«СЛУШАЙ, ЗЕМЛЯ»

Прадед Лео Киджи был негр, он служил в богатом доме Руисов. Племянница главы семьи полюбила молодого сильного негра. Их затаенное счастье не могло продолжаться долго. Тайное становилось явным…

Негра линчевали всем семейством, тоже тайно, а беременную племянницу сдали в частный пансион под другой фамилией.

Дед Киджи отличался упрямством и непокорностью, ни один скандал с предпринимателями-хозяевами не обходился без него. Жизнь свою он кончил в тюрьме.

Отец Лео был добрым семьянином, а на службе он научился терпению.

Только мать знала, что отец Лео служил не просто у Руиса - очень богатого человека, но и у своего дальнего родственника. Но об этом лучше не знать и Руису и отцу, потому что Руис не стал бы держать у себя такого родственника. У матери развивалась болезненная подозрительность, сердце ее всегда беспокоило предчувствие несчастья. Это была красивая женщина, с черными вьющимися волосами и смугловатым тонким лицом - очень мало сказалась в ней примесь негритянской крови. Отец был белый. Но по линии матери наследственность в Лео отразилась весьма выразительно: курчавые жесткие волосы, крупные губы, смугловатый цвет лица. А в характере его, кажется, совмещалось наследство всех предков - пылкость прадеда, упрямство и непокорность деда, доброта отца и настороженность матери, порой переходящая в болезненную подозрительность. Тут было всего по капле - от Африки, Америки и Европы. Но Киджи получил высшее образование в Москве, и третий континент дал ему больше, чем первые два, вместе взятые…

Киджи обиделся на Ингу из-за того, что она сочла возможным иметь дело со Шкубиным, давним другом Руиса. Конечно, она сделала это необдуманно. Киджи знал: резкая вспышка, свойственная его характеру, скоро погаснет и он готов будет простить Инге все и постарается помочь ей исправить ошибку.

Он пришел в отель и спросил у портье, не появлялся ли здесь мистер Руис. Портье, хитрый старикашка, угодливо склонился:

- Да, если…

Киджи запустил руку во внутренний карман куртки, где лежали деньги, вытащил первую попавшуюся бумажку и сунул ее портье.

- Я могу доложить о вас господину Руису, если он не отдыхает, - с готовностью ринуться по лестнице наверх, сказал старик.

- Благодарю. В другой раз…

Киджи пока не мог встречаться с господином Руисом. Пожалуй, следует даже перебраться в другую гостиницу. Он поднялся к себе в номер и увидел на столе телеграмму. Она была из редакции. Его срочно отзывали в Москву: есть задание, на выполнение которого потребуется два-три дня. Это нарушало планы Киджи, но ничего не поделаешь. Метеорита нет, в свои личные дела - хотя дело с Патом Руисом касалось не только Киджи - он редакцию не посвящал, и ей не имело смысла держать здесь своего корреспондента, которому найдется работа в другом месте. Киджи взял чемодан и спустился вниз. Портье встретил его удивленным взглядом.

- Скажите, мистер Руис надолго остановился у вас? - спросил Киджи.

Портье залебезил:

- Будет здесь не менее как неделю - я передаю почти слово в слово, что слышал от него самого.

- Мне необходимо уехать по делам денька на два, - сказал Киджи. - Мы с вами еще увидимся. И тогда я встречусь с мистером Руисом. Мы с ним родственники!

- Что вы говорите! - всплеснул руками портье. - Вы, сэр, счастливый человек!

- Да, я горжусь… Но прошу вас, не проговоритесь об этом мистеру Руису, и никому - ни слова. Понимаете? - Киджи протянул деньги, портье ловко, по-обезьяньи схватил их и спрятал.

- Отлично понимаю, сэр!

- Не совсем, полагаю. Я хочу преподнести мистеру Руису сюрприз, - хитровато подмигнул Киджи. - Мы давно не встречались.

- О, сэр, теперь абсолютно все понятно. Можете положиться на меня, - лебезил портье. - Я служу в этом отеле уже пятьдесят пять лет. Какие были времена, сэр! Какие люди останавливались в «Эдельвейсе»! Я умею работать, сэр, вот увидите.

Киджи приподнял шляпу. Портье согнулся, откинув руки ладошками назад.

Выйдя в подъезд, Киджи увидел Ингу Михайловну - она шла по аллее навстречу ему. Киджи поставил чемодан у ног.

- Вы уезжаете? - удивленно спросила Инга Михайловна.

- Да, я уезжаю. Жаль, что не пришлось написать о вас ни строки. Что передать в Москве?

- Ничего, - сказала она сухо. - Я разговаривала с профессором Новосельским по телефону.

- Счастливо оставаться, - Киджи поднял чемодан.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх