ДЕНЬГИ В БОРЬБЕ ЗА ВЛАСТЬ


На выборах 2003 года произошел резкий сдвиг в политическом мышлении Ходорковского. Он вышел на тропу войны, чтобы не скупить обычную думскую тусовку, как другие нефтяники, а получить думское большинство. Мог ли это не видеть и не понять такой тонкий политический игрок, опытом всех избирательных кампаний, как Явлинский? думаю, что нет - не мог. Задавал ли он себе вопрос, а зачем это надо Ходорковскому? Вопрос правомерный и звучавший многократно - наверное, задавал.

В последние месяцы перед арестом, да и после, Ходорковский заявлял себя как сторонника парламентской республики. С 1993 года в России, в соответствии с принятой конституцией, президентская республика. Таким образом, Ходорковский считал необходимым изменить как систему, так и конституцию. Как любой гражданин в нашей стране, он вправе иметь свое мнение об эффективности разных государственных устройств. Действуя в рамках закона, он должен бы был добиться проведения референдума по изменению конституции и в случае победы принять новую.

Устав от бесед как с представителями кремлевской Администрации, так и с Путиным, Ходорковский, по всей видимости, решил действовать. Тем более что его беседа с главой государства, показанная на всю страну, не оставляла сомнения в глубокой личной антипатии. Что проявлялось и в нарушении дресскода, и в манере разговора, а судя по полученному от президента ответу, антипатия была обоюдной.

Ходорковский не воспринимал Путина как человека, способного помешать его замыслу. Для него президент - всего лишь еще один персонаж политического театра, в котором режиссер совсем не виден. Если сам Путин был человеком неблизким для олигарха, то в Администрации президента трудилось такое количество сотрудников, когда-то работавших в олигархических структурах и у него лично, что невольно он воспринимал их как своих союзников, а не президентской командой.

Многие средства информации, общественные организации и фонды, как и большое количество журналистов, на-ходились на прямой финансовой подпитке от юкосовских и колоюкосовских структур, поэтому и вызывала сомнения х лояльность, очень похожая на продажность.

Посудите сами. К лету 2003 года в руках Ходорковского На*одился ресурс, позволяющий решать проблемы коротким и эффективным путем. Тем более что деньги для этого были. Благодаря промыванию мозгов и блокированию любой негативной информации о ЮКОСе в общественном сознании был создан целый культ как компании, так и самого богатого тогда человека России.

В чем прелесть парламентской республики для Ходорковского? Должность премьерминистра, которого не выбирает народ, а назначают депутаты, при представительском и ничего не решающем президенте.

Ходорковский, видимо, понимал, что уж сколько тумана ни напустить, но президентскую кампанию выиграть ему практически невозможно. Во время передачи "К барьеру!" возник интересный психологический момент: сразу после оглашения приговора Ходорковскому на ринге сошлись Борис Немцов и Михаил Леонтьев. Со стороны Немцова выступала секундантом госпожа Алла Гербер. Когда господин Леонтьев озвучил тезис о невозможности Ходорковскому выиграть выборы, Гербер перешла на крик: "Почему? Почему вы так считает?!" - подтекст был связан с тем, что у Ходорковского отец еврей, и правозащитник Гербер увидела в высказывании журналиста антисемитский подтекст.

Напрасно, во-первых, Леонтьев парировал, что в России никогда не будут голосовать за олигарха, да еще и самого богатого, а во-вторых, Михаил Борисович никогда себя евреем особо и не позиционировал, в отличие от его коллег по олигархическому цеху, которые пытались использовать национальную тему и как запасной парашют, и как хороший путь к признанию в западном мире. Так, основателем Российского еврейского конгресса был господин Гусинский, его сменил господин Невзлин. Для поставленных задач структура оказалась действительно хороша, правда, заниматься реальной работой пришлось совсем другим людям, которые, оставив в стороне политические завывания, стали помогать детям и старикам.

Не касаясь национального вопроса, можно уверенно сказать, что шансы самого богатого человека в стране выиграть выборы близки к нулю, и не только в России, но и в Западной Европе и в США.

Еще раз подчеркну, выиграть выборы - это ни в коей мере не означает, что Ходорковский не имел права баллотироваться. факт же надрывного муссирования еврейского вопроса не менее омерзителен, чем проявление зоологического антисемитизма.

Оставался единственный путь, который и был Ходорковским выбран. Но поездки в Америку и встречи главы ЮКОСа с влиятельными политическими силами не дали желаемого результата, о чем можно судить по отсутствию действительно жесткой позиции по отношению к России со стороны как Белого дома, так и Капитолия.

Довольно жалкие заявления очень небольшого числа сенаторов и конгрессменов, как и невысокопоставленных представителей Администрации, скорее подтверждают мое мнение.

Если обратить внимание на пресс-конференции глав государств стран восьмерки, то можно увидеть, что и на прозвучавшие там прямые вопросы были даны очень мягкие и обтекаемые ответы. В частности, и потому, что во многих странах были попытки такого рода вмешательства в политику со стороны бизнеса, и они пресекались очень жестко. Просто прошло уже очень много лет, и сама структура финансирования политических партий в том виде, в котором она сложилась в России, невозможна.

Величина пожертвования строго ограничена, и источники отслеживаются.

У нас в какой-то момент времени партии превратились в политические отделы олигархических структур наравне с отделом по связям с общественностью, зачастую его и подменяя.

Политические амбиции Ходорковского не вызвали понимания и в олигархических кругах, где установилось мнение, что Миша стал неадекватен.

Ходорковскому казалось, что олигархов можно объединить под знаменем борьбы с чекистским режимом Путина, 'озунг, звучавший замечательно для демшизы, не прохоАил у людей, слишком хорошо знающих и историю ЮКОСа, и методы его работы, и обилие чекистов в самой компании. Да и незачем было всем объединяться, скорее, наоборот, сама идея войны одного из них с властью предоставляла остальным возможность поживиться.

Все-таки правильно олигархи сами себя называют - пауки в банке, и даже угроза их существованию не заставит их объединиться.

Трагедия Ходорковского связана и с тем, что, будучи обычно очень осторожным, он вдруг искренне поверил в свое мессианство и непогрешимость.

В его команде не нашлось ни одного человека, к которому бы Ходорковский прислушивался настолько, чтобы усомниться в своей затее, но уже зато было море тех, кто кричал, что уж если чего МБХ захочет, то так и будет.

Не случайно сотрудники центрального офиса ЮКОСа производят впечатление людей зомбированных, это уже скорее какая-то секта - никаких намеков на "Яблоко".

Все происходившее с Ходорковским довольно близко наблюдал Явлинский. Думаю, что ему, очень многое повидавшему в политике, было очевидно, что Ходорковский не преуспеет. Вряд ли при таком премьере Явлинский согласился бы войти в правительство.

Интересно, что в письмах Ходорковского из неволи больше уделяется внимания правым, чем Явлинскому, и скорее именно правым принадлежит первенство в создании некой фронды.

Письма Ходорковского - это отдельный жанр и, пожа-луй, продолжение всего того, что он делал и раньше, - манипуляция.

Ходорковский, по мнению многих людей, был убежден в своей избранности и интеллектуальном превосходстве; над всеми. Он всегда был прагматичным блестящим мани пулятором, абсолютно лишенным моральных ограничений,'! что проявилось и в скупке им парламентариев, чиновников, управлений и силовых структур разваливающегося КГБ. Цель была одна - обогащение, брать все, что вокруг, хапать, тащить любой ценой. Ему все всегда сходило с рук, и он шаг за шагом убеждался в собственной непогрешимости Письма Ходорковского свидетельствуют о кризисе ei идеологии. Цель их понятна: напомнить о себе и борот! за общественное мнение, выжидать.

И результат налицо - общественное мнение окрестило Ходорковского главным правым, но не яблочником, и это показательно, так как письма, видно, пишут уже другие советники.

К сожалению, в России политтехнологи являются психотерапевтами для несостоявшихся политиков и пытаются угадать изменения настроения своих клиентов, строча за них более чем сомнительные и очень непоследовательные тексты.

Должно быть, именно с этим связаны метания Михаила Борисовича справа налево.

Невозможно говорить о стройной идеологии, ведь решается политическая задача.

Теперь, когда приговор вынесен и Ходорковский находится в зоне, в ход идут традиционные пиаровские приемы, которые должны тронуть сердца россиян.

Вот уже и православный батюшка посещает Ходорковского, и все чаще звучат слова о Боге. От либерала - к православному державнику. Странный путь олигарха. Вот только слов раскаяния о загубленных ЮКОСом людях я так нигде и не услышал. Да и кто их вспомнит. Выгодно жалеть МБХ, да и ответственности никакой. По информации, опубликованной Марком Дейчем, в компанию по созданию нового образа Ходорковского и по его юридической защите вложены многие миллионы долларов.

Причем эффективность этих вложений оказалась не очень высока.

На передаче "Воскресный вечер" Марк говорил о том, что юристы получили более четырех миллионов долларов. Учитывая их квалификацию, вполне разумная сумма, но вот что меня смущает. В сентябре развернулась интрига вокруг даты слушания дела в апелляционной инстанции. Многие наблюдатели были удивлены, что адвокаты не дождались буквально суток до того момента, как истечет срок давности по основному эпизоду дела. По Москве пошли слухи, что мастодонты юриспруденции просто не учли, что в России сделка считается вступившей в силу в момент регистрации контракта в соответствующих инстанциях, а не его подписания. Речь шла о разнице в два дня. Надеюсь, что злопыхатели наговаривают, но в любом случае странно. Да и вся защита была построена в форме политического пиа-Ра, так что мягкий приговор, должно быть, и не был нужен.

Печально, но ведь реального Ходорковского уже давно нет. Есть некий образ, к созданию которого причастны многие, но уже не сам МБХ. Оппозиции он нужен как флаг и страдалец, о нем пишут сказания в стиле Ленинианы, публикуя их всюду, где это возможно. О трагедии обычного земного человека забыли. Самое страшное, что может случиться для всего этого веселого сообщества пиявок, осваивающего деньги опального олигарха, то, что после выхода на свободу Ходорковский потребует финансовых отчетов. Вот уж будет стонов, только выйдет ли он, его гибель ведь так на руку олигархическому подполью. Готовая икона да кровавое пятно на репутации власти - и никакой конкуренции.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх