ПЕРСОНАЖАМИ


ЭКСПЕРИМЕНТА

1999 ГОД Борис НЕМЦОВ:

"За дефолт в ответе наша "замечательная" Госдума…" ‹5 октября 1999 г.› - Борис Ефимович, ваша партия называется Союз правых сил. И у меня возникает вопрос: правое дело почему правое?

- Правое - потому что правильное.

- То есть отнюдь не в экономическом смысле?

- Во всех смыслах. Это не значит, что мы знаем истину в последней инстанции, к себе надо относиться адекватно, иронически. Но тем не менее… В нашей стране много законов, но царит беззаконие. Много начальников, но отсутствует власть.

Много умных, порядочных людей, но почему-то они не в состоянии что-то сделать. В такой стране нужны простые, понятные, одинаковые для всех без исключения правила.

- А кто же вам мешал до этого? Вы были рядом с премьер-министром страны Кириенко, вам всегда симпатизировал Явлинский, и вы с симпатией относились к нему. Где-то рядом был Чубайс. Все люди, бесспорно, умные. Если вы не сделали это тогда, то какая же вам нужна власть, чтобы сделать это теперь?

- Я был наивным человеком. Я думал, что если есть Фуппа умных, порядочных людей, то она способна навести в стране порядок. Ничего подобного! Нужно, чтобы общество осознало, что этот порядок необходим, и поддерживало ы тех, кого вы назвали умными людьми. Наивно считать, То если ты в Белом доме, если даже ты первый вице-премьер или если ты губернатор, то ты можешь построить рай в одной отдельно взятой губернии, когда вокруг хаос.

- Значит, двадцать умных людей во власти ничего не сделают, если не будет поддержки общества?

- Поляки не лучше нас, венгры тоже. Прибалты тоже не семи пядей во лбу. Но тем не менее они семимильными шагами идут в правильном направлении. Знаете почему?

Эти страны Восточной Европы и Прибалтики на вопрос, что лучше, диктатура или демократия, ответили в пользу демократии. А на вопрос, что лучше, бюрократическая система или частная инициатива, они ответили однозначно: частная инициатива. У нас, к сожалению, ни на первый вопрос, ни на второй нет никакого ответа.

У нас люди, которые по всем параметрам пенсионеры, рвутся к власти. У нас люди, которые развалили предприятия, продолжают ими управлять, а народ там уже давно зарплату не получает. У нас жажда власти и стремление завладеть всем у тех, кому уже далеко за шестьдесят.

- Борис Ефимович! Ну что, вы считаете, в Австралии собрался народ и сказал:

"Так, с сегодняшнего дня мы принимаем два основных закона. У нас, правда, генетическая память убийц и воров, но это черт с ним. Зато у нас есть кенгуру.

Поэтому с сегодняшнего дня - демократия". Кстати, а что это такое? Я, например, у себя в губернии тоже демократ, но до той поры, пока кто-то не сказал супротив меня. У вас, как я понимаю, в губернаторскую бытность тоже так было? Чем-то вам не угодил нижегородский телевизионный босс, и с ним пришлось расстаться…

- Неправда.

- Я уже не говорю о предпринимателе Климентьеве…

- Подождите. Прессу я никогда не трогал. Наоборот, Нижний Новгород - край непуганых журналистов. Другое дело, что и в бизнесе, и на заводе, и на телевидении - где угодно должна быть железная дисциплина. Каленым железом там надо демократию уничтожать. Иначе безалаберность, воровство, бесхозяйственность.

А вот в обществе демократия - это свобода и порядок одновременно. У нас пока одна свобода и полное безвластие. Это свобода взрывать здания. Так дискредитировали слово "демократия". Народ считает, что "демократия" и "анархия" - синонимы. _ В общем, политики хороши, а народ плох? Общество не то, страна не та. А может, скинуться всем и отправить политиков-в общество, которое им окажется ближе всего. Как объяснить политикам, что народ-то не глуп, главное - чтобы они ему жить не мешали. Почему человек, который платит налоги, бесправен?

Почему он не может потребовать от государства: "Отчитайтесь, куда дели предыдущие налоги?" - Так и я о том же. Но в правительстве никто меня не поддержал. Может, вы поддержите. Например, было у меня такое хитроумное предложение. Вы перечисляете деньги в свою родную школу, и эта сумма будет зачтена вам как налог. И это будет ваш прямой вклад в дело. В прошлом году я заплатил сто пятьдесят тысяч рублей.

Двенадцать с половиной тысяч рублей в месяц. И мне налоговый инспектор говорит:

"Принесите справку, что вы в Гарвардском университете, прочитав пять лекций, заработали именно десять тысяч долларов. А может, вы заработали одиннадцать тысяч". Я говорю: "Друзья хорошие, если вы мне не верите, вы можете поехать в Бостон или в Кембридж и наказать меня, если я обманул". Они не хотели принимать мою налоговую декларацию!

- А все это не вы придумали? Не ваш Чубайс? Не ваш Явлинский? Это не вы все были у власти? Не вы ли их наплодили? Откуда вы их взяли? Если законы, которые вы придумали, так хороши, отчего же мы все так живем плохо? Или мы действительно должны поверить, что, как только СПС возглавит Думу, у нас все будет хорошо? Но народ голосует за других. Значит, пока естественным образом не исчезнет электорат коммунистов, вряд ли у СПС есть большие шансы.

- У меня никаких иллюзий в отношении нашего представительства в Госдуме нет. Я думаю, что мы будем в Меньшинстве. Но поскольку за нами интеллект, за нами Опыт. мы станем мозговым ядром, которое и будет наставлять Думу на истинный путь. К сожалению, у нас не будет большинства. Может быть, в 2004-2008-м оно появится.

Я вам хочу сказать другое: если сидеть и вообще ничего не делать, то это самая замечательная малодушная позиция. В конце концов, чем может отчитаться нынешняя Дума перед своими избирателями?

- Нет войны. Любимая фраза.

- Да в том-то и дело, что есть. Она ведется уже везде, в том числе и в нашей родной Москве. Они даже этим не могут похвастаться. За четыре года ничего не сделано этими борцами за счастье народа для того, чтобы хоть как-то изменить ситуацию.

- Ими за четыре года ничего не сделано, а вам-то удалось такого натворить! С этим грузом вы придете в Думу и скажете: "Ребята, у нас накоплен опыт ошибок по уничтожению"? Да вы что, издеваетесь?

- Вам нужно поездить по странам СНГ. Я оплачу. Начнем с Белоруссии. Потом Киев или Харьков, Тбилиси, Ереван, Баку, Астана, Бишкек. Вы вернетесь сюда и скажете:

"Боря, я все перепутал. Я был не прав". К сожалению, для перехода от плановой номенклатурной системы к рыночной требуется время. Понимаете?

- Люди нужны. Хотя бы честные.

- Все познается в сравнении. Сравните с тем, что было сразу после падения СССР.

Да, я во многом виноват. Теперь говорят: я виноват и в том, что пригласил Кириенко работать в Москву. Пригласил - это правда. Он был директором крупного нефтеперерабатывающего завода. Я его пригласил, он у меня был заместителем министра топлива и энергетики, это было в девяносто седьмом году. А потом Кириенко стал премьер-министром, и -дефолт. Кириенко просто сильно не повезло. Я не знаю, в чем дело.

- Со страной не повезло?

- Дайте, я договорю сейчас. За штурвалом локомотива Борис Николаевич. А рядом помощник машиниста - Виктор Степанович. Когда поезд подошел к пропасти, онисоскочили и посадили туда Кириенко. Рулите, дорогой товарищ…

- А чего он согласился?

- А что было делать? не-не-не. Это важный момент. Вы у власти и при власти.

Относительно молодые люди, почти демократы. С 1997 года. Борис Федоров здесь, Борис Федоров там… И что?

- Я вам сейчас скажу другое. Вы же не даете договорить, к сожалению.

- Вы восемь лет договаривали. Договорились до дефолта… -…Человек сел помощником машиниста. Увидел пропасть. Что надо делать? Надо нажать на стоп-кран. Это - антикризисная программа. Она предполагала следующее.

Первое - освободиться от груза и гнета неэффективных, убогих, вонючих олигархических структур, которые не платят налоги, ничего не производят, вывозят валюту за границу и тем самым обескровливают страну. Второе - навести порядок с банками, которые работали в основном на себя, не обслуживали клиентов, а если обслуживали, то почему-то всегда обманывали. Эта программа летом была внесена в нашу замечательную, славную Государственную думу…

- И она сказала…

- Нет, она не сказала, она сделала. Она приняла вместо этой программы закон о пчеловодстве.

- "Молодцы"!

- И они продолжают при этом жужжать и кусаться…

- Они "молодцы".

- Так вот, машинист сел в поезд и думал, что делать. Заглянул в вагоны, а в вагонахсидят люди, которые, естественно, тоже должны выпрыгнуть. И они ему говорят: "Па-рень, ты можешь на стоп-кран нажимать, но мы все равно за полный вперед. Ты нам не нужен. Мы надеемся на что? Локомотив провалится вместе с тобой, а вот вагончики, мо-жет, остановятся, и мы здесьтоже останемся".

Понимаете?

Вот такая была логика. И никуда от этого не деться. Допустим, вместо помощника машиниста сел бы не Кириенко, КОт°Рому не повезло, а сел бы, например, Иисус Христос. сожалению, должен вам сказать: то, что случилось 17 августа 1998 года, случилось бы, может, 17 октября. И все.

Руслан ХАСБУЛАТОВ:

"Я написал закон о приватизации жилья и дачных участков" ‹7 октября 1999 г.›


- Руслан Имранович, вы много лет в публичной политике. И, как человек сложный, многогранный и интересный, всегда вызывали живейший интерес. Никто не написал о вас как о человеке смелом и бесстрашном. Хотя все, что вы делали, очень смело.

Вы ехали в Чечню в тяжелый момент, в 1991 -м проводили последний Верховный совет Чечено-Ингушской республики. Вы никогда не стеснялись высказывать свою точку зрения в глаза. Вы знали Ельцина с 1981 года! Вы относились к нему, я думаю, как к человеку очень близкому. Он с вами советовался, как со своим… родственником.

- Да…

- Благодаря его усилиям вы стали первым заместителем, а потом Председателем Верховного Совета. И вдруг… такой поворот в 1993 году! Я спрашивал у людей, которые близки к Кремлю, и они сказали: "Ну, борьба за власть, захотел стать первым". Но так ли все просто? Вы же всю жизнь считали себя демократом.

- Эволюция отношений, взглядов происходила постепенно, и особенно стремительно после избрания Ельцина президентом. И сразу же после подавления путча 1991 года.

Я до сих пор считаю, что здесь главную роль не он играл, а его приближенные.

- Но ведь короля играет свита.

- Да, но я неплохо знаю историю государств и правителей. Самое страшное, когда даже очень способный правитель становится податливым к мнению соратников.

- Вы считаете, что он человек, которым можно управлять?

- Абсолютно. Десятки случаев бывали, когда мы договаривались о стратегических вопросах, к примеру, быть референдуму или нет. Казалось бы, достигаем согласия.

Я ухожу окрыленный. На другой день появляется указ, совершенно противоречащий тому, о чем мы договорились. Потом я узнаю, что после меня был другой человек, который его переубедил. _ Руслан Имранович, а почему вы вдруг стали благосклонны к людям из ГКЧП? Ведь вы в 1991 году предъявляли ультиматум Лукьянову…

- Потому что за этими людьми огромные пласты населения, колоссальные социальные силы. Они потерпели поражение… Ну хорошо, теперь что, добивать? Смысл какой? Я и говорю Ельцину: "Давайте проявим милосердие. Ну что, какое они знамя? Чем они опасны?" - Вы прошли через тяжелые лишения. Ваш отец умер в Грозном до начала депортации. Вы много пострадали.

- Нет, скорее всего, его умертвили. Потому что там осталось около пяти тысяч больных в больницах, и ни один не вернулся. Врач Зубкова сказала об этом моему дяде. Мои дядья все воевали, были офицерами Красной армии.

- О чем сейчас не говорят. Ведь сейчас говорят как: чеченцы воевали на стороне немцев… Не знают или не говорят, какое количество чеченцев воевало в Красной армии.

- А теперь я вам скажу другое. В русской армии воевало более семисот офицеров только из нашего рода. Хасбулатовы, Яндаровы - мы же отпрыски князей Черкасских.

И генералы были, и в гвардии были, и царей, и великих князей знали…

- А сейчас это выгодно не помнить, сейчас выгодно говорить, что чеченцы…

- Бандиты и так далее.

Никто не говорит, что в Госкомимущества появились ростовские пацаны с приходом туда Петра Мосового. Никто не говорит, что господин Чубайс из Питера притащил с собой целую команду, никто не возмущается, что Ельцин притащил свердловскую команду ВСе говорят: "Ага, чеченская мафия началась с того °мента, как Хасбулатов стал известным политическим деятелем". Говорят, в Верховном Совете его личная охрана из чеченцев, в Москве появились чеченские бандитские "крыши".

Как было все на самом деле?

- Этого вообще не было. Даже подобия не было, даже одного факта не было.

Назовите чеченца, который бы занял высокий пост? В охране у меня не было ни чеченцев, ни ингушей.

- В Московском гарнизоне стало служить военнослужащих из Чечни и Ингушетии в четыре раза больше, чем раньше.

- Какое я имею отношение к этому?

- Не знаю. Неизвестно.

- Ни одного ответственного государственного чиновника я не назначил из чеченцев. Теперь об этом жалею. Всем можно, один я почему-то сторонился. Все бывшие премьеры, зампремьеров обзавелись какими-то особняками…

- Но всем известно, что вам удалось приватизировать полгектара паркета. И эта квартира, которая стала притчей во языцех…

- Так, очень хорошо. Вы говорите, что я первым приватизировал. Так и писала печать. Теперь пусть все слушают. Моя квартира - единственная в этом огромном доме, до сих пор не приватизированная. Хотя я сам, собственноручно, написал закон о приватизации жилья в Российской Федерации. Его надо было назвать "закон Хасбулатова". И второе… Вы помните эти огородные участки земли?

- Да, шесть соток.

- Так вот, закон о том, чтобы отдать в собственность эти участки, тоже я написал. Эти два по-настоящему рыночных закона написаны мною.

А сам я оказался не таким запасливым, как мои, так сказать, демократы, которые меня критиковали. Видите, даже квартиру не приватизировал. И даже особняка не построил- А как на профессорскую зарплату вы там электроэнергию оплачиваете?

- В долгах как в шелках, не поверите, если я скажу…

- И все-таки к чеченской мафии никакого отноше-ния не имеете?

Вдруг газеты стали писать: "Хасбулатов поселяет каких-то людей в гостиницах".

- Чеченские бандформирования…

- Я дал помощникам задание выяснить, что такое. Ребята мнутся, говорят, что ктото приходит и говорит, что он якобы от Хасбулатова. Я пригласил министра внутренних дел, директоров гостиниц, прессу и говорю: "Вот что, директора. Вы, наверное, сами используете разные дела, чтобы потом прикрыться моим именем.

Знайте, что ни я лично, ни Верховный Совет не имеем никаких намерений поселять моих земляков в ваших гостиницах. Вам понятно?" - "Понятно". - "Все, разойдись, до свидания".

Идет очередной съезд. Вдруг выходит на трибуну депутат Шабад и обвиняет меня в том, что я всех своих земляков велел выдворить из Москвы.

- Так это вы ввели понятие "лицо кавказской национальности"?

- Да. То есть это Шабад мне приписал. И легенды до сих пор ходят, что я в 1991 году выдворил чеченцев из московских гостиниц.

- А теперь о 1993 годе. Ведь вам первому пришла в голову идея взять и кучу людей вооружить в Верховном Совете. Оружие-то вам зачем было нужно?

- Чепуху несете.

- А из чего тогда стреляли?

- Это заведомая ложь.

- Не стреляли?

- Конечно нет. В заключении генеральной прокуратуры черным по белому написано, что из оружия, которое было в Верховном Совете, не убит и не ранен ни один человек.

- Хорошо, но оружие было?

- Так оружие было, потому что там были милиционеры, сто пятьдесят милиционеров.

Ни один депутат никакого оРУжия не имел. Это же все миф. Кстати, это я его запустил. Пришел ко мне один представитель, не буду называть имени, и говорит:

"Руслан Имранович, десять миллионов долларов вам предлагается, особняк вам предлагается за границей, в очень красивой стране…" Я сделал серьезный встал, начал ходить. А душа ликует, сейчас, думаю, разыграю его. Я говорю: "Знаешь, я вообще-то согласен, но не пройдет вариант".

Он говорит: "Как не пройдет?" Я говорю: "От меня ничего не зависит. Здесь столько оружия, что можно две дивизии вооружить". Он побледнел на моих глазах. И - бежать. Я его удерживаю, он торопится бежать.

- А кто стрелял-то тогда?

- Как кто стрелял?

- Рикошетом, что ли, попало в толпу? То есть мираж? Белый дом не горел? Вся страна видела…

- Да стреляли-то не мы по Белому дому! Стреляли с той стороны!

- А потом рикошетом, что ли? Или из-за угла стреляли, кривыми стволами?

- Со всех сторон стреляли. Да вы что? Вы напрасно пытаетесь все это на смех поднять. Там пули летали, как дождь!

- А наркотиками вы увлекались когда-нибудь?

- Да с какой стати?

- Есть сведения. Не употребляете?

- Все же знают, чем я занимался, чем не занимался.

- Нет. Не все. Многие хотели бы узнать.

- Все прекрасно знают, до одного. Посмотришь на человека - и уже ясно, чем он занимается.

- Приехав в Чечню, вы пренебрежительно отозвались о Джохаре Дудаеве, назвали его чуть ли не мелким хулиганом.

- Правильно. Мы с ним договорились, как мужчина с мужчиной. Я не успеваю повернуться, как он полностью меняет свою позицию, начинает эти выкрутасы. Вот я и сказал. После этого он еще несколько раз приходил ко мне и просил прощения. Я сказал: "Хорошо, но только публично. Ты ж публично обманул Хасбулатова. Вот ты и скажи, что обманул". В июне 1993 года Дудаев прислал мне письмо, в котором официально пишет: "Уважаемый Председатель Верховного Совета! Мы готовы начать немедленные пере' говоры по вопросам, связанным с федеративным договором. Мы пытались этот вопрос решить через правительство РФ, через президента, но похоже, нам предстоит вести все эти дела через Верховный Совет. Я направляю вам делегацию. С уважением, Джохар Дудаев".

И мы договорились, что в начале сентября принимаем делегацию и начинаем вести нормальный разговор. Но в конце сентября 1993 года вышел указ Ельцина о роспуске Верховного Совета, началась, по сути, гражданская война, расстрел парламента…

Если бы не было того указа Ельцина, расстрела парламента - не было бы никакой чеченской войны! Все и все были готовы к переговорам о федеративном договоре.

- Руслан Имранович, сейчас Чечня в огне, вокруг Чечни много лжи. Бомбы ведь не могут по заказу падать только на головы террористов. Гибнут невинные люди. Как вы считаете, Чечня должна быть независимой? Чечня должна быть в составе России?

И есть ли у Чечни шанс выжить, если она будет при нынешней власти находиться в составе России?

- Насчет независимости вопрос запоздалый, потому что с августа 1996 года фактически Чечня самостоятельна. А как распорядились новые власти Чечни этой самостоятельностью? Как распорядились? Во-первых, когда закончилась война, в Чечне еще было восемьсот-девятьсот тысяч человек. Сегодня четыреста-пятьсот тысяч.

- По последним данным, даже триста пятьдесят тысяч.

- Следовательно, большинство населения ногами проголосовало, от этой независимости ушли в зависимую Россию. Второе. После этой независимости начались похищения людей, разбои, грабежи. Ни один экономический объект не восстановлен.

Я задал вопрос Аслану Масхадову: "Аслан, сколько у тебя было вооруженных сил, когда ты захватил Грозный?" Он мне ответил: "Тысяча семьсот". Тысяча семьсот! "А теперь сколько?" - "А теперь - тридцать тысяч". Так кто создал такие условия, чтобы тридцать тысяч человек взялись за оружие? Кто создал?

Ой, многие создали.

В войне 1994 года виновата не только федеральная стоРона, и не только чеченская обе стороны виноваты. нынешней трагедии в Чечне виноваты обе стороны.

Многие говорят: все чеченцы должны нести ответственность за то, что там делают бандиты. Хорошо. Давайте станем на такую формальную точку зрения. Тогда пусть русский народ, сто процентов, несет ответственность за то, что сделал и делает Ельцин.

- Конечно.

- А вот об этом, о двусторонней вине и двусторонней ответственности, в России стараются не думать…

- Сейчас вы снова идете в политику. Мне нравится, что вы говорите о защите своих избирателей.

- Так ведь нигде с людьми так жестоко не обходятся. Таких жестоких экономических реформ, которые осуществили у нас, нигде в мире не было.

- Хотите вы войти в историю как человек, который был в горящем Белом доме, или как человек, который дал людям возможность приватизировать их квартиры и получить по шесть соток? Что вам ближе?

- При нынешних политиках и нынешних историках не войду. Но пройдут десятилетия - и тогда будет все написано. Я войду в историю как честный политик, который пытался отстоять интересы народа и предлагал грамотные, квалифицированные решения в экономической политике.

Борис ФЕДОРОВ:

"Я спас несколько миллиардов долларов" ‹12 октября 1999 г.› Борис Григорьевич Федоров - особый и отдельный человек в политике. Я никогда не забуду его избирательную кампанию, когда на теледебаты не пришел кто-то из его оппонентов, и Федоров в эфире провел совершенно блестящий диспут с его фанерным изображением. Это было красиво, эмоционально, горячо и страстно. Федорова ненавидят многие. Он хорошо образован. Это уже раздражает. Во-вторых, он хорошо образован в области, где нельзя быть умствую щим дилетантом. Финансы вещь точная и жестокая. В-третьих, он совершенно не российский политик. Он не считает, что "вопросы можно порешать" и обойти закон, куда-то позвонив и с кем-то договорившись.

И вместе с тем он находится в том странном положении, в котором находятся профессионалы. Их можно ненавидеть, их можно пытаться уничтожить, но без них не обойтись.

- Борис Григорьевич, почему вы возвращаетесь в политику, бросаетесь в авгиевы конюшни государственной службы?

- Причина очень простая. Когда действительно становится сложно, вдруг раздается звонок: срочно надо поговорить. До этого год или два с тобой разговаривать не хотели, никому был не нужен, но когда проблемы достигают такой степени, что никто не хочет ими заниматься, тогда вспоминают про меня. Почему я соглашаюсь?

Потому что у меня есть определенные способности, есть еще энергия, мне бы хотелось достичь гораздо большего, я очень не удовлетворен тем, что мне удалось в жизни. Если выдается возможность сделать что-то конкретное, я всегда берусь.

- Меня очень огорчала ваша кипучая деятельность по сбору налогов. Вы не могли не понимать, что та налоговая система по своей сути порочна. Собрав все налоги, вы убьете предпринимателей и все вокруг. Хотелось сказать: "Да ты на РублевоУспенское шоссе выйди, вон где каменное величие денег без налогов".

- А мы туда ходили. -Как?

- Пришли на Николину Гору. Знаете такой поселок? Скромный. И стали проверять, кто где живет, сколько чего стоит. и когда видишь дом за миллион долларов, который оФициально стоит восемь тысяч рублей… В первые же две недели пребывания в правительстве я представил прем-ьер-министру пакет законов, многие из которых были очень радикальными. Например, предлагал подоходный налог до двадцати процентов снизить. Резко снизить налог на прибыль. К сожалению, внутри правительства все обкорнали, Михаил Задорнов особенно старался. А когда дошло до Думы - и вовсе там умерло.

Денег в стране сколько угодно. Это известно всем. Поэтому никто не начинал сбор налогов с бабушки на рынке. Начинали мы с очень конкретных вещей. Вот, допустим, на площади Восстания стоит знаменитый высотный дом. Там много живет людей, которые платят хозяевам по четыре, по десять тысяч долларов в месяц за квартиру.

Эти деньги нигде не регистрируются, это левый доход. Если Сталин пятьдесят лет назад кому-то дал в этом доме квартиру, то почему их потомки не должны платить с дохода от своих квартирантов-иностранцев?

- Мне всегда казалось, что для вас это некая форма фронды, когда вы говорили:

"Так, ребята, вам хочется, чтобы я пришел и сделал? Я сделаю. Но посмотрим, как долго вы удержитесь со мной на этой позиции".

- Я вообще не понимаю, зачем некоторые ходят в правительство, если они ничего не делают.

- А я не понимаю, зачем умный, блестяще образованный человек, доктор наук в тридцать два года, каждый раз идет на расстрельные должности?

- Я хочу добиться определенных результатов. Независимо от того, хочет это вся страна, премьер-министр или президент. Два-три месяца пробуду в правительстве, но что-то за это время сделаю.

- Вы знаете, как в народе объясняют ваш уход из правительства? Не то шахермахером с алмазами, не то еще что-то…

- В нашей стране грязью поливать умеют. Меня поливали четыре года, и только в марте этого года мы от господина Скуратова получили справку, что Федорова никогда ни в чем не обвиняли, что к Федорову никогда ни в чем не было претензий у прокуратуры. И это после того, как я пять раз подавал в суд. Руцкой что-нибудь скажет, на него подашь, пять миллионов рублей выиграешь, а он потом не заплатит.

Я за свою честь буду драться сколько угодно. Но если я ни в чем не виноват, то дайте мне справку, чтобы я мог показывать. Наконец, мне справку дали. Так что я счастлив.

Так у вас есть справка о том, что вы честный человек?!

- Вот именно. О том, что ко мне никаких претензий у прокуратуры нет и - самое главное! - не было. Когда-то искали моих детей за границей, мои дома, виллы.

Однажды в Тульской области, куда я ездил, какой-то мужик сказал: "А у него жена за границей, она в ЦРУ работает". А она рядом со мной сидела. Я говорю: "Встанька, покажись. Вот она, здесь". Понимаете? У меня есть целая коллекция, полтонны таких статей.

- Вы же профессионал, технократ. В любой стране мира вы бы себя чувствовали хорошо. Зачем вы пошли на выборы в Думу? Да еще и проиграли…

- А почему я не остался жить в Лондоне, когда меня послали туда работать? Потому что для меня самое важное - участвовать в реальных событиях, пока есть силы и энергия. Но конечно, лучше заниматься не политикой, а уборкой мусора, строить дороги, магазины. Если бы мне довелось четыре года позаниматься абсолютно конкретным делом, я был бы счастлив.

- Что бы вы сделали, чтобы в этой стране стало выгодно работать честно?

- Сегодня кто платит налоги? Тот, у кого фиксированная зарплата. Это, как правило, самые бедные люди. Я считаю, что это несправедливо. Нужен "кнут и пряник" для богатых. Я внес свои предложения. Я пришел в правительство руководителем Госналогслужбы. Потом стал членом президиума. А через два с половиной месяца меня Кириенко назначил вице-премьером. Но правительство рухнуло из-за Дефолта 1998 года. В принципе правительство шло в правильном направлении.

- Но если бы быстрее вас назначили…

- Если бы в апреле меня назначили, может быть, небы-Ло бы дефолта…

- А почему вас не назначили премьером? Ельцин сильно не любит? ~ Ну кто же меня любит вообще?

Почему вы всегда так жестко настаиваете на своей позиции?

- Потому что она правильная.

- Вы уверены, что вы не скатитесь в жуткий диктат, став, например, президентом страны? Вы сможете себя ограничить?

- В России странная система управления министерствами, когда один человек решает все. Я всегда совещался, всегда пытался найти лучшее решение, собирал людей и говорил: "То, что это нельзя сделать, я сам знаю. Вы придумайте мне как".

И всегда старался опираться на конкретных людей. С другой стороны, я, безусловно, буду очень жестким президентом. Если ты принимаешь решение, то ты его обязан выполнить. Нет смысла принимать постановления правительства, заранее зная, что не выполнишь. Нет смысла повышать пенсии, если ты их не выплатишь. Я считаю, что это просто нечестно. Поэтому я за жесткую власть, за сильное государство, но абсолютно в рамках закона, с демократическими процедурами, с выборами, без любых попыток давления на прессу, на средства массовой информации.

Даже если иногда мне не нравится, что про меня говорят.

- Не кажется ли вам, что, к сожалению, народ не идет голосовать за вас именно потому, что за вашим образованием, за вашим блестящим ораторским искусством, за мощью интеллекта и духа подозревает недостаток милосердия?

- Потому что люди меня не знают. В этом смысле, конечно, я допустил политическую ошибку… Плохой я политик.

- Но вы, ваше движение набрало на выборах в Думу полтора миллиона голосов. Почти прошли в Думу! Разве это мало для первого раза?

- Не смог избирателям объяснить, кто я такой, раскрыть все нюансы характера и свою позицию по многим вопросам. Когда приезжаешь на встречи, многие удивляются, говорят: вы совсем другой, чем по телевизору, вроде вы нормальный…

- Народ ведь любит сердцем. А вы обращаетесь к его разуму. И вы говорите народу:

"Ну, посмотрите сами, посчитайте". А он отвечает вежливо: "А считать - это как?

Ща, Боря, подожди, ща вот похмел пройдет, и мы посчитаем". Ведь ощущение, что вы с ним говорите на разных языках и живете в разных странах.

- Наверно, в этом я виноват… Кто чиновником долго был, тот без костюма и галстука уже чувствует себя не в своей тарелке. Буду исправляться. Надо быть ближе к народу.

- А кем хочется быть? Хочется быть премьер-министром или президентом? Папой всей страны? Директором вселенной?

- Когда я шел в налоговую службу, у меня было твердое желание хотя бы года два продержаться. Провести налоговую реформу. Показать, что налоги в России собираемы, что денег полно на самом деле. Если я смогу попасть в губернаторы Московской области, то чем меня это привлекает прежде всего?

- Конкретикой…

- Что у меня будет четыре года абсолютно конкретно. А лучше восемь. Я был уже и министром финансов, и вице-премьером, и за границей поработал. В принципе я могу лекции всю жизнь читать, хватает. Поэтому не так важно, как называется должность, главное, чтобы было абсолютно конкретное дело. Чтобы я имел возможность что-то изменить к лучшему. В народе могут говорить: ну что там Федоров сделал для страны? Девяносто девять процентов, конечно, не знают ничего.

Но я импортные дотации уничтожил, а рубль стали принимать везде - и это с моей подачи, я дрался за это. Я уничтожил кредиты странам СНГ, сэкономил несколько миллиардов долларов. Конечно, мне никто памятник не поставит и медаль не даст. И спасибо не скажут. Наоборот, только пинка дадут. Но тем не менее я знаю, что я спас эти деньги. Я вижу в этом какую-то самореализацию, я все равно счастливый человек.

А чтобы рваться в премьер-министры или президенты, наДо иметь большой опыт руководства. А мой опыт, я считаю, еще недостаточен. Поэтому я никуда не рвусь.

Ирина ХАКАМАДА:

"Буду создавать мифы" ‹14 октября 1999 г.› - Ирина! Вас обожают мужчины за то, что вы красивая, честная, умная. Многие женщины вас, наверное, за это же недолюбливают… Многие политики в федеральном правительстве считают, что вы чужак, всегда были чужаком и останетесь. Имея в виду, быть может, необычность семьи. Но прежде всего - что вы не играете в их игры. Насколько я могу судить, вы человек, который не верит в игры общества и не играет в ритуалы общества. Вы живете по своим внутренним законам. Вы никого не обманываете. Просто есть правила, в которые вы играете, и правила, в которые вы не играете. В какие правила вы играете, Ирина?

- Мне, по-моему, пора уходить…

- А что так?

- Потому что все! Это было классно. А вдруг я скажу что-нибудь неправильно, и весь тот образ, который вы создали…

- Но образ правдивый?

- Мне кажется, вы угадали. И вы, может быть, первый человек, который угадал. А какие правила? Они очень простые. Первое правило - сохранить себя, свой внутренний мир при любых условиях, самых жестких. Второе правило- жить по жизни.

Не надо никого и ничего ломать. Нужно найти здравое зерно и сделать все, чтобы оно победило.

- Получается, в политике вы редкий представитель политики здравого смысла?

- Надеюсь, что так.

- Вы не любите олигархов, не любите государственных чиновников, и именно вам принадлежит формулировка, что мы живем в стране победившего чиновничьего капитализма. А с другой стороны, они почему-то вас терпят. Вы им говорите в лицо все, что думаете, а они это терпят. Почему- Я думаю, во-первых, потому, что я говорю это очень интеллигентно. Во-вторых, я говорю это постоянно. То есть бесполезно пытаться задавить меня и заставить сказать нечто другое. В-третьих, я некий символ. Ну, если есть такой человек рядом, значит, мы ребята приличные: видите, позволяем ей чего-то говорить. А в-четвертых, они не верят, что я победитель. Считают: пусть говорит. Все равно она не возьмет всю власть.

- Вам нужна вся власть?

- Да. Я считаю, что таким, как я, нужна вся власть, потому что когда ее немного, ничего не получается. Но я, наверное, один из немногих политиков, которые в силу инстинктов, а не прочитанных книжек тотчас бы уменьшили всю свою власть до невероятных, маленьких размеров.

- Ирина, а есть какие-то обстоятельства в жизни, которые заставят вас сказать:

"Больше я не хочу заниматься политикой, бизнесом. Я была избрана депутатом, я им говорила, они меня не поняли. Бог с ним, с этим народом". Такое может быть?

- Это касается только политики. Потому что бизнес - это способ самореализации, и, слава богу, Россия уже позволяет это делать.

- По-моему, опять не позволяет…

- По-моему, остановить процесс уже невозможно. А что касается политики, я не буду торчать в ней до бесконечности.

- В какой-то момент вы скажете: "Все"?

- Если сейчас, на этих выборах, я не получу доверия ни в округе, в СанктПетербурге, ни в качестве лидера Союза правых сил, я должна, как спортсмен, спокойно уйти. Но у меня есть другой проект. Он заключается в следующем. Я уверена, что совершенно не имеет значения, кто будет президентом в ближайшие десять лет. Л ишь бы это не были люди, которые повернут колесо истории обратно.

Россия сейчас закончила эпоху каких-либо возможных изменений в рамках традиционного индустриального общества. Все, Что мы могли, мы сделали. Частную собственность ввели… ~И вывели…

- Конкуренцию какую-то развели, коррупции навалом, олигархов куча, чиновники все продажные. То есть все, что сделано, то сделано.

Следующий этап, если мы хотим чего-то другого, - это люди. Мы наконецдолжны обратиться к людям, к их душам. И это не могут сделать сегодняшние политики, это могут сделать другие люди, другие герои, которых сейчас нет. Но они обязательно придут. Если следовать классическим путем - через сорок лет…

- А так мы их приведем через два?…

- Через десять. Я хочу создать информационную систему, включающую все, от сказок до…

- При которой гуру вырастет? Но пророка не вырастить…

- А я с этим не согласна.

- Бесспорно. Это тоже понятно почему. Но забавно, что вы сами несете в себе черты лидера будущего, о котором только что сказали. И вместе с тем вдруг говорите: "А вот если не получится…" Вы боитесь поверить в свои мессианские задатки, потому что это обязательства перед собой?

- Мессианские задатки можно реализовать не обязательно в политике, пытаясь играть на популизме и унижаясь перед избирателями: "Выберите меня". Мой проект традиционный. В виде сказок и новых мифов я смогу принести свои ценности таким образом, чтобы в них поверило много людей.

- А каковы эти ценности? По-моему, после академика Сахарова в России, здесь я с вами согласен, нет моральных авторитетов.

- Правильно. Одна из ценностей - создание героя.

- Вы считаете, что манипуляция общественным сознанием ради такой высокой цели оправданна?

- Да.

- Вот почему я говорил о ритуале. Каждый раз, когда вы выступаете, а я смотрел много ваших выступлений, я всегда получал удовольствие. Все красиво, от-точенно и не совсем от жизни. Вы же предлагаете создать мифы.

- Да.

- То есть вы будете очередным Бажовым?

- Русские мифы той эпохи построены на чуде. Печка, которая сама ездит, щука, которая исполняет желания, золотая рыбка… А я хочу создать миф, когда сам человечек становится и печкой, и щукой, и это тоже чудо.

- Ирина, главный миф в России - правильно жениться. "И тут Иван-дурак женился на царевне". И он воплотился.

- Да. То есть опять халява.

- Пока у наших президентов есть дочери, в этой жизни будет халява.

- Согласна. Поэтому я хочу создать мифы о том, что халява - это не чудо. Чудо - это когда нет халявы, а у тебя все равно все появляется. Фильмы. Где чудо и реальность. Где герой в первой серии… -…никто, а потом все.

- Не так. Где герой в первой серии, например, отставной офицер. Я это обсуждала с Михалковым-Кончалов-ским. На самом деле это его идея. Он говорит: "России не нужна национальная идея. России нужен национальный герой. Причем герой, соответствующий эпохе".

- Вот здесь я с вами категорически не согласен. И объясню, что меня пугает.

Вспомним пошлых политиков, которые кричат: "Каждой бабе по мужику, каждому мужику по бутылке водки!" А вы по-другому, но по сути… по сути вы тоже не интересуетесь, что хочет народ. Вы говорите: "Значит, так. Мы вам создадим красивый миф". Не происходит ли это потому, что вы пытаетесь убежать от поражений в мире реальной политики?

- Вы меня запутали. Как раз я иду на выборы со всеми этими политическими примочками, изучаю честно, что нужно народу… я сама из народа. Я занималась бизнесом, крутилась и вертелась…

- Вышел родом из народа, как говорится, парень свой.

- А что, нет? ~ Не знаю.

- Я знаю, что такое чиновник вы никогда не воровали?

- В каком смысле? Что значит - воровать?

- Были министром, были соблазны…

- Никаких соблазнов не было, и никто ничего не предлагал. То есть бесполезно.

Все знают, что Хакамада, она… Она зажигается, только когда ее интересует какая-то идея.

- Я говорю с вами и не перестаю удивляться. Вы дитя двух народов. Японского, с жестким этикетом, с культурой, и российского, достаточно безалаберного и бесшабашного. Вы из семьи известного коммуниста, который пострадал от репрессий.

Разломы в вашей жизни были постоянно. В вас влюблялось много людей, говорят, один даже ушел из жизни, что трагично. И почему-то в этом обвиняют вас. И вы, каждый раз выходя из кризиса, остаетесь чистой, как кристалл. Но в глубине души боль есть? Есть ощущение обиды на окружающих, на их несправедливость? И что бы вы изменили в прошлом? Какую страницу своей жизни никогда бы не открывали?

- С чувством обиды жить нельзя. На обиженных воду возят. И что на людей обижаться? Им очень трудно быть добрыми. В России очень трудно быть добрым и открытым. Она своей жестокой системой заставляет всех, в общем, жить по волчьим законам.

- Ирина, а вы влюбляетесь?

- Конечно. Если четыре брака, то влюбляюсь.

- Значит, как только влюбляетесь, сразу бежите в загс?

- Ну да. Я не умею вести двойную жизнь. Меня это ломает страшно.

- А какие мужчины вам нравятся? И почему?

- Разные.

- Не кажется ли вам, что это жестоко?

- Во-первых, я всегда каюсь. Я мечтала всегда о том, чтобы у меня был один брак и дети не испытывали всех этих стрессов. Но с другой стороны, поняла, что если я остаюсь в прежнем браке… я могу себя мучить максимум двенадцать лет. А дальше все. Поэтому дальше уже я не выдерживаю. И стрессы дальше еще хуже влияют на обстановку в семье. У меня со всеми мужьями хорошие отношения, со всеми. И у них между собой тоже нормальные отношения.

- А на что вы живете?

- На деньги мужа.

- А избирательные кампании на какие деньги?

- Ходим, собираем. Собирать деньги на кампанию - это дикое унижение. Я ее прохожу в третий раз, и у меня создается впечатление, что лучше бы, конечно, заняться на какое-то время своим бизнесом…

- Деньги там заработать и вложить…

- И ни от кого не зависеть. Если вы используете деньги партии, вы становитесь рабом партии. Поэтому надо жить самостоятельной жизнью, находясь даже в партии.

Надо рассматривать партию как союз единомышленников.

- Вы сказали, что Кириенко популярнее, чем вы. Это кокетство?

- Нет. По всем опросам так.

- Каждый мужчина будет бороться со своим комплексом внутренней неполноценности и все равно проголосует за вас, чтобы доказать себе, что он либеральный в своих взглядах.

- Ни фига подобного. Многие мужчины за меня не голосуют. За меня скорее женщины голосуют. А мужчины, у них комплекс. "Ну что такое Хакамада? Она мне нравится, она умная, но женщина…" А простой, что называется, народ чище и мудрее. Вот он понимает и говорит: "Да лучше б женщина пришла и давно б порядок навела". А вот как дойдешь до уровня предпринимателей, для которых все время пытаешься что-то сделать, воттут и начинаются проблемы.

- Ирина, а может быть, деньги не дают, потому что неясно зачем. Многие думают:

"Ну денег я дам, а что получу?" Ведь все знают, что…

- Что я лоббировать снижение акцизов именно на ваш вагон сигарет не буду…

- Вот-вот. ~ А мне такие и не нужны.

- А какие нужны?

- Которые говорят: "Ира, мы тебе дадим денег, чтоб ты победила и ты была. Сейчас не твое время, но ты должна там быть". И такие люди уже есть.

- А вам не кажется, что, придя не в свое время, вы тем самым оказываетесь в окружении людей недостойных и они бросают на вас тень?

- Прийти не в свое время - это судьба.

- Красиво сказано. Так как же жить не в свое время, творить не в свое время? А как узнать, что это была судьба? Ужас в том, что при жизни самим не узнать.

- Это надо чувствовать.

- Как большинство политиков, вы убеждены, что есть некое зерно мессианства?

- Не знаю. Я это чувствую, и мне даже это снится.

- Снится? И что вам снится? Какие последние сны?

- Не скажу. ' - Но что-то хорошее?:1 - Не скажу. ' ¦ - Страшно?

- Ну… это слишком много.

- Вы хотите стать президентом?

- Это нереально. Но, конечно, хочу.

- А говорите, что не скажете. Когда убили Галину Васильевну Старовойтову, мне было физически больно. Я видел ее всего несколько раз… А для меня это стало больно, потому что, во-первых, мне позвонили мои дети и сказали: "Папа, никогда не занимайся политикой, потому что там страшно". Вдобавок потому, что впервые было нарушено табу: была убита женщина.

- Причем ее убили как мужчину, выстрелами в упор.

- Вам не стало страшно?

- Нет, я стала злая. Причем я в этот момент… -…вы стали считать, что теперь просто обязаны. ¦¦ - Конечно. -…баллотироваться на пост президента, продолжить то, что начала Галина Васильевна?

- Не знаю, не так круто. Не так круто. Вы знаете, загадывать нельзя, мало ли что в жизни будет.

- Но верить надо.

- Верить надо.

- А вы к какому вероисповеданию себя относите? _ Я православная, крещенная в сознательном возрасте, в двадцать три года, и крестила сына.

- Исповедуетесь регулярно?

- Я вообще не исповедуюсь. Для меня понятие религии, Бога - это оченьтакое экзистенциальное чувство. Что-то внутри, и у меня это не совсем соотносится с церковью, с ее продажами сигарет, зарабатыванием денег…

- Что сильно раздражает, да…

- Вот я православная, да? Мой отец по завещанию похоронен на своей родине.

Потому что это была целая трагедия на самом деле. Моя тетя и мой дядя, тоже по японской линии, похоронены на буддийском кладбище под Иокогамой. Очень маленькое деревенское кладбище. И там маленький храм. Я там бываю очень редко, раз в три, в четыре года. Вот храм, а вот кладбище. Вот здесь стоят такие ведрышки, деревянные, чистенькие. Там метелочки, венички, водичка. Вы наливаете ведро воды, берете это все и идете. И вот вы зажигаете эти палочки, подметаете вокруг, садитесь. И на меня вдруг спускается…

- Благодать.

- Такая благодать, которую почему-то в православной церкви я чувствую очень редко. Может быть, если бы я могла туда приходить одна. Я не знаю, с чем это связано.

- Ирина, так же как идея церкви оказалась далека от ее воплощения, не кажется вам, что идея российской государственности, ее воплощение в министрах и депутатах…

- Да. Далеко.

- Ужасно далеко. Благодать-то когда должна снизойти на политиков?

Такой мессия, государственный человек должен Стать президентом в России. И конечно, сейчас он не появится. Благодать сойдет на весь народ, если он перестанет выбирать по принципу: "Вот этот сказал то, что мне нравитСя. он мне завтра все даст, в том числе жену, мужа или бутылку водки". Если он не будет голосовать за того, кто даст ему в морду, а он от этого словит кайф…

- Хочу сильной власти!

- Вот тогда и снизойдет благодать. Когда люди станут другими… Почему я вам повторяю: пора создавать других героев.

- Мессианский проект.

- Чтобы каждого политика человек сравнивал с этим героем.

- Вы только что сказали о могилах предков. Не кажется ли вам, что основная трагедия России состоит в том, что мы своего родства не знаем? И заметьте, когда приходишь на кладбище, то первый момент - шок. От мокрых могил, эти комки глины, жуткие лица могильщиков.

- Не надо мне рассказывать, я хоронила свою сестру на Домодедовском кладбище. И когда приезжаю на это кладбище, на могилу сестры, я думаю: пока Россия не научится нормально рожать и нормально хоронить, она не может претендовать на то, что она будет нормальной страной.

Александр РУЦКОЙ:

"Я не бедный человек. И стремлюсь стать богатым" ‹21 октября 1999 г.› л] В политике ради цели можно объединиться даже с чертом. Только надо быть уверенным, что ты проведешь черта, а не черт проведет тебя. Так говорил Карл Маркс, но звучит, будто речь о сегодняшней жизни-Ведь перед каждым политиком стоит море проблем-Александр Владимирович Руцкой - один из самых ярких людей на современной российской сцене, боевой генерал, вице-президент и даже президент по постановлению Верховного Совета 1993 года, губернатор! отец четверых детей.

- Александр Владимирович, когда я читал о вашей жизни, мне все нравилось. Если б вы жили в начале XIX века, то вы стали бы героем баллад, авантюрных романов, о вас бы слагали стихи.

- Нуда, действительно. У меня биография очень интересная.

- Афганский плен, Лефортово после событий октября 1993 года. Я одного не могу понять. Когда вы в 1993 году призывали бомбить и звали на штурм Останкина, кого вы хотели бомбить? И было ли это, или это сказки журналистов?

- После тех событий я опубликовал свои протоколы допросов, потому что мне не было стыдно за самого себя. А 93-й год - это следствие несогласия в обществе относительно того, что происходило. И не более того.

- Но бомбить-то кого надо было?

- Что-то я такого не припомню, чтобы давали команду разбомбить Кремль.

- То есть вы этого не говорили?

- У меня с памятью все хорошо.

- Мне казалось, что в какой-то момент вы искренне любили Ельцина. Как вы с Ельциным нашли друг друга? Как случилось, что вы прониклись к нему таким доверием?

- Не только я, а абсолютное большинство населения страны нашло в этом человеке действительно лидера, за которым пошли мы все. В политику никогда никого за руку или за шиворот не затягивают. Человек приходит туда сам. Цель была оправданна.

- А цель - жить лучше? -Да.

- И вот давайте сейчас об этом поговорим.

- Когда я пришел в команду к Борису Николаевичу Ельцину, я работал с пристрастием. И видел, кто как себя ве-Ает. ~~ С какого момента в политике начинаются день-и‹И вам не кажется, что все крики сейчас: "Вот от-Рыт счет там, открыт счет здесь" - своего рода ПОЛОСТЬ.

- Например, Борису Николаевичу приписывают кредитную карточку. А где вы видели президента какой-либо страны, который бы с кредитной карточкой ходил в магазин?

- Да. Глупость.

- И глупость, рассчитанная на обывателя.

- Так с какого момента деньги появляются? Ведь на официальную зарплату ни один человек в стране прожить не может. Так откуда деньги у политиков?

- Не надо драматизировать и утрировать ситуацию. По-вашему, все по улицам ходят голые?

- Нет, все живут не на ту зарплату, которую заявляют.

- И все, кто в политике, непременно одеты как денди, понимаете, лондонские?

- Я знаю, вам не нравится, как была проведена приватизация. Очевидно, что вы не могли сработаться с правительством Гайдара и жестко его критиковали. Но как вы видите цель? Фраза "Надо жить лучше" не очень хорошо понятна.

- Я не буду в масштабах страны, возьмем Курскую область. В 1996 году Курская область по вопросам социально-экономического развития занимала 69-е место в России. Сегодня Курская область - на 15-м месте. 52-е место было по производству мяса бройлеров. Сегодня - 2-е место. Практически сорок процентов рынка Москвы по поставкам мяса птицы забрал Курск.

Если правильно управлять процессом, даже в этих тяжелых экономических условиях можно получить искомый результат.

- Вы хороший хозяйственник. Вы добились хороших результатов. Вы богатый человек?

- Я не бедный. И стремлюсь стать богатым. Но каждый по-разному делает свое богатство. Один внаглую ворует, а другой зарабатывает. А для этого надо иметь голову.

- Что официально и как может губернатор заработать?

- Я получаю пенсию, по-моему самую большую в стране. Плюс зарплата губернатора.

Плюс мы еще получаем в Совете Федерации. В итоге набирается десять-одинна-дцать тысяч рублей в месяц.

Для Курска это немалые деньги. Кроме этого, я пришел в политику не с должности младшего научного сотрудника. Копейка рубль бережет, есть такая пословица русская.

- Да вы ж талантливый хозяйственник, вы ж область подняли!

- У нас, к глубокому сожалению, чересчур много таких, которые, понимаете, смотрят так: "А, вот, губернатор, на джипе ездит, смотри, как он одет, а я…" Губернатор работает восемнадцать часов! А тот, который… фыркает, он по гудку заводскому домой уходит, у него два выходных, понимаете. А я, например, если у меня появляется свободное время, работаю. Пишу книги, например. Зарабатываю.

- Насколько я помню, вы говорили, что ваш род имеет боярские корни. И как для офицера, для вас честь - не пустой звук.

- Конечно.

- Скажите, пожалуйста, каких основных принципов вы придерживаетесь, когда решаете сложные экономические вопросы в области? Когда вы говорите: "Да, это я могу доверить своему брату, это я могу доверить своему сыну, а здесь, извините, дорогие родственники, я должен привлечь человека со стороны?" Как вы для себя определяете, кого поставить на хлебные должности?

- Я понимаю, откуда этот сарказм…

- Нет никакого сарказма, я на полном серьезе говорю.

- Да ну, я ж не мальчик, в конце-то концов, у меня дети, кстати, не шантрапа, не жулики, понимаете? Один закончил медицинскую академию, другой закончил финансовый институт. Каждый имеет свою специальность, образование. И если отец тоже не пьянь, не рвань подзаборная, а тоже занимает какую-то определенную должность, то, наверное, сын тоже имеет право работать, правильно? Вот если бы у руцкого сыновья были бандиты, разбойники, это бы радоВало тех, кто задает подобного рода вопросы. А вот если сыновья Руцкого работают, и удачно к тому же работают, то вот здесь уже зависть.

При чем тут хлебная должность? Благодаря этой вот демагогии по поводу моих сыновей мне пришлось сделать так, что они уехали. В Москве теперь работают…

- То есть вам пришлось?…

- Да. Я вынужден был, чтобы прекратить…

- Остановить разговоры.

- Остановить эту всю демагогию и болтовню.

- А почему вы пошли на поводу, зачем? Вы же обычно этого никогда не делаете.

- Я никогда ни у кого на поводу не шел. А принял такое решение в интересах области. Потому что все эти вольные писания на непонятную тему в конечном счете бьют не по моему самолюбию, а страдает престиж области. Все-таки я глава субъекта Российской Федерации. Когда о руководителе области пишут невесть что, возникает масса вопросов…

- Мне интересно было узнать, какие у вас критерии при назначении на должность?

- Писать можно, и критиковать нужно. Но когда свободу слова превращают в свободу лжи и клеветы…

- Можно подать в суд…

- А что толку от этого?

- Вы можете выиграть. Вопрос же в том, что вы можете бороться.

- Ну и что? И что толку? Я занимался этой практикой. Когда я вышел из Лефортова, мне почти два года нечем было заниматься. Я попробовал посудиться, и выиграл пять исков. Ну и что толку из этого? Бесполезно.

- Но вы согласны, что порок должен быть наказан?

- Обязательно. Но для этого надо соответствующее законодательство. А то законодательство, которое должно защищать честь и достоинство человека, оно годится разве что для применения в…

- Какое законодательство удовлетворило бы ваши требования?

- Например, почему у меня далеко не приятные отношения с бывшим генеральным прокурором? Потому что из страны сделали ГУЛАГ. Вот, например, человек в нетрезвом состоянии похитил утку.

Взял ее, зажарил и съел. За это он сидел в следственном изоляторе пять месяцев.

Или купил краденого индюка и перепродал. За это три с половиной месяца сидел в следственном изоляторе. Почему у нас сегодня следственные изоляторы переполнены?

А потому, что у нас страну превратили, под вывеской демократии, в огромный







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх