Глава 6. МИРОВОЗЗРЕНИЕ И ПРАВИЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ ЗАЩИТЫ


ЗАЩИЩЁННОСТЬ, ЗАЩИТА И ТИПЫ МИРОВОЗЗРЕНИЯ

Жизнь представляет собой процесс непрерывного движения и столкновения людей. Наверное, с абстрактной точки зрения, непрерывное людское движение и столкновения действительно напоминают огромную бильярдную доску, где друг о друга бьются несколько бильярдных шаров. Каждый человеческий "бильярдный шар" имеет свою скорость движения, направление, цель и опыт предшествующих столкновений, ударов и конфликтов, что, конечно, оказывает огромное влияние на последующее его поведение.

Каждый человек имеет свой взгляд на жизнь, свое мировоззрение, и оно оказывает огромное влияние на степень защищённости. Берусь доказать и регулярно делаю это на своих консультациях, что неправильное мировоззрение порождает неверную тактику и стратегию жизненного поведения, что открывает человека для ударов и как бы снимает с него щит защищённости, выработанный за время правильной жизни. Можно в образной форме выразить несколько моделей жизни, которые люди имеют в своем сознании и которыми руководствуются, отражая удары людей и судьбы.

Одни воспринимают жизнь как ресторан, где им на столики приносят вкусные блюда и непрерывно развлекают их музыкой и приятной компанией. В жизни они, прежде всего, ищут удовольствия и, конечно, будут отстаивать свою позицию и право на удовольствия. Они защищены тем, что удовольствие универсально и пронизывает все проявления жизни. Оно привлекательно для всех, а потому люди нередко готовы платить за него по жизни. Люди не прощают друг другу многого, но право другого на удовольствие, как правило, не осуждают. Но люди, воспринимающие жизнь как ресторан, очень уязвимы, когда им не хватает удовольствий и, тем более, когда у них эту игрушку отнимают. К тому же привычка к потреблению удовольствий существенно размягчает волю, потому едва ли можно по-настоящему научиться быть сильным и защищённым, имея "ресторанное" мировоззрение.

Для другой категории людей жизнь - это театр. Это несостоявшиеся актеры, а также люди, для которых важнее всего энергия человеческого внимания по отношению к ним, пусть скандального характера, лишь бы о них говорили. Если эта энергия есть, то такие люди готовы на многое. Когда они получают эту энергию в некотором избытке, они чувствуют себя счастливыми и сильными и легко парируют насмешки и удары. Но если их оставили в одиночестве, то люди данного типа чувствуют упадок сил, неуверенность в себе, свою ненужность и беззащитность.

Третий тип людей, очень распространенный в наши дни, воспринимает жизнь как рынок, как чистоган и место, где в прямом и в переносном смысле совершаются сделки: ты мне - я тебе! Они во всех жизненных ситуациях ищут выгоду, приписывают корыстные мотивы другим, и сами исповедуют коммерческую философию. Они очень сильны, когда успешны либо в завоевании этой выгоды, либо в удержании ее. Однако стоит наступить неудаче, когда они убеждаются, что заполучить выгоду невозможно или она безвозвратно уплывает от них, и они сразу же становятся значительно слабее и уязвимее, нежели обычно. Потому выгода - это с одной стороны, сильное оружие, которым пользуется большинство людей, но с другой стороны, весьма ненадежное средство, потому что оно в любой момент может начать работать против самого человека. Не следует думать, что эти психологические "рыночники" в рыночную эпоху всегда защищены - напротив, тот, кто чаще играет на бирже, чаще и разоряется.

Люди четвертого типа смотрят на жизнь как на боксерский ринг, на котором они устраивают спарринги с противником, используя для этого любую жизненную ситуацию и любых партнеров по общению, встретившихся на пути. Это психологические драчуны, настолько отточившие свое мастерство в конфликтах и драках, что вполне заслуживают звания "профессионалов" (впрочем, встречаются и боксеры-любители). Любое сопротивление, оказанное им со стороны людей, звучит для них как призывный гонг начать драку, чем они с удовольствием пользуются. Они сильны, когда их противник слаб и, не умея дать сдачи, обращается в бегство. Но в случаях, когда они неожиданно для себя встречают более искушенного драчуна, они обычно сами бегут с поля боя, хотя бывают и такие мазохисты, которые конфликтуют до полного психологического избиения. Драчуны защищены своей агрессивной, наступательной силой, заставляющей многих людей заранее обходить их стороной по принципу "лучше с таким не связываться". Однако они значительно более уязвимы, нежели обычные люди, потому что рискуют ввязаться в конфликт с более сильным противником. Их установка: "главное - ввязаться в драку, а там посмотрим". Подобный настрой приводит их к постоянным энергетическим потерям, поскольку они, в силу специфической организации собственной ауры, немедленно выбрасывают наружу в агрессивной форме малейший запас свободной энергии, которая у них появляется.

Пятая группа людей воспринимает жизнь как некую курилку, где можно постоянно находиться и бездельничать. Любая ситуация для них - повод не столько что-то сделать, сколько поговорить. Это качество во многом присуще российскому человеку. По мнению известного российского философа Александра Зиновьева, для русского человека разговоры на кухне и обсуждение дела и есть "само дело". Люди, склонные к разговорам, защищены и сильны, если они втягивают в свое любимое занятие менее бойких на язык людей. Но они быстро стушевываются либо перед более находчивыми в речах, либо перед теми, кто силен и способен идти напролом, независимо от слов, произносимых противником. Мировоззрение и мироощущение тех, кто привык сводить жизнь в целом и процесс борьбы в частности к обмену словами, делает их беззащитными как перед грубой, так и перед тонкой реальностью удара, если он обрушивается на них неожиданно. Щель, через которую энергия подобного удара проникает в их ауру, находится в пространстве между словами.

Для шестой группы людей жизнь это некое поле или грядка (в зависимости от уровня притязаний), которую нужно засеять, обработать и собрать урожай. Это люди напряженного земного труда, иногда настолько земного, что у них не остается свободной энергии на то, чтобы оторваться от земли и от своих проблем и посмотреть на небо, оглядеться по сторонам, увидеть мир не как объект для приложения воли, а как предмет для созерцания, существующий сам по себе. Трудовое мировоззрение и мироощущение - великая вещь. Оно дает защиту, устойчивую силу и чувство уверенности, оправдывающее пребывание человека на планете, причем эта защищённость тем сильнее, чем менее данный труженик привязан к плодам своего труда. Главная проблема трудового мировоззрения - наличие такой привязанности, делающей человека беззащитным перед тем, кто может отнять его честно нажитую собственность.

Удары, пронзающие ауру труженика, вклиниваются в прорехи, порожденные излишней зависимостью от результатов труда, экспроприация которых, безразлично, делается ли это людьми или судьбой, способна привести человека к катастрофе. Индийская мудрость расценивает труд как главную обязанность человека на земле, но предупреждает, что труд должен быть бескорыстным, только тогда человек становится неуязвимым для любых ударов судьбы.

И, наконец, седьмая категория людей воспринимает жизнь примерно так, как делают это альпинисты, для них жизнь это восхождение на горную вершину. Их не интересует суета и погоня за выгодой на равнине. Они нацелены на иной, горный мир и потому объединяются в группы с людьми того же психотипа, которые стремятся отойти от суетливого равнинного рыскания. Но значительную часть пути им все равно приходится идти по равнине, поскольку сразу дойти до горной страны очень трудно, да и к тому же требуется одобрение со стороны более опытных альпинистов-наставников. Справиться с ударами, которые наносит этим людям современный мир, не любящий тех, кто обладает психологией "не от мира сего", всерьез помогает сила устремленности к горным вершинам. Это духовные искатели, странники, мистики, люди, обладающие религиозно-созерцательным складом личности независимо от принадлежности к той или иной конфессии. Уязвимость людей данного типа в том, что они обычно невнимательны к земной жизни и чаще всего слишком сильно отличаются от обычных людей, любящих удовольствия или выгоду. Потому они привлекают к себе агрессию. В качестве расплаты за свои слишком бросающиеся в глаза отличия от остальной части человечества они получают и земные удары, и духовные удары в виде нападений и соблазнов со стороны темных сил, стремящихся не пустить их в горную страну духа. Главный щит этих людей выковывается соединением земной и духовной защищённости.

Приведенная классификация людей по их мировоззрению очень условна. Можно добавить сюда еще несколько типов людей. Можно, напротив, свести их к еще меньшему числу, как сделал, например, Платон, разделявший людей на тех, кто любит наслаждения и потому прожигает жизнь, кто ищет выгоду и потому торгует, и кто стремится к истине и потому занимается созерцанием. Главное заключается в том, чтобы определить, какое мировоззрение несет в себе наибольшую защищающую силу.

С моей точки зрения, наиболее правильным и мудрым мировоззрением защищённого человека будет подход, соединяющий в себе земной труд и духовное восхождение, - человек, являющийся одновременно хорошим пахарем и альпинистом. Это не означает, что нужно полностью отрицать лучшие и наиболее здоровые моменты других мировоззрений. Человек труда и духовности вполне может себе позволить изредка посетить ресторан, тем более, побывать в театре и даже самому иногда принять участие в представлении, или во время посещения рынка попытаться сбить цену, предлагаемую слишком корыстным торговцем. В случае необходимости он может и выйти на ринг, то есть вступить в конфликт либо за собственное достоинство, либо за другого человека, а иногда и расслабиться в хорошей беседе. Тем не менее, главные черты правильного мировоззрения, которое наилучшим способом защищает человека, составляет принятие земного и духовного труда как высших ценностей жизни.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх