ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ


Борьба за развитие Сибири и Дальнего Востока – борьба за Украину и ответ на экспансию НАТО!

Инновационное развитие Сибири и Дальнего Востока – вот каков сегодня реальный противовес расширению НАТО, «украинской проблеме», усилению Китая, натиску исламского. фундаментализма. Сегодня вопрос стоит так: либо РФ обеспечит форсированное, инновационное – а не сырьевое! – развитие Сибири и Дальнего Востока (СДВ), либо она их лишится.

Успех в СДВ для русских означает радикальный и очень сильный ответ на многие нынешние вызовы.

Из Средней Азии нам пишет Валера Александров.

«В последнее время звучит много речей о геополитике, геостратегии, безопасности, энергетической мощи и т. д. Многие решили, что уже одно геополитическое положение РФ вкупе с ее углеводородными богатствами недр является гарантией победы в цивилизационной гонке. Это – глубокое заблуждение!

Геополитика является лишь инструментом, далеко не всегда определяющим успех дела. Но даже в ней РФ покамест проигрывает.

Одним из самых явных доказательств тому служит ее восточная политика по отношению к Сибири и Дальнему Востоку.

Даже в условиях, когда Сибирь служит основным источником богатств, как в прошлом, так и в настоящем, политика Москвы по отношению к Сибири была и остается ущербной.

Верхи РФ «в подкорке» продолжают считать зауральские пространства и тихоокеанское побережье лишь сырьевой базой. А это очень опасно!

Ведь с 1980-х годов на Сибирь и Дальний Восток (СССР/ РФ) вожделенно взирают и американцы, и китайцы. Как для тех, так и для других эти территории способны сыграть спасительную роль.

Например для Соединенных Штатов, каковые, как и вся капиталистическая система, вступают в острый системный кризис.


***

Каждая великая цивилизация (к примеру, США) имеет ключевые сюжеты своей истории, повторяя старые эпизоды на новом уровне. Если в какой-то цивилизации нечто уже случалось, то можно с уверенностью сказать: то же самое может повториться десятилетия, а то и века спустя. Особенно если то был успешный эпизод.

Для американцев символ великого успеха – покупка Аляски у Российской империи и последующая эпопея по ее освоению.

Золото Аляски сыграло роль сильного катализатора в индустриальноторговом развитии тогдашних САСШ – Североамериканских Соединенных Штатов. 18 октября 1867 Аляска официально была передана Америке.

Со стороны России протокол о передаче подписал капитан Пещуров, после чего флаг Российской империи спустили и подняли знамя САСШ. Стоимость сделки составила 7,2 миллионов долларов золотом. К САСШ переходили весь полуостров Аляска, береговая полоса шириной в 10 миль южнее Аляски вдоль западного берега Британской Колумбии; архипелаг Александра; Алеутские острова, острова в Беринговом море: Св. Лаврентия, Св. Матвея, Нунивак и острова Прибылова – Сен-Пол и Сен-Джордж. Общий размер уступаемой Россией сухопутной территории составлял 1519 тысяч кв. км, что составляю 0,0004 центов за квадратный метр.

Целесообразность приобретения Аляски стала очевидна тридцать лет спустя, когда на Клондайке было открыто золото и началась знаменитая «золотая лихорадка" (http://sergeykis.web2doc.com/pages/foto_vremen_zolotoy_lihoradki_ na_alyaske/).

Разумеется, такой успех не забывают! Это периодически вызывает подсознательное желание американцев купить Сибирь. Тем более что по потенциалу Сибирь намного превосходит Аляску. Хотелось бы обратить внимание: желание приобрести Сибирь для американской цивилизации носит во многом подсознательный, иррациональный характер – как образ успеха и богатства. В условиях нарастающего кризиса в США Сибирь для Америки становится настоящим «эликсиром молодости » в самом прямом смысле этого слова.

В США глубоки паттерны освоения свободных территорий.

Поэтому освоение Сибири пробудит самые лучшие черты национального характера жителей США. Переселенцы, осваивающие Аляску, к примеру, во время «Золотой лихорадки» – это совсем не политкорректное, толерантное стадо пожирателей гамбургеров. (Около 100 тысяч действительно отправились за золотом в Клондайк, около 60 тысяч человек погибли по дороге, либо вернулись назад; около 40 тысяч человек дошло до Доусона; только 4 тысячи из них действительно нашли золото…)

Дух пионеров-основателей, изнывающих в прокрустовом ложе нынешних политкорректных Штатов! Поэтому можно почти со стопроцентной вероятностью сказать, что США в случае осво ения Сибири обретут второе дыхание: действие это сопостави мо с употреблением эликсира молодости в цивилизационных масштабах. Учитывая, что системный кризис США и Запада в, целом угрожает их существованию, для Америки было бы вер хом расточительства и безрассудства упустить возможность получить второе рождение. Они не могут не думать о приобре тении Сибири. Сибирь – это больше, чем Аляска.

При этом не обязательно выкупать Сибирь у Москвы или брать ее силой. Достаточно умело поддержать сибирские «са мостийные» настроения и соответствующие элитные круги. Не стоит недооценивать сепаратистских настроений на зауральс ких просторах РФ. Ощущение «брошенности» Сибири цент ром здесь достаточно сильно. Со времен СССР произошла де индустриализация обширного региона, усилилась колониаль но-сырьевая модель его эксплуатации. Кроме того, экономика Чукотки, Сахалина, Приморья и Приамурья, например, с 1991 г. прочно вписаны в экономики КНР, Тайваня, Японии, Южной Кореи и даже США. Основные рынки сбыта для этих краев областей РФ (равно как и источники промышленных товаров) находятся уже за рубежом.

Многие станут возражать, что нефть и другие полезные ископаемые гораздо выгоднее добывать не в холодной Сибири, а в более теплых местах. Мол, освоение Сибири нерентабельно и убыточно для США.


Но: 1) это – вопрос цивилизационного обновления и возрождения, поэтому экономика вторична! Новый Клондайк в Сибири означает пробуждение жизни, ради которого можно заплатить ЛЮБУЮ цену; 2) США – достаточно высокотехнологичная сверхдержава и может позволить себе использование новейших средств; 3) стратегически Сибирь и Дальний Восток определят лидерство в Тихоокеанском регионе, а следовательно и планетарное доминирование.

США не могут удержать Сибирь, так как она слишком далеко от них и близка к Китаю? Отнюдь! Не забывайте: Америка – сверхдержава, основанная переселенцами. Наиболее вероятно, что для освоения Сибири США будут опираться не только на местное население, т.е. русских, но и станут проводить политику заселения Сибири. Именно США дали миру понятие – гомстед. Гомстед – участок земли, который по закону, принятому в 1862 г., предоставлялся в США каждому американскому гражданину (при уплате небольшого сбора) для освоения малозаселенных земель, развития фермерского хозяйства.

Брать можно было столько земли, сколько успеешь застолбить.

Так был освоен Дикий Запад.

Политика гомстеда, навязанная гипотетической Сибирской республике, станет важным элементом обновления в США.

Наиболее малообеспеченные и нежелательные элементы американского общества начнут планомерно выдавливать из Штатов.

Люмпенам и беднейшим слоям США будет предложено (навязано) переехать в Сибирь. По принципам гомстеда. Это могут быть как белые расисты, уставшие от политкорректности, так латиносы или негры, которые уедут в поисках лучшей жизни.

Так же политика будет осуществляться для жителей Европейской части РФ, оставшейся без сибирской нефти с абсолютно неконкурентоспособной экономикой и обнищавшим населением. Тогда русских будут переманивать в Сибирь, но, увы, уже под американским руководством.

Сибирская республика – не просто экономический Клондайк для США, это в значительной мере сакральный образ ус пеха. Это будет не просто контроль. Это будет именно заселение!

Сибирь манит к себе и растущий, перенаселенный Китай.

Для него овладение Сибирью означает решение сразу множества острейших проблем – получения нового «жизненного пространства », плодородных земель, огромных запасов пресной воды, лесных массивов, топливно-энергетических ресурсов и месторождений самого разнообразного сырья. Соединение ресурсов Сибири с промышленным и людским потенциалом КНР – это страшный сон как Вашингтона, так и Токио.

Словом, по мере развития нынешнего глобального, системного кризиса борьба за Сибирь будет только обостряться…»


***

Так пишет нам Александров. И он, елки-палки, прав! Сибирь может стать «эликсиром молодости» для США (впрочем, как и для Китая) по еще одной причине. Ведь она – это своеобразный «чистый лист». Пространство обширное и редконаселенное, беспроектное, свободное от американских (и китайских) регламентации, обычаев, традиций. Некая целина, на которой можно экспериментировать, создавая самые смелые модели, свободные от застарелых ошибок и предрассудков.

С одной стороны, здесь можно «с нуля» делать карьеры и бизнес, «снимая сливки» на абсолютно новых рынках. Так же, как когда-то на Диком Западе. Здесь можно изобретать новые виды бизнеса, выступая смелыми предпринимателями. Экспериментировать со стилями жизни. В конце концов, в США сегодня есть социальное изобретательство, а патентное бюро США выдает патенты на новые модели бизнеса (об этом пишут Элвин и Хейди Тоффлер в книге «Революционное богатство », 2006 г.).

Огромные просторы Сибири и Дальнего Востока требуют титанических вложений в инфраструктуру – дороги всех ви дов, аэродромы, трубопроводы, порты речные и морские. Все это способно впитать в себя триллионы «горячих» долларов, сегодня мающихся без приложения, перетекающих с рынка деривативов – на рынок нефтяных фьючерсов, а оттуда – на продовольственный рынок. Сибирь даст множество проектов по добыче полезных ископаемых (только вдоль трассы БАМа!), множество транспортных и туристических предпри ятий. А какие перспективы открывает одно только высокотехнологичное сельское хозяйство в землях по Амуру? А Прибайкалье?

Это же кладезь уникальных экосистем, пресной воды, отличных сельских угодий. А уникальная почва Камчатки, где все растения получаются в несколько раз большими?


На «чистом листе» возможно опробовать новые вилы урбанизации, с самого начала создавая биоэкополисы, например.

Здесь можно пробовать новые виды транспорта. Например альтернативу автомобилям – аэролеты с раскладными крыльями, не требующие дорогих асфальтовых трасс. То же самое касается экранопланов, грузопассажирских дирижаблей, скоростного наземного транспорта – словом, всего того, что на самом Западе не может развиться из-за сильного противодействия старых корпораций, использующих прежнюю технику.

Новая земля обетованная потребует и революционных прорывов в области связи, станет огромным рынком для технических инноваций. Здесь с самого начала можно устраивать зоны "устойчивого развития», применяя жесткие экологические нормы.

Здесь найдется место для десятка новых «кремниевых долин », парочка новых Калифорний.

Все это, вместе взятое, также станет волшебным лекарством для той цивилизации, что завладеет Сибирью.

Учтем еще один момент: на планете сегодня нет другой такой многообещающей tabula rasa. Амазония? Это – «зеленый ад» джунглей, малярия, тяжелый и нездоровый климат. Африка?

Там – те же убийственные джунгли с губительным для европейцев климатом, да и нас елен черный континент южнее Сахары куда гуще, чем Сибирь. А она сегодня продолжает терять русское население: оно вымирает или бежит в европейскую часть РФ.

Валерка заключает: «…России, если она не хочет лишиться своих земель «встречь солнца» от Урала, следует сделать освоение Сибири и Дальнего Востока своим важнейшим стратегическим приоритетом. Если РФ хочет обратиться в истинную Россию, главной ее стратегией должна стать срочная программа развития российского Дальнего Востока- решительная, мощная восточная политика. На берегу Тихого океана мы должны создать систему внутреннего присутствия и закрыть восточные границы страны. Стремительно развивая Сибирь и Дальний Восток, мы должны ставить здесь «острова Будуще го», зоны ускоренного инновационного развития. Нам нужно многое.

1. Политика заселения, русский вариант гомcтеда.

2. Административные меры по привлечению населения: снижение налогов и др.

3. Развитие закрывающих и прорывных технологий, основание технополисов и районов форсированного развития.

4. Жестокое пресечение коррупции и рейдерства по отношению к предпринимателям Сибири и Дальнего Востока.

5. Резкое наращивание вооруженных сил. Развитие и переоснащение Тихоокеанского флота.

И так далее – и тому подобное.

Ни США, ни Китай не могут отказаться от притязаний на Сибирь, даже если бы захотели. Это «фатальная воронка» их сценариев будущего. Тот из них, кто получит Сибирь, обретет и планетарную власть. Но следует помнить: хороших иностранных хозяев для русских не бывает. Быть сырьевым придатком Китая – еще более оскорбительно, нежели сырьевым придатком Запада.

Коррумпированная, сырьевая, бюрократически-ограниченная РФ неизбежно потеряет Сибирь и не сможет провести ее освоение. Если русские согласились с тем, что Украина и Белоруссия навсегда отделились и «у них своя судьба», то закономерно будет отказаться и от Сибири. Если уж быть последовательным.

Очевидно, что использование Сибири и ДВ только для добычи сырья предопределяет их потерю для Русского мира.

Но Сибирь – часть России! Такая же, как и другие части: Украина, РФ и Белоруссия. Поэтому следует сделать все возможное и невозможное для сохранения Сибири в составе России. А это значит, что пора от сырьевой модели освоения переходить к инновационной стратегии в Сибири.

РФ в ее нынешнем виде потеряет Сибирь. У всех ее конкурентов, претендующих на громадные территории, есть очень серьезные стимулы к политике захвата и освоения. Конечно, пока у РФ имеется ядерное оружие, она имеет шансы защитить себя от попыток силового захвата Сибири и Дальнего Востока.

Но это только «консервирует» проблему и вовсе не предотвращает отпадения Сибири в результате подъема местного сепаратизма.

А политика вытягивания и концентрации населения в Москве и Петербурге (и нескольких других мегаполисах) ве дет к образованию «антропопустынь» в Сибири и Дальнем Во стоке. Как следствие – это облегчает ее освоение нашими ци¬ вилизационными конкурентами.

Пора действовать. Время не ждет…»


***

«При чем здесь Украина? При чем здесь НАТО?» – спросит кто-то. А при том, что мы все взаимосвязаны, мы – один народ.

И успех русских в Сибири – это крах свидомитов и прочей нечисти. Сражаясь за собственное развитие и обогащение, мы деремся и за русское воссоединение, и за укрепление будущего Русского союза.

Прежде всего необходимо перемещение центров активности РФ за Урал лишь потому, что в нынешних условиях страна оказалась буквально под ближним прицелом блока НАТО.

Москва и Петербург теперь – буквально на расстоянии прямого выстрела, а с возможным вступлением Украины в НАТО положение только усугубится. Вся европейская часть РФ оказы¬ вается в зоне «ближнего доступа» крылатых ракет, авиации и оперативно-тактических ракет. Прибалтика, Восточная Украина, Азовско-Черноморский бассейн, Грузия – вот откуда можно наносить убийственно точные и быстрые удары.

Так что по большому счету необходимо убирать центры управления страной и некоторые группировки «оружия дальнего действия» в Азию. Понятное дело, не на пустое место. Вокруг таковых центров должны быть новые научно-промышленные «очаги развития».

Однако военный аспект – лишь самая небольшая часть дела. Гораздо важнее именно цивилизационная составляющая.

Основной резон лежит на поверхности: без инновационного развития и переосвоения СДВ достанутся другим силам – США и/или Китаю. Причина эта достаточно веская, чтобы начать движение за Урал. Многие скажут: «За безопасность и сохранение территорий нужно платить!» Это, конечно, верно, но все же не учитывает других цивилизационных выгод от гипотетической восточной политики.

Прежде всего СДВ становится громадным оперативным пространством для осуществления, если можно так выразиться, инновационно-пассионарного рывка Русского мира. Невзирая на всю важность европейской части страны, что по-прежнему остается главным вместилищем людских ресурсов, промышленного и научного потенциала, главной житницей РФ, нельзя не заметить того, что жизнь в предуральской части зашла в некий тупик. Она здесь слишком забюрократизирована и зарегламентирована. Здесь копоративные интересы бюрократии блокируют развитие институтов самоуправления. И та же бюрократия, заинтересованная в как можно больших затратах бюджета при решении конкретных задач, мешает инновациям.

Ведь они способны решать те же задачи с меньшим расходом денег, труда, ресурсов.

Добавьте к этому укорененные в «европейской» жизни РФ прежние промышленные круги, пользующиеся старыми технологиями.

И они тоже – препоны на пути инновационного развития. Слишком много здесь болезненных социально-экономических противоречий. Одно дело – ставить небольшой завод по одностадийной переработке нефти где-нибудь в просторах Якутии, и совсем иное дело – в Ярославле, например.

Ведь во втором случае придется закрывать или разорять большое «многостадийное» предприятие с тысячами работников, объективно лишая их прежних рабочих мест. И одновременно такой инновационный рывок обесценивает капиталовложения тех, кто инвестировал свои средства в старые нефтеперерабатывающие заводы. И это – только один пример. Ведь инновационные технологии в самых разных сферах приводят к исчезновению миллионов «старых» рабочих мест. Вряд ли, например, воротилы прежнего «железобетонно-панельного» строительного бизнеса с восторгом встретят внедрение технологий, что позволяют строить дома без применения цементабетона, в несколько раз быстрее и с использованием одного рабочего там, где пока трудятся пять-шесть человек. Пока магнатыстроители, ссылаясь на дороговизну цемента и нехватку рабочих рук, могут продавать нам квадратный метр жилья по 5 тысяч «у.е.». И им очень не хочется появления технологий (уже реально имеющихся), где цена того же метра опустится до 500 «условных единиц». Точно так же вряд ли это порадует и огромную армию строительных рабочих, инженеров, прорабов, многие из коих станут ненужными. В самом деле, давным-давно, например, существует уж не столь революционная стройтехнология, как возведение домов из газобетона (ячеистого бетона).

Даже в нынешних условиях себестоимость жилья в таких строениях – 250 долларов за квадратный метр. Но эта технология упорно не внедряется в жизнь РФ. Слишком уж она сбивает цены, слишком невыгодна многим элитным кругам и армиям рядовых работников.

Но ситуация кардинальным образом меняется, когда необходимо строить новые города-полисы на просторах «Дикого Востока» – СДВ. Вот там нужно строительство и быстрое, и недорогое, и свободное от завоза цемента, что делается слишком далеко. Тут и пойдут в ход и газобетон, и керамические конструкции, и композитные панели, и дерево. Новые поселения в СДВ станут жадными потребителями всяческих инноваций и в строительстве, и в жилищно-коммунальном хозяйстве, и в энергетике, и в энергосбережении. Потому что при создании новой реальности «с чистого листа» все это становится крайне выгодным.

Та же история – и с инновационными технологиями, которые, к примеру, лишают прибылей старые предприятия, что сегодня отбирают у общества массы денег и ресурсов на ежегодный ремонт дорог и инженерной инфраструктуры. Появление трасс с «вечным» покрытием из базальтового материала или труб, что десятилетиями не требуют перекладки – это прямая угроза их существованию, равно как и заработкам сотен тысяч рядовых работников, занятых в этих предприятиях. И так везде, куда ни кинешь взор. Железнодорожники не в восторге от появления принципиально новых, конкурирующих видов транспорта. Газовики – от появления технологий производства биогаза. Однако в СДВ, где нет развитой сети асфальтовых и железных дорог, где нет сильных энергетических и коммунальных монополий, все это будет приниматься если не «на ура», то гораздо легче. Там, где обычную автотрассу строить неимоверно дорого и сложно (да и долго), с большей вероятностью появятся транспортные дирижабли или автолеты – альтернатива личным автомобилям.

То же самое касается и ресурсосберегающих, «экологичных» технологий. Внедрение их в реальность густонаселенных регионов РФ также наталкивается на большие социально-экономические препятствия. Нелегкое это дело – выбрасывать старое оборудование, переучивать персонал, сокращать штаты.

Зато в СДВ с самого начала можно развивать все именно на таких природосберегающих видах техники. Ибо на необжитых территориях нет того инновационного сопротивления, как в богатых Москве или Подмосковье.

Скажем больше: «Дикий Восток» в таком случае превращается в истинный «инновационный локомотив» всей страны. Он формирует свой, динамично-высокотехнологичный стиль жизни.

Здесь поднимается новая, инновационная элита. Именно из таких преображенных земель СДВ можно начинать экспансию инноваций в «старую» часть России (мы понимаем под этим также Белоруссию и Украину). Здесь образуется общество тех, кто кровно заинтересован в инновационном развитии страны.

Объективно обладая более высоким уровнем, качеством и привлекательностью жизни, эта часть Русского мира станет примером для подражания. «Смотрите: мы живем хорошо, ибо умеем решать проблемы инновационно, творчески, быстро, без коррупции!» – вот о чем будет ежечасно кричать пример «Дикого Востока».

Успешное развитие поселений нового типа (усадебных полисов) покажет и европейской части РФ выход из «мегаполис¬ ного тупика». Позволит распространить сеть полисов и на пустующие земли Среднерусской полосы.

В таком случае мы сильно облегчаем переход РФ на инновационную траекторию развития. Ибо без «Дикого Востока» инновационное сопротивление придется ломать по большей части репрессивными мерами, необходимым насилием. Чтобы свести неизбежную «кровь» к минимуму, в общей схеме страны необходим инновационноуспешный, антибюрократический, динамичный «Дикий Восток».

Русский Дикий Восток…


***

Но не только инновационным раем могут стать умело раз виваемые и «переосваиваемые» земли наших СДВ – в то же самое время они превратятся в некий социальный «термоядер ный реактор», кипящий пассионарностью, социальной и на циональной энергией.

Дело в том, что в европейской части (РФ и на Сувукраине) пассионариям трудно. Собственность переделена. Сложились бизнес-группировки. «Закостенел» истеблишмент, сложились политические и бюрократические кланы. Сделать карьеру и состояние в старых городах трудно, «социальные лифты» здесь либо полностью отключены, либо работают едва-едва. Молодые люди, даже упорно учась и трудясь, не могут подняться по лестнице карьеры выше, чем на две ступени. Им переходят дорогу дети богачей, родственники и свойственники начальников и т. д. Даже попытка построить себе дом – и та наталкивается на то, что участки земли дороги, что они контролируются сильными бюрократическими группировками. Продолжение подобных тенденций грозит РФ революционным взрывом завтра, а сегодня – порождает опасный застой в развитии.

Но на «Диком Востоке» положение будет совершенно иным. Именно здесь станут возможными стремительные карьеры и бизнес-успехи. Здесь, где мертвящая и всеудушающая бюрократия не успеет пустить корни, можно развить сильное самоуправление в полисах-поселениях. Немногочисленный опыт городских районов и поселков в РФ, где были запущены успешные схемы местного самоуправления, показывает: затраты на содержание жилищ и нужды города/поселка снижаются подчас на десятки процентов. Оно и понятно: прекращается бюрократическое раздувание затрат, раздача подрядов без конкурса «своим» фирмам-подрядчикам, да и средства из местного бюджета расходуются намного рациональнее и рачительнее.

И тот же опыт говорит: везде, где только можно, российская бюрократия пытается задушить самоуправление.

На «целине» СДВ самоуправление может развиваться практически свободно изначально. Здесь возникнет пресловутое гражданское общество в русском варианте. Это будет Меккой, землей обетованной для русских пассионариев, коим тесно в «старой РФ», в Белоруссии или на Украине. Здесь образуется мощное сообщество, из которого затем можно набирать своеобразных «комиссаров» и «двадцатипятитысячников» для устройства новой жизни в европейской части. Ведь ее тоже придется отвоевывать у бюрократии и коррупции. И тут очень важно иметь за Уралом не только инновационную, но и пассионарную, общественно-гражданскую «Антивандею».

Одно это обстоятельство разрешает целый ворох кризисов, в какие угодила Росфедерация – и весь Русский мир тоже.


***

Все это, вместе взятое, сделает СДВ краем национального успеха. Моделью русского развития, опирающегося не на углеводородный экспорт, а на смекалку, творчество и лично-обше¬ ственную инициативу русских. Именно на «Диком Востоке» можно создавать ноополисы (усадебные поселения нового типа), «республики» инноваторов и ученых, агрополисы и уни¬ верситетско-технополисные поселения. Важно построить только локомотивные кластеры и инновационные предприятия, а также транспортные коридоры развития, вокруг или вдоль коих и будут располагаться поселения новых русских сибиряков.

Здесь можно попробовать модели поселений на биоэкоприн¬ ципах, живущих на производстве продуктов высоких биотехнологий.


Порождая все оное, мы показываем миру модель русского успеха – достойную альтернативу не только западной «мечте» (европейского и американского вариантов), то и потугам эт¬ нократий наподобие украинской. Нас за что критикуют? Что жизнь в РФ коррупционна, бюрократизирована. Что гражданского общества здесь нет. Что страна живет исключительно за счет сырья, что на самом деле технологически РФ – край отсталый, что основная масса граждан – нищие. Об этом говорят на Западе. Этим мотивирует дрейф в сторону НАТО и ЕС эт¬ нократический Киев. Мол, жизнь в отдельной Украине тяжела, но РФ не может предложить чего-то лучшего. И вообще Россия – это нищета и бесправие, а потому мы должны идти на Запад, хотя бы и в роли самых младших и бесправных «родственников ».

«Дикий Восток», став инновационно-гражданской Меккой, выбьет почву из-под ног тех же украинских русофобов. Он не только вдохнет в души русских веру в себя, он еще и превратится в мощный магнит, притягивающий к нам малороссийские земли. Успех сибирско-дальневосточного проекта приманит в него многих жителей Украины, считающих себя русскими и желающими жить в союзе с великороссами. В конце концов, мы приведем украинский (разобщающий русское единство) национализм к поражению – и отвоюем Украину-Малороссию,

«выдернем» ее из НАТО. Все увидят: и русские могут сделать так, чтобы у каждой семьи был удобный, доступный по цене дом и высокие доходы.

Наконец, развитие СДВ позволит переселить в зауральские земли русских из среднеазиатских республик, где они оказались на правах бесправных полурабов, да еще и запертых во враждебной инокультурной среде, в «конченых» странах, бесперспективных с точки зрения мирового рынка. При этом мы позовем их не в пустоту, как сейчас, а в процветающие полисы, где есть работа и возможность выдвинуться. При этом применение найдут не только высококвалифицированные технические специалисты и ученые, но и простые смертные. Ведь новые технологии позволяют строить биоэкополисы и агрополи¬ сы: с применением биофотонических технологий аграрного хозяйства, с быстровозводимыми, дешевыми и энергоэффективными домами-усадьбами. Таким образом, начнется и аграрное освоение СДВ. Современные биотехнологии, будучи сложными по используемым в них природным механизмам, довольно просты в обращении.

Так мы решим и проблему воссоединения русских попутно с вопросом продовольственной безопасности.

Ну а все это вместе взятое и есть реальный ответ русских на нынешние и завтрашние вызовы. Даже на случай климатической ломки освоение Сибири – самый оптимальный ответ.

Вопрос заключается лишь в том, сможет ли Москва правильно организовать этот грандиозный, поистине национальный «сибирско-дальневосточный» проект. Проект весьма инновационный во всех смыслах.

Увы, пока в РФ программы развития СДВ идут почти в противоположном направлении, консервируя сырьевую модель эксплуатации зауральских просторов и не предотвращая бегство русских в европейскую часть РФ.

Но борьба продолжается! Если мы сможем развить РФ, то одержим великую Победу. Мы тогда сможем смести укронационалистов с исторической сцены, вернем Малороссию, вовлечем весь русский народ в грандиозное историческое творчество.

Да пребудет с нами и Бог. И Сила. И Воля!






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх