление, что больше, чем у Православной церкви. А президент Ющенко по всякому удобному случаю говорит о необходимости создания единой поместной церкви.

По сути, нынешним государственным руководством Украины поставлена задача: любой ценой добиться отрыва канонической Украинской православной церкви от Московского патриархата, а затем – объединения с «киевским патриархатом».

На священноначалие канонической церкви оказывается сильнейшее давление. Власть пытается навязать «диалог» с раскольниками.

Нужно осознать, что все эти ереси и расколы, стимулируемые украинским правительством, не что иное, как инструмент войны против России.

Русская православная церковь укоренена в тысячелетней русской культуре. Поэтому раскольники, отрекаясь от Русской церкви, отрывают себя не только от патриарха, но и от своей же культуры, истории, отрекаются от отечества и от своих отцов.

Это равносильно отречению от самих себя.

Многие понимают опасность такого разделения. Приведу мнения лишь двух людей, уже отошедших в мир иной, но имеющих непререкаемый авторитет. Во-первых, это святой Лаврентий Черниговский, бывший очевидцем первой (в 1920-е годы) и второй (в 1940-е) волн автокефальных движений на Украине. Преподобный Лаврентий говорил: «Как нельзя разделить Пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа – это Един Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию. Это вместе – Святая Русь. Знайте, помните и не забывайте, что было крещение Руси, а не крещение Украины. Киев – это второй Иерусалим и мать русских городов». Второй – пока еще не прославленный в лике святых схиархимандрит Зосима (Сокур), скончавшийся в 2002 году. Отец Зосима оставил своим чадам духовное завещание, в котором говорится: «Аз, грешный схиархимандрит Зосима, основатель двух обителей: Успенского Васильевского мужского и Успенского Николаевского женского монастырей, оставляю последнюю свою волю. И по смерти моей свято и вечно, до последнего издыхания храните все завещания, те священные традиции, ту особенность служб, записанные братьями и сестрами в монастырском уста ве, сохраняя их до малейших подробностей и не допуская никаких отступлений. Строго держитесь Русской Православной Церкви и Святей¬ шего Патриарха Московского и всея Руси. В случае отхода Украины от Москвы, какая бы ни была автокефалия – беззаконная или «законная», автоматически прерывается связь с митрополитом Киевским. Из существующих монастырей тогда образовать Дом милосердия, который будет выполнять святые законы милосердия – служение людям до их погребения, и эту заповедь обители должны выполнять вечно. Никакие угрозы и проклятия не признавать, так как они не каноничные и беззаконные. Твердо стоять за каноны Русской Православной Церкви. В случае отпадения от единства Русской Православной Церкви – правящего архиерея не существует, монастыри переходят в ставропигиальное управление, под омофор Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Молю Бога и надеюсь, что Святейший Патриарх не откажет и примет под свой омофор. Если сие будет невозможно, то монастыри переходят под самостоятельное игуменское управление по подобию Валаамской обители начала XX столетия, находясь подвидом светлых будущих времен единства Украины и России, которые, глубоко верю, неминуемо наступят, с чем и ухожу в вечность… Отходя в жизнь вечную, последнее слово глаголю вам, дорогие братья, сестры и все молящиеся в обители нашей: держитесь Русской Православной Церкви – в ней спасение. Всем даю из гроба прощение, Бог вас да простит и помилует по Его велицей и богатой милости. Кто приходил ко мне за духовным руководством, держитесь святой обители – братья и сест¬ ры помогут вам и наставят на путь спасения… Сие завещание прошу прочесть у моего гроба перед последним целованием и раздать всем. Подаю из гроба, бездыханный и безгласный, мир, любовь и благословение Божие. Схиархимандрит Зосима».






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх