Отвоевание Малороссии: творчески, ярко, агрессивно – и уже сейчас!

Соответственно должна измениться и политика Москвы.

В нынешнем своем виде она несет громадную ответственность за случившееся. Именно в Москве в 1998 г. ратифицировали «Большой договор» с Сувукраиной, признав ее границы. То есть признав то, что Донецк и Харьков, Днепропетровск и Запорожье, Луганск и Мариуполь, Одесса и Херсон, Николаев и весь Крым принадлежат укронационалистам. Что это теперь – вроде как заграница и нерусские земли. А ведь можно было и не подписывать этой дрянной бумаги! Договор снял территориальные споры между Москвой и Киевом, тем самым дав свидомитам все возможности втянуть Малороссию в НАТО. И, черт возьми, в 1998-м за это голосовали не только уроды-ельцинисты, но и «оппозиционеры" из КПРФ, в тот момент составлявшие думское большинство Сегодня необходимо денонсировать сей договор – и повести умную политику.

Ни в коем случае нельзя опускаться до «зеркальных» ответов на беснование свидомитов в Киеве! Если они нагнетают ненависть к «москалям» и занимаются насильственной украи низацией – ни в коем случае нельзя отвечать нагнетанием ответной ненависти к «хохлам». Единых «хохлов" на Сувукраине нет, там – десятки миллионов тех, кто хотел бы союза с РФ и не желает оказаться в зоне действия НАТО. Наоборот, из Москвы должна донестись мощная проповедь Русского единства. От¬ туда должны все время раздаваться посылы: «Нет никого укра инства! Мы – русские, мы – едины, и власть свидомитов – это опасный морок!» Мы должны ежечасно долбить сознание, поддерживая на Сувукраине всех, кто вменяем, кто стоит за воссоединение и восстановление русскости.

Итак. Киев хочет ввести преподавание в вузах только на «мове»? Стремится изгнать оттуда великорусскую речь? Надо использовать любые рычаги (в том числе и газовые), чтобы до биться отмены этого маразма. Ведь качество образования в бывшей УССР от этого опасно снизится. Самый радикальный ответ: принятие в РФ грандиозного нацпроекта «Образование».

Не нынешней «филькиной грамоты», а действительно национального, интегрального проекта. Итак, расширяем финансирование лучших вузов. Строим вокруг них новые полисы-кампусы.

Обеспечиваем в них одновременно обучение самой талантливой молодежи из глубинки РФ – и так же тянем сюда молодежь из Малороссии, не желающую учиться на «мове».

Тянем к себе лучшие мозги с Сувукраины. Порождаем чувство русского единства. Часть таких ребят останется здесь – и примет участие в инновационном подъеме РФ. А часть – вернется в юго-восточные области Сувукраины, став мощной армией поддержки политики воссоединения и противодействия злобной «украинизации». Потом эти ребята могут стать элитой Малороссии, входящей в состав Русского Союза. Или истеблишментом в возможных новых республиках, что отколются от «свидомисткого царства».

Тому, кто хочет завоевать нынешнюю полуживую Украину, необходимо заняться самым главным: отобрать самых активных украинских хлопцев – и подготовить их в своих университетах, обкатать в реальном управлении на «полигонах» своих корпораций. А потом создать нечто вроде «партии большевиков » и десантировать ее в украинскую реальность, оказав помощь средствами и информационным «оружием».

Под силу такое лишь Западу или русским. Но против Запада играют многие факторы. Как бы там ни вопили о том, что украинцы – это европейцы и носители западного менталитета, на самом деле они – дети русской культуры. И то, что хорошо срабатывает на Западе, превращается в кабак и бедствие у нас – что в РФ, что в бывшей УССР. Западу мешает иная психология населения Украины, иная религия (православие, а не католичество или протестантство), иной язык республики – не германский, не романский и не кельтский. Наконец, Запад сегодня сам входит в полосу затяжного внутреннего кризиса, ему и для себя-то не хватает качественных, творческих управленцев.

Тогда как РФ имеет неплохие шансы начать реальный подъем в «противоход» Западу.

Москве в деле отвоевания Украины намного лете: великороссы и малороссы имеют множество общих черт. Мы – части одного Русского суперэтноса. Русское кино, литература и поп культура господствуют на Украине, причем можно с помощью небольших усилий сделать такое господство подавляющим. (Киеву никуда не деться: ему придется пойти на официальное двуязычие в республике, после чего процесс завоевания умов для нас сильно облегчится.) Нам легче обучить свою «пятую колонну» на Украине. Со вмещая такое дело с подготовкой новой элиты для самой РФ.

Поэтому для того, чтобы приступить к отвоеванию Украины, нам сегодня необходимо прежде всего добиться перехода РФ на путь инновационного развития. Это создаст яркую и привлекательную альтернативу «незалежному» прозябанию.

Это даст «учебные парты» и «полигоны» для подготовки прорусской колонны управленцев Украины. Необходимо уже сейчас готовиться к участию в политическом побоище на Украине в 2008-2014 годах, выйдя к «позаследующим» выборам украинского президента с прорусской силой из активных, энергичных и преданных делу воссоединения людей. Программаминимум: овладеть «командными высотами» в восточной, промышленной части Украины, в Новороссии-Причерноморье.

Словом, в регионах-донорах республиканского бюджета.


Само течение истории будет нам в помощь. Нам на руку дубовое увлечение Киева насильственной украинизацией, воз величиванием петлюр-бандер и остальным, что вызывает острый кризис идентичности и мешат экономическому развитию республики. Скоро Украину станет терзать и кризис физического износа всего и вся: жилья, железных дорог, ЖКХ, промышленного оборудования, энергетики и т. д. К 2014 году население Украины настолько устанет от вечных аварий, политических игр, нестабильности и неустроенности, что с радостью примет антинационалистическую и компетентную элиту. Элиту развития. Элиту, олицетворяющую единство Ивановых и Иваненок.

И это тоже – часть «асимметричной стратегии», органическая часть политики создания инновационного Русского Союза.

Нужно резко изменить стиль работы посольства РФ в Киеве и сети консульств. Гнать оттуда «говорящий газовый баллон»!

Ставить туда людей, одержимых идеей восстановления русского единства, «практических романтиков». Создавать сеть работы с русскими организациями на Сувукраине. В 2007 г. Сергей Бунтовский написал Максиму Калашникову письмо:

«…На днях мне довелось поучаствовать в работе круглого стола, что проходил в Киеве и посвящался консолидации русских соотечественников. Честно говоря, мероприятие оставило мрачноватое впечатление и навеяло некоторые мысли.

Из тридцати докладов было только три заслуживающих внимания. Первый сделал Кирилл Арбатов из Львова, второй – госпожа Билоцерковская из Донецка, третий прочитал Олег Слюсаренко из Крыма. И что же? Выступает Слюсаренко, говорит о необходимости создания единого центра, об объединении русских организаций, излагает опыт Крыма. Но тут же вскакивает какая-то заслуженная старушка и кричит, что Олег хочет под себя всех подмять. Мол, зачем ей это надо? А она никому в подчинение не пойдет, так как сама уже 11 лет возглавляет что-то там русское. А потом в кулуарах, кажись, именно она заявила, что у ее организации собственного сайта нет, так как это, дескать, слишком дорого. Я попытался объяснить, что сайт -это копейки, а в ответ услышал фразу, от которой буквально рухнул буквально «на четыре мосла».

Цитирую дословно:

– Что вы мне рассказываете! У моей дочери Интернет есть, она на него тратит целых 30 гривен в месяц!

Тридцать гривен – это примерно 5 долларов. Стало быть, эта «всеукраинская организация» не может выделить пяти баксов в месяц, но пытается что-то доказывать всем, кричит о своих заслугах?!

Неудивительно, что на Украине сегодня числятся более восьмидесяти русских организаций, а толку от этого – ноль.

В общем, киевское мероприятие – это два дня скучных докладов и неспешного общения. Большинство участников – пенсионного возраста. А в это же время в том же санатории, где проходил круглый стол «русских организаций», работала школа молодых украинских лидеров. Полсотни ребят из «Пласта», «Патриота Украины», «Куна», «Просвиты» почти неделю проходили интенсивную подготовку. Причем в таком жестком режиме, что спали по пять-шесть часов в сутки. Остальное время их дрессировали. И это не разовое мероприятие!

Разговорился с одной про^витянкой. Она за месяц до этого была на аналогичном тренинге, а на каникулах едет на сборы в Польшу. Вот так.

Что хоть немного порадовало, так это то, что РФ начала хоть какие-то робкие телодвижения на «русском поле». Открылся, наконец, Русский культурный центр в Киеве. Росзарубежцентр пообещал помогать русскими книгами школам. Начинаются гуманитарные программы, хотя пока это все пребывает на зача точном уровне и явно не поспевает за стремительными акциями «укронационалистов». Похоже, что РФ до сих просто не знает, что делать с соотечественниками. Вроде бы надо помогать, как это делается в цивилизованном обществе, вот и начинают «гу¬ манитарку» скидывать.

Но этого непозволительно мало! Русская диаспора может работать мощным рычагом для отстаивания геостратегических интересов РФ. Увы! То, что русские могут стать на Украине российским лобби или «пятой колонной» Москвы, понимают пока только наши враги. В Кремле этого, кажется, замечать не хотят, предпочитая отделываться подачками. Недавно Алексей Арбатов правильно сказал, что фронт прошел далеко на Восток, а мы на Украине – остались во вражьем тылу. Можно привести аналогию с 1941 годом. Танковые группы взломали нашу оборону и ушли далеко под Москву, а наши отряды остались разрозненными очагами сопротивления за линией фронта.

Сейчас НАТО катится на Восток, а пехота нынешнего «вермахта » занимается ликвидацией этих «котлов». На Украине в «котлах» очутилось сегодня все русское население, чья численность сократилась с Идо 8 миллионов, а качественный уровень его упал на порядок. Россия должна понимать: как только нас, русских Украины, додавят и ликвидируют, силы врага будут брошены на уничтожение РФ.

Мы – пока еще щит РФ, хотя и стремительно ветшающий.

Ведь скоро (благодаря государственной политике украинизации) наши дети станут «национально-свидомыми» янычарами. Русские по крови, они будут носителями антирусской идеологии. Вот тогда начнется страшное время.. ' Если бросить сейчас силы на поддержание русской культуры на Украине, ситуацию можно будет переломить. Но сделано это должно быть в самые краткие сроки. Должны быть открыты во всех областных центрах и стратегически важных городах русские культурные центры, Дома Москвы и т.п. Должны быть в их штате люди, которые займутся исключительно продвижением позитивного образа России, русской культуры…»

Вот чем должна заняться русская дипломатия: сплачиванием русского лобби на Сувукраине! А то позорище-то какое: в Донецке, скажем, есть информационный центр НАТО, готовый давать красочные рекламные материалы всем желающим, а русских культурных центров – ни одного! Снова передаю слово Сереже Бунтовскому… …Если сравнивать Россию и США по количеству усилий, затраченных на создание очагов организационного влияния на Украине, то можно подумать, будто РФ находится «за семью морями», а Штаты – ближайший сосед «незалежной». Почему Украина становится все дальше от России? И что должна сделать Москва в данной ситуации? Главный ответ очевиден: необходимо существенно расширить финансирование сил, противостоящих американской экспансии.

Дефицит финансовых ресурсов способен загубить на корню любой перспективный проект. К примеру, у Влада Филимонова, вместе с которым автор эти строк выпускает газету «Донбасская Русь», трое детей и неработающая жена. Соответственно он должен в первую очередь заботиться о семье, а уже в свободное время заниматься общественными делами. Однако сейчас дружественные России силы даже в самой «пророссийской » (восточной и причерноморской) части Украины вынуждены бороться в условиях крайней нищеты. У «оранжевых» финансирование на высоте, мы же о подобном уровне финансовой поддержки не можем и мечтать.

Разница в наличных ресурсах у нас и оппонентов оказывается весьма серьезной, и потому многое из того, что мы делаем, часто остается на любительском уровне. Приведем несколько конкретных примеров. В то время как сторонники сближения с Россией вынуждены размножать кустарно изготовленные листовки на ксероксах за свой счет, Информационный центр НАТО (расположен, кстати, у нас в Донецком государственном университете) может себе позволить печатать цветные буклеты о Североатлантическом блоке и раздавать их совершенно бесплатно.

Там созданы комфортные условия для работы, есть бесплатный Интернет, хорошая научная библиотека на разных языках. По сути дела, это база для подготовки будущих политологов, историков, юристов, где собрана вся информация по профильным предметам. А натовская «промывка мозгов» идет как бы в нагрузку.

Еще один пример: в областной библиотеке Донецка функционирует Американский центр – тоже с бесплатным Интернетом, лекциями, курсами и библиотекой. И понятно, что зарплату сотрудники таких структур получают непосредственно из американских фондов.

Что мешает России самой создавать подобные центры, поддерживать свои очаги информационного и культурного влияния?

Неужели сложно выделить средства для хотя бы двух и трех освобожденных сотрудников, обеспечить минимальное финансирование расходных материалов для акций? Так ли уж трудно создать в Донецке официальные структуры РФ, подобные американским, и привлечь к работе людей, готовых пропагандировать идеи славянского братства?

Почему, наконец, в Донецке есть, к примеру, даже консульство Словакии, но нет консульства РФ?

Если сложно решить проблему на уровне МИДа, нужно использовать другие варианты. Представительство России в Донецке – это насущная необходимость. В каком виде – вопрос дискуссионный, но здание с русским флагом должно присутствовать в городе хотя бы как символ. Пока же у дружественных России сообществ в Донецке нет даже места, где можно было бы собраться (приходится каждый раз идти на поклон в школы и офисы).

Вопрос культурного взаимодействия – особая тема. В Рос¬ сии сейчас выходит много фильмов патриотической направленности, много музыкальных команд записывают новые диски.

Однако до Донецка они практически не доходят. Кое-что удается скачать из Интернета – но, увы, не самого лучшего качества. Было бы хорошо, если бы удалось наладить пересылку подобных дисков в крупные города Юга и Востока Украины.

Необходимо также использовать все возможности федеральной программы поддержки русских книжных магазинов за рубежом (к сожалению, следов ее реализации в Донецке не видно).

Россия должна расширить свое участие и в образовательной сфере Украины. Должны действовать школы и вузы с русскими программами обучения, с аттестатами и дипломами российского образца. Кроме того, нужно лоббировать предоставление льготных мест в российских вузах детям соотечественников (сейчас эта программа действует, но крайне ограниченно).

Как можно больше молодых жителей Украины должны оказаться в РФ – на оздоровлении, на обучении, на работе.

Особая тема – участие в информационных проектах, где необходима реальная поддержка дружественных России СМИ. Сейчас информацию о положении на Востоке Украи ны и в Донбассе можно почерпнуть в донецких газетах «Город » и «Донецкий кряж», на интернет-сайтах «Донбасская РУСЬ», «РУССКИЙ Донбасс». «Донецкий коммуникационный ресурс». Кроме того, необходимо активизировать действия в украинском сегменте Интернета, работать на различных форумах, перетягивать на свою сторону колеблющихся, давать информацию о России и русской идее. Нужно сейчас сделать Россию модным «брэндом» на Украине, добиться того, чтобы на лобовых стеклах машин висели триколоры, из динамиков звучала качественная русская музыка, чтобы символика РФ красовалась на одежде.

Речь идет о том, чтобы всеми способами поддерживать русскую идентичность миллионов людей, оказавшихся после 1991 года в числе граждан Украины. Необходимо полностью отдавать себе отчет в том, что процессы дерусификации Украины уже дали свои первые результаты и в ряде регионов приняли необратимый характер. Русская Украина проигрывает и исчезает, уступая место Украине «украинизаторов», которые представляют народу Россию олицетворением всевозможного зла.

Этот процесс становится более наглядным, если сравнить результаты выборов по различным областям за последние пятнадцать лет. На выборах 1994 года за Кучму, позиционировавшего себя пророссийским политиком, проголосовали 13 областей.

В 2006-м за условно «пророссийскую» Партию регионов голосовали только девять областей. Число этнических русских на Украине, по данным переписей сократилось с 11 до 8 миллионов.

Значит, люди отказываются считать себя русскими!

Киев и Центральная Украина для нас уже потеряны. Еще пятьдесят лет – и будет потеряна вся Украина. Если немедленно не бросить все силы на то, чтобы остановить каток украинизации, то процесс станет необратимым. Уже сейчас нужно начинать реализовывать проект создания особой культурной общности на базе областей Юга и Востока. При том плацдармы российского влияния часто придется создавать, увы, с нуля.

Нужно ясно понимать, что на сегодняшний момент русские организации на Украине крайне малочисленны, разрозненны и не представляют реальной политической силы. Значительная часть русских общин, блоков, союзов и движений существует в основном на бумаге. Разрабатывая программы помощи и поддержки, необходимо делать ставку не на бесперспективные кружки, а на тех, кто готов действовать и идеологически мотивирован. Занимаясь тактическими вопросами борьбы за Украину и акциями против ее вступления в НАТО, Москве нуж но действовать и стратегически. Лидеров, способных вернуть Украину на траекторию, заданную Переяславской Радой, нуж но растить со школьной скамьи, как это во всем мире делают американцы.

Вопреки взглядам многих сломленных духом, РФ не использует и половины возможностей для влияния на Сувукраине. Но для этого истеблишмент в РФ должен, пусть и негласно, смотреть на земли Сувукраины не как на «отрезанный ломоть» и заграницу, а как на оккупированные и отторгнутые русские зем ли, что нужно вырвать из лап свидомитов. Причем земли, тая щие в себе фантастический потенциал развития и доходов от него.

И для этого уже сейчас верхи РФ должны использовать «неполитические » рычаги влияния. Организационные, культурные, молодежные.

Попробуем привести примеры возможных действий.


***

Официальные власти Украины намерены превратить трехсотлетие Полтавской баталии 1709 г. в пропаганду русофобии и «европейского выбора» «самостийной». На священном для русской памяти поле Ющенко намерен поставить памятники Мазепе и Карлу XII.

Истерия вокруг голодомора 1933-го, канонизация озверелого бандеровца Шухевича и вот теперь – оскорбление памяти павших в битве под Полтавой. Таковы этапы формирования нового националистического мифа, что должен разрушить Русский мир, посеять вражду между великороссами и малороссами, загнать Украину в НАТО. И еще – внушить молодым украинцам, что они – нерусские.

Как противостоять это смысловой агрессии?

Очевидно одно: то, что пытается делать в ответ официальная Москва, обречено на провал. Протестовать по линии МИДа, разражаться гневными речами общественных деятелей и историков, поднимать волну интернет-публикаций – все это впустую тратить время, нервы и деньги. Все равно дискуссия сведется к дискуссии по принципу «Дураки! – От дураков и слышим!» На каждый аргумент из РФ будет выдвинуто три кои траргумента. Попытка вывести на поле прошлой битвы демонстрацию протеста немногим эффективнее.

И все, в общем, понятно. Укронационалистическим бонзам в нынешнем Киеве до зарезу необходимо разобщить великороссов и малороссов, создать оправдывающих их, правящих, миф. Нужно отвлечь внимание масс от плачевного состояния государства и экономики. Создать мираж-«обманку », чтобы повлечь за собою обманутых. Они пытаются вырастить поколения молодых граждан Украины, что считают себя особым европейским народом, не имеющим к русским никакого отношения. Такие «мутанты» должны смотреть на Москву и великороссов как на олицетворение всего темного, страшного, варварского. На это во всю мощь работает националистическая теле- и газетно-журнальная пропаганда, школьные программы современной Украины, ее поп-культура.

Москва не в силах повлиять ни на содержание учебников истории, ни на прессу.

Поэтому очевидно одно: нужна перемена стратегии в борьбы смыслов. Нам нельзя терять Украину, нельзя допустить разрушения «поля общих праздников», общей психологии. Но как это сделать?

Как сказал когда-то Ленин, «важнейшим видом искусств для нас является кино»…

Натиску укронационалистической нечисти мы можем противопоставить мощнейшее оружие – кинематограф. Причем такой, что и в самой РФ дух народа поднимет, и поможет борьбе за Украину. Тем паче, что украинское националистическое кино убого. Кинематография на Украине фактически уничтожена нищетой. Она не смогла породить ярких образов националистов, не сумела сделать святым изменника Мазепу. В программах ТВ на Украине после вездесущей голливудской продукции лидируют фильмы и сериалы СССР/РФ. В этом можно убедиться, просмотрев украинские газеты с программами телепередач.

Кино сегодня – штука помощнее прессы и школьных учебников.

ДВД-проигрыватели и компьютеры есть практически в каждом доме. Яркие художественные фильмы из РФ с захватывающими сюжетами, громящие националистические мифы и умело пропагандирующие единство велико- и малороссов – вот что нужно сегодня. Фильмы подчас с полуфантастическим сюжетом, с элементами мистики. И пусть их запрещают официально: это только разрекламирует их, заставит миллионы граждан Украины купить лазерные диски с «запретными лентами».

К сожалению, таких фильмов пока нет: режиссеры РФ занимаются совершенно другим, социального заказа на подобные ленты не просматривается. Да и позор-то какой! К трехсотлетию великой победы русского оружия под Полтавой не снято отечественной картины. Слава Богу, при Сталине успели создать классические киноэпопеи о Кутузове, Суворове, Ушакове, Петре Первом, Нахимове. Потом Бондарчук-старший смог увековечить Бородинскую битву. В позднем СССР успели создать череду лент, посвященных петровской эпохе, возвеличили битвы под Сталинградом и Курском. А вот сегодня если что и делается в историческом кино – так либо жалкие «постмодернистские » поделки вроде «1612-го», либо лубки с гнилым подтекстом, как «Сибирский цирюльник». Нет фильма к юбилею Полтавы – вот вам и свобода действий для укронационалистов.

И все же – попробуем смоделировать русский возможный ответ в «войне смыслов».

Итак, в случае с Полтавой и образом Мазепы это может быть исторически-полуфантастическая картина. Скажем, с провалом во времени. Некой силой в 1709 год переносятся русский патриот, сторонник воссоединения великороссов и украинцев – и, конечно, «оранжевый» укронационалист. Мы показываем здесь реалии того времени – бесчинства шведской солдатни на Украине. Изменника Мазепу, что раболепствует перед Карлом и думает о создании вассальной шведам «независимой Украины», где народ будет всего лишь «хлопами» для продажной феодальной верхушки, этакой украинской шляхты.

Не секрет, что таковая очень хотела воспроизвести у себя Польшу с панством, презирающим свой народ. Мы показываем, что за сепаратистом Мазепой на самом деле пошла лишь кучка авантюристов, а основная масса украинцев предпочла русское православное единство.

Мы противопоставляем образу Мазепы другой, почти забытый образ – генерала Келина, организатора обороны Полтавы.

В реальной истории Келин смог поднять на защиту четыре тысячи солдат и столько же – вооруженных горожан, украинцев.

Они отбили несколько штурмов города, посрамив Карла, лучшего полководца Европы тех времен. Именно сюда вплетается фантастический сюжет с путешественниками во времени. А на фоне его проходят и другие события войны: на берегах Финского залива, в Москве, в Архангельске. Восстанавливается смысловое единство Русской земли, где и Петербург, и Москва, и поморские земли, и Полтава – в одной стране.

Наконец, в финале картины изображается сама битва под Полтавой, в версии Александра Пушкина. Батальные сцены снимаются с бондарчуковским размахом и реалистичностью.

Талантливые, не имеющие себе равных в мире актеры русской школы создают как сверхпривлекательные, так и невероятно отталкивающие образы действующих лиц.

Итак, картина выходит на экраны, попадает в лазерных дисках на Украину. В Киеве могут визжать, топать ногами, опровергать нашу трактовку истории, сто раз запрещать «антиукраинскую ленту – уже ничего не поправишь. Фильм посмотрят миллионы зрителей. И противопоставить этому кинооружию окажется нечего: ибо укронационалистический кинематограф слаб и убог.

А дальше – мы наращиваем смысловые удары. Развиваем успех. Снимаем фильмы о борьбе чекистов и армейцев со звероподобными, спятившими на национализме и жестокости бандеровцами в 1949-1956 годах. Впрочем, начало уже положено – «Ликвидацией» Урсуляка. Но нужно продолжать дело.

Нужны фильмы, пропагандирующие совместную борьбу великороссов и украинцев с Галицийскими выродками. А может, необходим и фантастический фильм о грядущем воссоединении наших народов, разделенных катастрофическим 1991 годом.

Лазерные диски и Интернет разнесут эти ленты повсеместно.

Они поднимут дух народа и в самой РФ.

Тем самым мы перехватываем инициативу в войне за смыслы, в борьбе за души, в схватке за историю. Важно то, во что верят миллионы, а не подлинная история, построенная на документах и фактах. А кино – средство вселения веры в массы народные. Так работали и США, и СССР. Так работают французы, немцы, израильтяне, китайцы. Так надо работать и нам сегодня.

А вдобавок к кинематографическому «оружию» можно при менить и творческо-пропагандистский подход – «роевой борь бы». Со включением коллективного разума и проектного ме тода.

Лучше всего суть подхода описал философ и политолог Олег Матвейчев в книге «Суверенитет духа». Обрисовывая причины неуспехов Кремля в борьбе за Украину, Аджарию и т. д., он счи тает: нужно уходить от бюрократически-централизованных методов и ставить на технологии сетевой, роевой работы.

«… Как осуществлялось руководство в штабах, организация которых была самой современной и самой эффективной (побед ной) из тех более 200 кампаний, в которых я участвовал? Орга низовывался штаб, политбюро, своего рода приемная комиссия.

Она объявляла тендер для экспертов на аналитику кампании, на ее стратегию, на постановку основных целей. Оплачивала им их работу. Заслушивала различные мнения.

После того как общие цели становились очевидны, она созывала команды пиарщиков и консультантов, полевиков, шоуменов, рекламистов и проч. И объявляла тендер на проекты, которые ведут к таким-то и таким-то целям. Зачем Политбюро, то есть нескольким человекам, все выдумывать самим, а потом заставлять «тупых исполнителей» делать нечто им неродное, за что у них не болит душа? Политбюро все равно не заменят мозгов огромного числа специалистов.

Далее команды приносили огромное количество проектов.


Комиссия (штаб) отбраковывала только самую незначительную маразматическую часть. Все шло в дело: раз кто-то считает, что нечто сработает, то значит, есть категория людей, на которых это действительно подействует.

Лучшие проекты финансировались «по полной». Средние – наполовину. Худшие – по минимальной ставке. Но никому не отказывали.

Так на кандидата начинало пахать несметное количество людей. Это те тучи саранчи, которые съедают соперника.

Все финансирование делилось на два транша. Один вначале – на запуск. Второй в середине. Если результаты не впечатляли, людей переводили на другие проекты.

Штаб (политбюро) всю кампанию ничем не руководил, никуда не звонил, не нервничал, не давал никому нагоняи. Он только как стая команд разделывается с соперником и рвет его на куски. А также, естественно, со всех сторон, разными небольшими силами организует мощную общественную волну вокруг своего кандидата. Там, где менеджмент осуществлялся подобным образом, были не просто победы, были электоральные чудеса, то есть – победы заведомо непроходных кандидатов против тех, кто считался незыблемым.

Да, конечно, можно побеждать и действуя не проектным, а пирамидально-функциональным, бюрократическим способом. Но только против того, кто тоже действует пирамидально- функционально.


…Меня, как политолога спрашивают: почему сдали Абашидзе?

Они там, наверху, что – все предатели? Их всех купили? Нет, все хуже. Они некомпетентны. Они не умеют побеждать. Не по Сеньке шапка. Логика «предательства» – это логика ставки одного «Большого Человека» на другого «Большого Человека». Только тут работают категории «доверия и недоверия».

«Современному менеджеру» не нужны заплесневелые банноводочные:

«Ты меня уважаешь? Ты меня не предашь?», «Современный менеджер» (если бы хоть один был такой в Кремле!!!) давно бы объявил тендер среди трехсот команд пиарщиков на следующие проекты:

1. Уничтожение идеологической, информационной и культурной базы сепаратизма и терроризма в Чечне. Общая сумма – 100 млн долларов (копейки в сравнении с тем, что туда сейчас идет по-глупому). Максимальный вес проекта -50 тысяч. И ему бы написали 10000 таких проектов, из которых 2 тысячи проектов можно было бы запустить и за год там все перевернуть.

2. Защита прав русскоязычных в странах Балтии. Общая сумма – 10 млн долларов. Вес одиночного проекта – 20 тысяч долларов.

И сотня пиар-фирм и фондов кинулась бы писать эти проекты, а потом 500 каких-то правозащитных фондов, газет, комитетов граждан и проч. пили бы ежедневно кровь из балтийского руководства!

3. Разжигание русофильских настроений в Грузии (Украине, Молдавии и во всех других странах бывшего СССР). Общая сумма – 50 млн долларов (на каждую страну). Максимальный вес проекта – 25 тысяч. И начали бы выходить книги, печататься газеты, работать фонды и комитеты, разноситься листовки, забрасываться камнями местные националисты.

Наше правительство в бюрократическом угаре не понимает, что главную силу всех правительств представляют НЕ-правительственные организации (non-government organisation). Да, нашим бюрократам они доставляют хлопоты. Да, они надоедливы.

Ну, так зачем их душить, раз они так эффективно умеют надоедать и пить кровь (и это проверено на собственной шкуре) – напустите их на врагов!" То есть в борьбе за Украину необходимо применить тот же роевой, сетевой подход. Однако это возможно лишь при одном условии – чтобы в нынешней Москве украинские земли считаличастью своей Родины и Русского мира, не признавая итогов позорного 1991 г. В противном случае не будет ни воли к борьбе, ни должной изобретательности.

Наконец, всякий пропагандистский подход имеет свои пределы.

Необходимо делать следующий прорыв: реально построить в РФ жизнь качественно лучшую, чем на нишей «самостийной ».


Да, сегодня мы проигрываем «вторую Полтавскую баталию » – информационно-пропагандистскую. Да, укронационалисты пока наступают. Но завтра, применив творческий подход, мы можем выиграть всю Украину! И даже больше…


***

Второй резерв – это работа с молодежью. Причем не отдельно – с юношеством РФ, отдельно – с ребятами с Сувукраины.

Нет: нужно работать с ними всеми сразу соединяя русских из разных «суверенностей», сплачивая в единую нацию. Так, как это делали в Германии.

Нам понадобится много здоровых и сильных молодых ребят, пропитанных духом русского национального единства.

Ненавидящих свидомитов всех окрасов. Ибо Русскому миру придется противостоять и Голему (господам глобалам с Запада), и мусульманскому экстремизму, и бандеровщине, и западнобелорусским националистам-разобщителям. Прав Сергей Кургинян: исламский фундаментализм и западный постмодерн сегодня – «сладкая парочка». Они только внешне – враги, а на самом деле – партнеры. Их цель – создание мрачного мира без развития, без мечты о звездах. В центре такого мира: либеральнофундаменталистское «постмодернисткое» ядро. Уродливый мир со всевластием финансовых спекулянтов и гедонистической «элиты», где большинство превращается в «электоральное было», одурманенное мультимедийным мороком. А на периферии – заскорузлый, архаичный, воняющий немытым телом и обряженный в чадру Халифат. Без красоты. Без университетов и космодромов. Мрачный бородатый мир вечных толкований Корана, шариата, показательных казней и лицемерия мулл.

Край туберкулеза, нищеты и грязи.

Нам нужна своя молодежь – сильная, солнечная, устремленная в космос. Пылающая страстью создания Русского мира с его светлой реальностью.

Где нужно выковывать такую молодежь? Не только в университетах и прочих вузах, но и в молодежных лагерях. А сеть таковых нужно раскидывать в РФ, на Украине, в Белоруссии, плюя на всякие там «границы 1991 г.».

Всякая нормальная, русско-ориентированная власть в Москве должна, рассматривая Малороссию как свою землю, набраться здоровой наглости и действовать так, будто бы свидомитского правительства Оранжопии в Киеве… нет. Используя механизм негосударственных (якобы) организаций и умелое теневое финансирование таковых, нужно делать совместные молодежные лагеря, опираясь при этом не на тупых чиновников, а на людейэнтузиаситов, каковых в русских землях (РФ, Украине и Белоруссии) не так уж мало. Такая политика становится органичным дополнением «смысловой экспансии» и отбору молодежи в русские вузы. Это – отличный «асимметричный ответ НАТО», ибо подобную политику нужно проводить и в том случае, если Киев войдет в Североатлантический блок.

Хорошо, приведем пример возможного приложения сил и средств. О нем расскажет Сергей Бунтовский, побывавший летом 2007 г. в Крыму. …Как бы ни кляли тоталитарные режимы, но и при Гитлере в Германии, и при Сталине в СССР государство о новых поколениях не забывало. Сейчас же, похоже, «отцов народа» вопрос «раздербанивания» оставшейся госсобственности и дележ министерских портфелей беспокоит гораздо больше, чем судьба будущих поколений. Может, когда-нибудь к власти придут государственники и снова в стране будут открываться спортивные площадки и кружки юных техников, но пока забота о физическом и нравственном здоровье юношества – дело исключительно частных лиц и общественных организаций. В том числе и казачьих.


Правда, на Украине среди казаков на каждого, кто занимается делом, приходится по десятку ряженых, способных только перед камерами красоваться. Из-за таких липовых казаков и отношение в обществе к казачеству складывается скептическое. Признаюсь, что, насмотревшись на казачьи организации, где генералов больше чем рядовых, и сам весьма осторожно относился к казачеству.

А еще наш незабвенный президент, не к ночи будь помянут, с его постоянными идеями возрождения всевозможной «шароварщины », о казаках заикается периодически. Что тоже не способствует популяризации казацкого наследия. Ну да с Ющенко и так все понятно: пан с «руками, которые ничего не крали» не отказался бы возродить «гетьманат» со столицей где-нибудь в Хоруживке.


В общем, я считал, что казаки остались лишь в России, а на Украине и говорить о них не стоит. Но этим летом пришлось мне убедиться, что и у нас не все так плохо. Причиной стали международные казачьи сборы «Крым-Сич» (Крым-Сечь), прошедшие в августе в урочище Эски-Кермен, что между Севастополем и Бахчисараем. Узнали мы о них будучи в Севастополе и тут же решили отправиться в гости к казакам. Полтора часа на электричке, затем несколько километров пешком – и мы на месте.

«Ты пока осмотрись, а потом поговорим», – встречает нас атаман. А так как мы приехали как раз во время обеда, то тут же получили в руки по миске с борщом, к слову сказать, приготовленным с большим профессионализмом. Угощаясь, одновременно осматриваемся. Лагерь разбит в долине между двух горных хребтов. Ровными рядами стоят палатки, под навесом дымит полевая кухня, чуть дальше стоит пост дневального. На настиле лежат бронежилеты, каски, макеты оружия. На древке развивается андреевский флаг. После небольшого обеденного перерыва наступает время тактических занятий. Все казаки разделены на четыре отряда: внутренние войска, морская пехота, пограничники и воздушно-десантные войска. Практически у каждого оружие – или макет боевого, или пневматическое. На ремнях у всех висят ножи. На рукавах нашивки, обозначающие принадлежность к отрядам.

Первыми задание получают пограничники. Разделившись на группы по три человека, ребята должны патрулировать условную границу и обнаружить следы ее пересечения. С одной из групп отправляюсь и я. Пока мы удаляемся от лагеря, инструкторы за нашей спиной будут организовывать «нарушения государственной границы». Пройдя примерно километр по проселочной дороге, получаем команду развернуться и приступить к патрулированию. Сейчас мы все идем обратно, оглядывая окрестности. Что искать? Неизвестно. Сколько нарушений – также загадка. Периодически между казаками возникают споры, была ли сломана ветка, когда мы шли туда, так ли лежали камни…

Но следов нарушителей нам обнаружить так и не удалось.

У входа на территорию лагеря нас уже ждет есаул-запорожец.

«Ваш наряд задачу не выполнил! Я же вам настолько облегчил задачу, что только елевой бы не заметил?» – несется нам навстречу. Ответить на это нечего, и «пограничники» молча выслушивают «разнос». Достается и за то, что мы шли плотной группой, вместо того чтобы разомкнуться. В итоге нас еще раз отправляют по маршруту. Правда, на этот раз есть подсказка – нам сказали, что нарушений всего пять. Это уже хоть чтото.


Мы снова выступаем по знакомому маршруту. Оглядываясь, видим, что и второй наряд пограничников возвращается на свой маршрут. Значит, не только мы вернулись ни с чем. Хоть не так обидно. Идем, разомкнувшись; между нами расстояние метров десять, внимательно осматриваем придорожные кусты, камни, периодически отходим от дороги, чтобы исследовать подозрительные места, но безрезультатно. Навстречу нам плотной группой бежит десяток ребят из «внутренних войск». После получаса поисков нам удается найти пустую бутылку, которой раньше не было. С этим трофеем решаем возвратиться.

Разумеется, есаул опять недоволен. «Ну, невозможно же не заметить.

Вон, я стол перетащил, через сто метров выложил из камней схрон, бросил бутылку, а там развернуто поваленное дерево… Вы что, ничего этого не видели??»

«Видели…»

«Так почему не доложили?! Ладно, разойдись!»

Через пять минут отдыха звучит команда: «Застава, в ру жье!», и пограничники срываются с мест, строясь перед флагом.

Сейчас задача нашей группы (три пограничника плюс я) обнаружить нарушителей, завязать бой и подать сигнал тревоги в лагерь, откуда нам на подмогу выдвинется маневренная группа. Минут через пять после начала патрулирования замечаем движение в зарослях, покрывающих горные склоны. Мои спутники вскидывают оружие и кричат: «Убит!» После чего кидаются вперед, чтобы осмотреть «труп», и тут же попадают под перекрестный огонь. После перестрелки и небольшой рукопашной схватки с казаками из отряда «краповые береты» (а это они сидели в засаде) начинается спор, кто кого убил первым. В это время подошедшая маневренная группа, развернувшись цепью, атаковала склон, уничтожив часть «краповых беретов» и разогнав оставшихся.

За всем этим внимательно наблюдает бритоголовый инструктор Александр из Таганрога, он сейчас – окончательный арбитр во всех спорах отрядов. Подводим итоги: у нас (пограничников) четверо убитых, один казак пропал без вести. Убитые и часть живых отправляются в лагерь, а оставшиеся во главе с командиром маневренной группы начинают прочесывать «зеленку». Это происходит следующим образом: один казак идет по гребню, остальные, рассыпавшись цепью, перебегают вдоль по склону. Сейчас главная задача отряда отыскать пропавшего пограничника и «добить» остатки «краповых беретов ».

Присоединяюсь к одному из казаков, Егору из Таганрога.

Он приехал в лагерь, несмотря на сломанную руку, и теперь носит свой ППШ одной рукой, за что в первый же день получил прозвище Рембо. Идти нам приходится то карабкаясь по скалам, то цепляясь за стволы и корни деревьев, скатываться по осыпавшимся камням. Удовольствие не самое приятное, особенно учитывая висящее в зените солнце. Пройдя пару километров, начинаю задыхаться, одновременно радуясь тому, что я безоружен. Казакам приходится тяжелее, их автоматы хоть и недействующие, но весят как боевые. Зато казаки обуты в ботинки, а мои туфли уже приказали долго жить. Своего потерявшегося пограничника мы, в конце концов, нашли и с ним вернулись в лагерь. Одновременно с нами возвращаются и остальные отряды. Начинается «разбор полетов», после которого у казаков есть свободное время, чтобы отдохнуть и привести себя в порядок. Ребята разбиваются на группы по интересам.

Больше всего ребят собирается вокруг таганрогского инструктора Александра. Тот охотно делится своим немалым военным опытом, показывая приемы владения оружием, перемещения в условиях боя. Особенный ажиотаж вызывает демонстрация приемов связывания пленных Практически каждый собравшийся попробовал превратить парашютную стропу в хитрую петлю.

Вечером, оставив в лагере дежурных, мы отправляемся в соседнюю долину в гости к молодежи из православного лагеря имени адмирала Ушакова. Мои спутники устроили показательные выступления, показав элементы работы с оружием, одиночные и групповые схватки. После чего было купание в горном озере. Я же, пользуясь случаем, обратился к атаману объединения казаков автономной республики Крым Сергею Юрченко, чтобы узнать подробности, невидимые поверхностному взгляду.

По словам Сергея Николаевича, с каждым годом становится все больше команд, участвующих в сборе. Причем команды приезжают как из РФ, так и с Украины. Каждый год в Эски¬ Кермен приезжают казаки из Всевеликого Войска Донского, Запорожского казачества, Бахчисарая, Алупки и Новомосковска.

Очень хорошо себя показали ребята из Таганрогского центра военно-патриотической подготовки молодежи «Пересвет», в составе которого действует Казачий отряд быстрого реагирования.

Кстати, на родине Казачий отряд быстрого реагирования совместно с работниками милиции выходит на охрану общественного порядка, принимает участие во всех общегородских мероприятиях. В этом году присоединились мелитопольские казаки, были две команды из Херсона. Поддержки государства, конечно же, нет никакой. Вся тяжесть организационных вопросов выносится на плечах атаманов, команды ищут спонсоров…

Ну а теперь, читатель, представь, что такой лагерь действует, имея финансирование из Москвы (негласное, конечно).

Здесь собирают молодых из Великороссии, Малороссии и Белоруссии. Причем один раз он работает в Крыму, второй – на Селигере, третий раз – под Владивостоком или Красноярском, четвертый – в лесах под Гомелем, в пятый – среди озер Карелии. То есть мы плюем на границы 1991 г. и показываем молодым всю Русскую землю, сеем в их душах ЧУВСТВО единства огромного пространства: Вырываем их из провинциальной местечковой тупости расеянских, украинских и западно-белорусских (польско-литовских по сути) свидомитов Подобные лагеря можно скрестить с программой создания полисов в рамках суперпрограммы «1000 новых городов » – и реально, силами молодых, возвести несколько полисов, где каждый получит по усадьбе. Да на такое дело можно конфисковать несколько миллиардов «у.е.» у всяких абрамовичей!

Представьте себе, что в Москве создано тайное командова ние таких лагерей, каковых не один, а десятки. Да мы через несколько лет обретем настоящие ударные отряды молодежи Русского союза! Мы пользуемся опытом Гитлерюгенда? Да плевать нам на чью-то словесную вонь – лишь бы работало. Нам главное – создать передовой отряд русской нации, причем русской в понятиях 1915 года. Загорелых, сильных, умных, волевых русаков. Тех, что завтра станут у руля Русского союза, что займутся инновационной революцией и строительством ново го мира!

Разве это – не важнейшее направление работы? И ее можно делать уже сегодня, а не маяться х…ней, как эти уроды в Москве. Они, кретины, предлагают в ответ на вступление Сувукраины в НАТО ввести визовый режим. Будто бы столько людей из РФ не ездят в Крым. Будто бы у миллионов из нас нет родных и близких по обе стороны проклятой «российско-украинской » границы!

Вступление Украины в НАТО представляет серьезную угрозу для безопасности России. Оно для нас смертельно опасно.

Защищая себя, мы должны любой ценой остановить этот процесс.

Борьба за Украину потребует максимума хитрости, энергии и изобретательности. Здесь придется сливать воедино экономику, военные меры, дипломатию, культурно-смысловые операции.

Все «дипломатические приличия» пусть останутся в кармане тех, кто их придумал. Все – ставки в игре слишком высоки.

Игрушки кончились.

Прежде всего (повторим это!) Москве следует самой изменить себя психологически и настроиться на серьезную борьбу.

И смотреть на Украину как на еще один «национальный проект ». И начинать нужно с кардинального, философского переворота.

И вспомним, что Украина – часть Русского мира, простирающегося далеко за пределы РФ!

В 1991 году пришедшие к власти демократы-«россияне» не восстановили порядка 1915 года, когда к русскому народу относили всех православных восточных славян: великороссов, малороссов-украинцев и белорусов. Этноним «русские» свели только к великороссам, отказывая в праве на русскую идентификацию украинцам и белорусам. Тем самым мы отталкиваем от себя миллионы людей, заменяя русскость аморфным «россиянством ». Мы внушаем школьникам, что русские – это, мол, Петровы и Ивановы, а Петренки и Иваненки – нет. В Москве я чуть не подрался с группой подростков, которые орали, что русские живут только в РФ, а на Украине – лишь украинцы, которые совсем не русские. Это страшно: жители РФ самоотчуждаются от исконно русских земель! Ясно, что такая пропаганда на руку только нашим врагам – украинским националистамдерусификаторам.

Много лет мы делали бессмысленные уступки, подчеркивали свою роль в сохранении территориальной целостности искусственного, на живую нитку сметанного «украинского государства ». Не оказывали практически никакой помощи русским общинам на Украине и тем украинцам, что причисляют себя к Русскому миру. И вот теперь наступает час расплаты – Украина на пороге НАТО, и времени для того, чтобы хоть чтото изменить, остается крайне мало.

Если мы сегодня не хотим потерять Украину и не желаем получить «пистолет НАТО», приставленный к нашему виску* необходимо срочно менять отношение к проблеме. Нужно четко определиться: мы – не просто братские славянские народы, а один русский великий народ-суперэтнос! Что украинские земли – это и каши земли. Земли Киевской Руси, Руси Червоной, земли Новороссии (Причерноморья, никогда не бывшие «Украиной » в любом из возможных смыслов этого слова). Что все, что происходит на Украине, касается нас напрямую. Что 1991 год – трагедия, разрезавшая по живому наш народ, наш Русский мир. И что наш курс – это курс на мирное воссоединение.

Пока же в нашей официальной фразеологии доминирует тезис Гайдара, который, посетив Киев в 1992 году, восторженно изрек, что «независимость Украины состоялась». Вопрос лишь в том, состоялась благодаря кому? Много лет националистический «украинизаторский» режим практически снабжался газом, ему дарили земли, порты, военную инфраструктуру, предприятия. В лучшем случае (мэр Москвы) все сводилось к позиции: «Отдайте Крым!» А что, Одесса, Николаев и Херсон – не та же Новороссия? А Донецк? А Мариуполь? А Киев – разве это для нас «иностранный город»?

Чтобы начать настоящую борьбу, Москве прежде необходимо перестать смотреть на Украину как на заграницу и отрезанный ломоть. Нужно подключать к борьбе энергию масс и в РФ, и на Украине – а это больше и лучше, чем аппаратноверхушечные игры. Враг ведь смог, хоть и временно, воспользоваться этой энергией в ходе «оранжевых революций»! Неужели же мы неспособны повернуть эту силу в том направлении, где находятся подлинные интересы живущих на Украине людей?

Изменив собственную психологию, мы, уверен, найдем много способов борьбы, до сих пор неиспользованных. Каждый регион РФ, каждый город мог бы взять шефство над русскими общинами на Украине. Огромные возможности дает умелое применение радио, телевидения, Интернета, популярной литературы. Нужно отдать себе отчет: мы не можем позволить себе дать событиям развиваться так, как они идут сейчас.

Если сегодня мы отступим и сдадим Украину, то завтра потеряем и Россию.

Однако работа с молодежью – тоже еще не все. Кое-что можно уже сегодня сделать на «фронте» совместных научнопромышленных программ.

Главное сегодня – как можно больше отрывать промышленные регионы Сувукраины -левобережье Днепра и Причерноморье – от «оранжевых» территорий, от рехнувшегося Киева.

И тут нельзя забывать об экономических программах. Они должны действовать даже тогда, когда Сувукраина войдет в НАТО. С прицелом на дальнейшие действия по приведению к власти прорусских сил в республике. С тем чтобы поставить высокотехнологичный сектор Сувукраины под русское влияние.

Ибо он все одно обречен на погибель.

Что имеется в виду? Возьмем для примера ракетостроительный днепропетровский «Южмаш» (с КБ «Южное»), киевский авиазавод «АВИАНТ» с КБ имени Олега Антонова и запорожский завод «Мотор Сечь». Даже если укры затянут свою республику в НАТО, этим советским гигантам не жить. Никогда НАТО не станет заказывать транспортные самолеты «АВИАНТу »: на Западе есть своя авиастроительная индустрия. К тому же, впереди – кризис, рынок самолетов сузится, его и западнымто строителям крылатых машин хватать не будет. Ну, а бюджетные заказы Киева на машины марки «Ан» и закупки украинских авиакомпаний – это, извините, из разряда ненаучной фантастики. Потому авиастроение б. УССР приговорено к смерти.

То же самое – и в случае с Запорожьем, что делает моторы и для 90% вертолетного парка РФ, и двигатели для крылатых ракет Х-55. НАТО имеет свои вертолеты с другими силовыми установками, оно их и Киеву навяжет. Естественно, никто не закажет и запорожские движки для американских или английских крылатых ракет.

А «Южмаш»? Ему светят только мизерные заказы на его космические носители типа «Циклон» и «Зенит». Ничего сравнимого с огромным советским рынком на оные ракеты вступление Сувукраины в НАТО (и даже в ЕС) не даст. На Западе – свои ракетоносители.

В то же время терять все это богатство, созданное трудами всего нашего народа, как-то глупо. Возьмем, к примеру, «Мотор Сечь» («Мотор Сiч»). Возглавляет его на момент написания книги славный русский патриот Вячеслав Богуслаев. Он на своем предприятии в деловом общении запретил говорить по-украински. Оно и понятно: на сложнейшем производстве все должны точно понимать друг друга, и тут лучше великорусской речи не найдешь. На языке Пушкина, в конце концов, составлены все регламенты, инструкции и техническая документация.

Галицийский суржик тут – ни в п…, ни в Красную армию.

Характерный штрих в портрету Богуслаева: не так давно на какой-то военно-промышленной встрече в РФ он выступил с программным заявлением насчет развития русского военного двигателестроения, насчет разработки силовых установок будущего.

Какая-то расеянская газета (из бело-сине-красных) по этому поводу ерничала: какое это, мол, право нас учить имеет гражданин иностранного и не шибко дружественного Эрэфии государства (какой-то «хохол»)? Заткните пасть, россиянские макаки! Это для вас, местечковых тварей, Запорожье – заграница, а Богуславский – иностранец. А для русских он – русский, а Запорожье – часть Русской земли.

Так вот: на черта бросать Запорожье, которое в лапах укровмартышек загнется? Ведь сколько вирши главного свидомита, Тараса Шевченка, в цехах ни читай – от этого легче не станет. Гораздо лучше дать Запорожью заказы на новые движки для ракет Х-55: путь делает их нам в запас. Они ведь и для военной техники нужны, и как основа для газотурбинных мини-электростанций годятся.

«Ах, предатели! – заголосят «расеянские патриоты». – Вы собираетесь финансировать проклятых хохлов. А ведь завтра Украина в НАТО окажется – и вы поставите российских военных в зависмость от поставок двигателей для ракет из натовского государства!»

Заткнитесь, чмошники! Во-первых, использовать имеющиеся мощности и кадры в Запорожье гораздо эффективнее и дешевле, чем создавать аналогичное производство в РФ. От брака и саботажа можно спастись, придирчиво принимая заказ.

В-третьих, только полный идиот думает, будто в случае войны с НАТО нам удастся, как в Великую Отечественную, развернуть полное военное производство по мобилизационным схемам. Война будет очень скоротечной, с ударами по нашему ВПК. Воспользоваться получится лишь той техникой и узлами, что припасены заранее. А это значит, что запас запорожских двигателей можно создать загодя. При этом – смекай, читатель – мы, загружая «Мотор Сечь» своими заказами, ставим все Запорожье в зависимость от Москвы. Прервется их поток – и станет плохо всему Запорожью, а это – еще та головная боль для Киева. Зато мы получаем прорусски настроенный большой город. И еще – место для трудоустройства ребят, подготовленных в русских технических вузах. Немного усилий – и в Запорожье возникнет армия людей, стоящих за союз с РФ или вообще за воссоединение Малороссии с Великороссией.

Похожий трюк проходит и с «Южмашем». «Зенит» – ракета отличная, ее можно модернизировать в систему «Зенит-Клипер », приделав к ней твердотопливные ускорители Московского института теплотехники. Вовлекаешь «Южмаш» в кооперацию для создания русской транспортно-космической системы, вытягиваешь оттуда лучшие кадры. Да так, что в любой момент можешь перевести производство «Зенитов» в Комсомольскна-Амуре.

А авиастроение? Представим себе, как в РФ создается сильная транспортная компания «Русский воздушный флот», нацеленная на завоевание мирового рынка авиационных грузовых перевозок. С помощью психотехнологий (описанных нами в «Третьем проекте») в нее отбираются не подверженные коррупции патриоты-менеджеры, вкачивается часть «нефтяных денег». И эта суперкорпорация закупает самолеты и на заводах РФ, и на киевском «АВИАНТе», формируя парк разнокалиберных грузовозов. И опять украинская авиапромышленность попадает в зависимость от Москвы. Поссоришься с ней – лишишься заработков. К тому же, в лице работников «АВИАНТа » и их семей мы получаем верных себе людей.

Параллельно в РФ начинается проект развития воздушнокосмических систем. А для них нужны разгонщики-носители – машины Ан-225. И сразу же единым махом много зай цев убивается. Русские получают чертовски конкурентоспособную космическую транспортную систему (это обеспечивает бурное развитие отечественных коммерческих спутников за счет снижения затрат на запуски), орбитальные штурмовикибомбардировщики и разведчики, а также – и рычаг влияния на Киев.

И сходного эффекта мы добиваемся, начиная широкомасштабное совместное производство лайнера Ту-334-100.

Расчет элементарен – к хорошему привыкаешь очень быстро, а терять его неимоверно тяжело. Если мы умело загрузим заказами нужную для Русского союза высокотехнологичную промышленность на Сувукраине, то получим острое нежелание оной терять эти заказы. И тогда целые легионы граждан соседней республики станут голосовать за тех, кто стоит за сближение с Москвой. А те свидомиты-политиканы, что начнут выступать на темы «клятых москалей» и «прощания с Россией», сразу же получат в этой среде от ворот поворот. На будущее: такая же работа облегчает задачу отрыва юго-восточных областей нынешней Украины от свидомитского ядра в том случае, если Сувукраину придется размонтировать.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх