Грандиозная русская битва за Развитие

Мы можем сказать, что некоторые наметки создания новой империи – Русского союза – уже есть.

Приведем для начала статью, написанную Юрием Громыко и Максимом Калашниковым для газеты «Завтра»:

«- Вы сошли с ума!- кричат нам в спину. – Нам не нужна империя. Хватит строить ее на костях русского народа! Опять славянам придется отрывать от себя ресурсы и средства, чтобы развивать другие народы, как было в СССР. Снова дороги, каналы, новые города и предприятия будут строиться где угодно, только не в русских землях. Уделом нашим вновь станут нищета, пришедшие в запустение деревни, непролазное бездорожье…

– Как вы собрались строить свою имперскую утопию?-вопрошают другие. – Входить танками в Киев, Кишинев, Тбилиси?

Лить русскую кровь?Да нет уже сил у русских. Мало пассионарной молодежи. Не станут больше русские отдавать свои жизни за очередной великодержавный проект. Даже не думайте!

Это – голоса из прошлого. Мнения тех, кто не может подняться над серой обыденностью. Людей с плоским, а не объемным мышлением.

Реальность требует совсем иного мышления. Действительность беспощадна: РФ не выживет. Она построена как придаток к сырьевой «трубе», причем с народом, вымирающим бешеными темпами…

Потому есть лишь один способ сохраниться? Совершить безумный рывок вперед. Оставив позади американцев, европейцев и прочих. Породить сияющий образ будущего и великую мечту, что воодушевит наш народ. Даст ему смысл жизни и силы для борьбы.

Побудит снова рожать детей и самоотверженно трудиться.

Породит новые отрасли индустрии и занятости, дав высокооплачиваемую и интересную работу миллионам душ.

Сделать подобное в рамках РФ невозможно. Ее государствен ное устройство, экономика, правящая «элита» и общество к по добному совершенно не способны.

В чем кроется источник нашей веры в возможность русского глобального прорыва? В том, что сегодня прежняя модель разви тия, предложенная Западом, зашла в тупик. Что представляет собой нынешнее мировое целое с позиции России? В настоящий момент мирового развития, выстроенного и обладающего техно логической и социокультурной реальностью, не существует! Не возможно нам куда-то встроиться, к кому-то приладиться, что то подглядеть. Украсть, перенять, скопировать… В том и зак лючается миссия России – предложить миру своеобразные чертежи сложного социокультурного развития. Новый глобаль ный проект. Тот, что, начавшись в нескольких точках Евразии, развернется затем во всемирный.

Мы не можем пойти в кильватер американцам и европейцам они сами на пороге тяжелого цивилизационного кризиса. Глупо восстанавливать безнадежно устаревший промышленный и инф раструктурный комплекс СССР. Нет – только опережающий скачок в Будущее способен нас спасти.

Попробуем перечислить основания нового русского проекта.

Первое – система новых прорывов в фундаментальной науке, их программа. Второе – изменение промышленной технологической организации системы производства. Здесь нам надо развить пол номасштабные производительные силы, куда входят индустрия, научный комплекс и система образования. Третье – подъем уров ня жизни нашего народа, преодоление последствий геноцида, ус троенного «реформаторами», новая социокультурная норма под держки семьи. Наконец, Россия нуждается в программах моби лизации граждан на основе новых информационно-коммуникатив ных систем. Только так мы сможем включить миллионы людей в программу осуществления прорывов.

Нам предстоит совершить несколько научно-технических революций, сформировав облик нового мира через 25-30 лет. Революций фундаментальных. Социокультурных. Порождающих реальность, совершенно отличную от нынешней.

Первая – энергетическая революция. Она должна привести к крушению мира, стоящего на нефти и газе, к созданию источников дешевой и чистой энергии. Здесь можно говорить о термоядерных реакторах или о других источниках тепла и киловаттчасов.

Но суть – одна.

Вторая – революция биофотоническая. Это – технологии слабых электромагнитных воздействий на живую природу, позволяющие дешево и кардинально лечить почти все болезни и обеспечивать необычайную продуктивность сельского хозяйства, избегая его химизации и генно-инженерного вмешательства.

Третья – революция нанотехнологическая. Она позволит коренным образом изменить все стороны нашей жизни. В пределе нанотех ведет к созданию сверхпромышленности, где крохотные сборщики-ассемблеры без участия человека изготовяют вещи прямо из исходных веществ. В специальных чанах, например.

Скажем, молоко делается прямо из травы, минуя корову.

Представьте работу нанофабрики: вы загружаете в нее воду, песок, всякую органику (да хоть мусор!) – а на выходе получаете готовые обувь, одежду, инструменты, бытовую технику…

Причем за сущие гроши. Делая ненужными все прочие промежуточные звенья старой индустрии. Нанотехнологический прорыв сулит слияние технологий – биотеха, нейроэлектроники и работ по искусственному интеллекту. Все это породит эволюционирующую промышленность будущего: полностью автоматическую, сверхчистую, развивающуюся по своим законам. Способную стремительно завалить человечество дешевыми изделиями любого рода. Те, кто овладеет нанотехнологиями, оторвутся от прочих представителей рода людского дальше, чем мы отстоим от мира животных.

Четвертая -революция знаний и информации (эпистемическая).

Благодаря ей мы создадим особого типа машины, позволющие анализироать работу сознания и овладеть сложнейшим делом: искусством принятия верных решении в реальном времени.

Здесь все стоит на развитии математики, математической физики, новых типов неримановой геометрии и на очень серьезном прорыве в науках о мышлении.

Максим Калашников настаивает и на пятой революции – антропологической. Речь идет о технологиях построения людских сообществ, обладающих коллективным надличностным разумом.

И еще о создании «нового человека» с помощью нанотехнологий, генной инженерии, специальных технологий работы с сознанием, раскрывающих колоссальные, сокрытые в нашей нервной системе возможности.

А Юрий Громыко говорит, что первым этапом антропологической революции является революция консциентальная – революция роста сознания, форм осознанности и самосознания. К этой революции готовятся во многих странах. И хотя работы на данную тему, как правило, засекречены, подобная подготовка легко вычисляется: хотя бы потому, что резко сходит на нет метафора сравнения работы сознания с компьютером. Большинство элитарных групп, занимающихся этой проблемой, на стародавний вопрос «Думают ли машины?» давно дали ответ: вопрос неправильно поставлен. Машины, являющиеся продуктом деятельности людей, не думают. Но анализ того, как человек ведет себя в гипермедиасредах, позволяет выявлять работу сознания и превращать ее в анализируемый и читаемый текст. Сознание не в ящике и не в терминале, оно в демонстрируемых актах самоопределения и понимания того, что на терминале.

С этой точки зрения для анализа механизмов воздействия на сознание важнее повседневность, чем облучающие торсионные генераторы. Все самое страшное и загадочное происходит на наших глазах и находится рядом с нами. Под повседневностью мы имеем в виду символические среды, в которых живет сознание – будь то структурированные образные системы или разорванные чаты и порносайты, табло рекламы, бесконечные зрелища реальности – reality show или пространство идеации или молитвенного самососредоточения. Рост осознанности предполагает не поедание хитроумных таблеток, но постоянную каждодневную работу с личным самоопределением, выращиванием внутри себя кристалла (Е.Л. Шифферс). Одним из важнейших условий консциентальной революции выступает рост самосознания, поэтому разрушение самосознания или этно-конфессиональной, национальной идентичности за счет помещения своего сознания в произволь ные действия группы в «ящике» – важнейшая цель консциенталь ных войн. Зачем захватывать территории, если можно изменить подданство населения?

Эти революции становятся ключом к самому коренному преобразованию жизни не только в России, но и во всем мире. Победа наша заключается в прорыве к технологическим инфраструктурам следующего поколения, в очередном опережении Америки. На их основе мы сможем создать невиданную промышленность, приносящую изобилие и экологически чистую, основанную на сверхточных станках, лазерах и нанотехе. Осуществляется мечта прежних коммунистов: жизненные блага, пища, кров и энергия обеспечиваются в избытке и очень дешево. С наименьшими затратами сил, ресурсов и денег.

Мы сможем строить сеть новых транспортных коммуникаций, прошивая ими пространства и делая нашу страну средоточием планетарных путей. Начнется бурное развитие особых транспортных систем – гибридных, комбинированных. Это XX век делал ставку на устройства, предназначенные для передвижения в строго определенной среде: в воздухе – самолеты, в космосе – ракеты, над водой и под нею – корабли и субмарины.

А мы разовьем синтетические транспортные инфраструктуры, что соединяют и сорганизуют друг с другом перемещения в разных средах. Начнем строить машины для движения в промежуточных средах – между землей и воздухом, морем и небом, между атмосферой и космосом. Примеры? Экранопланы Бартини (бартинилеты) – исполинские летающие крылья, способные скользить на бреющем над водой, болотами, лесами, неся огромные грузы. (Отпадает надобность в дорогах.) Воздушно-космические самолеты«челноки». Сверхскоростные поезда – либо на магнитной подушке, либо на «струне», как у Юницкого. В результате сформируется инфраструктура, связующая все точки воздушного, околоземного и земного пространств.

Все это, вместе взятое, полностью решает проблемы современного мира. Мы уходим от экологической катастрофы и восстанавливаем природу. Забываем о дефиците энергоносителей и пресной воды. Преодолеваем разрыв между богатой и бедной частями человечества. Предлагаем миру колоссальные транспортные проекты в Евразии, развивая себя – и решая проблему перегретого мирового финансового рынка. Выдвигаем конкретные планы создания совершенно новых отраслей промышленности и человеческой деятельности. Короче говоря, создаем новую, следу ющую за индустриальной, эпоху, которую Ю. Громыко называет антропной, а М. Калашников – Нейромиром.

Что это дает самой России? Силу, богатство, сбережение парода, рост качества и уровня жизни. И одновременно, спасая себя, мы избавляем весь мир от нынешнего абсурдного, душного морока глобализации. От бессмысленного и бесплодного «казинофинансовых спекуляций. От изуверских устремлений хозяев нынешнего миропорядка, жаждущих ради сохранения богатства и потребления небольшой касты избранных обречь миллиарды людей на нищету и вымирание. От череды межрелигиозных и межнациональных конфликтов.

А главное – у России появляется смысл существования. Обретя его, русские воспрянут и начнут рожать детей. Ибо сегодня им, лишенным великой цели, неинтересно жить на свете.

Здесь мы остаемся русскими, сохраняем свои цивилизационные замах и дерзость, не превращаясь в вымирающих «овощей-бюргеров ». Русские – смелый сумасшедший народ, и этой дерзостью они и опасны.

Но есть еще одно следствие осуществления такого прорыва – рождение новой империи. Но сразу оговоримся: поскольку на эту тему написано достаточно литературы, здесь необходимо сделать специальные отграничения. Например, важно указать на дилогию Негри и Хардта «Империя» и «Множество». Для этих авторов империя – самоотмирающий сложившийся химерический мир глобализации и связанные с ним формы финансового и силового господства. Похоже, что спинозист Негри очень убежденно верит в субстанциальность поселенческой ткани и самоорганизацию коммунальной жизни. Не было у него опыта освоения районов крайнего Севера и создания инфраструктуры для полетов в космос. Для жителей России всегда была важна государственность.

Не махина обезличенного бюрократического государства, но миссия, стратегия и личные образцы служения, которые образуют традицию освоения огромных пространств. Помните грибоедовское «Служить бы рад, прислуживаться тошно»? Многие представители русского мира, который продолжается и за границами Эрэфии, хотели бы служить России.

Русская империя, если она и возникнет, – очень странная империя. Она не основывается на диктате и насилии по отношению к другим народам, она не предполагает культурного империализма, в основе которого лежит животное чувство, перенесенное на предметы культуры. Дескать, моя культура выше, чище и лучше, чем у других народов. Если бы все подданные обладали высоким религиозным сознанием, ее – пятую империю – следовало бы назвать Священным царством, поскольку единственное ее назначение – это преодоление смерти. Преодоление смерти во всех формах: от предоставления народам равного доступа к инфраструктурам, обеспечивающим воспроизводство жизни, рост численности семей – до личного бессмертия.

Но континент новой империи – пространство, воронка развития, в которое могут быть втянуты разные народы и страны.

Не может существовать русского развития или американского развития. Развитие есть всемирно исторический феномен, протыкающий своим острием все страны и континенты, соединяя глубины мирового океана и космические бездны, выявляя неизведанные типы энергии в атомном ядре и новые материалы, создаваемые в космосе.

Но Россия сегодня может стать субъектом развития, поскольку Россия знает принцип организации развития. Для того чтобы осуществлять развитие и иметь суверенную государственность, в стране должна быть фундаментальная практико-ориентированная наука, инновационное производство и развивающее образование, тесно взаимосвязанные друг с другом на основе принципиально новых институтов – проектных бюро, агентств развития, новых международных кредитных институтов (в частности «револьверного» кредита), предполагающих реформу мировой валютной системы. Поскольку мировая долларовая система находится в состоянии банкротства и свободных денег на развитие нет.

Запускаемые Россией процессы развития могут стянуть в единое целое технологические группы разработчиков старой Европы (Германии, Франции, Швейцарии), представителей фундаментальной науки, образования и промышленников из России, разработчиков крупных инфраструктурых проектов континентальной Азии и Латинской Америки. И сделав это для начала в мысли, мы осознаем вдруг, что последние 15 лет в развитых капиталистических странах шел процесс деиндустриализации, пиком которого является превращение акций «Дженерал Моторс» в мусорные облигации (JUNC BONDs). Разрушение промышленности в России было частью мирового процесса деиндустриализации.

Финансовый капитал пожирал промышленный капитал, предлагая более простые схемы извлечения сверхприбыли. Промышленный капитал справлялся с финансовым, пока жил социалистический мир, пугавший прорывом к новым технологическим решениям.

Российская Федерация, воплотив программу нового мирового развития, даже помимо нашего желания, превратится в мощный магнит, властно притягивающий «опилки»: несчастные, нищие, конченые страны – «независимые» обломки СССР. Все элементарно: ни одна из «новых суверенностей-91» не обеспечила своим подданным нормальной, полноценной жизни. Везде на постсоветском пространстве царят нужда, безработица, деградация, беспросветье жизни. Везде правят пещерные националистические бюрократии, давящие любую попытку нормального развития. Некомпетентные. Пронизанные алчностью, эгоизмом и криминалом.

Русское чудо прежде всего привлечет в Россию самых энергичных и работящих, самых преданных нашей стране. Большие проекты позволят дать работу множеству переселенцев из русскоправославной ойкумены: с Украины и из Белоруссии, из Закавказья и Средней Азии. Причем не только великороссов, но и малороссов-украинцев, и белорусов. Приток первостатейного человеческого капитала даст сильный толчок развитию имперской сердцевины. Ну, а картины новой жизни в России? Ее граждане смогут похвастать отличной работой, высокими заработками, индивидуальными домами, хорошим здоровьем… На фоне такого жалкое прозябание в «суверенных обломках» покажется и вовсе невыносимым. К нам потянутся. С нами станет выгодно интегрироваться. Трассы новой транспортной сети крепче привяжут некогда отпавшие от нас территории к «осевой земле»

Пятой империи. Мы начнем вовлекать лучшие умы из стран нынешнего СНГ, старой Европы, Азии и Америки в наши грандиозные научно-технические, сверхиндустриальные и инфраструктурные проекты. В наши новые университеты поедут учиться: постигать, скажем, тайны нанотехнологий – а заодно и напитываться русским, имперским духом. В таких условиях падение антирусских этнократических режимов в ближнем зарубежье – вопрос недолгого времени. Лишившись опоры, они рухнут. Ни у США, ни у Европы, угодивших в глубокий кризис, не хватит сил для содержания антиимперских правящих клик в Киеве, Кишиневе, Тбилиси и т. д. И никаких кровопролитных войн за присоединение бывших союзных республик не понадобится: к нам попросятся сами.

Новая империя окажется очень выгодна для нынешней РФ.

Но такой же выгодной она станет и для других народов, входящих в новую сверхдержаву. Исчезнут обиды старых индустриальных времен. Помните: «Ах, опять за счет русских приходится строить дороги и заводы в Таджикистане (Украине, Молдавии и т.д.)». Новые технологии ведут к исчезновению понятия «дефицит». Все можно делать с гораздо меньшими затратами, чем в СССР. Домов, еды, лекарств и прочих жизненных благ хватит всем. А многое просто не придется строить. Например, экранопланы-бартинилеты и скоростной струнный транспорт сделают ненужными дорогие и трудоемкие асфальтовые шоссе.

А биофотонические технологии заставят забыть о такой вещи, как многомиллиардная бюджетная поддержка сельского хозяйства.

Никого не придется спонсировать: в Пятой империи все смогут заработать на достойную жизнь. «Имперское бремя» станет легче пуха.

А мы пойдем дальше, разворачивая свою деятельность на всем Земном шаре. Не нужно нам самоубийственной ура-патриотической изоляции! Мы вовлечем в имперскую стройку и создание новой жизни всех, кто этого жаждет. Откроем Русский всемирный университет. Пойдем с проектами взаимовыгодного сотрудничества в Малайзию. Россия могла бы помочь этой стране сформировать полноценную научыо-разработческую сферу и основать тамошнюю Академию наук. Подобную работу некогда по просьбе Петра Первого проделал для нас великий немецкий ученый Лейбниц.

Малайзия сформировала университетскую науку, но она не носит фундаментального характера. Мы не станем переносить в эту азиатскую страну устаревшие и отработанные темы исследований РАН. Нет, новая академия займется принципиально новой институциональной структурой научной организации, программированием новых прорывных исследований. Скажем, на основании институтов опережающих разработок в области авиастроения, космических исследований, ядерной энергетики, на¬ нотехнологий и биофотоники. Они займутся климатологией, лазерными технологиями, материаловедением и изучением новых видов энергии. Инвестиционный пакет Малайзии при этом мог бы пойти на переустройство и модернизацию нашей фундаменталь¬ ной науки.

И параллельно, совместно развертывая технополисы и передовые производства, мы сможем включить силы и ресурсы Малайзии в реализацию наших прорывных проектов. И это может открыть нам путь в другие части самого перспективного региона планеты. Ведь недаром малазийцы почитаются «пэкиджера¬ ми» (упаковщиками-маркетологами) всей Юго-Восточной Азии.

Они очень хорошо представляют, кто в чем нуждается и сколько за это готов платить.

Россия начнет превращаться в империю добра. В империю знаний. В империю Будущего. Время РФ, вымирающего и деморализованного сырьевого придатка остального мира, истекает. И тем важнее пустить часы новой России…

Вот – примерный набросок того, что нужно делать в Русском мире. Однако Калашников и Громыко в той статье не указали еще одну революцию: в общественном устройстве. Ведь новым технологиям нужен и новый тип социума, идущий на смену подыхающему капитализму.

Капитализм – не венец творения. Он так же обречен на смерть, как в свое время оказались обреченными рабовладение и феодально-крепостнический строй. Что убило феодализм?

Развитие торговли и промышленности, развитие мирового товарообмена и финансов, технологический прогресс.

Океанские корабли, книгопечатание, огнестрельное оружие, паровая машина и железная дорога, фабричное производство – вот что похоронило феодализм и принесло торжество капитализму.

Но теперь и капитализм должен пасть. Его убьют новые способы производства и общественной организации, передовые технологии. В развитии информационных сетей, в успехах нанотеха и генной инженерии, в «закрывающих технологиях » кроется смерть капитализма. Закрывающие технологии, позволяющие получать продукты и товары с гораздо меньшими затратами ресурсов, энергии и труда, убьют старую рыночную экономику. За примерами ходить недалече: уже есть технологии строительства, не требующие сверхдорогих, энергоемких цемента и бетона, позволяющие в разы сократить себестоимость жилья. Уже есть богатые энтузиасты в США, что могут выходить на своих «самоделках» в ближний космос, тратя на это не сотни миллионов долларов, как государственные космические агентства, а несколько миллионов. В мире уже накоплен запас технологий, позволяющих человечеству получать биотопливо из отходов сельского хозяйства, прокладывать дороги с «вечным» полотном, перерабатывать городской мусор дешево и безопасно для природы – с помощью калифорнийских червей и т. д. Просто господствующий капиталистический строй такие технологии отторгает: они объективно уменьшают прибыли, свергают с трона слишком многих «сильных мира сего», мешают доить бюджеты государств и кошельки частных потребителей. Если же будут созданы новая энергетика, альтернативная нефтегазовой, и производственные системы с искусственным интеллектом (безлюдная гибкая промышленность), то капитализм получит смертельный удар.

В этом смысле советская попытка построить социализм была великой попыткой, предпринятой на негодном техноба¬ зисе. Конвейерное производство, старые фабрики и заводы, энергетика на нефти и газе – все это обрекло СССР на поражение.

Все это не годилось для общества будущего, ибо происходило из прошлой эпохи. Ну, это как если бы умники из неолита решили бы построить городскую цивилизацию бронзового века (с храмами, библиотеками и водопроводами), используя все те же кремневые топоры и рубила, не дожидаясь открытия металлургии и металлических орудий труда, еще до того, как появятся земледелие и скотоводство, а ремесло отделится от сельского хозяйства. В общем, неолитические умники верно определили направление развития цивилизации, но при ее строительстве потерпели все-таки крах, ибо нужны были технологии и структуры следующей эры, а они решили обойтись достижениями каменного века.

Но теперь для успеха социализма есть нужные технологии и институты. И можно строить социализм, что станет отличаться от советского так же, как удобный, напичканный электроникой океанский лайнер нынешних дней – от древней галеры, пропахшей потом гребцов и нечистотами. Социализм национальный.

Здесь не будет всеобщего огосударствления – неминуемо сохранится сильный частный капитал. Мы увидим целые сектора экономики, где частник эффективнее государства.

Где с частниками будут конкурировать артели и кооперативы.

Но увидим мы и вполне социалистические, плановые секторы.

Особенно те, где нужны долгие, стратегические вложения. В национальном социализме обобществлены будут и природные ресурсы – они должны служить всем. В итоге получится общество без сверхбогатых сырьевых олигархов, но зато с новыми богатыми – теми, кто сделал состояния на разработке и освоении новейших технологий, на наукоемком бизнесе.

Нам всем – националистам, коммунистам, православным консерваторам – нужно сообща, прекратив бесплодные усобицы, создавать идеологию и практику такого социализма.

Ибо он решает те проблемы, которые хотят решить все три главных отряда русской оппозиции. Он создает предпосылки для создания Русского Союза (5-й империи, Сверхновой России, СССР-2 – кому как нравится).

Именно такой национальный социализм и станет всемирноисторической миссией русского народа. Строя его у себя, тратя силы исключительно на себя самих, мы объективно решаем мировые проблемы! Мы создаем реальную альтернативу нынешнему подыхающему капитализму – гнилому и больному «победителю СССР». И одновременно – мы излечиваемся от комплекса национальной неполноценности, снова придавая смысл героической попытке отцов и дедов, что попробовали построить общество будущего в XX веке, опередив время на доброе столетие. Вы, сражавшиеся и рвавшие жилы под знаком серпа и молота, лили кровь и пот не напрасно. Ваше дело будет успешно продолжено.

Контуры нового строя уже нащупываются.

«Черт, как надоели реалии рыночного общества, как «достал » капитализм! Но и в «развитой социализм» что-то не хочется… »

Так сегодня думают, пожалуй, миллионы наших сограждан.

Разочарованные в капиталистической действительности и не желающие возврата брежневских времен, они не знают, куда идти. Поэтому люди либо впадают в депрессивную апатию, либо переполняются злобой ко всему на свете. Общество буквально заболевает психически: люди не желают рожать детей, спиваются, убегают от реальности – или кидаются в дикую жестокость. Реалии современной глобализации – это надлом массовой психики. Нам жизненно необходим третий путь развития.

Об этом говорит знаменитый современный мыслитель Игорь Гундаров.

– Борясь с нынешней глобализацией по-американски, нужно бороться не «против», а «за». За новое общественное устройство, – считает И. Гундаров. – Обычно в такой роли называют советский развитой социализм. Как неомарксист и коммунист (правда, исключенный из партии), я начинаю определять: а что понимается под словом «социализм»? Это то, что было описано классиками и целой армией ученых-систов как развитой социализм. То, что хотел Маркс, мы в СССР получили: бесклассовое общество, отсутствие эксплуа тации человека человеком, государство как машину уничтоже ния денег. Мы все это попробовали. Построили СССР – вели кое, светлое, мощное государство развитого социализма.

Но наш великий народ очень быстро прошел этот период развития и увидел, что вырос из социалистических «одежек».

Социализм стал мал и тесен для него. Он не был плох – просто мы его действительно переросли. Нужен был новый этап раз вития. Следующая великая цель. Ее не поставили – и Советс кий Союз погиб. Не наметили такой цели и по сей день.

Вот почему избиратели РФ, разочаровавшись в реалиях капитализма, все равно не голосуют за КПРФ и ее лидера Геннадия Зюганова. Никакой обман, никакие фальсификации при подсчете голосов не могут скрыть одного факта: за Зюганова не голосуют 80 процентов. Ибо слишком многие понимают: стоит ему прийти к власти – и он останется у ее руля до тех пор, пока нижняя челюсть не отпадет. И те дефекты, которые вызывали массовое неприятие в СССР, при нем будут – как элементы того прекрасного и великого строя, который мы, повторяю, переросли. А мы хотим, чтобы этих дефектов и ошибок больше не было. Кому охота попадать в реальность, где есть очереди за дефицитным товаром, где нет частной торговли, где снова открылись унизительные для нашего самолюбия магазины «Березка »?

Нас поставили перед ложным выбором: либо капитализм, либо социализм. Но народ не хочет ни туда, ни сюда. А есть ли истинная, открытая, а не надуманная альтернатива? Есть ли следующий этап развития, новый общественный строй? В свое время капитализм был огромным шагом вперед в общественном развитии. Потом пришел социализм, обеспечивший еще один рывок в развитии. А следующий этап может быть – или нет?

У человечества впереди еще тысячи лет развития. Глупо думать, что ничего нового не будет изобретено. Пока никто в мире не сформулировал четко этот третий вариант. Значит, дорога создателям нового общественного строя открыта.

Но мы можем уже сегодня определить его суть. Итак, общественный строй будущего – не кабинетная выдумка, а естественное продолжение всей стратегии цивилизационного развития человечества. Продолжение ее железной логики. А что это за логика? Ответ, думаю, ясен: гуманизация человеческого бытия. Движение к гуманизму. То есть признание права человека на счастье, свободу, социальное совершенствование. Ранний Маркс об этом писал. Итак, мы ставим новую цель: создание общества для человека счастливого, свободного и социально совершенного. Общества, наиболее полно отвечающего природе человека.

Но он по природе своей двуедин. В человеке уживаются и коллективизм, и индивидуализм. Неправда, что мы – абсолютные коллективисты. Свой интерес русский мужик всегда соблюдает.

Мы – существа и материальные, и духовные одновременно.

Как у Маяковского: «Землю попашем – попишем стихи ». Мы существа «био» и «социо» в одном лице. Мы двуедины и противоречивы.

Капитализм поддерживает одну сторону нашей натуры. Он апеллирует к свободе личности, эгоизму, свободной конкуренции.

Коммунизм поддерживает другую сторону: социум, коллективизм, солидарность, высокие идеалы. В своих «нишах» и тот и другой строй имеют громадные преимущества. А в чужих и капитализм, и социализм антигуманны. Новый строй должен создать иную конструкцию общественных отношений адекватную природе человека.

Итак, мы, русские, должны открыть новый строй, не описанный в марксизме. Более того, он нам нужен, как говорится, по жизненным показателям. Сверхсмертность и спад рождаемости у нас порождены катастрофической злобой людей от неприятия того, что есть у нас сейчас, и депрессией от непонимания: куда же идти? Чтобы сохраниться, мы обязаны открыть новый строй, потому что иначе вымрут и русские, и Европа вымрет. У них на одну женщину – 1,4 ребенка, тогда как для простого воспроизводства нужен коэффициент 2,2. А почему европейцы не хотят рожать? Да из-за тех же причин – злобы и тоски. И терроризм, радикально усилившийся повсюду в мире за последние полтора десятилетия, выступает индикатором тотального неприятия человечеством того, что происходит на планете.

Мы должны создать строй, где поставим во главу угла Человека с большой буквы. Нет, не гедонистического эгоиста, а Человека, который хранит память предков, заботится о потомках и о своем собственном существовании. Но как не «заболтать » дело, как четко отследить – движемся ли мы в нужном направлении гуманизации общественных отношений? И на это есть свои индикаторы. Чем ближе к воплощению Царства Бо¬ жиего на земле – тем меньше тоски, убийств и самоубийств, грабежей и разбоев, больше детей рождается, меньше семей распадается. То есть чем ближе к идеалу – тем выше качество жизни. Оно и есть цель прогресса человечества. Высокое качество жизни есть воплощение великих принципов, содержащихся в великих религиях. Зная показатели-индикаторы качества жизни, можно четко контролировать направление развития, правильность принимаемых решений.

А какой тогда должна быть экономика нового строя? В капитализме частная собственность священна. При социализме господствует государственная собственность (многие считают ее общественной). А в новом строе любая собственность будет священной, если она справедливо приобретена и несет в себе «хозяйственный здравый смысл». То есть экономика создается, исходя не из идеологических установок, а из того, что хочет человек. Большинству людей ясно: торговля цветами, например, должна остаться в частных руках. При новом строе частная собственность будет там, где это выгодно людям.

Мелкая торговля – не дело государства. Оно как мощный, огромный слон, коему нечего делать в посудной лавке. Зато нефть, газ, «Уралмаш», ядерная энергетика, лес – это задачи слона. Здесь господствует общенародная собственность. Мне видится три вида собственности: общенародная, групповая и частная. Методы управления? Планово-рыночные. Элементарный здравый смысл говорит, что где-то должен быть план, а где-то – рынок.

Новый общественный строй должен иметь и соответствующую форму государства. Да, это – демократия. Но она начинается отнюдь не с голосования и выборов (мы на своем опыте знаем, что электорату могут с успехом предложить нескольких кандидатов-бандитов). Нет, демократия начинается с механизмов выдвижения кандидатов. В справедливом строе каждый человек должен иметь возможность выдвинуть вперед достойного и честного. И здесь, с моей точки зрения, идеальна система власти Советов. Что это такое? От каждых пяти тысяч избирателей выдвигается один депутат. Из них формируется местный Совет. Из местных Советов делегируются представители на районный уровень, оттуда – на областной, с областного – на общегосударственный. Причем ото звать делегата «сверху» может тот коллектив, что его выдвинул.

Поэтому такая система внутренне антикоррупционна, в ней депутат реально отвечает за свою работу перед теми, кто его выдвинул.

Истинно советской системой очень трудно манипулировать.

Ею безумно сложно управлять. Она выдвигает наверх самых толковых и профессиональных. Именно поэтому Советскую власть уничтожил партийно-государственный аппарат СССР, сведя ее роль к чисто декоративной. Именно поэтому Советы были уничтожены в 1993 году. Но у Советской власти, на мой взгляд, гигантский потенциал. Уверен, что Россия будущего станет советской.

Каким будет политический режим (то есть система управления, поведения власти и политическая атмосфера) в стране, идущей по «третьему пути»? Необходим жесткий механизм контроля народа над властью, какового нет ни в капитализме, ни в социализме. Таков залог успешной гуманизации нашего общества. Предлагаю: пусть раз в год президент страны отчитывается о динамике базовых показателей, обрисованных нами. Если статистика смертности, самоубийств, преступности зашкаливает за «красную черту», ему нужно уходить в отставку.


Как назвать этот новый строй? Наверное, термин «социо¬ гуманизм» подходит больше остальных.

В нынешней РФ боятся говорить о необходимости смены общественно-экономического строя. А зря! Такая смена – насущная, жизненная необходимость…

В этом убежден Игорь Гундаров. Предложенный им социо¬ гуманизм, смею предположить, есть не что иное, как возможный национальный социализм, напитанный «закрывающими технологиями». Тот самый строй, что может стать общей платформой для всех отрядов оппозиции.

Именно этот новый строй и инновационная революция должны привести к созданию Русского союза. Триединой империи.


***

И начинать такую политику можно с любого направления.

Например, с создания сильного отпора процессу расширения НАТО на Восток. Давайте попробуем набросать возможный «асимметричный ответ». Вот, есть конкретная проблема: при ход НАТО на малороссийские земли – как, впрочем, и в Гру зию. Что же делать в ответ, по большому-то счету? Как начать контригру, которая не была бы проигрышной с самого начала? И как сделать такую контригру мощным ускорителем развития самой РФ?

Распространяя Североатлантический пакт все дальше на некогда советские/имперские земли, владыки Запада четко дают понять Москве: ты – по-прежнему нам враг. А все надежды элиты РФ на вхождение в круг глобальной капиталистической аристократии – пустые мечтания. По границам урезанной в 1991 г. России выстраивается, как и в 1920-1930-е гг., санитарный кордон из государств-лимитрофов.

В самом экстремальном варианте они – плацдармы для быстрой агрессии НАТО против русских, в обыденном режиме – инструменты для господства глобального истеблишмента над пока еще сильно ослабленной Русской цивилизацией.

Вне всякого сомнения, в интересах Русского мира – размонтировать «суверенные страны», рвущиеся в НАТО: Грузию и Украину. Их правящие круги невменяемы: они рвутся в Североатлантический пакт любой ценой. Конечно же, их нужно освободить от областей, тяготеющих к единству и добрососедству с русскими: от Абхазии, Южной Осетии, левобережья Днепра, Причерноморья и Крыма. Но, увы, такой ответ не является полным и окончательным. Даже если демонтаж удастся, остатки Грузии и Украины все равно окажутся в НАТО. Все равно в Закавказье и в Прикарпатье окажутся враждебные нам военные базы Североатлантиды.

При этом для Российской Федерации невозможно дать симметричный ответ: ее военные группировки всегда будут слабее натовских. Ядерное оружие, конечно, несколько нейтрализует численный перевес НАТО в сухопутных, военновоздушных и морских силах (и в количестве высокоточного оружия), однако не компенсирует утраты Москвой сферы ее традиционного политического, экономического и культурного влияния.

Попробовать пойти совершенно оригинальным путем и попытаться сколотить антиамериканский военно-политический союз в Латинской Америке? Вроде «РФ-ВенесуэлаКубаБразилия – и т. д.»? Полная утопия. Латиноамериканцы в прямую конфронтацию с Соединенными Штатами не войдут. Венесуэла – это слишком слабо, опереточно-картинно, ненадежно. Куба? Постсоветская Москва ее упустила.

Представить себе, что нынешняя РФ размещает на Острове свободы ракеты средней дальности с ядерными БЧ, авиабазы, посты радиоэлектронной и радарной разведки – это, знаете ли, из области даже не фантастики, а фэнтэзи в стиле Толкиена.

Напомним, что Кремль сам пошел на демонтаж базы радиоэлектронной разведки в Лурдесе, а попытка размещения на Кубе ядерного оружия СССР в 1962 г. едва не привела к войне с Америкой.

Можно поставить вопрос и по-другому: а заинтересована ли Латинская Америка в военно-политическом союзе с РФ?

Экономически – нет, ибо ей крайне важны рынки и Соединенных Штатов, и Евросоюза (стран НАТО). Русский рынок заменой им быть никак не может. Запад для южноамериканцев – источник новых технологий и инноваций. РФ подобного предложить не в силах: она пока не создала несырьевой модели развития, инновационной экономики. Непополняемый все эти годы запас советских технологических чудес с 1991 г. исчерпался, да и во многом устарел морально: то, что впечатляло мир во времена раннего Ельцина, сегодня уже выглядит архаикой.

Напомним, что Москва поставляет Венесуэле боевые самолеты 4-го поколения тогда как в США летают авиационные комплексы уже пятой «генерации», и ничего подобного у РФ нет.

Бразилия уже обгоняет РФ в гражданском авиастроении, она успешно вытягивает из нас остатки советских космических технологий.

Об информационных, компьютерных, нанотехнологических и прочих «передовых рубежах» и говорить не приходится.

Вот почему в экономическом плане гипотетический военный альянс РФ с латиноамериканцами невозможен. Тамошние элиты скорее пойдут на пакт с растущим Китаем, чем с нами. Да и если брать чисто военный план – у РФ больше нет сильного советского ВМФ, нет авианосных ударных соединений, нет мощного военно-воздушного флота и боевой космической группировки. Нету РФ мощного корпуса десантно-амфибийных сил и флота транспортной дальней авиации, способной оперативно перебрасывать оружие и людей на тысячи километров. А ведь именно это и нужно и для того, чтобы проецировать русскую силу на другое полушарие планеты, и ради того, чтобы искать союзников в Латинской Америке. Ну, а ядерное оружие в его нынешнем виде слишком «экстремально» и «неинструментально», чтобы считать его некоей панацеей. В конце концов («спасибо» Горбачеву) в СССР так и не была развернута программа «Созвездие-Р» – программа создания на базе твердотопливных ракет «Пионер-УТТХ» гибкого в применении, высокоточного (и неядерного в том числе) оружия стратегической дальности действия.

Надо отдавать себе отчет в том, что Вашингтон не угрожает латиноамериканским странам прямой военной агрессией. Силенок у него сейчас маловато. Было бы достаточно – давно бы он расправился с Чавесом в Венесуэле. Нет угрозы военной интервенции янки в Мексику (как в начале XX столетия), не предвидится бомбежек Бразилии или десантной операции по высадке войск на Кубе, как в 1898 г. А против инспирируемых в США заговоров и политических переворотов импортированное из РФ оружие не защитит.

Поэтому и ответить на экспансию НАТО в Грузию и на Украину в виде создания русско-латиноамериканского блока – невозможно. Это может стать явью в будущем. Если РФ, наконец, сможет совершить рывок в технологическо-инновационном развитии, приблизившись в этом отношении к Советскому Союзу. И если она начнет масштабные совместные проекты с той же Бразилией, что начнут создавать нечто принципиально новое. К примеру, суперкомпьютеры на нейропринципе, космическую авиацию, парк экранопланов всех видов или, скажем, надводные корабли с передним расположением движителя.


Но это – дело будущего. А сегодня – увы, увы…


***

Однако стоит изменить точку зрения – и увидишь, что возможность русского ответа на продвижение НАТО есть, причем весьма неплохая. Просто ответ сей лежит отнюдь не в военногеополитической сфере, в других «параллельных мирах». Русским «ответом Чемберлену» может стать грандиозная операция «Русское развитие».

Некий аналог предлагаемого автором статьи – 1930-е годы.

В это время Россия-СССР со всех сторон окружена враждебными силами. К Советскому Союзу не питают симпатий все основные игроки тогдашнего мира: ни США, ни Британская империя, ни Франция, ни Япония, ни Германия. По западному обводу границ страны – враждебные Москве страны-лимитрофы:

Турция, Румыния, Польша, Финляндия. Тогдашний аналог нынешним «младшим членам» НАТО. Однако русские и в этом положении находят «асимметричный ответ». Они, пускай с большими жертвами и жестокостью, но совершают рывок в развитии страны. Строят вторую промышленную державу мира.

Экономика СССР стремительно растет, тогда как весь прочий мир, угодив в Великую депрессию, страдает от экономического спада. Русские-советские изумляют мир строительством гигантского воздушного флота, совершают серию рекордных авиаперелетов, демонстрируют свою новую силу. На Тихом океане у СССР практически нет флота? Япония угрожает нам своими линкорами? Сталин перебрасывает на Дальний Восток группировку четырехмоторных бомбардировщиков ТБ-3, способных в случае войны долететь до Токио и превратить его в пылающие руины. На военно-морское превосходство японцев СССР отвечает превосходством в воздушном океане. Начинается развертывание и дешевого ответа на японский надводный суперфлот: группировки советских подводных лодок. Вдобавок к этому, Москва строит на Дальнем Востоке, как бы сказали нынче, «высокотехнологичный промышленный кластер» и зону ускоренного развития в одном лице: Комсомольск-наАмуре – средоточие авиапромышленности и кораблестроения,

«бастион труда и обороны». Развертывает ОДВА: Особая дальневосточная армия, имеющая и свою экономику самообеспечения.


Похожий процесс происходит на западном направлении.

СССР авиаперелетами тяжелых бомбовозов 1934 г. и последующими авиационными парадами показывает, что на возможное вторжение армий стран-лимитрофов он в силах ответить жестокими бомбардировками Варшавы, Хельсинки, Бухареста, Будапешта. Четырехмоторные машины Туполева наглядно показывают новые индустриально-технологические возможности России-СССР. Чуть позже Москва демонстрирует принципиально новые технологии ведения войны: «проникающие » удары больших танковых соединений и воздушные десанты.

Но не менее сильным становится информационно-психологический ответ. СССР приглашает к себе тогдашних «властителей дум» (Герберта Уэллса, Рабиндраната Тагора, Леона Фейхтвангера), показывая им грандиозные воплощаемые проекты – в индустрии, градостроительстве, в образовании и социальной сфере. Мол, пока на Западе – депрессия, мы, русские, идем вперед семимильными шагами, усаживаем страну за парту, открываем новые вузы, творим и строим. Итог: в начале 1930-х в США случались демонстрации, где безработные рабочие, выброшенные на улицу «белые воротнички», разоренные вкладчики банков и фермеры требовали «сделать в США так, как в Советской России». Да, такое было – и из песни слова не выкинешь.

То есть на огромное превосходство соперников в военном и экономическом планах мы в то время ответили форсированным развитием страны и смелыми военно-психологическиэкономическипропагандистскими акциями. Смелыми инновациями во всех сферах деятельности. В том числе – и такой (на тот час) суперинновацией, как пятилетние планы развития.

СССР смог убедить весь мир в том, что умеет на своей территории решать те проблемы, перед которыми пасуют даже богатые страны Запада, тогда впавшие в тяжелейший системный кризис. СССР сформировал глобальную моду: «левый» и «коммунистический » для многих стали синонимами слов «умный» и «прогрессивный».

Во второй раз в похожую игру СССР сыграл в 1949-1968 годы. Оказавшись в плотном кольце баз НАТО (ядерные ракеты США – в Турции, авиабазы США – в Пакистане), столкнувшись с подавляющим превосходством Америки в средствах ядерного нападения и доставки оружия массового поражения к целям (в «доракетную» эпоху это были дальние бомбардировщики и авианосцы с палубной авиацией), СССР-Россия также нашел нетривиальный ответ на вызов. Мы начали космическую гонку – и запуск первого спутника (1957) и первого космонавта (1961), фактически не представляя для Запада никакой военной угрозы, оказался для наших соперников тяжелейшим психологическим ударом. Советский Союз в параллель с космическими успехами показал грандиозные достижения в экономике и социальной сфере. Академгородки, массовое жилищное строительство, комсомольско-молодежные стройки в Сибири с созданием «голубых городов» юности, успехи страны в электронной промышленности, в авиастроении, в исследовании морских глубин (первые подводные дома), бурное развитие советской науки и техники в общем – вот что стало ответом, морально подорвавшим Запад. Мы тогда на время смогли убедить весь мир в том, что можем решать цивилизационные и человеческие проблемы лучше, чем Запад.

Естественно, в те годы СССР принимал не только удачные, но и губительные для себя решения. Однако общий баланс пока складывался в пользу эффективных шагов Москвы.

В тот временной отрезок русские смогли показать миру: мы способны применять принципиально новые технологии и вооружения (радикальные, «подрывные» инновации), что нейтрализуют численное и материальное превосходство НАТО над Советским Союзом. 1949 г. – успешное испытание отечественного атомного оружия, 1954 г. – термоядерного. 1957 год – весь мир видит, что русские имеют баллистические ракеты, достигающие любого уголка США с ядерной боеголовкой.

И хотя сами ракеты были еще примитивными, с высокой уязвимостью для первого удара (их нужно было готовить к старту на открытой площадке несколько часов) – это сработало. Возник «уравнитель шансов», компенсировавший полное превосходство Америки в ВВС и ВМС. 1960 год – успешное применение зенитно-ракетного комплекса С-75, уничтожившего американский сверхвысотный самолет-разведчик U-2, считавшийся неуязвимым как для истребителей, так и для наземной ПВО. Возник противовес армадам американских и английских дальних бомбардировщиков. 1961 г. не только запуск первого в мире пилотируемого космокорабля (Гагарин), но и успешные испытания противоракеты В-1000 (уничтожение баллистической боеголовки другой ракетой,

«попадание пулей в летящую пулю»). В тот же год проходят успешные испытания воздушно-космического корабля – гигантской крылатой ракеты «Буря».

Позже пропагандистские, инновационные победы СССР идут одна за другой. Испытания сверхмощной «царь-бомбы» могуществом в 10 мегатонн на Новой Земле. Демонстрация лучшего в мире суперкомпьютера «БЭСМ».

Таким образом, СССР и в 1930-е, и 1949-1968гг. смог создать сокрушительный (асимметричный) ответ на внешние вызовы виде грандиозного рывка в инновационном развитии страны. Та кая стратегия оказалась крайне эффективной. Нечто подобное РФ должна сделать и в наши дни. И делать она это должна из расчета создания Русского Союза – инновационного, прорывного, «триединого», с новым общественным строем. Из расчета об щей борьбы с накатывающим на человечество Кризисом кризисов…

В принципе, сегодняшнее положение РФ имеет свои выгоды.

Запад, расширяя НАТО, сам входит в полосу долгого системного кризиса. Новые его «союзники» по НАТО – это слабые, экономически несостоятельные и внутренне расколотые лимитрофы (Украина и Грузия, например). Лимитрофы, где утрачен или сильно подорван высокотехнологичный сектор, а наука и образование – пребывают в упадке. Такие «союзники» повисают на экономике США и Европы солидным бременем.

К тому же, они еще – и агрессивные попрошайки. Скажем, та же Польша, что в обмен на развертывание базы ПРО требует военно-материальной помощи от США в целых 20 миллиардов долларов.

Отсюда – и реалистическая стратегия русского асимметричного ответа. По сути дела, нам нужно осуществить грандиозную операцию «Инновационное развитие». Нужно показать всему миру – мы не только можем простроить у себя жизнь более богатую и качественную, чем на Украине, в Грузии или в Польше, но и в силах решить в России те проблемы, перед которыми пасует даже богатый Запад. Скажем, мы умеем побороть демографический кризис, одновременно снабдив каждую семью отличным домом, цифровой связью, чистейшей водой.

Мы умеем создавать промышленность завтрашнего дня (а не выносить устаревшую индустрию в третий мир) и осуществлять дерзкие проекты развития. Мы можем создать отличную систему образования, «здраворазвития», воспитания детей и детского творчества.

При этом такая стратегия живительна для страны. Создавая такой ответ, мы не истощаем РФ (как если бы действовали в духе брежневского СССР и создавали бы на Западе тяжелые и разорительные для экономики войсковые группировки), а обогащаем! Каждый наш ход – это строительство качественной жизни и народосбережение, плюс вывод Русского мира на передовые рубежи развития. И даже наши новые вооружения зачастую выступают как системы двойного назначения.

Действуя так, мы облегчаем себе решение параллельной задачи: восстановления великой державы, интеграции в нее Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии; крепим и совер шенствуем союз с Белоруссией; работаем на федерализацию Украины (а то и на воссоединение с Причерноморьем и Левобережной Украиной). Россия создает для соседей реальную, привлекательную и намного более доступную по затратам модель богатой и счастливой жизни -альтернативу тому, что представляют из себя Евросоюз и США.

Мы попробуем очертить некий круг возможных проектов и решений, способных стать инновационно-асимметричным ответом русских на экспансию НАТО.


***

Системный планетарный кризис, что разворачивается сейчас – вот что может вознести нас к вершинам могущества, славы и богатства. Опять-таки обратимся к недавней истории.

Когда Запад (и весь тогдашний мир) впал после 1929 г. в Великую депрессию, Советский Союз начал грандиозную программу пятилетних планов развития. Пока западная экономика падала, русская – росла невиданными темпами. Сталинское руководство умело воспользовалось тем, что западные бизнес и промышленность, испытывая острейший голод на заказы и загрузку мощностей, с радостью хватались за «спасательный круг» в виде сотрудничества с поднимающимся СССР. Пользуясь глобальным кризисом, Москва быстро скупала (или похищала) новейшие западные технологии и оборудование, приглашала к себе талантливых заграничных инженеров, пользовалась иностранными проектами создания энергетических и индустриальных гигантов. В кратчайшие сроки русские тех времен обеспечили форсированное развитие своей страны, переняв передовой американский и европейский опыт, а затем и принялись за свое творчество, превосходя учителей.

Второй раз похожий шанс открылся перед нами после начала в 1973 г. глобального энергетического кризиса. Но, увы, тогдашнее руководство СССР оказалось слишком косным и несмелым.

Сейчас перед нами открывается третий шанс. Мы оказываемся в мире, где долларовая система терпит крушение, где неизбежны промышленный спад планетарного размаха, острейшие социальные кризисы в странах как Запада, так и нового индустриального Востока. Впереди – мир, где будут сотни миллионов безработных, бунты и революции, обнищание, прогрессирующая беспомощность прежних элит и недееспособность государств привычного типа. Многое из того, что происходит сегодня, возвещает скорую всемирную смуту, ярко показывая: прежние власть имущие на Западе не знают, куда идти и что делать.

Возьмем нынешнюю Италию. Когда весной 2008 г. ко власти в ней вернулся «постфашист» Сильвио Берлускони, то в качестве целей национального масштаба он назвал… приватизацию компании «Алиталия» и вывоз мусора из Неаполя. Господи, это у итальянцев – стратегические задания? До чего же похоже на отрывок из «Королей и капусты» великого (У Генри, где очередной диктатор банановой республики обещает покрыть страну сетью железных дорог и кукольных театров! Пожалуй, гротескный «эль-президенте» ставит даже более масштабные задачи, нежели сеньор Сильвио.

Но, оказывается, проблема вывоза мусора из Неаполя намного серьезнее: она демонстрирует всю гнилость и бессилие современного итальянского нации-государства. Неаполь действительно задыхается в грудах отбросов и отходов, но государство наталкивается на яростное сопротивление жителей окрестных сел и местечек области Кампания, близ которых планируется устроить грандиозные свалки. Местные жители устраивают пикеты и даже закидывают мусоровозы бутылками с «Молотов-коктейлем». Протестующих поддерживают и коммунисты, и неофашисты, и антиглобалисты. Но в чем суть конфликта?

Да в том, что на вывозе городских отбросов и на устройстве свалок делает огромные барыши местная Каморра – бессмертная мафия. И все попытки поставить в Кампании современные мусороперерабатывающие заводы неизменно оканчиваются неудачей: этого не хотят мафиози. И вся государственная система современной Италии («вся королевская конница, вся королевская рать») оказываются бессильными перед Каморрой.


Это ли – не свидетельство кризиса и капитализма, и государственной системы, и всей прежней политики?

Впрочем, а разве в соседней Франции дело обстоит лучше?

Страна также испытывает острый системный кризис. Ее экономика, гнущаяся под тяжестью социальных расходов и демографического кризиса, неконкурснтоспобна. Франция давно утратила свои позиции в научно-технологической сфере, каковые имелись еще во времена де Голля, в 1960-е. Во Франции уже полыхают расовые бунты, а юг страны стремительно исла¬ мизируется. И что же предлагает глава государства Николя Саркози?

Он лепечет что-то о необходимости повысить покупательную способность французов – и пытается по-монетаристски топорно обрубить социальные расходы. Чем еще более дестабилизирует страну.

Ни Саркози, ни Берлускони не пытаются выдвинуть ничего похожего на грандиозные планы создания новой реальности, новой модели развития, каковые выдвигали в свои времена Сталин или Дэн Сяопин. Каковые предлагали обществу Джон Ф. Кеннеди («политика передовых рубежей»), Франклин Д.

Рузвельт («Новый курс») или даже Линдон Джонсон («Великое общество»). Все сводится к перепевам и неудачным вариациям старого неоконсервативного, либерально-фундаменталистского проекта Тэтчер-Рейгана 1979-1981 гг., каковой уже потерпел исторический крах.

Посмотрите на сам тип современного «лидера», олицетворяемый Берлускони. Беспардонный богач-магнат, идущий во власть откровенно для того, чтобы увеличить капитал и сделать свои дела. Первый в мире открыто поправший на Западе антикоррупционный принцип: «Приходя во власть, политик должен оставить свой личный бизнес». Берлускони ведет себя как шоумен, огорашивает публику совершенно противоположными по смыслу заявлениями и балаганными выходками, заменяет стратегию и политику шумным «пиаром», ставит на людей, что давно не читают книг и газет, а только смотрят «ящик для дебилов» – телевизор. Саркози, кстати, во многом подражает итальянцу. И это – в пору развития глобального системного кризиса? Может ли быть что-либо более ему неадекватное?


Но и в США положение дел, пожалуй, ничем не лучше.

Достаточно посмотреть на итоги восьмилетнего правления президентаклоуна, техасского простака, не блещущего уровнем IQ. Долларовая система рушится, а ее безуспешно спасают дрянными монетаристскими мерами. Нужно сокращать дефицит бюджета и государственный долг, а их раздувают непомерно.

Нужно вкладывать сотни миллиардов долларов в создание производств будущего, в технологии завтрашнего дня, в поиски альтернативы нефти, в создание энергосистемы нового типа.

Но без малого триллион долларов ухлопывают в военные авантюры (Ирак и Афганистан) и в бессмысленное уже наращивание вооружений. В то же время США оказываются перед лицом крушения национальной пенсионной системы, перед угрозой серьезного межцивилизационного конфликта внутри страны (белое англосаксонское протестантское население с одной стороны – «латинос», негры, китайцы с другой). Налицо опасная деградация американской системы образования, падение образовательного уровня американцев, старение научноинженерных кадров и их стремительная «китаизация», сокращение затрат на фундаментальные научные исследования (залог будущих прорывов в развитии), износ национальной инфраструктуры.

Все это – симптомы глубочайшей болезни Запада и признаки упадка капиталистической системы. Именно в них и кроется русский национальный шанс, что нужно суметь использовать!

Пока всякие укры и свидомиты продолжают ждать «интеграции в Запад» и помощи оттуда, мы должны действовать.


***

Таким образом, современная обстановка здорово смахивает на межвременье 1930-х годов – с поправками на сегодняшние условия, конечно. Так же, как и сейчас, семьдесят лет назад капиталистический мир лежал в раздрае и хаосе, а элиты Европы беспомощно кружили на месте, как слепые, не зная, что делать и куда идти. В тот момент на исторической арене захватили лидерство решительные, умные и грубые властители, не боявшиеся предлагать свои, очень непривычные, авангардные модели развития. Под напором таких деятелей старый мир поддавался, он уступал им. Ход истории стали направлять дерзкие «демиурги», не боявшиеся идти на рискованные эксперименты.

В СССР – Сталин, в США – Рузвельт, в Италии Муссолини, в Германии – Гитлер.

Сегодня Русская цивилизация может воспользоваться моментом и захватить инновационное лидерство. Хватит рассуждать о том, что глобализация неотвратима и есть, де, мировая повестка дня! Пока она сформирована не нами. Но теперь пришла пора самим определять пресловутую «повестку дня».

Для этого нужно избавиться от комплекса национальной неполноценности, от комплекса побежденных («синдрома 1991 г.») и смело сказать самим себе: «А король-то – голый!»

Запад, что еще недавно почитался многими как светоч всего и вся, как корифей всех наук и средоточие ответов на все вопросы бытия, сам – в кризисе. Пора самим себе сказать о том, что русские способны найти ответы на мировые проблемы и без Запада, причем гораздо лучше, чем он. Что у нас есть свои технологии и идеи, которых нет ни в США, ни в ЕС, ни в Японии.

Что нужно храбро делать то, чего не делал еще никто на свете.

И это касается не только, скажем, самолетов или космической техники, но и принципов построения государства, образования или общественной организации. Довольно рабски плестись в хвосте Запада! Конечно, часть технологий можно заимствовать у него, но есть и то, что мы должны делать без оглядки на США и ЕС, первопроходчески. И нужно отыскать такие технологии и разработки в самой Русской цивилизации, взрастить их. Вбросить в реальность! Пора отказаться от идеологического подхода («рыночно-нерыночно») и применять то, что эффективно.

То, что реально решает проблемы, стоящие и перед нами, и перед всем человечеством.

Совершив такую революцию в русском мышлении, мы прозреем.

Мы увидим сотни великолепных шансов, смелых идей и прорывных проектов, которые сегодня не замечают ни государство РФ, ни ее истеблишмент. Сняв самые страшные блоки – умственные, «мозговые» – русские сумеют совершить чудеса и начать целую серию прорывных проектов всемирного значения.


***

Возьмем для примера национальную программу/проект «Доступное жилье». Нет ничего пагубнее, нежели видеть его смысл и назначение лишь в том, чтобы построить как можно больше многоквартирных домов и коттеджей по наименьшим ценам. Как, в сущности, и до сих пор понимают задачу большинство чиновников и политиков РФ. Спору нет, доступное жилье и в больших объемах нужно, однако при этом проблема совершенно нерешаема, если страна при этом не ставит более амбициозную цель. А именно: стать колыбелью новой цивилизации. Нового, гармоничного с природой стиля жизни.

Дать всему человечеству альтернативу прежней, зашедшей в тупик урбанизации, освободить человека от заточения в утробах многоэтажных, нездоровых, уничтожающих человека мегаполисов.

Если подойти к делу именно так, то проект «Доступное жилье» должен превратиться в грандиозную программу «Новая урбанизация». Или, как предлагает известный русский футуролог Юрий Крупнов, в национальный план «Неогардари¬ ка: 1000 новых городов». Успех такого общенародного предприятия будет означать сокрушительный удар по НАТО, по представлениям всего мира о превосходстве Запада, по окружающим РФ этнократическнм, русофобским режимам. Ибо русские наделе покажут, что выступают создателями более качественной и богатой жизни, нежели западники.

Однако для этого проект «Доступное жилье» («1000 новых городов») должен вбирать в себя как можно больше инноваций, как можно больше подпрограмм из самых разных сфер деятельности. Здесь должны быть совершенно революционные русские технологии строительства, что в разы снижают себестоимость сооружения домов. Здесь же – революционные инновации в ЖКХ и системах жизнеобеспечения, в энергетике, в связи и транспорте, в образовании и здравоохранении, в местном самоуправлении. Успешная неоурбанизация – это успех и в демографической политике, повышение рождаемости.

Из банальной строительно-коммунальной программы все превращается в суперпроект, буквально нашпигованный прорывными инновациями, в предприятие, аналогичное атомному и ракетному проектам по своей значимости для развития страны.

Попробуем изложить замысел возможной суперпрограммы.


***

Сегодня в РФ Юрий Крупное и его единомышленники предлагают строить совершенно нового типа самоуправляемые полисы. Поселения из усадеб, города «тканевого типа», что размещаются вдоль транспортных магистралей и сплачиваются вокруг центров деятельности. Таковыми выступят и производства нового типа на прорывных технологиях, и технопарки, и университеты, и аграрные хозяйства на революционных технологиях, и многое другое. Для строительства домов-усадеб применяются пионерные русские технологии, не имеющие мировых аналогов. Например керамическое строительство из местных песка и глины (Попов), купольных домов из пенобетона (Гребнев), домов и сооружений из моносотовых конструкций (Шумовский) и т. д. Все это позволяет строить быстро, дешево и долговечно.

Глядите: рядом с полисом-садом идет трасса скоростного транспорта. Может быть, это струнные дороги Юницко¬ го. А может, поезда на магнитной подушке, о коих мечтает наш друг Юрий Громыко. От полиса разбегаются вечные автодороги из базальтового полотна. А может, дорог останется очень мало. Жители русских полисов будущего станут пользовалься электролетами. Или автожирами-малютками.

Или маленькими самолетами типа «Жаворонок», что заменят автомобили. Не придется губить много земель и лесов ради прокладки автотрасс. Вся эта летающая техника уже существует.

В новых полисах процветает творчество. Они становятся средоточиями научно-исследовательской и опытно-промышленной работы, совершенно новой агротехники и невиданных ранее центров образования.

Энергетически наши города-ноополисы независимы. Какието из них питаются от ветровых электростанций, похожих на высокие трубы. Какие-то сделали ставку на тепловые машины.

Какие-то предпочли небольшие ядерные установки.

Некоторые города построили у себя станции водородной энергетики и солнечные батареи, улучшенные с помощью нанотеха.

А может, они сочетают установки разных типов. Где-то последним писком моды считаются домовые электроустановки, собранные из батарей на биородопсине. С отоплением тоже нет проблем: его обеспечивает недорогое электричество или автономные газогенераторы-обогреватели Заборонского, что работают на древесных чурках. Потому в нашем мире мы не зависим от нефтяных магнатов, «Газпрома» или электростанциймонополистов.


Связь? Она обеспечивается сверхширокополосными радиоаппаратами, позволяющими обойтись и без прокладки кабелей, и даже без спутниковых каналов. Хотя в ноополисах есть и то, и другое. В них действует оригинальная русская цифровая телефония. Обитатели Новой Гардарики обладают развитым самоуправлением и сами строят свою судьбу. Сама жизнь требует развитых систем самоуправления – ибо только они годятся для сетевых систем с децентрализованной энергетикой, суперсвязью, новым транспортом и производствами на технологиях будущего. Бюрократы здесь недопустимы. Они – инородное тело в нашей Гардарике. Здесь нет и потока инокультурных мигрантов: он просто невозможен.

Плюя на эгоистические интересы старых корпораций, граждане полисов выбирают самые новые технологии, что несут самое быстрое и недорогое решение проблем. Мы можем обеспечить себя электричеством за несколько миллионов рублей?

Давайте – построим башенную установку. Кто-то может лечить рак за считанные недели и при этом не нуждается в дорогих западных лекарствах по 3-5 тысяч долларов упаковка?

Иди к нам, коль тебя гнобят в старых городах! Ты изобрел дирижабль, что заменит колонны грузовиков и эскадрилью вертолетов?

Делай его в нашей системе: несколько полисов и предприятий скооперируются для этого, создадут «виртуальную корпорацию». Ты умеешь создавать современные системы водоснабжения и водоочистки, и тебя норовят уничтожить старые жилищно-коммунальные монополии, боясь за свои прибыли?

Добро пожаловать к нам, в Гардарику. Мы возьмем твои системы, сделав их создателя уважаемым и состоятельным человеком.

И так далее.

Ну, а если сложить вместе эффекты от всех инноваций, что воплотятся в Новой Гардарике? Ее граждане смогут жить так богато и свободно, как никто дотоле. Мы обставим здесь и американцев, и европейцев, и японцев. А все почему? Ведь в Неогардарике нам не придется каждый год тратить миллионы человеке лет и десятки миллиардов «у.е.», чтобы накормить индустриального Молоха. Добыть для него десятки миллионов тонн нефти и сотни миллиардов кубометров газа, горы угля и миллионы тонн стали. Ведь системы нашего жизнеобепечения и дома потребляют ресурсов куда меньше, нежели сегодня. Мы больше используем энергию солнца, ветра и текущей воды.

Минеральные ресурсы экономятся нашими ядерными миниустановками.

Металл во многих случаях заменили базальтовое полотно и сверхпрочная керамика. Ну, а новая промышлен ность по экономичности и ресурсосбережению бьет все рекорды.

Здесь все принципиально просто. Если принять все силы и возможности общества за сто процентов, то сегодня не менее шестидесяти уходит на то, чтобы обеспечить себя теплом, энергией, едой, одеждой. И только сорок остается на все остальное.

А теперь представьте, что на жизнеобеспечение тратится не 60, а только пятнадцать-двадцать процентов сил. Что получается?

В итоге мы высвободили океаны ресурсов, человеческого труда, времени и денег. У нас образовались сверхдоходы: что в физическом, что в денежном измерении. Теперь мы можем инвестировать их в самую лучшую в мире школу. Наши дети смогут читать уже в три года от роду, а программу среднего образования – проходить уже к четырнадцати годам. А дальше – получать суперобразование, что развивает их способности.

Причем – в сочетании с занятиями в новых палестрах: атлетических школах. На выходе мы получим прямо-таки древнеэллинский идеал. Человека, развитого и умственно, и физически.

Обладающего невероятными жизненной силой и нерушимым здоровьем.

Жители Новой Гардарики свободолюбивы, хорошо тренированы.

В каждом доме есть оружие – нарезные карабины, традиционные охотничьи ружья или арбалеты. Сверхновые русские слывут отличными воинами. Они не только хорошие стрелки и разведчики, но и операторы высокотехнологических видов оружия. Привыкшие отвечать за себя в системе самоуправления, работающие в сферах высоких технологий, они сообразительны, инициативны, изобретательны, технически грамотны.

Они – именно воины, а не солдаты. Не живые машины для выполнения приказов, а те, кто, по крылатому изречению Суворова, «знают свой маневр». Они и войну в случае чего поведут как предпринимательскую операцию – с неожиданными для врага ходами. В Гардарике вообще любят брать качеством, а не количеством.

Экономя те ресурсы, что сегодня бездарно проедаются несовершенным многоэтажным жильем, устаревшими системами ЖКХ и энергетики, чудовищно затратным строительством и прочим, мы создадим инновационные Вооруженные силы.

Надежно обеспечим безопасность страны. И нечего будет бояться американского космического вызова.

Во всем этом нет ничего фантастического. Вот что говорит сам Юрий Крупнов:

– Мы не настолько богаты, чтобы строить жутко дорогое в эксплуатации и неполезное жилье. Следует принципиально поновому посмотреть на проблему жилища: не как на головную боль для каждой семьи (как сегодня) или для государства (как вчера), а как на цивилизационный вызов. Как на уникальный способ одновременного решения социальных, экономических и других привычных нам вопросов -через переход на принципиально новое усадебное расселение. Через переход к новым, экономичным и здоровым формам городской жизни. Для этого и требуется творческая мощь государства. Организация градостроительной революции тождественна процессам создания атомной бомбы или первых космических кораблей. Поэтому и нужен здесь «манхэттенский» или атомный проект.

Технологии нового домостроения уже имеются. Причем наши, отечественные. В РФ и Белоруссии. Кое-что и на Украине есть.

Что же для этого нужно?Хорошо было бы принять под эги дой президента Российской Федерации национальную программу с условным названием «Дом в России» со сроком действия в 7-10 лет. Назначить лично ответственного за ее реализацию челове ка – Генерального конструктора. По такой программе в России необходимо построить не менее 1000 новых малоэтажных горо дов размером от пяти тысяч усадеб и более.

Нужно организовать министерство градостроительного развития на те же семь-десять годкое. Причем в статусе сипового министерства, министерства «со звездочкой», напрямую подчиняющегося президенту. В фонд национальной программы из федерального бюджета должно ежегодно передаваться около 50 млрд рублей и столько же и больше из бюджетов иных уровней. Не менее важно, что в этот фонд должны быть переданы прямые праеа на землю под новые малоэтажные города. Эта земля должна будет предоставляться бесплатно в собственность или длительную аренду для владельцев усадеб…

В итоге мы не только решаем жилищную проблему, но и порождаем новую цивилизацию. Очень футуристичную, живительную для России и крайне привлекательную. В свете ее меркнет «западная витрина»: русские могут обеспечить намного более качественную жизнь, тратя при этом меньше ресурсов, труда, денег По сравнению с жизнью в тысяче новых русских городов реалии, скажем, Украины с ее нищим прозябанием под властью русофобов-укронационалистов, покажутся невыносимо серыми и безнадежными. И такое же чувство охватит население Грузии.

Мы не просто решаем жилищную проблему в РФ (что само по себе архиважно), но и создаем модель жизни граждан Русского Союза.

Русские реально показывают: мы можем построить жизнь намного лучшую, чем свидомистское прозябание и даже чем недостижимая западная модель. Своей «полисной революцией » мы одним махом решаем сразу множество проблем. Даем каждой семье просторный дом – и решаем проблему рождаемости.

Создаем свободную от коррупции и засилья чиновников среду – и полностью пресекаем экспансию иммигрантов из Азии. Производим революции в транспорте и связи – и делаем их доступными для каждого гражданина. Создаем новое, здоровое ЖКХ – и порождаем среду, жадно требующую инноваций.

Заселяем опустевшие земли – и порождаем биофотоническое и биотехнологическое сельское хозяйство, сохраняем экологию. Производим рывок в системе образования – и в здравоохранении тоже. Более того, мы строим русские полисы вокруг прорывных производств. Скажем, вокруг Дальневосточного инновационно-космического кластера. И тем самым – вовлекаем в захватывающее творчество миллионы активных людей. Это тебе не шмотки из Турции возить, не мобильными телефонами торговать! Та же полисная урбанизация – это еще и военная безопасность, создание свободного и вооруженного Русского народа. Полисы намного более устойчивы к воздушнокосмической агрессии НАТО, нежели перегруженные, очень уязвимые города-миллионники.

Вот это и есть настоящий ответ на экспансию НАТО и беснования свидомитов. Это вам не нынешние жалкие потуги Москвы, что грозится то договор о границах 1998 г. разорвать, то цену на газ повысить. Ни черта этим не добьешься! Самый сильный ответ – строительство основы инновационного Русского Союза, неоимперии. Инновационная революция в самой РФ.


Вот во что могла бы превратиться нынешняя довольно беспомощная программа «Доступное жилье». Увы, покамест новая урбанизация остается лишь мечтой. Государственный аппарат РФ действует неумно, несистемно и неизобретательно.

Он по-бюрократически не в силах понять целостность и «межведомственность » грандиозной задачи. Так, строительство у него – отдельно, энергетика – отдельно, инноватика – отдельно, транспорт и связь – наособицу. Демография и миграционная политика не сопрягаются со всем прочим. Изолированно рассматриваются проблемы развития местного самоуправления, образования, медицины. Естественно, такая разобщенность предопределяет провал всей затеи.

В строительстве сделали ставку сначала на устаревшие «железобетонные » технологии, столкнулись с проблемой нехватки энергомощностей и цемента – волей-неволей повернулись к строительству усадебных домов на одну семью. Но технологии строительства таких домов предполагаются только импортные (каркасные дома, дома из пенополистирола и так называемого «газобетона»). В апреле 2008 г. президент Медведев на заседании президиума совета по реализации нацпроектов поставил задачу: дома должны быть площадью от 70 до 120150 квадратных метров при себестоимости строительства не выше 20 тысяч рублей за метр. Но ведь давно существуют отечественные технологии, что дают себестоимость практически вдвое меньшую! Однако государство этого упорно не замечает.


Вместо одного «главноотвечающего» суперминистерства урбанизации, способного распоряжаться пустующими землями, создается некий федеральный государственный фонд содействия жилищному строительству. Ему, дескать, нужно передать неэффективно используемые земли министерств и ведомств.


Снова единая задача дробится между фондом и многими ведомствами. А великий шанс на цивилизационный прорыв остается неиспользованным.

Как пример возможного «русского ответа» на вызовы времени мы привели новую урбанизацию. Но есть еще многое помимо нее, и все это «многое» (в энергетике, космосе, авиации, станокостроении, биотехнологиях, нанотехе, образовании и т. д.) нужно уложить в интегрированный план инновационного развития страны. И до 2020 года, и далее.

Именно в нем должны содержаться настоящие, истинно национально-прорывные проекты («наш ответ Чемберлену»).

Задача, что ни говори, сложна. «Плана Путина» в маломальски рабочем виде пока нет. Бюрократический аппарат РФ явно не справляется с его созданием. Ясное дело: необходимо привлекать к делу широкую общественность, экспертные круги и гражданские организации. А для воплощения грандиозного плана понадобится резко менять работу государства, искореняя косность административной машины и предпринимая инновационные меры для уничтожения коррупции. Ибо без этого невозможно будет применить прорывные технологии и взяться за решение еще никем в мире не решенных проблем.

Это не просто сложно – архисложно! Но, в конечном итоге, такая работа радикально оздоровит страну и русское общество, вдохнет в него силу. Народ наш воспрянет.

Итогом же и станет новое русское чудо. Не горячечные видения «Украинского прорыва», а истинный Русский прорыв!

Мы станем подниматься в тот момент, когда Запад, Китай и Япония испытают тяжелые удары глобального кризиса. Когда их развитие невольно остановится. Это и станет нашим самым сильным оружием – асимметричной стратегией Победы. Таков главный смысл инновационного развития, на траекторию коего обязана перейти РФ.

Если же мы не добьемся такого чуда – РФ не выдержит кризиса.

В отличие от США (распадутся-не распадутся) развал Российской Федерации при сохранении сырьевой модели экономики практически предрешен. Как предрешено и окончательное раздробление русского народа…

Да, читатель, нужно отдавать себе отчет в том, что политика нынешних верхов РФ беспредельно далека от той модели, что здесь нарисована. Да, сегодняшняя Москва продолжает толкать страну по самоубийственному пути «чииовничьесырьевой» модели. Она плодит разобщенность усилий, не может интегрировать разные программы, порождает мертвящую бюрократию и дикую коррупцию. Она не в силах остановить деградацию общества. Что ее «планы Путина» – это несусветная чушь пополам с неолиберальными бредовыми штампами. Что на самом деле верхам в Москве нужна не Русская победа, а миллиарды в личных карманах и виллы в Швейцарии.

Впрочем, все это верно и для Свидомитской «элиты» в Киеве.

Но наш долг – показать другой путь. И попытаться сделать все, чтобы русские на него свернули. Мы стараемся прежде все го совершить переворот в умах и показать: все – едино. Клю чом к решению практически всех проблем, стоящих перед рус скими сегодня, выступают одни и те же действия. И залог ус пеха – это осмысленная политика создания инновационного Завтра. Реальности Русского Союза.

Вот что должны понять жители Росфедерации. Все, что делается сегодня в РФ, должно делаться с прицелом на воссоединение восточно-славянских земель, на создание Русского союза и «империи Будущего». Уже сегодня нам нужно разрабатывать новые идеи, что в пыль разотрут Свидомитские иллю¬ зии. Спасая и развивая самих себя, русские реально прибли¬ жают час Великого Воссоединения.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх