Загрузка...



Отступление от темы 3:


“Превышение должностных полномочий” либо измена Родине?

В публикации Пособник террористов, задержанный накануне, на самом деле умер от побоев”, которая помещена на сайте www.newsru.com 19 сентября 2004 г., сообщается:

«По факту смерти Александра Пуманэ, задержанного сотрудниками милиции в центре Москвы в ночь на 18 сентября в машине, начиненной взрывным устройством, прокуратура Москвы возбудила уголовное дело. Об этом сообщила в воскресенье пресс-служба прокуратуры Москвы.

Гражданин Пумане был задержан сотрудниками милиции около 1:30 часов 18 сентября в момент, когда управлял автомашиной ВАЗ-21053, в которой находилось взрывное устройство.

Спустя некоторое время задержанный был доставлен в институт скорой помощи имени Склифосовского, где в 8:30 часов скончался.

По факту смерти была начата прокурорская проверка. Предварительные результаты показали, что смерть наступила в результате обнаруженных у погибшего телесных повреждений, сообщает “Интерфакс”.

По данному факту прокуратура Москвы возбудила уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 (превышение должностных полномочий) и ст. 111 ч. 4 (причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть) УК РФ.

Следствию предстоит дать ответы на вопросы: при каких обстоятельствах погибший получил повреждения, явившиеся причиной смерти, сообщили в пресс-службе московской прокуратуры».

Эта история характеризует “профессионализм” отечественных спецслужб даже при расследовании чрезвычайных дел. Этот случай двояко омерзителен, тем более, что он не единственный:

· с одной стороны, как нас учат правозащитники, — пытать подследственных недостойно человека и правового государства;

· но с другой стороны, если забыть о том, чему учат правозащитники, а исходить из того, что ситуация чрезвычайная и необходимо любыми средствами получить доступ к информации секретоносителя, — то если подследственный не рассказывает, что было на самом деле, то Малюта Скуратов [342] и Торквемада [343] были бы очень недовольны, если бы он умер в результате того, что его по озлобленности или просто забили насмерть и он умер ранее, чем успел рассказать всё, что знает по делу, включая и то, о чём его не спрашивают следователи.

Но главное: убийство подследственного могло быть и умышленным — по заказу (приказу вышестоящих в некой мафии, проникшей и в спецслужбы) — для того, чтобы он унёс с собой в могилу какие-то тайны. Это в ведомстве Малюты Скуратова или Торквемады повлекло бы за собой то, что виновные оказались бы в руках действительно очень высококвалифицированных «заплечных дел мастеров» (так в России иносказательно называли палачей, помогавших следователям, поскольку «пыточная культура» строилась вокруг дыбы, на которой подвешивали подследственного за связанные за спиной руки, а его спина была одной из областей воздействия в процессе убеждения его сотрудничать со следствием).

Т.е. с какой точки зрения ни взглянуть (гуманистически-правозащитной либо же оперативно-следственного беспредела [344] или умышленного уничтожения носителя неких тайн), — такое в действии спецслужб нормального государства недопустимо. 23 сентября 2004 г. эта история получила продолжение:

«Странная история Александра Пуманэ, которого сначала задержали со взрывчаткой в центре Москвы, а потом забили насмерть во время допроса в ОВД “Пресненский”, запуталась ещё сильнее. В среду бывшая жена подводника Наталья Пуманэ, приехавшая из Петербурга, не смогла опознать в покойном своего мужа, так как тело, которое ей показали в морге, якобы было изуродовано до неузнаваемости, сообщает газета “Известия”.

“Тело невозможно опознать! — сказала Наталья, выйдя на крыльцо института скорой помощи имени Склифосовского. — Ни шрамов, ни других примет, по которым я могла бы это сделать, на теле просто не видно. Лица не видно! Ничего не видно…”

В четверг в институте скорой помощи имени Склифосовского была проведена повторная процедура опознания. Источник, близкий к расследованию убийства отставного подводника, объяснил РИА “Новости”, что родственники умерших людей, которым приходится участвовать в процедуре опознания своих близких, часто с первого раза не могут узнать их. “Это связано с эмоциональным состоянием людей, а также с тяжестью подобных процедур. Кроме того, жена Александра Пуманэ — Наталья, которая его опознавала, до этого несколько лет не видела своего бывшего мужа”, — сказал собеседник агентства.

Но при повторном опознании жена и однокурсники Пуманэ вновь не опознали тело. “Его бывшая жена, которая второй раз участвовала в этом процессуальном действии, в четверг повторно не опознала в погибшем своего бывшего мужа Александр Пуманэ, поскольку сомневается, что это именно он”, — сообщил “Интерфаксу” заместитель прокурора Москвы Владимир Юдин.

Не смогли опознать Пуманэ и два его бывших однокурсника. “Они, в отличие от жены, более категорично заявили, что это не он”, — сказал Юдин.

“Данное обстоятельство, — отметил зампрокурора, — вынуждает следствие продолжить процедуру опознания, в том числе с привлечением других родственников и использованием медицинских документов, в частности, стоматологической карты из Санкт-Петербурга — по месту жительства”. “При необходимости будет проведена судебно-портретная экспертиза”, — сказал Юдин.

Таким образом личность мужчины, перегонявшего в Москве машину со взрывчаткой, до сих пор установить не удалось, сообщили в прокуратуре Москвы» (при водится по публикации: http://www.newsru.com/russia/23sep2004/bomb.html).

Естественно возникает вопрос: Не проще ли было не убивать неизвестного хотя бы для того, чтобы он мог ответить на интересующие следствие вопросы? Если же задержанный действительно А.Пуманэ и он жив, но его спецслужбы представляют погибшим вследствие их же костоломства (или по первоначальной версии — от нервного стресса, в который впал подследственный), то в результате таких «игр» спецслужбы подрывают доверие к себе в обществе так, что потери доверия людей не может компенсировать какой-то тактический выигрыш в оперативной и следственной работе, достигаемый в ходе такой «игры», поскольку это — не последняя операция, а все будущие операции могут быть тем успешнее, чем большей поддержкой пользуются спецслужбы в обществе [345].

В дополнение к этому СМИ сообщили следующее:

«Бывшая жена и близкие друзья Александра Пуманэ, который был задержан милицией в Москве 18 сентября в начиненном взрывчаткой автомобиле и позже якобы погиб при невыясненных обстоятельствах, утверждают, что видели у бывшего офицера-подводника удостоверение сотрудника “Интерпола”.

“Удостоверение и специальный жетон у Александра я впервые увидел около двух лет назад. В удостоверении было написано, что он является “техническим специалистом”. Он не распространялся о том, как у него появились данный документ и жетон, как и о своём сотрудничестве с “Интерполом”. Но удостоверение и жетон не выглядели поддельными”, — заявил корреспонденту “Интерфакса” один из друзей бывшего подводника, просивший не называть его фамилию.

По словам друга Пуманэ, в последнее время тот часто ездил в командировки, в частности, в Москву и Минск. По его предположению, Пуманэ мог сотрудничать с “Интерполом” в противодействии распространению наркотиков в России.

Как сообщила бывшая жена Пуманэ, удостоверение и жетон её бывший муж постоянно носил при себе в барсетке вместе с остальными документами. Однако, по её словам, во время задержания и последующего допроса удостоверение сотрудниками милиции обнаружено не было» (цитировано по публикации на сайте: http://www.newsru.com/russia/27Sep2004/pumana.html).

Ещё одна публикация на сайте Страна.Ru сообщает (точнее даёт намекает), что сведения о гибели Пуманэ — изначально дезинформация, слитая в ходе проведения некоторой спецоперации с участием А.Пуманэ и предназначенная для террористов; а вот последующая кампания в прессе — это непредвиденные события в ходе её проведения, т.е. по существу срыв операции:

«В конфиденциальной беседе с высокопоставленным представителем ФСБ корреспондент Страны.Ru попытался выяснить, кто же на самом деле Александр Пуманэ и — жив ли он вообще. В приведенном фрагменте разговора назовем нашего источника — Х.

— Х: Вы, журналисты, как всегда, всё раздули. Набросали море версий, одна другой нелепее.

Д,И.:Но это объяснимо. При дефиците информации возникает масса предположений случившегося. Тем более, когда появляются неопровержимые факты. Ни жена, ни друзья не опознали погибшего. Да и зубная карта подтверждает, что это — совсем другой человек.

— Х: Н-да, с этой картой вообще неувязка произошла.

— Д.И.: То есть?

— Х: Я не знаю, на каком этапе операции произошёл сбой. И был ли это сбой, а не преднамеренный «слив». Ведь вы поймите, контрразведка работает не только у нас, но и у террористов.

— Д.И.: Вы хотите сказать, что Александр Пуманэ был вами внедрён в террористическую организацию?

— Х: Ну, не лично мной, разумеется. Об этой операции знали, условно, 5 человек. Один из них, — тот, кто всё это придумал и четверо, которые держали в руках документы с грифом «секретно».

— Д.И: Так что, на ваш взгляд, произошло на самом деле?

— Х: А на самом деле, мы знали, что Александр по заданию «хозяев» должен был перегнать в Москву 3 машины. В одной из них должна была быть бомба. Но, в какой именно будет находиться взрывчатка, — этого он и сам не знал. Две машины оказались «пустышками», а третья — с взрывчаткой.

— Д.И.: Хорошо. Если Пуманэ был внедрён в террористическую операцию, почему тогда информация о его задержании прошла в прессу? Зачем было врать о том, что он скончался от сердечного приступа и предъявлять для опознания совершенно другого человека?

— Х: Вопрос о том, что СМИ узнали о машине, которую перегонял Пуманэ и его «задержании», на самом деле гораздо серьезнее, чем вы можете себе представить. Я вам уже сказал, об операции знали всего несколько человек.

— Д.И.: Значит?…

— Х: Делайте выводы сами. Ну, а дальше. Дальше началась неразбериха. К сожалению, у нас до сих пор правая рука не ведает, что творит левая. Человека нужно было выводить из-под удара. Вы же понимаете, что в сложившейся ситуации, его не оставили бы в живых. Ну, а с опознанием… Да, недоработка. Мало суметь внедрить человека, хотя в этом деле нам нет равных, нужно ещё и умело вывести его. А с этим у нас пока что…

— Д.И.: Это называется «программа защиты свидетелей» по-русски?… И, как теперь жить этому человеку? Выходит, ему теперь можно забыть о семье?

На эти вопросы ответа получить нам не удалось. И, к сожалению, по данным другого источника Страны.Ru, представляющего интересы другого правоохранительного ведомства, вероятность того, что Александр Пуманэ был всё-таки убит во время допроса — специально или случайно — достаточно велика. А информация о том, что сработала программа «защиты свидетелей», мягко говоря, по словам нашего источника, попытка спецслужб всё-таки красиво выйти из игры, которую они так и не смогли довести до её логического завершения» (интернет-адрес: http://www.strana.ru/text/stories/04/10/01/3556/228417.html).

Публикация в “Известиях” 21 октября 2004 г. “Жену Пуманэ убедили не опознавать мужа” продолжает эту тему и сообщает следующее:

«Российский Центр судебно-медицинской экспертизы официально завершил проведение генетической экспертизы тела Александра Пуманэ, задержанного в Москве 18 сентября этого года в машине со взрывчаткой. Однако окончательные результаты будут обнародованы только в начале следующей недели. Вместе с тем необходимости в “генетике” моряка-подводника в принципе не было. Как выяснили “Известия”, бывшая жена капитана 2 ранга Наталья Пуманэ “не опознала” Александра под давлением тех же милиционеров, которые его и допрашивали.

Следователи Мосгорпрокуратуры были вынуждены назначить экспертизу ДНК тела Александра Пуманэ после того, как вызванная для опознания его жена Наталья Пуманэ категорически заявила, что “это не Александр”. По её словам, коронка на зубах её супруга “не в том месте”, а шрам от аппендицита — в два раза длиннее прижизненного. Также не познала подводника его одноклассница и подруга жены Ольга, которая пришла на опознание вместе с Натальей. На следующий день состоялось ещё одно опознание — с участием одноклассника Александра, но и он не признал его.

— Он очень похож, но это не Александр, — сказала Наталья следователям.

Это вызвало недоумение у следователей и вынудило их привезти в морг задержавших Александра Пуманэ сотрудников 83-го отделения милиции. Предварительно им предложили опознать моряка по фотографии, и, как стало известно “Известиям”, милиционеры дали утвердительный ответ. Так же утвердительно сотрудники 83-го отделения ответили следователям и в морге НИИ им. Склифосовского: “Он вполне узнаваем”.

Следователи прокуратуры установили, что, когда сотрудники 5-й оперативно-розыскной части УБОПа забили Пуманэ до смерти во время допроса в подвале ОВД “Пресненский”, они вызвали для него не обычную “скорую”, а “скорую” центра медицины катастроф “Защита”. Однако фельдшеры “Защиты” не довезли умиравшего Пуманэ до “Склифа”, а вызвали по дороге городскую “скорую”, сославшись на то, что им якобы необходимо ехать на разминирование. Как удалось выяснить “Известиям”, передали подводника на полпути к экипажу 21-й подстанции “Скорой помощи”. Судя по всему, фельдшеры “Защиты” прекрасно отдавали себе отчёт, что имеют дело с милицейским криминалом, а поэтому связываться с ним не захотели. И вызвали городских коллег.

Как выяснили “Известия”, пока следователи Мосгорпрокуратуры ожидали приезда из пригорода Санкт-Петербурга Пушкина Натальи Пуманэ, у неё побывали столичные оперативники (что подтвердили “Известиям” источники в МВД) из числа тех, кто руками и ногами задавал вопросы подводнику. Женщину, по данным “Известий”, в доходчивой форме убедили не идти на поводу у следствия и не опознавать в трупе своего бывшего мужа. Аргументы московских милиционеров был просты и доходчивы — иначе и вас, и детей будут считать пособниками террориста, пытавшегося взорвать Москву, и на каждом углу на вас будут показывать пальцем. Судя по результатам опознания, доводы милиционеров подействовали. Зачем им это было нужно — можно только догадываться.

Однако до гражданской жены подводника Ксении Вологдиной столичные оперативники, видимо, не дошли. А она, кстати, узнала Александра по видеозаписи, показанной в эфире НТВ. Несмотря на очень плохое качество записи, она сразу узнала Александра. Видимо, до Ксении столичные оперативники не дошли. Наталья Пуманэ в среду была не доступна для комментариев. Её родители категорически отказываются общаться с прессой» (интернет-адрес приведённой публикации: http://www.izvestia.ru/conflict/554766_print).

Однако и эта публикация не стала последней. Через несколько дней в СМИ появились сообщения, авторы которых со ссылками на ту же Н.Пуманэ и его одноклассников, опровергали факт посещения их представителями МВД и оказания давления с целью недопущения опознания тела неизвестного в московском морге в качестве тела А.Пуманэ…

В этой же связи упомянем ещё одно событие в его хронологическом развитии.

А.Хинштейн в “Московском комсомольце” 10 сентября в статье Столица может спать спокойно. Терроризму поставлен надёжный заслон” сообщает следующее:

«Столичное ГУВД переведено на особый режим несения службы. “Москва в безопасности”, — бьют себя в грудь генералы.

Герой России Магомед Толбоев на своей шкуре (в прямом и переносном смысле) испытал цену этой безопасности.

…Его остановили при выходе из метро “Выхино”. “Ваши документы?”. Толбоев показал удостоверение помощника депутата Госдумы, направился дальше, но через несколько шагов в грудь ему — ствол автомата: “Куда?” — “Домой”, — улыбнулся Толбоев. “Ах, домой! Твой дом — в горах!”. Цепкие милицейские руки полезли ему в карманы, он пытался возмущаться, протестовать, но тут же был сбит с ног и упал в осеннюю московскую грязь.

“Что вы делаете?!! Я Герой России!” — пытался вразумить милицейских сержантов Толбоев, а в ответ услышал: “Душить надо таких героев”.

Полетело на землю скомканное геройское удостоверение, что подписывал когда-то президент. Толбоева душили, пинали, а он молил только об одном: “Не бейте по спине. У меня весь позвоночник собран из пластмассы, я падал с высоты”.

— Я мог бы раскидать этих сержантов за секунду, — говорил мне потом Толбоев, — но я же понимал: потом скажут, что я напал на них первым…

Вокруг схватки собралась уже приличная толпа. Кто-то узнал Толбоева. “Отпустите. Прекратите”, — кричали люди, но милиционеры отгоняли их прикладами… Только когда прохожие побежали вызывать “ 02”, сержанты закончили экзекуцию.

“Проваливай отсюда, черномазый. И передай своим соплеменникам: всё равно мы вас передушим…”

…Много раз Толбоев ходил на волосок от смерти. И когда поднимал в небо новые модели самолетов. И когда — первым в мире — прыгал с парашютом из стратосферы. И когда, работая секретарём Совбеза Дагестана, ходил на переговоры с террористами и вытаскивал заложников из Чечни.

Но впервые в жизни было ему так обидно и горько…»

13 сентября сайт “InternetInform” сообщил о первой реакции ГУВД Москвы на заявление М.Толбоева:

«Как сообщает агентство “Интерфакс”, начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин провёл специальное совещание, на котором были оглашены результаты проверки фактов, изложенных в публикации “Московского комсомольца” от 10 сентября 2004 года.

Руководство ГУВД Москвы не намерено привлекать к ответственности сотрудников милиции Восточного округа столицы, которые, как предполагалось ранее, превысили свои полномочия, осуществляя проверку документов Героя России, летчика-испытателя Магомеда Толбоева.

Напомним, что в газетной статье утверждалось, что вечером 8 сентября возле железнодорожной станции “Выхино” сотрудники милиции остановили для проверки документов Магомеда Толбоева. Выяснив фамилию, милиционеры жестоко избили Героя России, пообещав напоследок “передавить всех его соплеменников”.

“Анализ собранных материалов даёт основание утверждать, что опубликованные факты бесчеловечного обращения с Толбоевым действительности не соответствуют. В частности, не подтвердилось наличие у сотрудников милиции оружия, личный досмотр Толбоева, его избиение и “пинание”, — говорится в сообщении, которое цитирует “Интерфакс”.

В то же время, в столичном ГУВД считают, что Толбоев сам спровоцировал применение сотрудниками милиции силы своим неповиновением, агрессивностью и бранью. Все материалы и заключение служебной проверки переданы в прокуратуру Москвы» (http://internetinform.ru/arts.php?39).

Тогда же сообщалось, что за приведённую выше публикацию А.Хинштейна “Столица может спать спокойно” против него было возбуждено уголовное дело. Однако, 17 сентября 2004 г. сайт www.newsru.com сообщил:

«Начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин принёс свои извинения за действия сотрудников милиции Герою России, заслуженному летчику-испытателю Магомеду Толбоеву. Об этом сообщил начальник управления информации и общественных связей столичного ГУВД Кирилл Мазурин, передаёт ИТАР-ТАСС.

Он пояснил, что извинения были принесены за систему столичной милиции, “когда низовой состав может позволить неуважительное отношение к возрасту человека и его заслугам”. В свою очередь Герой России Магомед Толбоев отметил, что он удовлетворён этими извинениями и считает, что “конфликт исчерпан”.

Заслуженный летчик-испытатель Магомед Толбоев 8 сентября на переходе станции метро “Выхино” подвергся, по его словам, избиению со стороны двух сотрудников милиции. Проведя проверку, прокуратура Москвы возбудила против милиционеров уголовное дело по статье “превышение должностных полномочий”. Как сообщил Кирилл Мазурин, милиционеры будут привлечены к дисциплинарной ответственности.

“Я ничего не имею против милиции и МВД, — заявил в связи с этим Магомед Толбоев. — Я понимаю их трудности, знаю о мизерных зарплатах, но это не даёт им права посягать на свободу граждан России”».

Магомет Толбоев ещё легко отделался (если бы он поддался порыву и предпринял попытку «раскидать сержантов», то для него всё могло кончиться гораздо хуже): известен не один случай, когда в результате проявления низовыми сотрудниками милиции “бдительности” не виновные в совершении преступлений люди становились инвалидами или погибали, а девушки и женщины становились объектами сексуальных домогательств [346].

Конечно у читателей могут быть разные предубеждения по вопросу о том, кто виноват в этом происшествии: М.Толбоев в силу каких-то причин вёл себя неадекватно, спровоцировал милиционеров на избыточное применение силы, а потом с помощью «административного ресурса» и своего социального статуса настоял на их виновности; либо милиционеров и не надо было провоцировать, а они неудачно сорвали свойственную им нечеловеческую озлобленность на попавшем в поле зрения «лице кавказской национальности», которое внезапно оказалось для них «не по зубам». Но это не имеет значения при нашем масштабе рассмотрения проблемы, поскольку в обществе накопилась статистика такого рода злоупотреблений со стороны спецслужб, а ни один случай сам по себе (а равно и его исключение из рассмотрения как недостоверного) не опровергает и не отменяет статистику, включающую в себя множество случаев.

Но всё же речь идёт о реакции руководства Московского ГУВД на избиение не обычного, т.е. не среднестатистического гражданина России (или приехавшего на заработки де-факто бесправного «гастарбайтера»). А если что-то подобное низовой состав милиции, да ещё при поощрительно безучастном отношении командного состава, учинит безнаказанно по отношению к простому гражданину, не имеющему выдающихся заслуг перед Отечеством и не вхожему в высшие эшелоны государственной власти, — то статистика реакций на такие действия большинства людей укладывается в диапазон между двумя крайними вариантами:

· вариант первый — гражданин “утрётся”, но после этого государственную власть он перестанет уважать и воспринимать как свою власть, в результате чего государство не сможет на него полагаться в каких-то делах, что может повлечь за собой другие — возможно более тяжёлые — беды;

· вариант второй — вооружится по способности должным образом и далее — вариации на тему сюжета фильма “Ворошиловский стрелок” каждый может нафантазировать сам. На кого персонально в таком варианте отношения к происшедшему с ним или его близкими он возложит вину — вопрос открытый:

O запомнит номера жетонов и лица “стражей правопорядка”, и они ответят за злоупотребления властью не в следственно-судебном порядке, а «по жизни» беспредельно;

O обознается и по ошибке призовёт к ответу других;

O озлобится против государства и сам предпримет действия против вышестоящих над “стражами правопорядка” должностных лиц вплоть до главы государства или будет вовлечён в такого рода действия международным террористическим интернационалом.

Т.е. во втором варианте реакции на злоупотребления властью сотрудников спецслужбы стражи правопорядка” сами подталкивают людей к самосуду и как предельной форме проявления самосуда — к террористической активности, но при этом государство лишает себя морального — нравственно-этического — права его осудить, поскольку оно само поставило человека в такие условия, когда жалобы государству на злоупотребления властью тех или иных должностных лиц оказались либо бесполезны, либо того хуже — человек столкнулся с местью тех, на чьи злоупотребления властью и должностным положением пожаловался.

Но и первого варианта вполне достаточно для того, чтобы осудить “стражей правопорядка” не за «превышение должностных полномочий» и не за «причинение тяжких телесных повреждений», а за измену Родине, поскольку они под прикрытием государственных атрибутов России (форма ведомства, удостоверения принадлежности к ведомству, номерные нагрудные жетоны и т.п.) совершили акт агрессии по отношению к гражданину России. (Соответственно такому пониманию состава преступления «измена Родине» А.Н.Яковлев и М.С.Горбачёв — тоже изменники Родины, поскольку под лозунгом «Больше социализма!» вели дело к воцарению бандистко-аферистического олигархического капитализма на территории [347]). Если с такой нетрадиционной квалификацией преступления должностных лиц кто-либо из юристов не согласится, то он — тоже изменник Родины или идиот.

Если же факты, сообщаемые в цитированных в настоящем Отступлении от темы публикациях не соответствуют действительности, то мы приходим к вопросу: Кто и в каких целях ведёт эту пропагандистскую кампанию, дискредитирующую спецслужбы и Российское государство:

· Если сами спецслужбы, сливают «дезу» для того, чтобы запутать противника? — то вред, который наносит она своему же обществу, куда более значим, чем временная тактическая дезинформация противника.

· Если не сами спецслужбы, то почему они и государство не пресекут эту в целом антиобщественную пропагандистскую кампанию?

В общем же спецслужбы и СМИ работают так, как это им позволяет личностная нравственно-психическая культура их сотрудников [348]. Для того, чтобы спецслужбы и СМИ работали лучше, — люди в обществе, общество в целом должны сами предпринимать целенаправленные усилия в отношении самих себя, чтобы становиться лучше.

Теперь, памятуя о высказанном в предыдущем абзаце, вернёмся к рассмотрению рецептов повышения эффективности спецслужб, предложенных А.Хинштейном и А.Баранцом, поскольку такого рода мнения — типичны.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх