РОСКОШНЫЙ УЖИН ОТ ОЛИГАРХОВ, ИЛИ ПРАВЫЕ ОТСТУПАЮТ


Как-то странно получается, что вся моя телевизионная судьба вертится вокруг еды и ресторанов. Как рождение, так и гибель проектов зачастую происходят именно там. Помню, как во время очередного безобразного поведения акционеров ТВС из-за их непомерной жадности и непрофессиональности этот проект был убит. Я позвонил тогда г-ну Олегу Киселеву и поинтересовался, не собираются ли нам хоть изредка платить зарплату, к этому моменту ее уже не платили месяца три. Его реакция меня восхитила: "Володя, вам разве не на что есть, ну давайте я вас приглашу на обед". Я с радостью согласился, пояснив, что приду не один, а вместе со всеми детьми, женой, ну и конечно со съемочной группой и с их семьями. Почему-то подтверждения приглашения на обед я не получил.

Один из самых важных ужинов в истории с ТВС состоялся в ресторане "Вельвет" по инициативе господина Чубайса. Со стороны журналистов были Евгений Киселев, Марианна Максимовская, Бергман с Жиндаревым, Михаил Осо-кин, Юля Латынина, Владимир Кара-Мурза и я. Напротвнас сидела мощная группировка младореформаторов, якобы противостоящая жадным мамутам с Дерипасками и испытывавшая к нам искреннюю симпатию. На встречу был также приглашен и Виктор Шендерович, который вместо себя прислал письмо. Как я узнал позже из беседы с Машей Ви-зитей (тогда его, а позже и моим режиссером), в письме содержалась ведомость, кому и сколько из его группы канал был должен, и вполне ясное указание, что сначала долги надо бы отдать, а уже потом дружеские посиделки устраивать. Если отбросить интеллигентские завитушки, то суть послания была такова - а не пошли бы вы…

Так как я все равно пришел, то решил досмотреть драму до ее логического завершения, но на еду не налегать. Был какой-то вопиющий дисбаланс между бедственным положением людей, многие месяцы не получавших зарплату, и изощренной буржуазностью места и меню. Я понимаю, что со стороны люди, работающие на телевидении, выглядят зажравшимися котами, и грамотно вброшенная в СМИ информация о зарплатах так называемых звезд лишь закрепляет этот образ. Не собираюсь оправдываться. Это тема отдельной беседы. Просто уверен, что такие вопросы правомерны, лишь когда речь идет о народных деньгах, то есть о бюджетных, в любом другом случае это касается лишь работника и работодателя.

Даже в глубоко коммерческих телевизионных структурах количество совсем не высокооплачиваемых сотрудников очень велико. Пропорция 300 к 1 недалека от истины, и когда не платят одному узнаваемому лицу, то ведь и тремстам работникам не в экране тоже ничего не дают. Так что не надо ненавидеть и завидовать всем подряд. И вот сидим мы как две армии - напротив друг друга, и между нами стол, который мы вольны накрыть по своей прихоти, ограниченной лишь меню. Последние несколько лет принципиально изменили манеру отдыхать нашего народа, особенно его псевдопродвинутой верхушки. Теперь застолье начинается с умничания на тему вина, граждане, воспитанные на особенностях вкусовых различий между ливерной колбасой за 56 или 64 копейки, неожиданно превратились в утонченных ценителей вина. Хотя вкусовые колбочки так и не заработали, но на их место пришло покручивание бокала, поцокивание языком и прищуривание глаза. Беседы о сомелье напоминают сцены из дурных шпионских фильмов с произнесением пароля и откровенным непониманием того, о чем, собственно, идет речь. Если бы нувориши вместо упоминания года сбора и местности произносили: "Продается ли у вас шкаф славянской работы?" - то ничего бы не изменилось, по крайней мере для окружающих.

После измывания над сомелье речь дошла до заказа еды. Я уже и не вспомню, кто что ел, да и не это важно, любопытнее вспомнить разговоры. Нас всех поразил Анатолий Борисович Чубайс. Он начал с того, что, конечно, мы сами во всем виноваты, и продолжал в том же духе, мои коллеги пытались возражать, но это было скорее эмоционально, чем логично, дискуссия принимала все более жаркий характер, что отражалось как на количестве выпитого, так и закусанного. Не подумайте - до смерти никого не закусали из участников, просто съели немало. По-видимому, желая нанести удар по кошельку олигарха хотя бы таким образом. Меня постепенно охватывала колоссальная злость, я никогда не был поклонником Чубайса, мало этого, считал и считаю, что долги надо платить. Олигархический колхоз же выступал с позицией, мягко говоря, сомнительной - мы никому ничего не должны. В своей жизни я уже не раз сталкивался с такого рода подходом и не привык воспринимать это как данность. Бергман и Жиндарев, как и госпожа Латынина, пытались апеллировать к чувствам Анатолия Борисовича, указывая на идеологическую близость и любовь к демократическим ценностям. Меня же в этой ситуации интересовали сугубо прагматичные вопросы. Моя группа отработала уже несколько месяцев без зарплаты, если это был субботник, то об этом надо говорить до его проведения, а не после. Месье Чубайс осаждал Кремль и все ждал некоего тайного знака от ВВП, а знака все не было. Вот уже и олигархический колхоз раскололся на два, и войны между ними бушуют, и один чудо-колхозник говорит другому, а ну продай или уйди, а второй отвечает ему: да сам ты уйди, правда, денег у меня нет. А Чубайс все ждет ответа от Путина, а тот все не собирается в этом проекте участвовать. Проект ТВС является ярким примером абсолютной беспомощности и редкой жадности олигархов. По прошествии времени фиаско пытаются придать политический оттенок, так нынче модно, я же вижу в нем в первую очередь обычный управленческий крах. Весь подход олигархов был по-Рочным. Они решили, что сейчас всех научат делать телевидение -т. как конкурентов, так и ту высокопрофессиональную команду, которая досталась им случайно. Было довольно много трагикомичного в истории ТВС, и попытки олигархов привнести собственное понимание в нашу рабо-гу. когда за безумные деньги нанимались люди, с хронически печальными выражениями лиц опрашивавшие всех нас о том, как мы видим канал, и пытавшиеся научить нас житья В какой-то момент, бесспорно, во время очередного кофе"! брейка с неприемлемыми для меня, но обязательными для того рода случаев печенюшками я не выдержал и сказал Олегу Киселеву: уважаемый, мы же не учим вас, как пилить! бюджетные деньги, так вот и вы нас не учите тому, что мы 1 умеем, а вы нет. Но они не могли остановиться и продолжа-1 ли разрывать коллектив и обещать, обещать и еще раз обещать, что вот-вот зарплаты будут выплачены.

Во время исторической беседы с Чубайсом и К0 передо мной стояла простая задача - выбить долги, и вся лирика меня не интересовала. В конечном итоге я предложил АБI простой и ясный механизм, по которому он мог оплатить I хотя бы половину, приходящуюся на его часть колхоза.] Идея была не сложной: демократы покупали у нас свою! часть долговых обязательств и дальше уже сами имели де-] ло с Дерипаско и К0. Юля Латынина пришла в восторг, АБ| сказал, что это возможно, но уже в самом конце беседы, ко-1 гда по вредной привычке я подвел итог нашего разговора, 1 Чубайс изменил свою позицию, сказав, что подумает об] этом предложении, не указав сроков ответа. Такой подход! для меня был абсолютно неприемлем, о чем я и сказал, по- I дивившись необычайной гибкости взглядов железного АБ. Чтобы подтвердить всю серьезность своих намерений, я попросил отдельно счет за себя и после некоторой борьбы с официантом его получил и оплатил. Не то чтобы эти день-1 ги спасли голодающих сотрудников канала, но хотя бы я се-1 бя не чувствовал обязанным. Мой жест был очень горячо! поддержан Юлией и Марианной и с негодованием был вое-1 принят Бергманом и Жиндаревым. Борис возмущался, что! я хочу остаться чистеньким и этим своим поступком ставлю I всех в неловкое положение. На самом деле в неловком по-ложении оказался бы я, если бы у меня не нашлось доста- I точно денег расплатиться по счету, но, к счастью, на "Се- I ребряном дожде" всегда платили исправно. До сих пор не I понимаю, что помешало этим господам расплатиться за I себя? Хотя они не работали на радиостанции, и я не исклю-чаю возможности полного отсутствия у них денег.

Таким образом, накануне предвыборной борьбы олигархи лишили себя возможности участвовать в медийной составляющей избирательного процесса.

Одна из причин в жесткой направленности Чубайса только на одну точку зрения - эспээсовскую. Кроме того, он не смог выполнить не только все финансовые обязательства, но хотя бы свою часть. Скорее всего, и не желал, привык, что все в конечном итоге происходит по его усмотрению, поэтому полностью проиграл ситуацию. Он не может быть в колхозе никем иным, кроме председателя. Незнание сельского хозяйства не помеха.

Такой вот человек - убежденный большевик. Когда Борис Немцов сказал мне, что третьим пойдет Чубайс, я огорчился. Да и сам Борис, хотя и пытался себя убедить, что все будет хорошо, выглядел расстроенным.

Нато было несколько причин. Во-первых, ни о какой оппозиционности Чубайса не может быть и речи. Как в отношениях Немцова и Ельцина превалировал психологический аспект отец-сын, так в отношениях Путин - Чубайс царил и продолжает царить глубочайший комплекс вины.

Напомню, что после поражения Собчака на выборах мэра Питера Путин не остался в команде победившего Яковлева и уехал в Москву, где в то время уже обитали многие из его давних знакомых. В частности, Алексей Кудрин, у которого он поселился, как утверждает легенда, на кухне. Алексей обратился с просьбой тоже к питерцу - Чубайсу, возглавлявшему тогда Администрацию президента Ельцина, о трудоустройстве Владимира Владимировича, однако Чубайс отказал.

Неизвестно, как бы сложилась судьба Путина, если бы не протекция Павла Бородина, который и взял будущего президента России к себе, в управление делами президента, заведовать международными контактами.

Должно быть, поэтому так многое прощается и Бородину, и Кудрину. Путин помнит добро. Во время интервью я спросил Алексея, обращается ли он к Путину на "ты", по-кРаснев и очень застенчиво улыбнувшись, министр финан-°в ответил: "Только когда мы с глазу на глаз".

Если бы на этой истории злоключения Чубайса закончились, то это было бы еще полбеды, но и в момент обсужч дения кандидатуры преемника Анатолий Борисович бь категорически против Путина.

Все вместе привело к тому, что теперь без благослове ния президента Чубайс, помоему, не сделает ни одног шага.

Очень точно и зло это сформулировал Немцов: Чубайс любит Путина вплоть до потери сексуальной ориентации.

Именно поэтому никогда и не прозвучала внятно пози-1 ция Чубайса по конфликту с НТВ, дай по делу Ходорковско-1 го дальше намеков и многозначительного задирания под-1 бородка не пошло.

Такая позиция Анатолия Борисовича, да еще его нахождение в первой тройке моментально превращало СПС в] пропрезидентскую партию, на реальную критику сил и смелости не хватило, да и не за что было критиковать. Ведь в экономической части и так царили воззрения Гайдара -] Чубайса, а в деле Ходорковского все заняли насупленную, но не активную позицию, что не могло не сказаться на раз-: мытости избирательной кампании.

Конечно, СПС пытался использовать в кампании опыт 1996 года, только вот не было ни своего Ельцина, ни прежних финансовых и административных ресурсов, какие-то • были, но недостаточные в силу изменившегося времени.

То, что Немцов совсем не Ельцин, стало ясно осенью перед выборами, когда на одной из встреч в Кремле Путин | сказал лидеру парламентской фракции: "Борь, ну ты со своими бабами разберись". Именно тогда все газеты сма- j ковали подробности личной жизни Немцова.

Не могу сказать, чтобы Немцов и тем более Хакамада не старались победить на выборах - они отработали себя, на износ, особенно Ирина, выложившись полностью.

Партия ей особо и не помогала, и она мне жаловалась, что ей i реально трудно и помощи немного. Просто они уже не многое могли. Рычаги управления подобрали под себя функционеры Чубайса - Кох с Гозманом и Трапезниковым, и j внутри команды были колоссальные разногласия.

Какие только идеи не рождались - и пригласить известных персонажей, и проводить концерты, ну и конечно, чшая - тот самый злополучный ролик. Вот уж апофеоз трыва от реалий. Такое могло родиться только в мозгу лю-°ей не имеющих о России ни малейшего представления.

Поражение оказалось оглушительным, растаптывающим, унизительным. Весь пафос Чубайса улетучился, провалился наивный расчет, что его рейтинг потянет за собой рейтинг СПС.

Избиратели голосовали не против капиталистического пути развития, а просто они перестали верить лидерам СПС, справедливо ассоциируя их с олигархами, а не с рынком и демократией. Усилия правых не дали улучшения жизни - это люди осознали, но вот признать этого не умеют и не хотят, а от них ведь этого ждали.

Правые попытались под конец дистанции совсем вернуться копыту 1996 года, выбрав в качестве народной страшилки "Родину" и Рогозина, небезосновательно обвиняя их в националистическом уклоне. Даже на передаче "К барьеру!" Чубайс почти что покаялся за приватизацию, но было уже поздно.

Людям хватило извиняющегося Ельцина при прощании с народом в канун Нового года, да и Рогозин на фюрера не тянет, уж больно розовощек да упитан.

Хотя в передаче "К барьеру!" практически перед выборами Чубайс вырвал победу у Рогозина на последних минутах, однако крах на выборах был окончательным.

Пережить такое поражение очень тяжело, тем более что Немцов, Хакамада и многие другие привыкли быть в том или ином виде во власти и не очень-то знали, что делать теперь.

Привычная жизнь закончилась, и как быть в новых условиях, не очень-то и понятно.

Бежать объединяться с другими неудачниками невозможно, не примут, да и к кому бежать и с кем. Вдруг выяснилось, что за СПС ничего не стоит. Олигархам эффективнее решать свои задачи через проправительственные, но прошедшие в Думу партии, а власти нет никакой нужды в таких слабых и аморфных правых. Тем более что кого могли, пораскидали по министерствам.

Лидерам пришлось определяться. Хакамада не выдержала засилья РАО ЕЭС и откололась, да и Немцов ушел бизнес, хотя честнее это было бы называть лоббизмом.

Даже с трудоустройством Бориса Ефимовича и то вь шел казус. Пошел он работать в нефтяной концерн к Игор Линшицу, который тоже проиграл выборы, только он пыта ся попасть в Думу по региональным спискам КПРФ. Вот \ судьба - ярый рыночный пришел на работу к краснол, олигарху Линшицу, который, правда, нигде так и не смс объяснить, в чем же суть его коммунистических взглядов, i коих он не был замечен до выборов. Правда, не только он -неожиданно коммунистом стал и Сергей Доренко, должк быть, лондонским ветром надуло голову.

Хакамада ушла в оппозицию, и от болтологической трян! сины ее потянуло в сторону уж хоть какого-то действия, и она оказалась среди кандидатов в президенты и выступила] очень ярко, хотя и без малейшего шанса на успех.

Признаться, меня огорчило, что наряду со справедлив вой критикой она предлагала очень непрозрачные методь изменения жизни в стране. Это общая проблема России -J критикуем лихо, предлагаем чушь.

Забыв довольно мягкую кампанию против Путина, и Бо J рис, и Ирина стали резко выступать против него, что тоже! выглядело довольно странным, учитывая недавнюю лояль-} ность.

Все-таки в СПС последнего созыва уже не было жизни! если не считать походы Бориса Ефимовича в народ. Какие! выборы подряд, а новых лидеров не появилось, одни и те] же лица, им всем глубоко за сорок, и жизни современного российского предпринимателя они не знают, а вот об оли-J гархических тусовках рассказать могут многое.

Не случайно лидеры правых теперь тянутся, как к нарЛ котику, к тому, чего у них нет, но без чего им там так тяжело! существовать. Я не про деньги - благодаря мужу у Ирины! все хорошо, а Борис получает на новом месте работы, но] адреналина-то ведь это не дает.

Вот и отправляется Немцов на Украину за шумом толпы, за народным признанием, за возможностью снова почувствовать себя востребованным. Но, понимая законь бизнеса, критика его звучит мягко, с намеком на готовнс к конструктивному диалогу, чтобы не закрылись двери, в которые еще надо будет не раз постучать.

Хакамада же тяготеет к романтике, только находит ее не там, уж больно от лимоновцев душок идет. Надеюсь, что Ирина Муцуовна это почувствует и вовремя отойдет, чтобы своим по-прежнему высоким личным авторитетом не поддерживать недостойных людей. Я очень хорошо отношусь и к Борису, и к Ирине, считаю, что они - целая эпоха в нашей жизни. Хотелось бы, чтобы они вернулись в публичную политику, но им надо немного остыть - оглянуться вокруг, если угодно, апгрейдиться и понять, что народ очень сильно отличается от их представлений о нем.

А вот беды Чубайса продолжаются, кажется, что все мифы о нем должны рухнуть. Вот уже и РАО ЕЭС вызывает не вежливую критику политических оппонентов, а жесткий ор обесточенных граждан. Ничего удивительного в этом нет, обычная метода правых.

Классово близкие и лично преданные оттеснили профессионалов-производственников.

В результате идей миллион, непрофильные активы, зарубежная экспансия, наполеоновские планы, только вот пятая точка голая. Нет, не у команды управленцев, там все хорошо, а в производящем секторе. Аварии одна за другой.

Хорошо, что есть под рукой Аркадий Евстафьев, в очередной раз назначенный козлом отпущения и принесенный в жертву.

Могут и не говорить, что на замену устаревших трансформаторных станций средств не хватает, а вот на свой самолет всегда найдутся. Ну и конечно, любому, кто сталкивался со структурами РАО ЕЭС, не надо говорить о запредельном уровне вымогательства, так что использование служебного положения - это отличительная черта как российского человека в целом, так и правого в частности.

Меня очень огорчила мелочность Чубайса. Когда скоропостижно и как-то нелепо скончался Анатолий Собчак, я позвонил его вдове Людмиле Борисовне Нарусовой. Так °лучилось, что после возвращения Анатолия Александро-ча на родину мы с Сашей Гордоном пригласили его на передачу "Процесс", где он блестяще выступил. Позже я неДнократно встречался и с ним, и с Людмилой Борисовной.

Так получилось, что последнее интервью у Анатолия Але сандровича, совсем незадолго до его кончины, тоже бра для канала ТНТ, поэтому я просто не мог не позвонить, гда узнал о трагедии.

Людмила Борисовна сказала - приезжай, и я оказало в Питере. Купив цветы, я пришел к дому. Народу было мне го, а на прощании - весь Питер.

Был и Путин, и многие люди из команды Собчака. Мен поразило, что даже там продолжались какие-то разговорь переговоры, шли политические терки, сновал мохнатоухи Березовский. Я знал многих, и во время бесед они мен спрашивали, когда я возвращаюсь в Москву. Я сказал, чт вылетаю вечером. "Да ладно, давай с нами, Толя взял евс самолет". Из беседы выяснилось, что большую часть npi вого московского десанта, как и самого Чубайса, дocтaв^ самолет РАО ЕЭС, как, впрочем, и цветы были закуплен централизованно. Не сомневаюсь, что Чубайс просто пс гадал важную деловую встречу к похоронам, но меня nef дернуло от отвращения.

Насколько благороднее их все* смотрелся Стае Садальский со своим купленным на собст-^ венные деньги букетом, пришедший проститься с после ним романтиком российской политики.

Маленькая деталь: конечно, вылет нашего рейса задеру жали, ведь надо было отправить самолет РАО ЕЭС, так чт(] регулярные полеты могут и подождать, паны торопятся.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх