7

Фотокарточка матери стояла на столике рядом с часами. Сейчас взгляд матери показался мне иным. Всегда ее глаза были немножко печальными - как будто тогда еще, десять лет назад, фотографируясь, она почувствовала, что перед сыном откроется далекий, опасный путь. А тут я увидел глаза ее строгими и ожидающими - так обычно смотрит учительница на своего ученика.

Неслышной легкой походкой вошла Ильмана. Я встал и поклонился. Ильмана хотела что-то сказать, но увидела фотокарточку и подошла к столику. В ее взгляде не улавливалось любопытства, и нельзя было заметить в розовых зрачках печали, но все лицо ее выражало печаль.

Нет, она не была красавицей. Лицо ее, лишенное губ и того свежего цвета, который придается горячей молодой кровью, не могло быть привлекательным.

Ильмана повернулась ко мне.

- Идемте, Николай. С вами хочет говорить магистр.

Наконец-то Кайбол соизволил принять человека с Земли! Интересно, что он скажет?

Ильмана осталась возле двери, ведущей в кабинет магистра. Она предупредила:

- Вы должны внимательно слушать и ни о чем не спрашивать. Преждевременные вопросы бесполезны.

Я вошел, толстая дверь беззвучно затворилась.

Тут мало что напоминали кабинет. Это была скорее лаборатория. Кайбол сидел за маленьким столиком. Длинный щит с множеством приборов отгораживал большую часть комнаты; высотой он был вровень с глазами, и я увидел, что вся другая половина комнаты заполнена аппаратурой. Магистр поднялся. Черные тени лежали под выпуклыми надбровными дугами, но эти густые тени не могли притушить яркого пылания необыкновенных глаз.

Кайбол медленно заговорил по-русски, иногда делал паузу.

…Давно люди Альвы установили на Луне автоматическую станцию для наблюдения за Землей. Эта станция зарегистрировала два очень сильных взрыва на Земле и передала сообщение на Альву. Там поняли, что на далекой Улле создана атомная бомба. Это встревожило альвинов. Однако опасность таилась, оказывается, много ближе. Соседняя с Альвой планета Рам нанесла неожиданный удар. Атомные взрывы унесли десятки тысяч жизней. Ответной мерой было полное уничтожение на планете Рам всякого оружия, а заодно и цивилизации, но без человеческих жертв.

Затем Член Высшего Совета Альвы Кайбол с группой помощников отправился к Улле, имея чрезвычайные полномочия действовать по обстоятельствам, потому что связь с Альвой занимает очень много времени.

Экспедиция только недавно прибыла на спутник Уллы и прежде всего занялась изучением языков - их оказалось много. Невозможно было сразу узнать истинное положение дел на Улле. Но экспедиция точно выяснила, что первые зарегистрированные сильные взрывы были атомные, ими уничтожены два города. Ядерное оружие совершенствуется, уллины смело проникают в космос.

И все же не это беспокоило Кайбола. Задача его усложнялась. Оказывается, то, что разделяло Альву и Рам на два совершенно разных по своему устройству мира, разделяет одну планету на два лагеря. Симпатии Кайбола и всех альвинов, понятно, на стороне лагеря мира и процветания. Экспедиция задерживается здесь потому, что у сторонников войны есть план - создать на спутнике свою базу и начать отсюда атомную бомбардировку планеты. Это явилось бы вынесением войны в космос, и тогда Кайбол не останется безучастным…

Он, Кайбол, видит, что его гость - представитель лагеря мира и справедливости, ему будет оказываться то внимание, которое он заслужил и еще заслужит. Но ему пока не будет предоставлена возможность сообщить о себе. Если на Улле узнают, что здесь уже есть готовая база, сторонники войны попытаются захватить ее для осуществления своих преступных целей…


Кайбол сел за столик. Я продолжал стоять - в комнате не было лишнего стула. Многое мне стало ясно, но хотелось бы знать, что же сейчас происходит на Земле? Однако спрашивать не стал: если я заслужил доверие, скоро все выяснится.

- Зачем же вы так недружелюбно встретили меня?

Магистр болезненно нахмурил лоб.

- Мы не знали, кто летит сюда, нас ввело в заблуждение это… - он подошел к щиту и нажал одну из множества кнопок. Послышался тихий шелест, затем раздался громкий голос:

- Сейчас выступит инженер Болд Чарны, разработавший новый проект в завоевании космоса. Пожалуйста, господин Чарны!

Невидимый Болд Чарны откашлялся за щитом, заговорил лающим голосом:

- Их приоритет в завоевании Луны весьма и весьма сомнителен. Мы не будем брать во внимание посадку там космонавтов на очень короткое время. Мы надеемся, что в самое ближайшее время наши астронавты достигнут Луны, и это будет началом создания постоянной базы…

Запись на этом кончилась.

- Ни одна советская станция не передавала ничего подобного, - сказал я.

- Но это было сказано на вашем языке. - Кайбол двинул голой кожей на месте бровей. - Нас ввели в заблуждение, мы не сразу поняли, чей это голос, и на всякий случай приняли меры… Вы не знаете, чем занимается компания «Атлантик»?

Я слышал об «Атлантик-компани», но не знал точно, чем она занимается. Судя по названию, возможно, строит морские суда. Но я не сказал этого. Предположения неуместны.

- Производит ли она мощные ракеты? - уточнил вопрос магистр.

- Если дают заказы и деньги, - осторожно ответил я.

- Вы слышали такое имя - Дин Руис?

- Никогда. Кто это, разрешите спросить?

- Сын Пата Руиса, генерала в отставке, президента этой компании, - сказал Кайбол. - Дин Руис летит выручать вас.

- Меня? Летит на Луну, несмотря на опасность, не считаясь с предупреждением! Ведь на Земле получили мою последнюю радиограмму?

- Да. И ваше правительство поступило правильно, временно отменив космические полеты. Не надо рисковать жизнью людей. Если все пойдет хорошо, недоразумение с вами скоро выяснится. Но почему рискнул Дин Руис?

- Ради славы и денег.

Кайбол промолчал - видимо, он не соглашался со мной.

- Сейчас вы услышите передачу на английском языке. Начало ее мы не успели записать, но Тэл исправил свою ошибку.

Прозвучал конец непонятной фразы и затем:

- В наше время практически стали возможны полеты к другим планетам и в глубины космоса на огромные расстояния, и печать много уделяет внимания тому, каким должен быть астронавт. Это - молодой человек, двадцати - двадцати пяти лет, с высокими интеллектуальными способностями и, так сказать, нормальный до ненормальной степени. На Земле мы видим его футболистом, водолазом, акробатом, летчиком, парашютистом. Физические данные его безукоризненны, и, что очень важно, у него есть непоколебимая вера в необходимость своего подвига и возвращения на Землю.

Но нам нет надобности в отвлеченном воображении. Мы знаем имя идеального астронавта. Это - Дин Руис. Да-да, сын почтенного Пата Руиса, президента «Атлантик-компани», акционерный капитал которой составляет пятнадцать миллиардов долларов.

Дин хорошего сложения, у него короткая шея - это поможет ему выдержать страшную нагрузку при подъеме в космос. Сердце и легкие совершенно здоровы, мускулы достаточно развиты. Заметим, кстати, что чрезмерно большая мускулатура астронавту нежелательна - в условиях невесомости упражнять ее трудно. Дин Руис - высоко образованный молодой человек. Он вполне подготовлен к полету в космос. Испытания показали, что он не страдает «морской болезнью», функции пищеварительной системы не нарушаются невесомостью. Дин испытывался с помощью гигантской центрифуги в непроницаемой камере с повышенным и пониженным давлением. В порядке подготовки, он облетел вокруг Земли в космической ракете «Икс - 19».

Наружность космонавта не играет какой-либо роли, но мы свидетельствуем, в добавление к сказанному, что Дин Руис красив. А счастье красивых людей только на Земле. Вот почему мы глубоко верим в успех Дина Руиса, он благополучно вернется на Землю. Дин твердо обещал выяснить тайну гибели русского космонавта.

Итак, счастливого пути, Дин, счастливого возвращения на Землю!

Слушайте, слушайте нас! Передаем новое сообщение. Ракета «Сириус» прошла первые сто тысяч километров. Дин радирует, что чувствует себя отлично. Ему очень нравится коньяк марки «Джон-Дженни». Он уверен, что отыщет следы русского парня. Слушайте нас! Следующая передача в тринадцать часов…

Грянула музыка. Кайбол выключил магнитофон.

- Что вы скажете?

У меня все еще стоял в ушах голос Земли. Он радовал и в то же время вызывал недоумение: почему Дин Руис? Почему не Иванов или Петров, а Руис?

- Не ради русского парня полетел он, - уверенно сказал я.

Кайбол молча кивнул головой. Он снова включил магнитофон, и я услышал иной голос, гудящий, как похоронный колокол, - это была проповедь какого-то священнослужителя.

- …Вы ждете от меня слова. Какого слова вы ждете? Нет больше слова для вас, ныне будет сказано последнее.

Неблагодарные богу, что вы натворили на Земле? Поздно уже говорить, что в большинстве человеков прочно угнездилось упорство, недоверие к сословиям, руководящим от бога, и множество пороков. А почему? Правдивый ответ только в словах пророка: «Вы оставили источник воды живой и наделали водоемов с трещинами, в которых не держится вода». Источник этот - вера.

И все больше охотников до чужой собственности, и все больше забывается наставление апостола: «Никто не ищи своего, а каждый пользы другого». Противобоговы правительства и их безбожные народы поносят веру и имя его самого… А что вы сделали в защиту веры? Молчите же! Богочеловек, нисшествие которого на Землю было предопределено небесами, не явится к вам. Вы не защитники его, вы понудили отвратить от вас святой лик его.

Что же ждать теперь? Грядет день страшного суда. От взрывов, от землетрясений и потопа погибнет мир. Где спасение? Человек уже исчезает с лица Земли. Он закапывается в недра ее или устремляет взор свой к ближним планетам…

Проповедь смолкла.

- Это старо, - сказал я.

- Нет, тут есть и кое-что новое, - не согласился Кайбол. - Человек ищет спасения на других планетах… Но послушаем Москву.

И вот на Луне зазвучал голос Москвы!

- Как сообщалось в прессе, «Атлантик-компани», получившая огромные взносы от семей, которые могли сделать такие взносы, приступила к сооружению подземных городов одновременно в нескольких странах. Миллионеры очень торопили Пата Руиса со строительством этих городов. Но последние сообщения говорят о том, что «Атлантик-компани» прекратила строительные работы. Неужели проект не реален? Тогда почему тысячу счастливых семей, которым была обещана безопасная, спокойная и с комфортом жизнь в течение всей войны, это нисколько не взволновало и они не требуют назад свои деньги? Создается впечатление, что они возлагают большие надежды на полет Руиса, устремляя взоры к Луне…

Щелчок - и в кабинете установилась тишина.

- Те, кто хочет развязать страшную войну, могут избрать Луну своим убежищем - оно здесь готово, - медленно сказал магистр. - Больше того, отсюда будут угрожать атомным ударом и диктовать свою волю, требовать смены правительств.

- Да, это возможно, - сказал я. - И все же войны не будет. Мир сильнее войны.

Кайбол усмехнулся, черные глубокие морщины рассекли вдоль его лицо и исчезли.

- Мы у себя тоже так думали и жестоко поплатились. Вас просто обрадовал голос Земли. Вы невнимательно слушали. Голос родной матери всегда кажется приятным, ласковым.

- Ошибаетесь, магистр, - смело взглянул я на Кайбола. - В голосе родной матери я различу любую нотку. И не все на Земле родное для меня.

Кайбол помрачнел.

- Мы никого не пустим сюда с оружием и не допустим атомной войны. Исчезнет все оружие, погибнут машины, города, мосты, но останутся живы люди. Лучше жить под открытым небом, вспахивать поле обломком дерева, чем лежать мертвым под красивым памятником. Люди труда не пропадут, а о тех, кто живет чужим трудом, я не думаю, и никто не пожалеет их. Люди труда начнут заново создавать цивилизацию. Смотрите! - Кайбол резко встал, шагнул к белому щиту, усеянному приборами, и протянул сухую с длинными пальцами руку к желтому выпуклому кругу. - Вот - стоит повернуть, и огромный снаряд полетит к Земле. Он врежется в ее атмосферу, без взрыва раскроется и…

- Желтое облако окутает Землю, - закончил я.

- Да, желтое облако, как вы называете…

- Но ведь несчастье обрушится на всех! И на тех, кто хотел мира и жил справедливо! - воскликнул я.

- Знаю, - коротко бросил магистр. - Это-то меня и удерживает.

- Слушая только радио, трудно узнать истинное положение дел, - осторожно заметил я. - Можно ошибиться, причинить страшные бедствия, а окажется, что в этом не было необходимости.

- Вы правы, - сказал Кайбол. - Поэтому мы будем действовать вместе с вами. Согласны?

- Да, - ответил я. - Но у нас нет полной информации.

- Мы будем знать все, - твердо сказал Кайбол. - Я научился читать. Я ознакомлюсь с последними приказами военных штабов, с их планами…

Я слушал и ничего не понимал. Находясь на Луне, читать бумаги, которые там, на Земле, спрятаны от посторонних глаз в сейфы, охраняются, как документы сверхсекретной важности!

- Возможно ли? - пробормотал я.

Кайбол не ответил, и я понял, что вопросы насчет этого бесполезны. Я не мог не верить ему. Да, он будет знать все, может обойтись и без меня - это особенно беспокоило, - и я напомнил:

- Значит, вы не будете предпринимать решающего шага, заранее не поставив меня в известность об этом, не станете действовать без моего согласия?

- Разумеется. Иначе наш союз невозможен.

- Благодарю вас, - я немного успокоился. - А что мы сделаем с Дином Руисом?

- Задержим его. Пусть поживет с нами.

- Согласен.

Первая наша беседа закончилась тем, что Кайбол подарил мне очень нужную вещь - не совсем обычный магнитофон. Широкое мягкое кольцо с маленькими, словно пуговицы, дисками надевалось на голову. В каждом диске помещался моток тончайшей магнитной ленты. Для записи не нужно произносить слов, можно диктовать мысленно. Если оставить магнитофон включенным, запишутся все мысли, которые могут возникнуть по тому или иному случаю, но это была бы напрасная трата микропленки. Подсчитано, что если заснять все, что видит человек в течение дня на Земле, то на это понадобилось бы не менее 15 километров пленки. Человек видит и мыслит, думает о множестве вещей. О том, что он видит, он рассказывает в три раза медленнее, чем думает теми же словами. Сколько же нужно пленки, чтобы записать все его мысли!

Я должен был экономно использовать микроленту, думать только о самом важном. Я верил, что вернусь на землю, мне легче будет рассказать людям о пережитом, если будет сделана магнитофонная запись.

Нужно было сначала хорошо вспомнить прошедшее. У меня были кое-какие записи в блокноте. Я надел кольцо, включил магнитофон и стал мысленно рассказывать о том, что произошло во время полета к Луне, о встрече с альвинами и о первой беседе с Кайболом.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх