2

На Луне снятся только земные сны. Я часто видел мать, каждый раз за одним и тем же делом - она собирала меня в дорогу, укладывала чемодан. Ничего не говорила, перекладывала рубашки и что-то считала на пальцах, как неграмотная. Я отправлялся не на Луну, а, кажется, на войну. Все уехали. Я опаздывал. Мать задерживала, молчаливо перебирая пальцы.

Еще снился спортивный зал, момент прыжка и медленное, бесконечное падение, оно вызывало замирание сердца…

Я спал плохо, беспокойно. В доме альвинов не происходила смена дня и ночи, всегда стоял вечерний сумрак. Жизнь тут шла не по земному времени, и я как-то не мог приспособиться к необычному распорядку - это больше всего касалось сна. Прикинув по своим часам, я определил, что суточный цикл альвинов в полтора раза меньше земного. За это время альвины дважды ложились спать. То же приходилось делать и мне, но уснуть удавалось не всегда. А если и засыпал, то некрепко. И непременно что-нибудь видел во сне, чаще всего несуразное, иногда страшное: испепеленные города, одичавших людей в звериных шкурах, видел Землю, превратившуюся в круглый булыжник, на котором человеку не было места.

Но теперь мне стало легче. В моей комнате поселился Дин Руис.

Мы с Тэлом остригли его наголо, хотя он и сопротивлялся, прополоскали желудок, промыли и продезинфицировали носоглотку, уши, глаза, и еще Дин купался в специальном растворе. Вышел он из ванной комнаты на себя не похожий: голый неровный череп, большие уши, пристыженный взгляд покрасневших глаз…

- Вы будете жить вместе, - сказала Ильмана Дину и мне. - Ведь вы с одной планеты и должны дружить. Гуд бай, мистер Руис! До свидания, гражданин Стебельков.

Дин посмотрел ей вслед восхищенным взглядом, покачал стриженой головой и прищелкнул языком.

- Вот это чудо! Если бы Ильмана попала в руки ловких художников и режиссеров, она быстро бы сделала миллион долларов. Для цветного кино и телевидения одни глаза что стоят!

Мы с самой встречи стали на «ты». Я сказал Руису:

- Давай, Дин, сразу же договоримся: ни одного оскорбительного слова о наших хозяевах. Я не придаю значения твоей шутке, но пусть она будет последней. Это - условие нашей дружбы.

- Идет! Слушай, Ник! А чертовски здорово, не правда ли?

- Что именно?

- Да все это! - Дин показал рукой на стены и потолок. - Что мы встретились и здесь люди… Никак не ожидал!

Дин ознакомился с обстановкой комнаты, заглянул в шкаф, попробовал дверь и не нашел ничего оригинального.

- Как ты думаешь, - спросил он, - разрешат мне сообщить на Землю пару слов?

- Забудь пока об этом. - Твоя радиостанция не работает. Это сделал Тэл по указанию магистра.

- Вот как! Коварный прием… Нет-нет, помню и молчу.

- Расскажи лучше, что нового на Земле? - попросил я.

Дин начал рассказывать. По его словам, на Земле ничего не изменилось. Война немыслима, но угроза ее продолжает оставаться. Коммунисты несговорчивы…

У нас стал назревать спор, но я вовремя спохватился.

- Знаешь что, Дин, давай кончим этот разговор. Получается сказка про белого бычка.

- Согласен, Ник, разберутся без нас.

- Но мы скажем свое слово, когда потребуется. Ведь мы договорились с тобой о дружбе?

- Да, да и незачем повторять. Мое слово твердо. Послушай, Ник! Твоими стараниями мой желудок превращен в вакуум. Когда у них это самое?..

- Скоро. Через полчаса. Имей в виду - за столом без лишних слов.

- Не привык, но постараюсь, - пообещал Дин.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх