6

Когда Киджи шагнул в открытую дверь, Руис отвернулся.

- Я не принимаю корреспондентов.

- Я пришел к вам не как корреспондент, а как ваш родственник, - спокойно сказал Киджи.

- Вы - родственник? - удивился Руис и сделал шаг вперед. - По-моему, вы просто наглец.

- А это мы сейчас выясним. Разрешите сесть?

- У меня нет времени для разговора, - сказал с раздражением Руис.

- Я пришел ненадолго. Впрочем, это будет зависеть от вас. Так вы не признаете меня за родственника?

Руис отвернулся, он стоял, заложив руки за спину. Киджи присел к столу и коротко рассказал свою родословную.

- Вы хотите материальной помощи? - спросил Руис.

- Нет. Я хочу, чтобы вы признались в убийстве моего отца.

Руис так круто повернулся, что едва не упал. Он посмотрел на Киджи с гримасой старческого бессилия и долго ничего не мог сказать. Только теперь он сел.

- Как видите, я не обманщик, - хмурясь, проговорил Киджи.

- Что вам нужно от меня? - выдавил Руис.

Киджи повторил. Руис молчал, у него побелели губы. Лео сунул руку в карман брюк. Известковая бледность залила лицо Руиса.

- Вы хотите стрелять?

Киджи, усмехаясь, выпростал из кармана скрученный в трубку журнал.

- Стрелять - это был бы для вас лучший выход. Еще подумают, что вы погибли героем, как ваш сын. Нет, вам придется отвечать. Но почитаем сначала вот здесь кое-что. - И Киджи, полистав страницы, начал читать. Он читал свою статью из журнала «Космос». Руис взял себя в руки.

- Сказки для детей, молодой человек, - сказал он пренебрежительно. - Трагическая история с моим сыном породила тысячи фантастических рассказов, я знаю.

- Но у вас действительно работал радистом Киджи, мой отец. И он погиб. И причину его смерти никто не объяснил. Я требую от вас объяснений. Это случилось тогда, когда ваш сын с преступной целью…

- Не смейте глумиться над памятью моего сына-героя! - загремел в негодовании Руйс. - Выйдите немедленно вон!

Киджи, с трудом сдерживаясь, сказал:

- Сэр, черт бы вас побрал! Вы, я вижу, занялись устройством торжественных обедов. Для чего бы это, а? Что вы задумали опять? Но сейчас я не буду задавать вам слишком много вопросов. Пока мне хотелось бы одного - признания в убийстве моего отца.

- Убирайтесь вон!

- Так, хорошо, - спокойно сказал Киджи. - Мне не хотелось ускорять событий. Но не зря же я пришел к вам. Интересно знать, что вы скажете после этого… - Он открыл футляр магнитофона. - Сейчас вы услышите голос Стебелькова. Да, того самого, перед памятником которому вы произнесли лицемерную речь.

- Глупая шутка, - сказал Руис, не зная, как выпроводить нахального корреспондента.

Не отвечая, Киджи включил магнитофон.

Руис рассмеялся и спросил, при просмотре какого спектакля сделана эта запись. Не получив ответа, он расхохотался.

Однако наигранное веселье покинуло Руиса, когда Стебельков (если это был его голос) заговорил о том, что было тайной Руиса и еще четырех человек, - но тех давно не было в живых, оставался только Шкубин.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх