Накануне кризиса кризисов, перед бурей…

Очень многое свидетельствует в пользу того, что ближайшее будущее станет временем долларового коллапса. Как минимум – сильной девальвации доллара. В 2003 г. бывший аналитик Международного банка реконструкции и развития Ричард Дункан выпустил в свет книгу «Кризис доллара: причины, последствия и пути выхода». В ней он прогнозировал: после того как лопнул пузырь «новой экономики» (или интернет-экономики), у США остался последний резерв для поддержания на плаву курса доллара: не менее раздутый пузырь американской недвижимости. Дескать, когда и он испустит дух – доллар быстро покатится к бесславному концу.

Рынок недвижимости в Америке грянулся во второй поло вине 2007 г. – начале 2008 г. Теперь «зеленый» обречен.

Напомним, что предыдущая девальвация доллара происходила в 1985-1987 годах. Тогда американцы терпели бедствие.

Дефицит их бюджета, дотоле не превышавший 8090 миллиардов в год, в 1982-м перемахнул за 100 млрд, а к 1985 г. превысил все 200 миллиардов долларов. Именно тогда русские имели все шансы вогнать США в экономическую катастрофу.

В сентябре 1985 г. страны «Большой семерки» подписали соглашение о координированном вмешательстве в операции на валютных рынках ради понижения курса валюты Соединенных Штатов. В итоге к 1988г. доллар по сравнению с японской иеной и дойчмаркой обесценился наполовину. Американцы пошли на такое из-за сложнейшей ситуации: с 1981 года стал очень быстро нарастать импорт, а также дефицит платежного баланса. Америка начала жить не по средствам, наращивая потребление и военные расходы. Государственный долг и бюджетный дефицит вспухали, как на дрожжах. Их надо было обесценить, поддержав заодно и конкурентоспособность экономики США.

Однако это едва не кончилось катастрофой: биржевым крахом в октябре 1987 г. (обрушение индекса Доу-Джонса на 23% в один день). Спастись янки смогли за счет неимоверных усилий: благодаря капитулянтской позиции Горбачева и тому, что под американским давлением Саудовская Аравия залила мир дешевой нефтью, стремительно сбивая мировые цены на «черное золото». Они снижались даже в долларовом выражении, несмотря на девальвацию «зеленого». Это поддержало американскую экономику на плаву. Кроме того, Вашингтону, пользуясь «советской угрозой», удалось добиться от Японии ограничения ее экспорта в США. Дескать, вы же не хотите сыграть на руку русским и подорвать флагмана мировой демократии экономически.

И японцы согласились на квотирование своего ввоза.

Ну, а дальше США, умело вогнав японскую экономику в кризис (длящийся с 1991 г. и до сих пор) пожали гигантские барыши на развале СССР, на буме Интернет-экономики и телекоммуникаций (смотри пример 90-х).

Теперь доллар может снова сильно девальвироваться. На сей раз у Соединенных Штатов нет спасительных факторов второй половины 1980-х. Нефть и не думает дешеветь, Китай не торопится разваливаться и уничтожать собственную экономику, а сами янки не в силах предложить миру новые сферы вложений для колоссальных капиталов, каковыми в начале девяностых выступили компьютеры, мобильные телефоны, Интернет, волоконнооптические линии и мультимедиа. Чтобы достичь сравнимого эффекта, американцам сегодня нужно показать миру гамму потрясающих, доведенных до коммерческой стадии нанотехнологий, успешную водородную энергетику, некие технологии продления активной жизни человека до 80 лет и еще что-то в этом роде. Уже ясно, что все это сильно запаздывает, а генно-инженерные достижения США на такую роль «нового Эльдорадо» никак не «тянут». Нечем Америке обеспечить огромную массу эмитированных долларов – наличных и электронных.

Америка испытывает сразу два дефицита: и бюджета, и торгового баланса. Она нуждается в грандиозном притоке денег из-за рубежа – но в долг Америке теперь дают крайне неохотно.

Стало быть, опасность обвальной девальвации доллара нарастает с каждым месяцем.

А девальвация доллара – это мировое «экономическое цунами ». Это – начало тяжелейшей депрессии с непредсказуемым итогом. Ибо с 1980-х годов громадный дефицит в платежном балансе Америки выступал мотором экономического роста во всем мире.

Как доказывает Дункан, американцы дефицитом своего платежного баланса накачивали ликвидностью весь остальной мир. Покупая больше, чем продавая, США покрывали дефицит печатанием долларов, считавшихся надежной валютой.

Серией умелых действий (надуванием пузырей «новой экономики » и недвижимости, сбиванием цен на золото, откровенным мошенничеством с экономической статистикой) они заставляли всех верить в непоколебимость доллара. В этих условиях практически весь мир кинулся зарабатывать «зеленые», пробиваться на американский рынок. Благодаря дефициту платежного баланса в странах третьего мира (прежде всего в Китае) поднялась мощная промышленность по производству товаров для США. Начался форсированный вывод индустрии с Запада в бедные страны с дешевой рабочей силой. Сотни миллионов крестьян в Азии и Латинской Америке, бросив свои поля, пошли на фабрики – штамповать ширпотреб для янки.

Возникли, как считает Дункан, громадные избыточные мощности.

Вот красноречивые цифры: если в 1979-м импорт в США составлял всего 200 млрд долларов (при той же сумме американского экспорта), то в 2000 г. импорт в Америку достиг 1,2 триллиона (экспорт – 0,8 трлн).

Легко представить себе, что будет, когда доллар стремительно девальвируется, потеряв остатки привлекательности. Вся эта промышленность третьего мира окажется без главного и самого богатого рынка сбыта, а сотни миллионов пролетариев – без работы. Достаточно сказать, что профицит в экспорте китайских товаров в США составляет 7% ВВП Китая. А в Малайзии экспорт в Америку обеспечивает и все 25% ВВП.

Заменить сломавшийся «мотор» американского рынка в мировой экономике будет нечем. Пока не создано сопоставимого по емкости и богатству рынка сбыта для множества экспортеров.

А значит, долларовый крах повлечет за собой общемировую беду.

Американский экономический спад больно ударит по КНР. Помимо утраты больших доходов его ждет и банковский кризис промышленности, ориентированной на экспорт, нечем окажется отдавать набранные кредиты. Значит – налицо угроза массовой безработицы, обнищания и социальных взрывов. Нечто похожее ожидает Индию, Тайвань, Индонезию, Малайзию, Таиланд, Вьетнам, Турцию – также страны с экспортиоориентированной экономикой. Следом повалится набок больная экономика Японии. Ведь ее государство и банкив тяжелых долгах, ее крупный бизнес вкладывал капиталы в азиатские страны («мировые промышленные площадки»), поставлял туда технологии и оборудование. Кстати, Япония также сильно зависит от обильного рынка США (ее экспорт в Америку в 2001 г. достигал 69 млрд долларов против 83 млрд китайского ввоза).

Из-за схлопывания экономики новых индустриальных стран и американского кризиса сильно пострадает и экономика Евросоюза. Особенно туго придется Германии – «мотору » Евросоюза. Ведь ее годовой экспорт в Соединенные Штаты – это свыше 60 миллиардов долларов. Упадет европейский высокотехнологичный экспорт в промышленные страны Азии и Латинской Америки. Европа потеряет большие доходы от американского туризма. Под угрозой банкротства окажутся европейские банки, страховые компании и пенсионные фонды, поскольку они потеряют инвестиции (прямые и портфельные), что были сделаны в американские акции и ценные бумаги в 90-е годы. Государствам Европы придется отчаянными мерами, за счет казны, спасать свой финансовый сектор – и финансовая стабильность ЕС надолго уйдет в небытие.

Понятное дело, что черные времена ждут и всяческие программы Евросоюза по финансированию разных направлений научно-технического, образовательного, аграрного, экологического и гуманитарного развития. Лишатся субсидий экономики бывших социалистических стран – Польши, Венгрии, Румынии, Чехии, Словакии, Болгарии, Хорватии. Оскудеет помощь Европы государствам Прибалтики.

В силу всего вышеописанного наступит глобальный спад.

Упадет потребление нефти и газа – и так же спикируют цены на них, нанося тяжелейшие удары по странам-экспортерам углеводородов: монархиям Персидского залива, Ирану, Алжиру и Ливии, РФ, Казахстану, Азербайджану, Туркмении. Соответственно уменьшится их спрос на экспорт из Евросоюза, США, Японии, Кореи, Китая.

Таковы всего лишь обозримые, лежащие на поверхности последствия от девальвации доллара и глубокого экономического спада в США. Начнется новый виток глубочайшего глобального, системного кризиса.

Кризиса мирового капитализма. В нем нам, русским, надо ухитриться не только выстоять – но и победить! Можно спорить, когда начнется обвальное развитие событий – в 2009 или позже – но то, что это произойдет, уже многим понятно.

Предотвратить катастрофу, судя по всему, уже нельзя. Время упущено. Дункан еще в 2003 г. предлагал разумные меры: поднять зарплаты рабочим в странах третьего мира (чтобы они могли покупать те товары, что производят, и меньше зависеть от американских потребителей) и создать новую систему, что не допускает образования больших дефицитов в платежных балансах государств. Но кто все это воплотит? Мирового правительства нет. Китай начал укреплять внутренний рынок, чтобы меньше зависеть от экспорта в богатые страны, но процесс сей слишком медлен. А значит, удар кризиса не смягчит ничто.

Очевидно, в итоге мир расколется на геоэкономические блоки с разными местными валютами, отгороженные друг от друга протекционистскими барьерами, квотами, клиринговыми расчетами. Вернется «второе издание» 1930-х годов. Такой вариант предсказывают Андрей Кобяков и Михаил Хазин в книге «Закат долларовой системы и конец Pax Americana» (2003 г.). А это – гарантированный распад ВТО, основанной на принципе глобальной свободы торговли. Основные страны Запада лишатся возможности расширять НАТО: не до жиру окажется. Тут себя спасать надо – куда там еще и кормить всяких голодранцев типа Грузии, Албании, Украины!

Запнется и расширение Евросоюза: ему дай Бог самому не разлететься на части. Окончательно умрут надежды Турции и Украины на вступление в Евросоюз. Украина, в свою очередь, так и не войдет в НАТО: у Запада не хватит средств на такое недешевое удовольствие. Если европейцы не успеют построить альтернативные российским газопроводы, диверсифицировав свое газо- и нефтеснабжение за счет Туркмении и Казахстана, то с началом новой Великой депрессии оные планы придется отодвинуть в далекое будущее. Евробизнес, понеся огромный урон, не потянет такие проекты.

Естественно, лихая година ожидает и саму Америку. Она утратит статус глобальной сверхдержавы и замкнется на острейших внутренних проблемах. Ей придется либо распасться, либо ввести у себя некую фашистско-технократичекую диктатуру, нацеленную на новую индустриализацию страны, подавление бунтов и создание новой финансовой системы.

В итоге в мире возникнет опасный, непредсказуемый хаос.

Резко возрастет агрессивность и психопатичность политики.

Мы вступим в череду революций и войн. Неизбежен подъем религиозного фундаментализма, фашизма, нацизма, неокоммунизма.

Прогнозировать здесь что-либо невозможно. Ведь в картину кризиса нужно ввести дополнительные факторы. Например, разворачивающийся на глазах продовольственный кризис (последствие неограниченного капитализма и глобализации), который пришел всерьез и надолго. Или прогрессирующую «ломку» климата.

Почти наверняка американцы будут вынуждены уйти из Ирака и Афганистана, оставив после себя кровавую кашу постоянной междоусобной войны. Очень может быть, что начнутся войны между Турцией и Ираном за передел «иракского наследства». Вполне вероятно, что свой очаг войны вспыхнет и в ослабевшей Европе, где начнутся великие походы и битвы за создание велико-криминальной Албании – форпоста исламского экстремизма и наркоторговли в ЕС. А угроза сепаратизма в Стране Басков, в Шотландии и Уэльсе, во Фландрии, на Корсике, на севере Италии (Падания)? И тут может кровь пролиться. А бунты в исламских анклавах во Франции и вообще в Европе? А мятежи инокультурных и иноверных иммигрантов?

Как показывает исторический опыт, в эпоху крушения прежнего социально-экономического порядка случаются самые маловероятные и катастрофические события. Рождение капитализма в недрах умирающего феодализма в Европе – это чудовищная эпидемия чумы (смерть четверти всего населения континента), череда кровавых религиозных и гражданских войн, свирепствование инквизиции и гибель на кострах и виселицах миллионов людей. Апофеоз перехода от феодализма к буржуазному строю – семнадцатый век: кровавая Тридцатилетняя война в Европе с истреблением трети населения Германии, межрелигиозно-гражданские войны во Франции и Англии с огромными жертвами, опустошение Польши русскими и шведами…


Гибель СССР – это цепь маловероятных катастроф (Чернобыль, Спитакское землетрясение, гибель «Нахимова», гибель двух ядерных подлодок, страшная резня в Сумгаите, война в Карабахе и в Южной Осетии, ужасающая железнодорожная катастрофа под Уфой).

Глобализация, стирая всякие препятствия для движения товаров, услуг, людей и капиталов, создает единый рынок. В нем целые страны начинают узко специализироваться на производстве чего-то конкретного. В одном месте планеты возникают промышленные цехи мира, в другом – его житницы. Идет унификация, возникает One World. Мир срастается – в смысле экономическом, производственном, коммуникационном, культурном. Люди начинают использовать одни и те же машины, технологии, сорта растений. Одни и те же транснациональные корпорации раскидывают свои сети на разных материках и в разных странах.

Но в этом же кроется огромная опасность! One World невероятно уязвим для кризисов разного рода. Они теперь могут распространяться мгновенно, охватывая сразу всю планету.

Такова цена утраты разнообразия мира.

«…Ничто не обходится даром, а в данном случае мы расплачиваемся потерей прежней гетерогенности. В этом процессе наши общие системы жизнеобеспечения, будь они природного или технического свойства, становятся все уязвимее. Типичный эффект монокультур. Возьмите в качестве примера компьютерные вирусы.

В слабо объединенном, несовместимом компьютерном ландшафте возникновение вируса не проблема – он поразит несколько компьютеров, другие этого даже не заметят. Другое дело, если мы имеем связанные в общую сеть высокоэффективные компьютеры, все с одинаковой операционной системой, все с одними и теми же программными продуктами. В нормальной повседневности – это связь, о какой можно только мечтать, но как только появляется вирус, в мгновение ока сотни, тысячи, миллионы компьютеров заражаются, и вся система выходит из строя. Именно это и грозит системе наших жизненных основ.

– Компьютерный вирус?

– Нет. Крушение. Катастрофа. Срыв.

– Что это значит?

– Мы все сильнее напрягаем комплексно связанные системы, уже одним их растущим числом. Становится неизбежным, что один из компонентов сети однажды переступит граничные значения и откажет. Отказ одного компонента окажет обратное действие на остальные системы, а поскольку общее напряжение высоко, с большой вероятностью и другие компоненты переступят свои лимиты и тоже откажут, и так пойдет дальше, как падают ряды костяшек домино, как только упадет первая костяшка.

Срыв охватит систему в целом, и это произойдет непостижимо стремительно, по сравнению с обычной до сих пор скоростью изменений в системе… …В качестве начала цепной реакции… есть целый ряд мыслимых сценариев крушения, среди них и такие, которые может развязать и непосредственная активность человека…»

Так написал в романе «Один триллион долларов» Андреас Эшбах в 2001 г. Он очень точно обрисовал уязвимость глобали зованного мира и глобальной экономики для всяческих кри зисов.

Что может принести с собой новая Великая депрессия в глобализованном мире? Вспышку новой страшной эпидемии, что разнесется по всему миру самолетами и поездами? Нарушение течения Гольфстрима с наступлением по-арктически холодных зим в Европе? Внезапное падение добычи на нефтяных полях Саудовской Аравии? Падение астероида? Сильную засуху, что может спровоцировать голод на обширных пространствах Земли? Новый Чернобыль? Конфликт Индии и Пакистана с применением парочки ядерных зарядов? Необычные мегатеракты с использованием оружия массового поражения, убийственных кибер-атак или генетически измененных болезней? Вспышки массовых психозов, как в позднем Средневековье?

Один Бог ведает.

Однако понятно: человечество стоит на пороге глобальной смуты и тяжких испытаний. Для будущей России это время несет и величайшие опасности, и не менее великие шансы на возрождение.


***

Глобальный кризис для РФ – как жестокий шторм для обветшавшего корабля с неисправными машинами. Бюджет государства лишится нефтяных доходов, мировой спад приведет к исчезновению финансовых резервов. Часть сожрет инфляция, часть – необходимость экстренных импортных закупок, часть – может пропасть вместе с разорившимися западными банками, где ЦБ РФ и государство держит изрядную долю денежных запасов.

Бюджет зазияет дырами. Мы окажемся лицом к лицу со многими внутренними кризисами: нехватки электроэнергии, износа мощностей в энергетике, промышленности и на транспорте.

Мы столкнемся, быть может, с дефицитом газа. С необходимостью тяжелых затрат денег и труда на освоение новых месторождений углеводородов в Восточной Сибири. С кризисом ЖКХ и обветшавшего жилищного фонда. С атаками террористов – и одновременно с неописуемой нехваткой молодых людей из-за демографического провала 1990-х. Налицо кризисы (они есть уже сейчас) продовольственного снабжения, нехватки квалифицированных кадров на производстве и массового ухода на покой советских научно-инженерных кадров (замены коим не подготовлено).

То есть Росфедерация превратится в зону гигантского кризиса недоинвестирования, в зону нерешенных проблем, накопившихся за последние двадцать лет.

Есть угроза кризиса банковской системы РФ (не хватает ликвидности и организованности), угроза пробуксовки инновационной модели развития, угроза схлопывания (еще до краха доллара) платежного баланса федерации. То есть уже в ближайшее время РФ будет больше тратить на импорт, чем зарабатывать на своем экспорте, оказавшись перед дилеммой: либо проедать свои финансовые резервы и залезать в долги (а дадут ли взаймы сейчас – сомнительно), либо – девальвировать рубль.

В таких условиях от граждан РФ и ее истеблишмента потребуются титанические усилия по сохранению страны от катастрофы.

Но положение и других постсоветских стран окажется ничуть не лучше. Скорее, даже хуже!

По сути дела, вопрос о выживании встанет перед каждой из республик «первого СССР».

Возьмем вторую по численности населения, развитости и площади республику: Украину. Что ждет ее? Острый энергетический кризис. Нехватка нефти и газа. Все те же «прелести» физического износа техносферы и исчерпания человеческого капитала, что и РФ, только в более острой форме. А плюс к сему – явная угроза появления исламского фундаменталистского государства татарских сепаратистов в Крыму с неизбежной войной. Рухнувшие надежды на интеграцию в ЕС и на щедрую экономическую помощь европейцев (тем будет не до Украины – самим бы спастись). Точно так же грозят рухнуть планы вступления в НАТО: кто все это будет финансировать в условиях новой Великой депрессии? Кто будет вкладывать колоссальные суммы в строительство системы трубопроводов в обход РФ – и чтобы они при этом шли через Украину? Европе не нужна транзитная зависимость от нестабильной, нищей «страны», особенно в условиях глобального кризиса. Граждане Украины обнаружат себя в стареющей и вымирающей республике с ничтожным бюджетом, с деградирующими промышленностью и социальной сферой, со стажирующими строительством и сельским хозяйством. С утраченным торговым флотом. С ветшающими железными дорогами. С опасным расколом республики на украинствующий Запад и Центр – и на русский Юго-Запад, противящийся насильственной украинизации. С вечным политическим балаганом и чередой сменяющих друг друга правительств.

И с полным отсутствием перспектив нормальной жизни…

И, как вы помните, развал РФ для Украины означает такой же неминуемый коллапс.

Перед разбитым корытом окажется Белоруссия: нет ни де нег, ни углеводородов, промышленная база – устаревшая, де мографический кризис – вот он. Попасть в Европу шансов нет.

Казахстан увидит, что энергетическое сырье уже не обеспечивает прежних доходов. Что технологически он – отсталая республика, крайне слабая в военном отношении, очень богатая при этом полезными ископаемыми. И именно поэтому на Казахстан вожделенно глядит Китай: тому нужно кудато направить энергию сотен миллионов безработных молодых мужчин, из-за демографической политики властей оставшихся к тому ж без женщин. Китаю нужно новое жизненное пространство.

Казахстан для КНР – идеальное поле для завоевания.

Истеблишмент бывших советских республик Средней Азии с ужасом осознает, что он – в тупике. Перспектив помощи Запада нет никаких, зато налицо неконтролируемый рост населения республик. Все больше его нищета, все больше – приверженность исламско-фундаменталистским идеям, все больше готовность обездоленных масс вырезать прежнюю правящую верхушку. Властители Узбекистана, Таджикистана и Туркмении поймут, что их территориям остро не хватает пресной воды, что Сырьдарья и Амударья уже вычерпаны.

И что этой воды им ни за какие деньги не обеспечат ни Китай, ни Европа, ни США, ни Саудовская Аравия, ни Турция. И что вода есть только у русских в Сибири с ее великими реками.

Тут же выяснится, что Китай спит и видит, как заполучить Сибирь, как параллельно завоевать Среднюю Азию с ее плодороднейшими лесовыми почвами – а затем развернуть в нее сибирские реки, оросив пустыни. Так, чтобы в бывшей советской Средней Азии расселить пару сотен миллионов душ, что устроят здесь новую житницу Поднебесной пополам с ее нефтегазовым «резервуаром». Станет понятно, что китайцы тянутся к гидроэнергоресурсам Таджикистана и к его копилке редчайших полезных ископаемых, к урану Узбекистана, к газу Туркмении.

А защитить от такой экспансии местных «суверенов» и некому…

Грузия окажется перед своим кошмаром. Оказывается, ее никто не берет в Европу. Оказывается, она – разделенная территория с нищим (и вымирающим) населением и неконкурентоспособной экономикой. Что ее вина и курорты, в общем, никому не нужны. Что не предвидится никаких золотых дождей от появления в Грузии баз НАТО.

Азербайджан в холодном поту рассудит, что превратился в яблоко раздора между Ираном и Турцией. Что его армия не в силах отвоевать даже 20% республики, захваченных карабахскими армянами. Куда уж противостоять сильным регулярным частям турок и персов?

Фрустрация ждет все «постсоветские суверенности».

Грузия в этом смысле – почти хрестоматийный пример.

Все развивается по абсурдному сценарию. Итак, отпадение от Советского Союза в порыве националистического идиотизма, демократия. У власти – отмороженные «национал-демократы »: типичные параноики с нулевыми управленческими способностями. Потом приходят нищета и бедствия, вчерашние демократы превращаются в диктаторов. Затем отмороженных этно-демократов сметают возмущенные толпы и усаживают на трон бывшего партийного функционера. Наступает некая «стабильность»: но тоже нищая и беспросветная. Общество тонет в коррупции. Массы, окончательно впадая в паранойю, снова поднимаются на революцию. Они свергают представителя старой номенклатуры и возводят на трон симпатичных демократических лидеров. Вождей, к примеру, «революции роз».

Массами овладевает новая мания: мол, стоит установить полную демократию – и жизнь волшебным образом наладится.

Появятся откуда-то процветающие предприятия. Придут с Запада караваны, набитые долларами и евро. Голодраное «независимое государство» сразу же примут в НАТО и Евросоюз, после чего с неба посыплется сладкая манна. Все уверены, что Европа просто сгорает от нетерпения: как бы, мол, поскорее принять какую-нибудь Грузию в свой круг? То, что ЕС совершенно не собирается этого делать (своих проблем полно, с Румынией вот никак не разобраться, да и денег не хватает), както не доходит до параноидальных мозгов «постсовков». Зато известен источник всех бед: коварная Москва, «плохие» русские.

Новые демовожди в «постсоветиях» щедро обещают процветание, справедливость и богатство. Массы в ответ захлебываются соплями от восторга. Однако недолго. Ведь на деле в итоге «победоносных демреволюций» возвращается все та же унылая, беспросветная жизнь. Симпатичные демократы превращаются в диктаторов и коррупционеров. От роз остаются шипы, причем стальные. Измордованные плохой жизнью массы опять поднимаются на борьбу, выходят на площади – уже под руководством новых лидеров, которые кричат о том, что правители предали идеалы революции роз (апельсинов, хурмы, «боржоми», тюбетеек – нужное подчеркнуть).

Побороть коррупцию с помощью демократии в специфических постсоветских условиях невозможно. Для этого нужно просто перебить прежнюю элиту и создать новую, поставив ее под сталински жесткий контроль. «Оранжисты» на такое неспособны. Вот почему везде «цветные революции» оканчиваются приводом к власти очередных воров и взяточников.

Снова происходит революция, опять к власти приходят новые вожаки. Но и дальше события бегут по тому же кругу.

Нищета никуда не уходит: никакие революционеры не в силах ее побороть. Наоборот, каждый новый приступ революции отпугивает все новых и новых инвесторов, а местный бизнес окончательно приучается жить одним днем: вложить – поменьше, сорвать – побольше. А прибыль – тотчас вывезти на Запад. А как иначе жить в хронической нестабильности? Продолжается деградация инфраструктуры и промышленности, приходит в упадок образование. Зато маразм крепчает. Возьмите ту же Грузию: и «испортившийся» правитель Саакашвили, и те, кто против него бунтует, с пеной у рта стоят за вхождение своей «страны » в Евросоюз и НАТО. Те и другие обвиняют друг друга в том, что они – агенты Москвы. Политика окончательно уступает место психиатрии.

То есть, революция порождает новую революцию – и так далее. В той или иной степени параноидальные циклы присущи всем «постсоветиям», пережившим цветные революции.

Мы взяли для примера Грузию, но тот же параноидальный цикл ожидает и Украину. В скрытой форме такие настроения живут и в других «суверенностях». Хотя и с вариациями: в Узбекистане, скажем, массы надеются не на демократию, а на исламский фундаментализм. Хотя если и там случится исламская революция, мы увидим все тот же сумасшедший ритм.

В принципе, предсказать дальнейшее течение событий нетрудно.

Здесь всего две ветви развития событий. Первая – продолжение цепи революций, которые настолько измотают массы, что те с восторгом примут приход диктатора. Тот тоже посулит счастье, богатство, членство в ЕС и НАТО. Но на деле диктатура обернется диким разгулом коррупции и произвола – плюс сохранение все тех же нищенских зарплат и пенсий. Плюс все то же отсутствие жизненных перспектив. И массы снова поднимутся на новую демореволюцию. Она сметет диктатуру – и дальше все понесется по знакомому порочному кругу (смотри выше).

Вторая ветвь будущего: массы в «постсоветиях», утратив энергию, примутся тихо угасать и вымирать. Миллионы людей побегут прочь из грузий-украин на заработки по всему миру. А их «освобожденные» от советского (русского) «ига» страны окончательно превратятся в мировое захолустье. В конченые страны – такие же, как Сомали, Чад, Зимбабве. Не нужные никому ни в роли «сырьевых придатков», ни в качестве военных плацдармов. Им отведут роль источников по¬ денщиков-гастарбайтеров, проституток, «живого товара» разных видов, человеческих органов для трансплантации. Ах, ну да – часть «постсовков» найдет себе применение в роли «пушечного мяса». Они будут наниматься в частные военные компании, с помощью которых США намерены вести войны по всему миру.

Таковыми будут последствия нынешней параноидальной демократии на националистический лад.

Чтобы понять причины творящегося безумия, нужно по нять: почему ни один из обломков СССР не смог добиться ус пеха? Почему практически везде воцарились нищета и эконо мическая немощь?

Отбросим прочь бред о том, что за 70 лет все отравили и испортили коммунисты. Посмотрите на Китай: там власть коммунистов не мешает архидинамичному развитию. Поглядите на белорусский неосоветский проект: там качество жизни – наивысшее среди всего бывшего СССР. Там промышленность продолжает развиваться, а уровень жизни стабильно растет.

Дело не в коммунистах, а в том, что, проголосовав за распад великой империи в 1991 г., все эти грузии-украины-молдовы сами подписали себе смертный приговор. Правда, не моментальный, а несколько растянутый во времени.

Выбрав путь националистических «суверенностей», нынешние республики «цветных революций» сами отрезали себя от огромных возможностей. Сами вогнали себя в вечную бедность и непрерывную деградацию. Уйдя от «русского ига», они не стали (и никогда не станут) частью Запада. Своими руками они отгородились от громадных источников энергии, от богатых заказов, от участия в прорывных проектах. И теперь сколько ни устраивай революций, кого бы ни приводи к власти, как ни обличай гневно «имперские амбиции» Москвы – ничего не поправишь. Не поможет никакая демократия: жизнь все равно останется бедной и серой. Массы люмпенизируются, а в люмпенизированных «странах» демократия невозможна. Она там подыхает естественным путем. В странах-люмпенах неудержимо процветают коррупция и клановость власти. Что, как мы уже говорили, ждет и Грузию, и Украину.

Никто не собирается содержать и кормить «больные на голову », коррумпированные, нестабильные и явно нерентабельные «постсоветии». Никто не хочет тратить астрономические суммы на подкормку грузий-украин лишь за их антимосковскую политику. Никто в США, Европе или Японии не станет вламывать сотни миллиардов долларов и евро в Украину или Грузию без гарантий их «отбивки» с большими процентами. А для этого есть более выгодные поля приложения капиталов:

Китай, Вьетнам, Турция. А значит, положение «новых суверенных государств» по периметру РФ – безнадежно.

В будущем возможны, пожалуй, два варианта развития истории.

Первый – пессимистичный. В нем РФ не справляется с задачами развития и перехода на инновационную траекторию развития – и распадается, повторяя судьбу СССР. РФ подвергается разделу между Китаем, США и Евросоюзом. О таком сценарии любят говорить укронационалисты, злорадно потирая руки. Дураки! Это – конец и им, родимым.

Ведь при распаде РФ участь Грузии или Украины печальна.

Они окончательно становятся ненужными Западу. Даже в роли «санитарного кордона» против России – за исчезновением оной. Их попросту бросят: вымирайте себе, бесперспективные территории. За газ и нефть с территории бывшей РФ (коль они попадут в руки транснациональных корпораций) Украине, Грузии, Молдавии, Белоруссии, прибалтийским республикам придется платить по таким же ценам, как и Германии с Францией. ТНК – не «Газпром», себе в убыток работать не станут. Производство в «постсоветиях» окончательно станет нерентабельным. Грузинам придется возвращаться к крестьянскому труду, чтобы себя хоть как-то прокормить. Правда, земли в Грузии не хватает, и потому придется лишним ртам куда-то исчезнуть: либо вымереть, либо эмигрировать. Судя по всему, возвращение Грузии к феодально-аграрным реалиям вызовет ее распад, как минимум – на Картли, Кахети, Мингрелию, Абхазию и Аджарию. Впрочем, часть земель грузин достанется туркам: тем нужно жизненное пространство.

Украина станет аграрным придатком Евросоюза: осуществится мечта Гитлера. Остаткам украинского населения придется пахать в латифундиях, принадлежащим крупным агропромышленным корпорациям. Города деградируют, их население уменьшится. Оно и понятно: промышленность-то станет маленькой и слабой.

Самое интересное, что правящие в Грузии и на Украине этнократы где-то в подкорке понимают, что их «страны» без России – ничто. Ноль без палочки. Вот почему они зациклены на параноидальной русофобии, все время проводя в поисках «руки Москвы».

Второй вариант будущего – тот, где РФ превращается в мощную, стремительно развивающуюся страну. Инновационная же Россия – неизбежно Россия великодержавная, собирающая свои отпавшие земли. Такая Россия неизбежно перейдет к политике возвращения жизненно важных для нее территорий, населенных русскими же людьми или теми, кто симпатизирует нам. Это значит, что Сверхновая Россия начнет операции по отколу и включению в свой состав Белоруссии, части прибалтийских «суверенитетов», Приднестровья, Северного Причерноморья (включая Крым), Абхазии, Южного Урала. На этих территориях, скорее всего, произойдут (с помощью Москвы) свои народные революции и образуются новые суверенные республики. Которые затем изъявят желание войти в федерацию с Россией, навсегда отгородившись от нищей, параноидальной реальности «постсоветий», от их дремучей провинциальности. Они предпочтут реальность новую, где есть возможность участия в космических, научных, индустриальных и гуманитарных проектах. Народится новый Союз, где окажутся РФ, Белоруссия, Приднестровская и Донецко-Криворожская республики, республика Крым и Новороссийская республика, Абхазия, Южноуральская республика. В такую державу окажутся втянутыми, судя по многим признакам, Армения и Киргизия.

Таков второй возможный исход нынешних циклов «параноидальной демократии» в этнократических «суверенитетах» и на Сувукраине – в том числе.

Они никому не нужны… Кроме России. И Украина, и Грузия, и остальные «суверены-91» остаются крепко повязанными с РФ. И так далее. Каждая «суверенность» поймет, что в условиях глубокого мирового Кризиса кризисов обречена. И тогда… (Ну, а пока объятые дурманом «цветных» иллюзий толпы «постсовков » продолжают бузить и требовать новых революций. В конце концов жизнь в «свободных странах» образца 1991 года настолько уныла и сера, что нужны какие-то развлечения, чтобы не повеситься и не спиться от безнадеги. Стада двуногих баранов с пеной у рта продолжают верить в какуюнибудь Великую Грузию или Украину~«европэйськудэржаву», не устают молиться на НАТО и Евросоюз.

В добрый путь! Чем горячее нынешние страсти, чем параноидальнее иллюзии немыслящих толп – тем быстрее придет неизбежный финал…)


В этот момент Москве и стоит обратиться к окружающим республикам со стратегическим предложением. Ведь понятно, что никто извне на помощь не придет. А это значит, что борьба с системным кризисом, что поразил весь мир и все постсоветское пространство, потребует крайней мобилизации сил. И здесь понадобится весь русский (а если шире – советский) научный, промышленный, кадровый и вузовский потенциал, все еще остающийся в распоряжении РФ, Украины, Белоруссии, Казахстана и т. д. Что нужны грандиозные совместные проекты развития во всех сферах: от космоса и транспортных коридоров до жилищного строительства. Что при¬ дется совместно разрабатывать углеводороды Восточной Сибири, дабы поддерживать жизнеобеспечение всех. Создавать мошную житницу в Средней Азии по формуле «Мы вам – воду, вы нам – часть продовольствия, полезные ископаемые, стопроцентную лояльность». Что необходимо совместно бороться с эпидемиями, с терроризмом, а то и с угрозой внешних вторжений.

Вместе разрабатывать ЖКХ и энергетику нового типа.

Вместе создавать мощные металлургические и машиностроительные альянсы, способные выходить на мировой рынок и развиваться.

И вот тогда, возможно, на постсоветском пространстве возникнет нечто вроде СССР-2. Более совершенный и гибкий Союз, лишенный недостатков первого СССР. Не столь централизованный, как прежний, с гораздо большей самостоятельностью республик, но однозначно – с сильными совместными системами обороны, энергетики, транспорта, науки, образования.

Без высасывания сил из русского народа, без огульной перекачки ресурсов из РФ в другие республики, с большей опорой на местные силы. Но зато – Союз инновационный, с применением многих прорывных технологий, позволяющих решать главные задачи с гораздо меньшими затратами ресурсов, энергии, труда и денег. Например с помощью технологии прокладки вечных дорог из базальтового материала, не требующих ремонта десятки лет.

Готовиться к такому повороту событий Москве необходимо уже сегодня. Времени, увы, мало, многие возможности за 90-е и «нулевые» годы оказались бездарно утраченными. Тем важнее не терять времени сейчас. Ибо приближающаяся буря поставит вопрос о жизни и смерти не только РФ, но и всех прочих постсоветских «суверенностей»…

Если Украина окажется в стороне от создания стержневой структуры – союза РФ, Малороссии и Белоруссии, судьба ее в условиях глобального Суперкризиса не будет стоить и ломаного гроша.

Она может стать, к примеру, жертвой внешней агрессии.

Или большой войны между русскими и Западом.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх