ЗАСАЛЕННЫЕ РУКИ ЧИНОВНОЙ БРАТИИ


Невозможно не заметить одну из основных особенностей Путина - грозную риторику и неспешность действий. Чем громче его заявление, тем выше вероятность, что ничего не будет осуществлено. А вот если намек чуть читаем и прикрывается спором хозяйствующих субъектов, то можно быть уверенным в том, что каток отправился в путь.

Вся громкая обличительная риторика президента, направленная против чиновниковмздоимцев и казнокрадов, г уходит в песок.

Как все ждали, что питерскому губернатору г-ну Яков-* леву достанется за все и по полной программе. Уж как он и ‹семьей Собчака обходился, и что он в городе не творил! Расплаты не последовало. Перемещение на новую долж| ность. Губернатор Приморского края господин Наздратенко - перевод в госкомитет по рыболовству, а потом в Сов-1 без и в резерв.

Компромат о деятельности Касьянова, Зурабова, Рейу мана остается без комментариев. Даже если очень напрячь| ся, то не удастся вспомнить ни одного знакового чиновни| ка, посаженного в тюрьму за взятки. Так, отделываютс мелкой сошкой. Если сравнивать с предпринимательской табелью о рангах, то это может быть равносильно объявле| нию войны олигархам, а в результате будут закрыты лишь две палатки на "Горбушке".

Оборотней среди чиновников высшего ранга нет. Воз-никает ощущение, что они инопланетяне, которые умудрились вырасти по службе, оставшись чистенькими.

Феноменальное расхождение доходов и расходов на О1их чиновников не только никого не смущает, но даже сама постановка вопроса об источниках их благосостояния считается неинтеллигентной.

Рафинированные демократы возмущаются, дескать, какой ужас, злобный журналист, член фракции "Единая Россия" Александр Хинштейн затеял политическую травлю милейшего человека, без пяти минут кандидата в президенты от единой оппозиционной платформы господина Касьянова. И действительно, купил на тот момент премьер-министр Касьянов дачку да землицы, и что в этом такого, разве каждый россиянин не тяготеет к земле. У каждого встречного-поперечного (КВП) есть свои шесть соток или полдома в деревне. Конечно, Касьянов не КВП, и у него и дачка что надо, участочек в гектарах мерять попроще будет. Но вот почему дачку он приобретает за проценты от рыночной стоимости, да еще и не без помощи "Альфы", аккурат в момент, когда эта интеллигентнейшая структура выигрывает борьбу за аэропорт Шереметьево-2? Землица тоже подоспела в срок. Соточка обошлась почти даром, долларов по пятьдесят, а вот неграмотные граждане ее по соседству аж по 50 тысяч зеленых берут. Соседи - люди темные, не понимают флуктуации рыночных цен. А вот Касьянов понимает. Смешное совпадение, продают земельку через структуры, афелированные с "Милхаус кэпитал", которое управляло "Сибнефтью" (это там, где хозяин Абрамович и Ряд семейных лиц). Конечно, счастливое приобретение "Сибнефтью" компании "Славнефть", до этого момента бывшей государственной, совершенно ни при чем.

Не важно, что на аукционе не оказалось сильных игроков, ну, не пустили их, хотя Путин обещал им участие, в том числе и "Роснефти", - не их очередь. Позже, когда влияние Касьянова упадет и взойдет звезда Сечина, то и на "Роснефть" прольется золотой дождь.

На глазах у всей прогрессивной общественности будут хмурить брови и делать невнятные заявления Миллер от лиЦа "Газпрома" и Богданчиков от лица "Роснефти". Умильное зрелище, как компании прямого кремлевского подчиения Устраивают тур вальса для овладения трофеем поверженного ЮКОСа.

Комедия масок: говорим "Миллер" - подразумеваем "Медведев", говорим "Богданчиков" - подразумеваем "Сечин". Главное в таких ситуациях - не проявить лишней инциативы и не попасть под раздачу, а ждать команды сверху. Точь-в-точь как Чубайс во времена ТВС все ждал беседы с Путиным, чтобы определиться. Опыт мне подсказывает, что практически любая крупная сделка каким-то таинственным образом повышает благосостояние всех, кто к ней хоть как-то причастен. Куски государственной собственности напоминают сало. Если его передавать по кругу, то у всех и на руках будет сало, и кусочек тоже. Чудо. Но тут на беду Касьянова появился злобный Хинштейн и разглядел круг любителей сала, посоветовав вымыть руки.

Каким образом можно разглядеть политический аспект в появлении дач у Касьянова, я не знаю. По-моему, это называется коррупцией и действительно заслуживает прокурорского, а не журналистского расследования.

Если политические противники (как это было в деле Ходорковского) начнут кричать: ведь все же брали, а вот стоило Касьянову намекнуть, что он готов с Путиным бороться, так вы его в оборот берете, - то пусть себе кричат. Не спеша, но хорошо бы до всех воришек добраться.

Таких примеров бесчисленное множество, по своей сути премьер-министр в такой ситуации ничем не отличается от гаишника, обирающего проезжающую фуру.

Рекой текут шальные деньги, девать их некуда, слугам народа уже желать нечего, адреналина не хватает, душа жаждет экстрима, размаха страстей. Да и в русской это традиции - проигрываться вдрызг в картишки.

Мой приятель, работающий в игорном бизнесе, не перестает рассказывать об удивительных проявлениях человеческой натуры. Я сам видел, как люди, приезжая отдыхать на курорты, бросали семьи и шли в казино.

Не собираюсь никого осуждать. Когда люди проигрывают собственные трудовые сбережения, это их право, хотя я считаю их больными. Но вот когда в казино "Кристалл" один из провинциальных священнослужителей играл неделю, перед каждой раздачей крестясь, - это уже перебор-Кстати, проигрался батюшка в пух и прах, но он очень условно попадает в категорию чиновников, хотя уже и до такого поворота дела недалеко.

Меня не огорчает, что завсегдатаями многих казино являются Пугачевы с Галкиными и Данелиями или Александр Абдулов, известный своей фартовостью. На натурных съемках фильма в Египте, когда по нерасторопности продюсеров группа осталась без гроша, Александр отправлялся каждый вечер, как на работу, в казино и возвращался с требуемой суммой. Звезды проигрывают свои, но вот когда в казино оказываются депутаты, члены Совета Федерации, члены правительства, то возникают этические вопросы ко всем игрокам, даже к легендарным, таким, как герой-полярник Артур Чилингаров, официально выигравший самый крупный куш в автоматы. Выигрыши они считают, а проигрыши?

Если когда-нибудь граждане России узнают о том, какие суммы их разнообразные слуги народа проигрывают в игорных заведениях, то наивный вопрос об удвоении ВВП никто и ставить не будет.

В отличие от олигарха чиновник даже особо ничем и не рискует. Под чиновником я подразумеваю весь широкий спектр очень важных лиц. Не только госслужащих, но и депутатов, губернаторов, мэров - расширенный чиновничий люд. Можно о них говорить все что угодно, ничего не меняется. Мэр Москвы Лужков заявляет о том, что губернатор Чукотки Абрамович украл нефтяной актив.

Казалось бы, должна разыграться античная драма: начинается судебное разбирательство, тюрьма - Сибирь - либо для Абрамовича, если прав Лужков, либо наоборот, если выяснится, что это клевета. В ответ - тишина, совсем никакой реакции со стороны президента, как будто не два Руководителя субъекта федерации вступили в деструктивный диалог, а пьяные мужики на улице несут неведомо что.

К олигархам такая благожелательность не проявляется. Власть и лично президент ведут себя по отношению к ним как бультерьер - раз вцепившись зубами, уж свое дело До конца доведут.

Если борьба с олигархами была названа равноудалени-ем› то борьба с коррупцией так и остается безымянной. Чиновники против коррупции - это звучит так же глупо, как пчелы против меда. Никогда чиновничий люд не боролся со взятками, просто модернизировал систему их получения.

В те годы, когда только стало модным заниматься бизнесом, то на всех госслужащих смотрели с некоторым сожалением, как на тяжелобольных людей.

Теперь ситуация изменилась. Предприниматель в современной России выжить не может, да и не собирается. Вопрос времени: успеет ли бизнесмен первым сбежать за границу либо продать свое дело какому-нибудь наивному гражданину, или же его скрутят в бараний рог чиновники всех мастей.

Престижно работать в больших компаниях, и лучше в наших, принадлежащих или контролирующихся государством. Рисков немного, а заработная плата даже и не играет особой роли. Прелесть в позиции и в ее возможностях.

На эту тему долгое время ходил анекдот о визите господина Вяхирева, когда-то возглавлявшего "Газпром", к Путину.

- Дорогой Рем, вы так много сделали для нашего государства и по праву должны получить награду. Я говорю не только об ордене, но и о деньгах. Вы, конечно, заслужили миллион долларов, да что там миллион, пять, даже десять.

- Спасибо, Владимир Владимирович, я так растроган.

- Да, а вот остальное, господин Вяхирев, надо вернуть. Анекдот не особо веселый.

Но когда я рассказал его господину Починку, в то время возглавлявшему Министерство труда и социальной защиты, то он ответил: "А я его знаю, нам на заседании правительства рассказывали".

Россия всегда была чиновничьей страной. При любой власти без управления никуда деться было нельзя, и бюрократы, мимикрируя в зависимости от политического момента, все равно оставались на своих местах, передавая из поколения в поколение искусство унижения просителей.

Политические назначенцы, руководящие министерствами и ведомствами, быстро исчезали в мясорубке властных игр, а вот мудрые чиновники никуда не девались.

Несмотря на оскорбительно низкую зарплату, чиновники не только никуда не девались, но они еще и не роптали.

Были забастовки бюджетников всех мастей, от врачей до учителей, а вот сотрудники министерств особо и не роптали. Я спросил у Олега Митволя, пришедшего на государственную службу из бизнеса, знает ли он, что сотрудники его агентства берут взятки. Олег поморщился и ответил, что всех, кого на этом поймают, немедленно уволят, потом подумал и сказал, что людей честных на эти зарплаты все равно не найти.

Замкнутый круг. Низкие зарплаты развращают всех чиновников, во многом повторяя ситуацию в правоохранительных органах.

Сталинская логика царит в системе оплаты бюджетников. Именно вождь народов озвучил гениальный принцип в беседе с товарищем Семашко, возглавлявшим Наркомат, или Министерство, здравоохранения.

- А вы, товарищ Семашко, не волнуйтесь, что у врачей маленькая зарплата.

Хорошего врача народ и сам прокормит.

Чиновника даже не надо подкармливать, он и сам найдет где взять. В 2005 году в Московском арбитражном суде случился переполох, назначили нового председателя суда, человека въедливого и принципиального, да еще и бесшабашного, господина Свириденко.

Олег Михайлович начал с малого, лишил возможности девочек в канцелярии распределять дела по судьям, использовав для этого азбучные прелести научнотехнического прогресса. Конечно, дела и так должны были распределяться случайным образом, но вот у случая в судебной канцелярии были очень миленькие глазки.

В Московском арбитражном суде произошло страшное - практически решенные дела стали попадать уже к Другим судьям, и они, а не первые судьи выносили вердикт. в России даже появилась профессия - судебный брокер, многие из них роятся у здания суда. Брокеры пришли в уныние, сначала ставка от двух тысяч долларов поднялась до Пяти, а позже уже взлетела до семи. Но дела все равно попадали к другим судьям. Наверняка скромные девочки из чцелярии и иже с ними замечательно себя чувствовали и огли даже не интересоваться официальной нищенскозарплатой. В день через канцелярию проходит 350 дел, около ста из них вызывают живой интерес, что приводит к смешной цифре в 200 тысяч долларов в день. Потеря таких денег не может пройти бесследно.

Да и судьи, конечно не все, но многие зачастую являются счастливыми наследниками богатых бразильских тетушек. Иначе никак не объяснить покупки машин, квартир, дач.

Ведь не хочется допускать мысль, что и они ведут себя, как их клерки.

Да и не девочки они из канцелярии, тут ставки иные, если дело пустяковое, то можно его порешать тысяч за десять - пятнадцать. Чем выше инстанции, тем выше ставки, доходят и до пятидесяти, и до ста тысяч долларов.

Необходимо учитывать, что в России уже давно правят рыночные отношения, поэтому в случае крупных дел судейским может достаться и до десяти процентов от суммы иска.

Председатель суда Олег Свириденко даже предложил страшный шаг: открыто сравнить расходы и доходы судей. Он готов начать с себя, надеюсь, что на нем все и не остановится.

Не хочется верить, что вся судебная система продажная. Есть и иные методы работы, начиная от политических покровителей и заканчивая семейными связями.

Долгое время в Администрации президента работал господин Каланда, довольно тесно общавшийся с судейским корпусом, по счастливой случайности его супруга служила в компании ТНК у господина Хана. Правды ради надо отметить, что в Администрацию господин Каланда попал уже тогда, когда его жена работала в ТНК.

Я спросил у Михаила Фридмана: "Миша, часто приходится обращаться с просьбами?" Фридман посмотрел на меня слишком серьезно, что моментально понизило уровень доверия к ответу, и сказал: "Ты знаешь, - и он сделал паузу и характерным движением потянул уголки губ вверх и вправо, чуть позже ненадолго устремив в том же направлении и взгляд, - жена-то его У нас уже работала, когда он пошел в Кремль, и что, увольнять теперь ее за это, да и он парень принципиальный. Мы, может быть, пару раз и хотели бы обратиться, но он и слушать не стал, и вообще, это к Хану".

К сожалению, опыт судебной войны "Сибнефти" с "Сибирь энерджи" заставил усомниться в выводах Михаила Маратовича. Долгое время повторялся один и тот же сценарий.

"Сибирь энерджи", пытаясь вернуть похищенное у нее "Сибнефтью" месторождение, оцениваемое в полтора миллиарда долларов, подавала в суд и побеждала в первой инстанции, но как только дело доходило до кассации, то судья не хотел видеть размывания доли одного партнера другим и принимал решение в пользу компании Абрамовича. Когда стало очевидным, что без административного ресурса честного судебного решения во всех инстанциях получить невозможно, была задействована тяжелая артиллерия. Ситуацию донесли до президента, и господин Каланда потерял свое место работы, а "Сибнефть" стала проигрывать в судах не только первой инстанции.

В этом конкретном судебном процессе было много забавного. Так, перед самым оглашением вердикта судья вдруг вспомнил, что он не может вести это дело, так как его жена работает в "Сибнефти". Таким образом, уже и после нейтрализации административного ресурса "Сибнефти" удалось оттянуть вынесение решения суда на несколько недель, пока за дело не взялся другой судья.

Любопытно, а есть ли судьи, у которых члены семьи не работают в олигархических структурах? И я даже не сомневаюсь, что если случайно на стол судьи ляжет дело компании, к которой он испытывает почти что родственные чувства, то он тут же проявит принципиальность и, гордо подняв голову, скажет: "Беру самоотвод". Хотя, наверное, только я °ДИн такой наивный.

Не хочется во всем винить только судейский корпус, °ни не лучше и не хуже всех остальных чиновников. Нельзя е отметить их высочайшую народность и верность традиции. Ведь в русском фольклоре с незапамятных времен жи-ет Убежденность в несправедливом и продажном суде. Закон как дышло куда повернешь, туда и вышло, да и шемякин суд воспринимается нынче чуть ли не как образ* российского судебного решения.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх