4

Город остался позади. Машина выехала на широкое плато.

День был ясный - яркий августовский день с густым наливом летних красок, которые, однако, стали заметно выцветать. Деревья на обочинах дороги были темно-зелеными и немного поседевшими от пыли. Травы сохли, желтели, напоминая о приближающейся осени.

Киджи приоткрыл боковые стекла, и свежий ветер заметался в машине. Инга, подняв обнаженные руки, придерживала волосы и с грустной мечтательной улыбкой смотрела на открывающуюся перед ней даль.

- Простите, Инга Михайловна, вы не скажете, где мы встречались? Память на лица у меня неплохая, тем более…

- У памятника космонавту.

- Неужели! Но тогда понятно. Меня очень занимал Пат Руис.

- Я это заметила.

- Откровенно сказать, отчасти из-за него я поспешил сюда. Но он еще не появился. У меня есть, в связи с этим болидом, задание от редакции, и я в вашем распоряжении.

Инга не стала спрашивать, какая причина заставляет Киджи преследовать Руиса. Пусть сам скажет. Доверие обязывает. Она без просьбы высказала свое предположение насчет метеорита. Теперь его очередь.

Но Киджи молчал.

Они миновали кукурузные поля, мелкие участки пшеницы. Останавливаться здесь не имело смысла. Всюду работали крестьяне, каждый на своем клочке земли.

Машина свернула с шоссе и по песчаной дороге спустилась в пойму реки. Инга свернула карту. Киджи остановил машину и открыл дверцу - сразу же нахлынула жара.

Когда Карасаева производила расчеты, она мало думала о местности. Ей всегда было все равно - тайга это или пустыня. Выработалась привычка к огромным пространствам, они увлекали и таили неожиданности. Там действительно надо искать.

Здесь было совсем другое. Где тут искать? На участках пшеницы и кукурузы, среди огородов? Какой хозяин разрешит топтать хлеб и траву! Тут все расчищено и разделано до последнего клочка. Посевы застрахованы. Если бы упал метеорит, хозяин сразу бы заявил об этом, рассчитывая на страховое вознаграждение.

Оставалась надежда только на пойму реки. Тут было пустынно. Луга выкошены, отросла отава.

Они тихо поехали к реке. Берега и дно ее были сплошь усеяны камнями, крупными и мелкими, черными, белыми и серыми. Найди среди них небесный камень, если он упал! Вода неслась стремительно, перекатами, с грохотом и шумом, как и во всякой реке, берущей начало в горах.

Киджи повел машину берегом. Они увидели старика немца, в помятой черной шляпе, с мотком веревки на плече, и остановились. Старик смотрел то на лошадь, запряженную в длинную телегу с деревянными перильцами, то на небольшую скирду сена, как бы оценивая свои возможности одному управиться с делом. Это был хвост истории, протащившейся почти до конца двадцатого века.

Инга заговорила со стариком о событии, случившемся позавчера ночью.

Да, он видел падающую звезду. Она сверкнула молнией, и свет был такой, что несколько секунд горы были освещены сиянием - словно луна вдруг сорвалась с неба и полетела на землю. Звезда беззвучно ударилась о горы, покрытые тучами, и из них вылетел светлый круг, он много медленнее пролетел над городом и погас. Это плохая примета. Такой величины падающая звезда, породившая другой свет, предвещает смерть не одному человеку…

Не упало ли что на этих лугах? Нет-нет. Он вчера работал здесь, возил сено, ничего не заметил и не слышал никакого разговора. Молодые люди, несомненно, богаты, у них праздный интерес к этому. Он не разрешает ездить по лугу и мять траву, на то есть дорога.

Киджи повел машину дальше берегом реки, наткнулся на тропинку и повернул в сторону шоссе. Всюду была теснота - злаки, фермы, дороги, столбики, отграничивающие земельные участки, - а за всем этим были люди - и казалось, что незаметно упасть небесному телу просто некуда. Киджи сворачивал на еле заметные колеи, в которых еще не поднялась примятая трава, и они изъездили так всю пойму реки.

- Надо отдохнуть и подумать, что делать дальше, - сказал Киджи.

Он остановил машину на высоком берегу реки. Тут обдувало ветерком и было не так жарко.

Киджи вытащил из машины коврик и раскинул на траве. Потом достал лимонад, шипучий, как шампанское, и, откупорив, опустил в бутылки по кусочку шоколада. Шоколад стал медленно кружиться, вокруг него роем вспыхивали искры.

- Кроме расчетов мне говорит чувство: я не должна ошибиться. - Инга, подобрав платье, опустилась на колени.

- Как это ни странно, однако и у меня есть предчувствие, - сказал Киджи, подавая ей бутылку. - Пейте прямо из горлышка, не стесняйтесь. Сдается мне, что наш совместный путь лежит много дальше этой реки, но нас постигнет неудача, если мы не станем откровенны во всем. Я сказал, что примчался сюда вслед за Руисом, и должен кое-что объяснить. Вам не попадался журнал «Космос» с моей статьей?

- Нет. Там одна фантастика, впрочем я люблю ее.

- Мне нельзя фантазировать. Хотите почитать? Я взял этот журнал с собой на тот случай, если придется разговаривать с Патом Руисом.

Киджи пошел к машине, достал журнал с цветной обложкой, развернул его и подал Инге Михайловне. Она увидела заголовок «Это еще не все»… и стала читать.


«Мне было одиннадцать лет, когда умер мой отец, и я хорошо помню его худое лицо и ласковые гибкие пальцы. Отец работал у мистера Руиса, он был его личным радистом. Я знал, что Пат Руис был очень богат, он имел собственную радиостанцию, чтобы разговаривать со всеми заводами и фирмами, которые были у него в разных странах. Конечно, он без моего отца ничего не мог бы сделать - я так понимал, - потому что мой отец был главным на этой радиостанции.

Однажды отец сказал, что он может разговаривать даже с Луной. Это было тогда, когда сын Руиса - Дин Руис полетел на Луну и погиб там, об этом все знали. Мать сразу же оборвала отца:

- Довольно, Ген. Если хоть одно слово дойдет до мистера Руиса, он немедленно лишит тебя работы.

Отец засмеялся:

- Как же оно дойдет? Не через тебя ли? А Лео у нас умница, он будет молчать.

Мать рассердилась и ушла на кухню.

Умницей я не был. Но я понимал, что значит потерять отцу работу. Когда он получал деньги, то приходил домой веселый, и мать была довольна всем. Работу и деньги давал мистер Руис, - значит, он был добрый, хороший человек, наше счастье зависело от него. Но упоминание о Луне, с которой может разговаривать мой отец, вытеснило из моей головы эти зачатки экономических познаний.

Отец уходил на работу утром и возвращался к вечеру, потом он стал уходить вечером, и я не знал, когда он возвращался. Но я догадывался, что по ночам он разговаривает с Луной, потому что Луна появляется только ночью и тогда лучше разговаривать с ней, и однажды прямо сказал об этом за столом. Мать почему-то испугалась и выронила из рук тарелку, а отец рассмеялся, провел пальцем под моим носом и потом нажал на него, как на звонок.

- Тр-р-р! Мистера Киджи-младшего ждут тетрадки и учебник. Садись за уроки, малыш!

Я решил изменить тактику и все-таки выведать у отца секреты про Луну. Я не спал ночь, поджидая, когда он вернется с работы. Отец пришел на рассвете. Он не стал тревожить мать и открыл входную дверь своим ключом. Я вышел к нему и сказал, что не могу спать. Он поцеловал меня в лоб и повел к кровати.

- Расскажи сказку, - попросил я.

- Сказку? - Он сидел у моих ног. - Ты, Лео, уже не маленький.

- Я хочу знать про Луну. Что там есть и… про все.

Он пощекотал мне шею и сказал:

- Ты хитер, Лео. Но про Луну сказок нет.

- Раньше ты умел сам придумывать их, - капризничал я. - Расскажи.

- Ты настойчив, как корреспондент, - рассмеялся отец. - Боюсь, что, когда вырастешь, будешь корреспондентом. Ладно, сказку я тебе расскажу. А потом будешь спать.

- Хорошо.

- Слушай. Жил-был на свете очень богатый человек…

- Как мистер Руис?

- Да, как мистер Руис. Он имел заводы, корабли, всякие машины и миллионы долларов. Этого было мало. Ему хотелось, чтобы люди убивали друг друга. Для этого нужно оружие. И на его заводах делалось оружие, его покупали и платили дорого. И еще - когда люди, схватившись, дерутся, они забывают обо всем, что у них есть, кроме, может быть, своей жизни. В это время их легче ограбить, понимаешь?

- Это я понимаю, папа. У нас в школе подрались два мальчика. Они катались по полу, и у одного высыпались из кармана две монетки. Их кто-то подобрал. А они дрались из-за этих монет.

- Вот, вот! И еще задумал мистер Руис… Хм, как я сказал?

- Ты сказал, папа: «И еще задумал мистер Руис».

- Лео, я устал на работе у мистера Руиса, и неудивительно, что у меня путается в голове. Но сказку я закончу. Запомни - начатое дело надо всегда доводить до конца, в особенности, если ты дал слово. Так вот, задумал тот богатый человек присвоить себе Луну. Он хотел построить там дворцы и жить, когда на Земле начнется большая страшная война. Сначала он послал туда разведчика, чтобы он поставил на Луне столбик с надписью: «Луна принадлежит моему хозяину…» И подпись. Разведчик полетел на Луну в космическом корабле, и что же он увидел? Луна была занята людьми с другой планеты, они построили там себе прочный светлый дворец и занимались наукой.

Отец рассказывал долго, все про ученых - для меня это было неинтересно. Я заснул.

Когда я проснулся, отца не было. Я вспомнил его сказку и подумал, что это еще не все - отец вернется, и я попрошу рассказать сказку до конца.

Отца я больше не увидел. Утром его срочно вызвали на радиостанцию, он так и не ложился спать. Говорили, что его убило током. От мистера Руиса принесли конверт с деньгами и письмом, в котором было написано, что мой отец допустил какую-то оплошность на работе. Мать плакала и твердила «не верю». После похорон отца она сказала мне:

- Хоть бы ты, Лео, вырастал скорее…

Она хотела, чтобы я скорее стал работать, - так я подумал и ошибся тогда. Мистер Руис продолжал посылать нам деньги, так что мы особенно не нуждались, но я со временем все больше удивлялся: зачем он это делает, не хочет ли загладить свою вину?

Мать не дождалась увидеть меня большим и здоровым, она умерла. Перед смертью она сказала мне:

- Запомни, Лео, - отец твой погиб не случайно, он не мог допустить оплошности. То, что сказал мистер Руис, это еще не все… Вырастешь большой, заклинаю тебя: узнай, как это случилось…

С тех пор прошло много лет, но я до сих пор ничего не могу сказать в свое утешение: я не выполнил завещания матери. Я знаю одно: мой отец погиб вслед за катастрофой, случившейся с космическим кораблем Дина Руиса, а до этого была еще трагедия - Стебельков…

Я часто повторяю себе: факт - это еще не все. Я ищу связь фактов и их причины. И до самой смерти буду искать ответ на вопрос: как это случилось и почему погиб мой отец?

В последнее время я узнал… Но об этом расскажу позже».


Инга вернула журнал, подумав: «Да, наши пути, кажется, совпадают».

- Я уверен, что моего отца погубил Руис, - твердо сказал Киджи. - Статья содержит прямой намек на это, хотя и не доказывает его вину. Вы видите, Инга Михайловна, чем может это кончиться: либо я до конца разоблачу Руиса, либо прослыву человеком весьма легкомысленным, и Руис, если начнет против меня процесс за оскорбление в печати, выиграет его.

- Но в конце статьи содержится намек, что у вас есть дополнительные факты, - напомнила Инга.

- Я пока молчу об этом. Но вам - расскажу. В прошлом году я возвращался с Марса. Да, я там был и почти ничего не написал об этом. Все, что я видел, было описано раньше, но то, что я увидел… У меня пересохло горло. Ужасная жара! - он взял свою бутылку и отпил несколько глотков.

- Вы просто волнуетесь, - заметила Инга.

- Вероятно. Еще бы! Этого не придумаешь. Вот как было дело. Мы возвращались на Землю вдвоем - пилот и я. Полет длительный, скучный. Мы подменяли друг друга. Управление автоматическое, следи за приборами - и все. Впрочем, не так-то просто, как на словах.

Короче говоря, наступило время отдыхать пилоту, он уснул - здоровый русский парень, красивый такой, и во сне как младенец, мне просто жалко было будить его. А радар показывал, что впереди неблагополучно. Крупный метеорит! Приборы определили его траекторию: он летел параллельно нашему кораблю, но с меньшей скоростью. Это не грозило нам опасностью, и я решил не тревожить командира корабля.

Сначала я увидел эту штуку на переднем экране - темной точкой она ползла влево. Когда наш корабль стал нагонять ее, она показалась на боковом левом экране, хорошо видимая. Представьте себе, Инга Михайловна, большую сигару, которая, падая, лениво и беспорядочно кувыркается, и скажите, может ли быть такой формы метеор?

- Нет! - торопливо ответила Инга. - Скажите, Киджи, это была ракета, да?

- Что с вами, Инга Михайловна? - удивился Киджи. - Вы побледнели, это видно даже сквозь загар.

- Ответьте же, это была ракета?

- Да.

- Ну и что?.. Рассказывайте!

- Я пожалел, что не разбудил командира корабля. За одну минуту, пока она была близко, нужно было успеть сделать многое. Я щелкнул фотоаппаратом, потом сигналил ей, вызывал по радио - никакого ответа. Она перешла на задний экран, превратилась в точку и стала отклоняться. Она летела по орбите вокруг Солнца.

- Но ведь это же… - Инга не закончила мысль, и не потому, что она была сильно взволнована. - В ней, вероятно, находился человек!

- Это был «Сириус», Инга Михайловна. Корабль Дина Руиса.

- Вы уверены?

- Я сфотографировал его. Взгляните на снимок. - Киджи достал фотокарточку из внутреннего кармана своей спортивной куртки.

Инга хорошо помнила по фотографиям в старых газетах и журналах советский космический корабль, который не вернулся на Землю. Этот, на снимке Киджи, отличался от корабля Стебелькова формой, особенно в носовой части, и имел стабилизаторы в виде треугольников.

- Да, это «Сириус», - сказала Инга, возвращая фотографию.

- «Сириус» перед полетом Руиса был так разрекламирован, что найти на Земле его снимок было нетрудно. Я сличил фотографии. Это он!

- И вы ни слова не написали об этом!

- Нет. Не написал и пока не напишу, - сказал Киджи, отведя в сторону темные глаза, в которых мелькнул недобрый рыжий огонек.

- Вы - индивидуалист, - упрекнула Инга.

- Может быть. Но в этом деле я иначе поступить не могу. Я не хочу сыграть на руку Руису. Если бы я сказал о «Сириусе» хоть слово в печати или по радио, он использовал бы его в своих целях: мой сын - борец за прогресс, рискнул полететь на помощь русскому парню и стал вечным спутником Солнца! Не верю, не могу и имею на это моральное право. Я однажды поспешил опубликовать статью, - Киджи показал рукой на журнал «Космос», лежавший у ног, - теперь спешить не буду. Семнадцать лет «Сириус» летает по орбите вокруг Солнца, теперь уже ничто не поможет Дину Руису, об этом и думать нечего… Найти «Сириус» в космосе невозможно, вторая случайная встреча мало вероятна. Я подожду публиковать этот снимок. Прошло семнадцать лет, пусть пройдет еще семь или семнадцать дней - это теперь дела не меняет. Пожалуй, меня легкомысленным не назовешь, правда?

- Да, - сказала Инга и добавила, - но, может быть, немножко жестоким.

- Этого я не боюсь, это мою совесть не потревожит. И тогда, - Киджи снова показал на журнал, - я не мог поступить без оснований. Но скоро я доведу начатое дело до конца - это мой святой долг. Руис едет к Шкубину не лечиться, их связывает давняя дружба. Я должен узнать, зачем понадобилась столь неотложная встреча.

Киджи взял пустые бутылки и одну за другой швырнул их в реку, первая ударилась о камень и разбилась, вторая, подпрыгивая, понеслась в бурном течении. Инга смотрела вдоль реки. Много интересного узнала она от Киджи. Пожалуй, он скорее добьется своей цели: из космоса ему ждать нечего, земные загадки разгадывать легче…

- Кто-то, как и мы, не знал, что тут делать, и разжег костер, - медленно проговорила Инга.

- Костер? Не может быть!

- Куча золы. Это было вечером или ночью…

Киджи встал рядом с ней. Шагах в пятидесяти на берегу среди зеленого разлива травы виднелось большое серое пятно.

- Очень похоже на золу, но… Дело в том, Инга Михайловна, что вы опять забыли, где находитесь. Крестьянин - хозяйчик этого луга - не позволит никому разжигать тут костер и уничтожать траву.

Они пошли прямо по траве, не думая о том, что скажет им хозяин луга.

Это была зола. Но откуда она взялась? Трава под ней не обгорела - костер тут не разжигали. Осмотревшись вокруг, Инга заметила, что в некоторых местах трава была припудрена такой же золой или пылью. Тонкий серый слой тянулся полосой к реке, и разноцветные камни в этой полосе словно поседели. А рядом, на перекатах бурлила вода, омывая камни, и они были чистые, смеющиеся. И за речкой, на том берегу, они блестели, смоченные брызгами, - белые, черные, оранжевые, синие, всех красок и оттенков.

- Послушайте, Лео, - обратилась Инга к своему спутнику. - Я согласна, что здешний крестьянин не разрешит раскладывать костер на своем участке земли и уничтожать траву. Но будет ли он сам носить сюда из дома золу и рассыпать вдоль берега? Видите, часть ворохом лежит на траве, часть рассеяна по камням.

- И это невероятно, - сказал Киджи. - Но почему именно зола! Это просто пыль.

- Дождя в этих местах давно не было?

- Давно. Вы видели по дороге деревья - они серые от пыли. Здесь, вблизи гор, часто вспыхивают ветровые вихри, они поднимают столбы пыли.

- Вы меня разочаровываете, - сказала Инга с сожалением.

- Ученые утверждают, - усмехнулся Киджи, - что в каждом кубическом сантиметре воздуха содержится до тысячи пылинок, и человек вдыхает их за сутки до шести миллиардов. Это ужасно!

- Ученые утверждают также, - в тон ему сказала Инга, - что в образовании столь большого количества пыли повинны и сгорающие в воздухе метеориты. На землю каждые сутки падают десятки тонн метеорного вещества в виде отдельных метеоритов и космической пыли.

- Этого я никак не подозревал. Хотелось бы знать… Впрочем, лучше не заикаться, а то вы опять приведете какой-нибудь пример из истории.

- В таком случае, помогите мне собрать вот этой пыли по щепотке из разных мест, а я буду делать пакеты.

- С удовольствием, - сказал Киджи. Чувствовалось, что он разочарован. Еще бы! Он повидал в жизни многое, изъездил всю землю, недавно побывал на Луне и Марсе, видел в космосе «Сириус», а тут - пыль! Что она, даже метеорная, может доказать?






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх