Крымская национально-углеводородная «бомба»

Наш мир находится на пороге нового смутного времени.

США слабеют. Начинается процесс передела американских сфер влияния. Близится время схваток за «бесхозные» территории.


Одним из таких «яблок раздора» рискует стать Крым, сей ключ к черноморским морским путям, важнейшая позиция для контроля над проливами и кавказским побережьем и центр большой нефтегазовой провинции, лежащей под дном Черного моря. Сюда с вожделением взирает усиливающаяся Турция.

Украина, владеющая полуостровом, вряд ли удержит древнюю Тавриду. Особенно если повторится кипрская история 1974 года.

Не поможет и пресловутое НАТО.

Чем скорее режим в Киеве поймет, что русский флот на Черном море защищает не только РФ, но и южные земли «незалежной », тем для него лучше.

В семьдесят четвертом мир ахнул в изумлении. На Средиземном море вспыхнула короткая, но ожесточенная война… между двумя странами-членами блока НАТО. Турция и Греция схватились за остров Кипр. И могущественная Америка, возглавляя Североатлантический блок, ничего не смогла поделать…

Напомним канву событий. Июль 1974 г. Мир охвачен жестоким энергетическим кризисом и промышленным спадом. США деморализованы экономическими трудностями и войной во Вьетнаме. Арабские страны буквально душат Запад, в несколько раз взвинтив цены на нефть. В Греции правит режим «черных полковников», мечтающих присоединить Кипр к своему государству.

На острове существует независимая республика во главе с президентом – епископом Макариосом. Но в ее национальной гвардии – 650 греческих офицеров и людей из правой организации ЭОКА-2, которые финансируются Афинами. Они неоднократно пытаются устранить президента Макариоса с целью присоединения Кипра к Греции. Правительство стало пресекать действия заговорщиков и потребовало от Греции отозвать с острова своих офицеров. Они, в ответ на это, 15 июля подняли мятеж, где приняли участие не только большая часть национальной гвардии (11 тысяч штыков), но и дислоцированный на острове греческий мотопехотный полк (950 чел.), несколько переброшенных накануне по воздуху греческих подразделений и отряды боевиков ЭОКА-2. Мятежники захватили аэропорт, радиостанцию, президентский дворец и ряд других правительственных учреждений в Никосии. Начались кровопролитные бои с верными правительству силами безопасности, полицией и отрядами добровольцев. «Черные полковники» действовали в духе испанских франкистов 1936 года. Казалось, Кипр с часу на час падет к ногам Афин, словно спелое яблоко.

Но в дело молниеносно вмешалась Турция. Под вполне законным предлогом: защиты турецкой общины на севере острова.

И действовали они вполне в духе молниеносных операций гитлеровцев. На рассвете 20 июля турки одновременно выбросили морской десант в 5-7 километрах западнее порта Кирении и воздушный – в аэропорту Никозии (столицы острова) и южнее Кирении. Шесть тысяч турок закрепились на плацдарме у Кирении – а дальше на остров морем перебросили еще 34 тысячи турецких солдат. В то же самое время турецкий флот блокировал гавани южного Кипра – Лимасол и Пафос.

Анкара смогла опередить Афины за счет того, что хорошо подготовилась к операции и загодя вскрыла замыслы греков.

Турецкие ВМС подавляюще превосходили греческие (300 боевых кораблей против 80) и потому, когда греки попытались подвезти войска на остров по морю, потерпели поражение в бою у Пафоса 21 июля. К тому времени войска под красным флагом со звездой и полумесяцем захватили Кирению, никозийский аэропорт и овладели дорогой, ведущей из островной столицы в морской порт.

И это была настоящая война между двумя формальными союзниками по блоку НАТО!

Усилия США и Англии не дали толку 22 июля им удалось добиться прекращения огня и усадить воюющие стороны за стол переговоров в Женеве. Но «негоции» в Швейцарии быстро зашли в тупик, ибо турки требовали отвести 34 процента территории Кипра под создание государства их соплеменников-киприотов. 14 августа бои возобновились, и Турция за два дня захватила 40 процентов территории острова. Вскоре там возникла турецкая республика, с 1983 года принявшая название Турецкой республики Северный Кипр (ТРСК). До сих пор она не признана никем, кроме Турции, и де-факто выступает как часть последней…

США в семьдесят четвертом были слишком ослаблены внутренними и внешними проблемами, а потому не смогли пресечь конфликта между двумя своими союзниками-сателлитами…

А теперь посмотрим на нынешний Крым – заброшенную и запущенную провинцию Сувукраины.

Сегодня на Черном море завязывается узел будущих потрясений и конфликтов. Крымско-татарский сепаратизм накладывается на фактор богатых нефтегазовых месторождений на дне Черного моря, причем по обе стороны Крымского полуострова.

На шельфе Черного и Азовского морей находятся приличные залежи углеводородов – нефти и газа. Геологоразведка этих залежей начиналась еше при Советском Союзе, так что никакой сенсации в этом нет. Более того, имеются предположения, что это месторождение является продолжением аравийского и на шельфе Черного моря наиболее близко подходит к поверхности, и запасы в нем очень значительные, сравнимые с аравийскими.

В нашем распоряжении имеется карта геологоразведки. Из нее явствует, что перспективные газовые месторождения концентрируются в Азовском море, у юго-восточных берегов Крыма, а также к западу от него, между 32 градусами 30 минутами и 30 градусами восточной долготы. Недаром в программе «Украинский прорыв» Юлии Тимошенко говорится о разработке черноморских углеводородных «резервуаров». Украина потенциально может обеспечить себя по крайней мере природным газом.


Сейчас, по данным наших друзей в Киеве, очень активно ведется подготовка к установке морских добывающих платформ.

Без особой огласки проведены конкурсы и выбраны американские компании, которые уже ведут подготовительные работы в этом направлении. Но чем это грозит?

Все районы нефтегазодобычи на планете, как известно, нынче являются «сферой жизненно важных интересов США», в том числе и бассейн Черного и Азовского морей. Особенно, если разворачивают работы на шельфе именно американские компании.

Нетрудно предсказать дальнейшее развитие событий после того, как начнется разработка черноморских углеводородов.

Сценарий военного прикрытия добычи отработан на Сербии – в Косово. Сначала у крымских татар появится жгучее желание стать самостоятельными и выйти из состава Украины.

Процесс сей, впрочем, уже идет. Затем вспыхнут этничес¬ ко-религиозные беспорядки в Крыму. И это уже спорадически наблюдается. Но мы увидим это в гораздо больших масштабах.

Назревание крымско-татарского взрыва идет сегодня.

Дело в том, что нынешняя слабая и нищая Украина не в состоянии удержать Крым. Рано или поздно в Крыму при поддержке Турции по вполне «косовскому» сценарию вспыхнет сепаратистский мятеж татар-крымчаков, что создадут исламское государство, живущее за счет добычи нефти и газа с прилегающих к полуострову акваторий. Военные силы «самостийной » слишком ничтожны и небоеспособны, чтобы помешать сепаратистам. Ну, а Запад, как мы знаем, станет на сторону тех. кто сильнее, то есть татар и турок.

А Турция уже не скрывает своих далеко идущих планов.

Всего лишь три года назад посол Турции на Украине Али Биль ге Джанкорель разоткровенничался: «Турция – географичес ки ближайшая страна, в которой проживает большое количе ство населения татарского происхождения. Исходя из этих причин, мы протягиваем руку помощи татарскому народу и делаем это так. как делают и другие страны, такие как Шве ция, Канада и США». Турецкие СМИ все чаще говорят о том, что нужно вернуть на историческую родину 4 миллиона «крымских турок». Украина не может обеспечить инвестиции в Крым, кото рые по состоянию на 2005 г. исчислялись в 15 млрд «у.е.». Укра ина очень запустила Крым, она не в состоянии поднять здесь ни сельское хозяйство, ни курорты, ни высокотехнологичное производство, ни построить современную транспортную инф раструктуру: современный аэропорт в Севастополе и транспор¬ тно-промышленный узел в Донузлаве. И только РФ может обес печить такие вложения, заодно перебросив мост через Керчен ский пролив – из Тамани в Крым.

Оставляя Крым в руках Киева, Москва рискует получить новое Крымское ханство на своих границах. Надо сказать,

«оранжевые» попали в зависимость от татарской общины в Крыму: именно она обеспечивает большинство голосов на полуострове, подаваемых за юшенок-тимошенок. Киев вынужден финансировать переезд в Крым все новых партий «крымских турок» и их обустройство. То есть «помаранчевые» сами взращивают «новое Косово». В то же время Киев делает все. чтобы выжить из Крыма русский Черноморский флот.

«…Чтобы разобраться в вопросе о крымской автономии, официальному Киеву крайне необходимо отрезать ее от пусть слабой, но все же существующей поддержки России, во многом олицетворяемой Черноморским флотом. Не как военной силой – флот слишком слаб… – но как символом присутствия России в Крыму. Вывод флота во многом лишит русскоязычное население надежды на Россию и частично дезориентирует его…» – пишет в статье «В зоне внимания – Севастополь» Анатолий Корнев. Он доказывает: после вывода ЧФ РФ Севастополь обречен на упадок и полную нищету, ибо он предназначен для базирования именно военного флота. Мирный порт в Севастополе не выдерживает никакой конкуренции с гаванями в Одессе, Ильичевске, Херсоне, Измаиле, Мариуполе, Феодосии и (в будущем) в Донузлаве.

Но Киев остервенело выбивает ЧФ из Севастополя. Если он добьется успеха (а это неизбежно при вступлении Украины в НАТО), обстановка в Крыму резко дестабилизируется, ускоряя «косовскую развязку». И тогда в Крыму образуется «вторая Албания», грозящая экспансией террора и сепаратизма на Северный Кавказ. Чеченские боевики давным-давно отдыхают и тренируются в Крыму, в его «татарской части». При образовании нового Крымского ханства неизбежно вырезание десятков тысяч русских людей (великороссов и малороссов) на полуострове, неизбежны этнические чистки и превращение в беженцев сотен тысяч восточных славян.

Попробуем представить картину из возможного и не столь далекого будущего. Итак, США испытывают острый кризис изза проблем с долларовой системой и болезненной структурной перестройки своей экономики. На все это накладываются вспышки социальных конфликтов в Америке.

И в это же самое время в бассейне Черного моря назревает конфликт. Поднимающаяся Турция с населением в 80 миллионов душ решает прирастить свои территории за счет благодатного и стратегически важного Крыма. Путем создания в нем «независимого» татарского государства, патронируемого Анкарой так же, как сегодня она покровительствует непризнанной ТРСК. Обстановка благоприятствует туркам.

Украина – классическое «государство-неудачник» с хилой экономикой и криминализованной, пропитанной коррупцией элитой. После выхода из состава СССР Украина деградировала, утратив большую часть своего научно-промышленного и военного потенциала. Ее население вымирает, а сама «незалежная» де-факто расколота на две части, западную и восточную. При этом восточная сопротивляется насильственной украинизации, ненавидя западную, нищую и националистически настроенную часть, которую приходится кормить дотациями. Шахтеры, металлурги, транспортники, машиностроители и аграрии Востока, тяготея к русским братьям, вынуждены спонсировать тех, кто призывает к борьбе с «москалями».

Крым уже в начале 2000-х годов испытал все прелести «украинской державности». Путешествующий по полуострову видит хиреющие здравницы: «самостийники» не в силах обеспечить инвестиции в курортно-туристическую сферу. Никакой второй Анталии здесь не получилось. Здесь же – зарастающие бурьяном поля, заброшенные угодья Института военного растениеводства, разгромленный центр управления космическими аппаратами в поселке Школьном. Замершие кораблестроительные предприятия, брошенные порты. Славянское население, стареющее и вымирающее, – и бурная экспансия татарской общины. Рождаемость в ней такова, что скоро треть всей крымской молодежи составят татары. Причем политика заигрывания Киева с крымско-татарскими националистами завела достаточно далеко. У последних существует разветвленная структура образовательных, благотворительных и подпольносиловых организаций.

И вот в один прекрасный день, когда мир впадает в глобальный экономический кризис, а США замыкаются в своих внутренних делах, Турция начинает маленькую победоносную войну. Может быть, толчком к ней станет выступление русских Крыма, доведенных до отчаяния нищетой и дубовой украинизацией.

Тотчас же поднимутся организованные отряды татарских националистов, курируемые турецкими разведкой и военными, «нафаршированные» турецкими командирами и военными инструкторами. Националисты, напав на стоянки украинских боевых кораблей, парализуют флот, провозгласят Крым кое независимое государство со столицей в Бахчисарае и тут же обратятся за помощью к Турции. Впрочем, все будет расписано в планах турецкого Геншта ба. Его ничуть не смутит то, что и Турция, и Украина – члены одного и того же блока НАТО.

Итак, в районе Севастополя орудует почти сотня таких крымско-татарских отрядов, в окрестностях Качи – 20, у Гвардейского – 25, вокруг Феодосии – 8. Они захватывают и подрывают часть русских и украинских кораблей прямо у пирсов. (Всякий, побывавший в Севастополе и Балаклаве, знает, как слабо защищены флотские стоянки от нападения с суши). Они убивают морских офицеров, членов их семей, захватывают аэродромы. Громят позиции пушек и крылатых ракет частей береговой обороны. Группы диверсантов, замаскированные под туристов с аквалангами, подрывают винторулевые группы украинских кораблей. Благо, они в основном стоят у пирсов, а не ходят в море.

Турки на весь мир объявляют о том, что поддержат независимость нового государства. Турецкий премьер заявит о том. что не допустит возрождения имперских амбиций России и обеспечит свободу судоходства на Черноморье.

В тот же день турки проводят две агрессивных операции: минируют выходы украинского (и российского) флота в Черное море и проводят массированную ВНО – воздушно-наступательную операцию. Они с воздуха и с подлодок заваливают рейд севастопольской базы 240 минами. Начинается и трехсуточная ВНО. ВВС Турции совершают четыре массированных МРАУ – массированных ракетно-авиационных удара. В первые сутки – два, и по одному – на второй и третий дни. В первый МРАУ Турция бросает 300-400 самолетов. Против Военно-морских сил Украины (ВМСУ) действуют 72 машины и 206 крылатых ракет с турецкого флота… 12 фрегатов новейших западных типов – «Оливер X. Перри» и МЕКА2000, каждый из которых способен нести противокорабельные ракеты (ПКР) «Гарпун». Турецкие ВМС способны бросить на черноморский театр военных действий 19 ракетных катеров и два эсминца, 15 патрульных катеров, каждый из которых быстро переоборудуется в ракетоносец с двумя ПКР «Пингвин». Турки обладают 206-240 противокорабельными крылатыми ракетами. Имеют даже одиннадцать вертолетов с противокорабельными ракетами. Волчьей стаей рыщут в море все семь турецких подлодок. Все эти силы разотрут ВМСУ в мелкий порошок.

Теперь ничто не может помешать движению турецких конвоев с десантом, которые вышли с турецкими войсками из портов Трабзона, Дерезун-Реза, Гельджука, Искендеруна. Турки захватывают удобную бухту Балаклавы, входят в Севастополь.

Перекрыв Перекоп, они ампутируют Крым от Украины. Никакое членство Киева в НАТО не поможет. И…

Повторяется история Кипра 1974 года. США слишком заняты собой, чтобы вовремя среагировать. Да им, по большому счету, даже выгодно, чтобы важный Крым попал под контроль более сильной Турции. Ну, а для последней благословенный полуостров станет выгодным объектом колонизации. Сегодня в Крыму живет два миллиона душ. Но он с легкостью прокормит и все шесть миллионов. В море встанут нефтяные и газовые платформы…


***

Украину не спасет ни членство в НАТО, ни собственные «Озброены силы». Ибо они ничтожны.

В самом деле, что «независимая Украина» может противопоставить турецкой военно-морской мощи?

Да практически ничего. Ни сегодня, ни в обозримом будущем.

В нынешней Балаклавской бухте, где базируются корабли украинской пограничной охраны, каждое утро поет горн и раздаются команды: «Ривняйсь! Струнко! Флаг та гюйс пидняты!»

То есть – равняйсь, смирно, флаг и гюйс поднять.

Но разыщите старшину местных лодочников Ивана Иваныча – бывшего советского подводника. И он расскажет вам, как вскоре после знаменитого 11 сентября СБУ (Служба безопасности Украины) устроила учение. К Балаклаве подошло небольшое судно, где засели спецназовцы, игравшие роль террористов.

Запалив дымовые шашки, они изобразили пожар.

Ничего не подозревающий пограничный сторожевик выбежал из узкой бухты, направившись к якобы горящему «борту». Но оттуда вдруг раздались автоматные очереди. И… экипаж боевого корабля под украинским флагом попадал на палубу, позволив «террористам» легко взять свой сторожевик на абор даж. Потом, когда местные жители, помнящие традиции советского ВМФ, стали пенять горе-морякам за их трусость, один из них ответил: «А за что я буду погибать? За эту полукриминальную «державу», что платит мне нищенские гроши за службу?»

Таковы реалии нынешних ВМСУ. Моряки советского Черноморского флота носили на погонах сокращение «ЧФ». Тогда ходила злоязычная расшифровка оной абревитатуры на мало русский манер: «Чи флот, чи не флот». Сиречь, «то ли флот, то ли не флот». Зря смеялись. ЧФ СССР был серьезной силой.

А вот нынешние ВМСУ – действительно «чи флот…»

Теперешние националистические правители Украины, стремясь выжить российский ЧФ из Крыма и вступить в НАТО, сами толкают события к «кипрскому сценарию».

Оставшись один на один с турками, Киев Крым потеряет.

А вот если в расклад сил ввести и моряков Российской Федера ции, то у Крыма появится шанс остаться славянским.

Преемником советского Черноморского флота сегодня выступает ЧФ РФ. Каков же он сегодня? 30-я дивизия надводных сил состоит из ракетного крейсе ра «Москва», трех больших противолодочных кораблей («Кер чи», «Очакова» и «Сметливого») и двух сторожевиков («Ладно го» и «Сметливого»). 197-я бригада десантных кораблей- из семи БДК. 247-й дивизион подлодок- из двух субмарин (одна на ходу). 68-я бригада охраны водного района (ОВР) может выставить пять малых противолодочных кораблей 1980-1986 годов постройки и четыре тральщика. 184-я бригада ОВР – еще два мапых противолодочных корабля и четыре тральщика.

Для борьбы с надводными кораблями противника есть 41-я бригада ракетных катеров, главная ударная сила которой – два сверхскоростных ракетоносца скегового типа (на «полувоздушной » подушке), «Бора» и «Самум». Они вооружены лучшими в мире противокорабельными ракетами типа «Москит». Еще здесь есть два более старых малых ракетных корабля, «Мираж» и «Штиль» с ракетами типа «Гранит», да еще и шесть ракетных катеров. РФ арендует большую часть причальных стенок порта Севастополя для стоянки более 30 боевых кораблей и судов.

В Севастополе базируются штаб ЧФ, центральный узел связи, военно-морской госпиталь, 1096-й зенитный ракетный полк, 810-й отдельный полк морской пехоты, 17-й арсенал, яхт-клуб.

На аэродромах Кача и Гвардейское базируются 20 самолетов Су-24М и Су-24МР, Ан-26, а также до 10 вертолетов-целеуказателей Ка-27.

Казалось бы, перед нами – лишь тень некогда сильного флота. Что-то подобное разношерстному и слабому «действующему отряду» красного флота на Балтике 1918-1920 годов.

Автору этих строк в 2001 году довелось быть на борту ракетоносца «Бора» на учениях. Они произвели гнетущее впечатление.

По сравнению с советскими временами корабли, экономя горючее, ползали на черепашьей скорости. Стрелять пришлось давно исчерпавшими срок хранения ракетами 1982-1983 годов выработки, причем половина из них отказала. Если в СССР палили по быстроходному радиоуправляемому кораблюмишени и реактивным имитаторам боевых самолетов, то теперь стреляли по неподвижной избитой барже. А зенитчикам вообще мишеней не досталось: лупили ракетами по воображаемой точке в небе. Я увидел низкую меткость артиллеристов и плохую радиосвязь. А особенно удручало то, что координаты условного противника, которого должны засекать специальные спутники, самолеты и вертолеты, на самом деле засекали чисто условно. За неимением самолетов и спутников разведки и целеуказания.

Но! Страна поднимается. Она, в отличие от Украины, потенциально может укрепить и модернизировать свой ВМФ.

К тому же, по договору о разделе ЧФ от 28 мая 1997 в украинских территориальных водах и на суше может находиться группировка российских кораблей и судов численностью до 388 единиц (из них 14 под вод ных дизельных лодок). На арендуемых аэродромах в Гвардейском и Севастополе (Каче) может быть размещен 161 летательный аппарат. Сие вполне сопоставимо с мощью военно-морской группировки Турции. То есть Росфедерация может наращивать свой флот по сравнению с нынешним.

А значит – стать фактором предотвращения крымской трагедии и турецкой агрессии.

Но пока Киев выпихивает ЧФ из Крыма.

На что он рассчитывает? Ведь Сувукраина слаба не только на море, но и на суше. И чтобы нас не обвинили в предвзятости, процитируем работу украинского автора.

«…Некогда один из мощнейших, первой пятерки военных организмов мира, за каких-то 15 лет фактически прекратил свое существование.

С соответствующим вытеснением Украины с рынка вооружения, полной деструкцией ВПК и высшей военной школы.

За это время мы, за здорово живешь, отдали третью по своей мощи группировку стратегическо-ядерного потенциала, а заодно и 72 пусковых установки шести бригад оперативно-тактических ракет… Кроме того, добровольно-принудительно отказались от Черноморского военного флота и всей его береговой инфраструктуры, от нескольких дивизий уникальнейших стратегических бомбардировщиков, для которых просто не существует недоступных объектов на географической карте планеты, а вместе с тем – от войск противовоздушной обороны (ПВО) страны да и ПВО сухопутных войск тоже.

К тому же, как-то незаметно полностью избавились от 4-х десятков военных вузов, а на площадках многих из предприятий ВПК, выпускавших еще совсем недавно лучшие на планете баллистические ракеты, танки, военно-транспортные самолеты, микроволновую радиоэлектронную технику (вспомним «Кольчугу»), боевые корабли различных классов и т.п. сегодня гордо красуются «элитные» жилые комплексы и офисные центры.

И это не считая того, что за последние два десятилетия украинская армия получила где-то полтора десятка новых танков, а вся ее остальная «боевая» техника, включая и весь парк летательных аппаратов, находится на вооружении 30 (тридцать) и более лет.

Но самое удивительное, что по мере нашего продвижения в сторону интеграции в НАТО все более рельефно начинает прорисовываться то, что с большой натяжкой можно назвать целью всех проведенных преобразований в военной отрасли, или «дорожной картой» украинского армейского движения. Итак, стотысячная армия, в основе которой лежат 10 облегченных бригад сухопутных войск, способных вяло реагировать на необходимость принимать участие в миротворческих усилиях своих новых союзников по оружию, и все…

Таким образом, хоть ряд вопросов, на который должна давать ответ военная доктрина государства, прояснился. У нас, повидимому, нет направленных в наш адрес внешних угроз, и Украине нужна лишь такая армия, какая должна и может быть использована против общих врагов организующего ядра цивилизации, на второстепенных, вспомогательных участках противостояния с потенциальным противником.

Где-нибудь в очередном Ираке или очередном Косове, СьерраЛеоне или Ливане… Да еще, по-видимому, для того, чтобы служить Верховному главнокомандующему сдерживающей силой против попыток использовать милицейские или другие силовые формирования государства для решения внутренних политических и экономических кризисов.

Таким образом, добровольно или не совсем, но все власть предержащие, какие были и есть на Украине, а следовательно и вся политическая элита нации единодушно подписались под тем, что у нас нет и не может быть внешних угроз или что те угрозы, которые реально существуют, в силу неких объективных причин для Украины неподъемны. И, как следствие, подписались под полным отказом от своего права на национальный ВПК, национальную военную школу, от своего участия в мировом рынке оружия и от присутствия своего военного флага на водных акваториях… и, в конце концов, от такого «рудимента» военного дела, как воинская повинность в любой из ее форм.

Естественно, что такое развитие событий потребовало запуска в обиход ряда пропагандистских штампов, чьей задачей является обеспечить сохранение некого лица перед народом и той частью политической среды, которая по определению не может быть безучастной по отношению к разоружению государства. И с нами начали проводить усиленную информационную работу на тему, что старые стандарты армейского строительства и ведения военных действий канули в Лету и что пришли новые технологии и подходы, базирующиеся на использовании мобильных группировок наемных профессионалов, сверхточного чудо-оружия и неких невероятных электронных, лазерных, спутниковых, акустических средств разведки и целенаведения, решающих действий спецназов и спецагентов, поддерживаемых направленными ударами с моря и воздуха и т. п.

А параллельно начали настойчиво подбрасывать мысль о том, что в прошлое ушли не только большие национальные армии, но и такие атрибуты национального существования (развития), как государство старого образца, государственный суверенитет, границы, вследствие чего по логике вещей тем более отпадает необходимость тратиться на их защиту.

Все просто – нет объекта вожделения, нет и желающих на него претендовать и некому давать вооруженный отпор.

Кстати, насчет последнего тезиса как-то и спорить сложно в контексте того, что действительно, в плане больших геополитических «тектонических» сдвигов право и реальные возможности на вооруженную защиту или решение вопросов, связанных с военным разрешением конфликтов интересов геополитического уровня, – удел избранных. А еще более точно – крайне избранного круга государств или межгосударственных объединений.

Что же касается всего остального, в том числе и конфликтов локального характера и вообще истории и реалий военных противостояний этого витка земной цивилизации, то суть проблемы можно и нужно сформулировать с точностью до наоборот от нам так настойчиво внушаемого.

Потому что было, есть и еще долго будет решать исход любого военного противостояния исключительно сила национальной полноценной армии и тот экономическо-промышленный потенциал страны, который способен обеспечить ее необходимым ресурсом и в первую очередь оружием для одержания победы в реальном или потенциальном противостоянии. Собственно, есть три составляющие любой победы: экономическая мощь государства, его полновесные вооруженные силы и еще дух и воля народа.


А все остальное, как говорится – или вторично, или вообще от лукавого, если не касаться такой тонкой материи, как Промысел Божий и невероятное стечение счастливых или несчастливых обстоятельств.

В сущности это понимают везде – ив Китае, и в Индии, и в Пакистане, и в тех же странах НАТО, таких как Англия и Франция, запустивших многомиллиардные программы модернизации своего стратегического оружия, в частности подводного ядерного флота. И как ни «странно», имея за спиной и США, НАТО, и формирования Евросоюза, а также отсутствие очевидных потенциальных противников в ближайшем географическом пространстве, они берегут, совершенствуют и развивают как раз все то, что мы так предприимчиво разрушили.

И уж совсем не живет нашими представлениями о будущем армий и будущих схемах протекания событий на полях сражений тот же Израиль. Государство, которое имея за спиной, как минимум четыре блестяще проведенных военных кампании против коалиций государств с более чем 20-кратно превосходящим его людским потенциалом, да к тому же очень даже неплохо на то время вооруженным, знает, что отказываться от всеобщей, включая женскую половину населения, воинской повинности, или от обладания ядерным потенциалом, или от наступательного стратегического оружия – и безответственно, и преступно.

Этого также не позволяют себе наши прямые соседи на Севере и Юге, и в том числе Турция, которая в последнее десятилетие вложила в развитие своего флота не один десяток миллиардов в долларовом исчислении и чья военная мощь позволяет ей продвигать свои интересы на том же Кипре или в сопредельном Ираке.

Но вот вопрос: зачем Турции такие усилия прилагать для развития военного флота?! Против какого вероятного противника, объединенного с ней единым морским бассейном?!

Так что, в общем-то, все всем понятно и даже банально, хотя и потребовало такового длительного рассуждения исключительно по причине ну уж очень дружного напора одних, включая всех наших гарантов, в том числе и «братскую» Российскую Федерацию, по отношению к нашей полной демилитаризации и редкого бессилия на грани паралича воли к противостоянию других, т.е. нас с вами.

Хотя, решая вопросы формирования и продвижения военной доктрины и военного строительства, необходимо постоянно помнить, что еще никому и никогда не удавалось решить стратегические цели этнонационального строительства и процветания, используя грубую физическую (военную) силу.

И что наращивание милитарных мышц должно происходить крайне взвешенно в минимально достаточных объемах в контексте возможности предотвращения реальных угроз государству, т.к. любое другое решение чревато экономическим и человеческим перенапряжением нации и, более того, может спонтанно подтолкнуть к желанию поиграть (размяться) накачанными мышцами.

Здесь, в этом «деле» самое важное – остаться в рамках известной песенной, без малого столетней давности, установки: «Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути». Как говорится, ни убавить ни прибавить…» Владимир Цендровский 21.08.07 http://www.vremya.org.ua/content/view/580/28/ («Наше время»).

Разрушив и свои сухопутные силы, укры не могут восстановить их: не выдерживает хилая «свидомитская» экономика.

При этом эксперты укронационалистов убеждены, что вступление в НАТО позволит Украине свести к минимуму свои военные расходы – ибо защищать «самостийную», мол, будет Североатлантический блок. От нее понадобится лишь предоставление территории. Зато – покончим с русским влиянием.


Но, товарищи, обратимся ко все той же экономике. Если в декабре 2008 г. Киев получит официальное приглашение и начнет осуществлять программу по присоединению к Североатлантическому блоку, то ее окончания следует ожидать к концу 2010 г. Это очень хлопотное и дюже дорогое дело. Дело в том, что необходимо перевести вооруженные силы Украины и управление ими под натовские стандарты. Минимум затрат на одного военнослужащего в НАТО – 15 тысяч долларов. Сегодняшняя «самостийная» обеспечивает едва 2,5 тысячи. Для примера: в сравнительно недавно вошедших в блок Польше и Венгрии – 20 тысяч на душу военнослужащего, в странах Западной Европы – от 40 до 60 тысяч. Американский уровень в 200 тысяч – мечта недостижимая. Страны НАТО тратят на оборону 2,2-2,5% своих ВВП. Украина планирует ассигнования в 2,48% ВВП лишь в 2010 году. Но выполнит ли – неизвестно, ибо слишком тяжелые затраты на социальную сферу и поддержание инфраструктуры. Кроме того, придется идти на болезненное сокращение численности «озброеных сил», что само по себе нагнетает социальное недовольство.


***

А теперь смоделируем возможное будущее. Итак, в мире – новая Великая депрессия. Допустим, Украину даже приняли в НАТО. Однако в Крыму начинается нечто вроде косовских событий.

Вспыхивает межнациональная война. В ответ на попытки Киева подавить мятеж Турция наносит молниеносный сильный удар. Украина побеждена. Ей никто не приходит на помощь: и Европа, и США борются с кризисом. Крым оккупирован.

Он провозглашает себя новым независимым государством.


Другая вариация: в Крыму при поддержке Турции вспыхивает война. Межнационально-межрелигиозная. Но помощь предлагают уже американцы. Кризис кризисом – а перспективный район нефтегазодобычи контролировать неплохо. Далее следует провозглашение независимости мусульманского Крыма (сценарий Косова) и присутствие на постоянной основе контингента американских войск и, естественно, 6-го флота США в акватории Черного моря, для защиты «молодой крымскотатарской демократии» и заодно – района нефтегазодобычи.

Так что нынешний косовский сценарий, может статься, отрабатывался в том числе и как стандарт действий именно для Украины.

Отсюда вывод: если Украина войдет в НАТО (к чему так стремительно ведет ее нынешний проамериканский правящий режим), то акватория Черного моря будет не украинской, не болгарской, не румынской или турецкой, а именно американской.

Транспортный нефтепровод уже давно построен и дожидается своего часа – и нефтепровод «Одесса-Броды», который успешно продолжат до польского Гданьска для осуществления транспортировки углеводородов далее через океан. Эта «нитка » сделана на случай того, если турки поймут, что их крупно надули с поддержкой сепаратизма в Крыму, и закроют Босфор для прохождения танкерного флота США.

Отпадение Крыма (в той или иной форме) станет началом распада нынешней Украины.

«…Для Украины важно не оказаться в зоне пересечения интересов разных геополитических сил в роли «серой» буферной зоны, за контроль над которой эти силы будут конкурировать.

Поскольку наша страна изначально находится на границе между Россией и ЕС, ее геополитический выбор ограничен пространствами либо Российской Федерации, либо объединенной Европы. Именно с целью наиболее эффективного обеспечения национальной безопасности и защиты интересов государства и общества Украина должна стать частью какого-либо пространства коллективной безопасности.

Проблемные задачи масштабных преобразований во многих сферах жизнедеятельности страны на пути «создания Европы в Украине», повышения жизненных стандартов до европейского уровня не дают нашим политикам ни морального права, ни возможности тратить колоссальные средства на сектор безопасности в условиях нейтралитета, когда это можно сделать с той же эффективностью, но значительно дешевле, присоединившись к одной из существующих коллективных систем безопасности…» (Василий Кругов. «Эволюция угроз» – украинский журнал «Неизвестная разведка», 2006 г., № 5-6).

Тщетная надежда. «Самостийная» уже попала в капкан, оказавшись в зоне «геополитического разлома». Здесь пересеклись интересы США, Евросоюза, Турции, исламского мира – и Русской цивилизации. Вступление в НАТО не исправит ситуации.

Более того, усугубит ее. По мере обострения мирового Суперкризиса.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх