ТОЛЧОК В ПЯТЬ БАЛЛОВ

Если листки из блокнота Киджи рассказывали о докторе Шкубине одно, то профессор Дольц говорил о нем другое. По словам старого профессора, Валентин Шкубин - добрый человек: он тратит небольшое наследство отца на больных и науку. Но его всю жизнь преследует несчастье. Он искал уединения и независимости, но будучи слабохарактерным всегда находился в зависимости и прежде всего от своего отца. Доктор Шкубин пытался лабораторным путем создать живую клетку. Узнав об этом, отец запретил ему подобные опыты. Религия находит возможным разрушать жизнь, выводить новые виды растений и животных, но непостижимым считает первичный акт творения жизни - это принадлежит всемогущему. Доктор, видимо, не верил в сверхестественные силы, но подчинился отцу. История эта была хорошо известна Дольцу. Профессор не хотел близких отношений с доктором Шкубиным из-за «ордена». Неприятно было видеть каменные стены и решетки: за ними ум человека может только погибнуть, но не развиваться.

На Ингу доктор произвел впечатление человека добродушного, немного рассеянного и не совсем здорового. Он не спросил у Инги, откуда она родом. Очевидно, для него было достаточно одного телефонного разговора с профессором, которого он уважал. Инга была довольна. Зачем вызывать чувство недоверия у своего соотечественника, давно покинувшего родину?..

Она пришла к Шкубину во второй раз. Его не оказалось в лаборатории. Инга поднялась на веранду и увидела там старуху служанку. Та сказала, что доктор в клинике, и попросила подождать.

Инга увидела аквариум и в нем - саламандру. Узкое пятнистое тело скрылось за камнями.

Внизу, за деревьями, раздались хрустящие шаги. Показался Шкубин. Тяжело дыша, он поднялся по ступенькам.

- Здравствуйте, фройляйн… Жара ужасная.

Да, день был, кажется, жаркий, но Инга этого как-то не замечала: бывая в пустыне, она привыкла и не к такой жаре.

Доктор пригласил ее к себе в кабинет. Там он выпил воды и вдруг спросил:

- Не хотите ли, фройляйн, пойти ко мне работать лаборантом?

Инга растерялась.

- Но… Я работаю.

- Я заплачу больше, чем платит вам Дольц. Наблюдая за вами, я убедился, что вы хорошо знаете дело.

- Спасибо за такой отзыв и предложение, но я не могу, господин доктор.

- Жаль, - сказал Шкубин. - Однако я невежлив. Хотите что-нибудь выпить, фройляйн?

- Что вы, господин доктор! Я вообще никогда… И к тому же очень жарко.

- Я достану холодного. - Шкубин, не слушая возражений, открыл холодильник, который стоял тут же, и достал бутылку.

- Это хорошее виноградное вино. Как доктор, я не вижу никакого вреда от него. Вы знаете, фройляйн, что в таком вине содержится около трети таблицы Менделеева?

Он налил Инге и себе.

- Что-то слышала об этом, но не особенно верю, - рассмеялась Инга.

- А вы попробуйте. Тут есть даже алюминий и титан. Выпейте алюминия, его содержится всего лишь один грамм на тысячу литров.

- Что ж, уступлю вам, господин доктор, - она подняла рюмку. - Выпью несколько микрограммов алюминия, а заодно и титана.

- Будьте здоровы! - Шкубин тоже выпил. - А теперь вернемся к моему предложению. Мне очень нужен помощник, хотя бы на короткое время.

У Инги возникла мысль: «Пожалуй, дня на два-три следует согласиться. Если я допустила ошибку, слишком доверившись ему, то надо исправить ее. Шкубин очень заинтересовался моими анализами, и за этим что-то кроется. Он принимает меня за лаборантку профессора, я не буду разуверять его, лишь скажу об этом Дольцу».

- Вы раздумываете, фройляйн, - тихо сказал Шкубин. - Это хорошо. Я не тороплю вас.

- Господин доктор, мне положен отпуск, и я… - Инга запнулась, подумав: «Как нехорошо лгать, кажется, впервые это со мной. Однако, если верить Киджи, он тоже скрывает что-то вместе с Патом Руисом. Но если это неправда, я потом попрошу извинения». И она закончила: - Я располагаю свободным временем. Но мне хотелось бы отдохнуть. Впрочем, я согласна поработать с вами дня два-три, а потом… Там видно будет.

- Вот и прекрасно! - воскликнул обрадованный Шкубин. - Вы можете эти дни жить у меня. Свободных комнат много. Фрау Эльза отлично вас устроит. Договорились?

- Договорились, - сказала Инга, подумав, что на полпути не останавливаются.

- Примите тогда еще несколько микрограммов алюминия и титана.

- За наш успех в работе, господин доктор!

Инга не думала об опасности. Профессор Дольц будет знать, где она, и при необходимости поставит в известность Новосельского. Впрочем, не придется ничего сообщать. Она верит в свои силы. Риск есть, но он увлекателен. Жизнь была бы скучной, если бы человек знал все наперед и делал только положенное. Иногда нужно переходить эту черту, надеяться только на себя.

Доктор сказал, что он поставил перед собой трудную задачу - разгадать тайну порошкообразной массы. Он обещал это профессору Дольцу и не хочет выглядеть в его глазах беспомощным. Надо попытаться лабораторным путем получить такой порошок, он напоминает ржавчину, только цвет его другой.

Инга слушала и не верила Шкубину. «Да, я поступила правильно, согласившись на его предложение», - думала она.

Они спустились в лабораторию. Шкубин подал ей кусок железа и попросил тщательно очистить и обсушить, чтобы не осталось ни капли влаги. Железо было помещено под стеклянный колпак. Шкубин повернул кран на шланге, присоединенном к черному высокому баллону, который был сделан, похоже, из пластмассы. Колпак стал наполняться желтоватым газом.

- Действие этого газа, - пояснял Шкубин, - сходно с действием водяного пара, вызывающим ржавчину. - Он закрыл кран на шланге. - Теперь нам делать здесь нечего, оставим так на сутки. Вы, фройляйн, будете заходить сюда через каждые два часа. Вот журнал - отмечайте внешние изменения. Здесь есть щуп. Видите? - Шкубин потрогал ручку сверху колпака. - Внутри острый стержень. Вот так пробуйте прочность металла. Если процесс будет проходить бурно, поставьте меня в известность, даже среди ночи. Это очень важно. А пока можете сходить за своим чемоданом. В вашем распоряжении - ровно два часа.

Инга так и сделала. Она успела съездить не только в отель, но и к Дольцу. Она сказала профессору, что ради анализов будет два дня жить у Шкубина - работа предстоит очень интересная, возможно, потребуется не выходить из лаборатории. Пусть профессор считает ее в эти дни своей лаборанткой.

Старый профессор удивленно посмотрел на нее, задумался и, вспомнив что-то, улыбнулся.

- Со мной в юности было похуже, - сказал он. - Я кончил университет и, не найдя работы, поступил к одному ученому в качестве прислуги. Углубленный в свои дела, он и не подозревал, кто я на самом деле. Я не зря провел целый год в его доме. Такой библиотеки, как у него, я больше нигде не видал. Что ж, пожелаю вам успеха. Доктор Шкубин - порядочный человек.

С чемоданом в руке Инга вернулась за железную ограду. Единственный вход во владения Шкубина был возле клиники, и дежурный в белом халате заранее знал, кого можно пропустить к господину доктору.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх