Загрузка...



XV

И решил я идти в Иерусалим на праздник, и с учениками своими отправились мы в Иудею. И пошел я к городу Наин. За мной и учениками шло много народа.

И когда мы входили в город, встретили мать с сыном, которого несли пьяным, и который был мертв духом, ибо каждый день пил вино через меру. И плакала мать его, которая была вдова, а теперь теряла и единственного сына.

И подойдя, я прикоснулся к одру, остановив несших его. Я дал ему исцеление, и вино выветрилось из него. Я сказал ему слова истинного отца моего, и юноша встал, и начал говорить разумно.

Люди же говорили, что великий пророк восстал меж ними, особенно после того, как я с учениками исцелял больных душевно и телесно, и открывал глаза на жизнь слепцам в Наине. И весть обо мне разнеслась по всей округе.

После сего пришел я с учениками своими в землю иудейскую, и там жил с ними и крестил. А Иоанн также крестил в Еноне, близ Салима, потому что там было много воды, и приходили туда и крестились. Тогда у Иоанновых учеников произошел спор с иудеями об очищении. И пришли иудеи к Иоанну и сказали ему:

– Равви! Тот человек, который был с тобою при Иордане и о котором ты рассказывал, вот он крестит, и все идут к нему.

Иоанн сказал в ответ:

– Не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему духом его. Вы сами мне свидетели в том, что я сказал: "Не я Христос, но я явлен пред ним". Имеющий невесту есть жених, а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха. Сия-то радость моя исполнилась. Не разумеете? Христос есть жених, который имеет в себе духа святого. Я же – друг жениха, который радуется. Ему должно расти, а мне – умаляться и уступать ему место. Я только лишь даю очищение от грехов и зову к покаянию, он же – дает истину и царствие духовное людям.

Иоанн же, который знал меня давно, услышав о делах моих, прислал своих учеников, дабы спросить, сумел ли я познать истину и отца своего небесного.

И сказал я им в ответ:

– Пойдите, скажите Иоанну, что вы видели и слышали: слепые прозревают и начинают разуметь, хромые и слабые на пути познания крепнут и ходят, прокаженные грехами очищаются, глухие к слову истины слышат, мертвые духом воскресают, нищие духом благовествуют.

И отослал я учеников Иоанна, а людям сказал:

– Что ходили вы смотреть в пустыню? Пророка ли? Да, говорю вам, и больше пророка. Ибо он есть тот, кто крещением и очищением пролагает в духе дорогу к познанию отца своего. И потому из рожденных женами нет ни одного пророка больше Иоанна Крестителя. Но скажу я вам: меньший в царствии духовном отца своего больше Иоанна. Ибо он – лишь предтеча, пророк из пророков. Вы же, кто узрел отца своего духа – боги.

И весь народ, слушавший меня, и мытари воздали славу отцу своему, крестившись крещением Иоанновым, а фарисеи и законники отвергли волю своего отца к их очищению, не крестившись от Иоанна.

И сказал я тогда народу, показывая на фарисеев:

– Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали. Ибо нет в них истины, глубины, одно лишь внешнее. И вот пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет, и говорите вы, что в нем бес. Пришел я – ем и пью вино, и вы говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам. Вы заблудились. Но мудрость вы узнаете по плодам ее.

И тогда один фарисей просил меня вкусить пищи с ним и пригласил в свой дом. И одна грешница, блудница, терзаемая раскаянием, узнала, что я в том доме, и пришла. И плакала она, умывая слезами ноги мои, ибо знала, что только у меня найдет слова утешения.

Фарисей же, увидев ее, отвернулся в отвращении. Я ему сказал:

– Симон, я имею нечто сказать тебе. У одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его?

– Думаю, тот, которому более простил, – ответил Симон.

И сказал я ему:

– Правильно ты рассудил. Видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды мне на ноги не дал, а она слезами облила мне ноги и волосами головы своей отерла. Потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит. Ибо чем больше грехи, тем больше раскаяние. И чем больше грехов прощается раскаявшемуся людьми, тем более ценно прощение.

И сказал я женщине, что прощаются ее грехи, и что раскаяние спасло ее.

В одной из синагог учил я в субботу. Там была женщина, восемнадцать лет немощная духом: она была скорчена жизнью и не могла выпрямиться и идти с поднятой головой.

Я, увидев ее, подозвал и дал ей слова утешения и истины, а потом сказал:

– Женщина! Ты освобождаешься от недуга твоего душевного.

И тотчас воспрянула она и начала славить жизнь. При этом начальник синагоги, негодуя, что я исцелил в субботу, сказал народу:

– Есть шесть дней, в которые должно делать, в те и приходите исцеляться, а не в день субботний.

И сказал я ему в ответ:

– Лицемер! Не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить? Так почему человека, который больший любого вола, нельзя поить живительной для души водой в субботу? Далеки вы, священники, от отца своего небесного. Ибо для вас важнее не живая суть истины, а соблюдение писаных законов, которые мертвы. Чему подобно царство вашего отца, бога в духе? Оно подобно зерну горчичному, которое, взяв, человек посадил в духе своем, и выросло оно, и стало большим деревом, и истины укрывались в ветвях его. Еще оно подобно закваске, которую, взяв, женщина положила в три меры муки, доколе не вскисло все. Ибо царство вашего бога в духе вашем рождается с малого, которое разрастается быстро и пышно. Но, чтобы царство наступило, надобно прежде посеять в своем духе то малое.

Когда я с учениками пришел в Иерусалим, в субботу, то исцелял людей духом истины, и прозревали они, и укреплялись. И стали священники гнать меня и хотели побить меня за то, что я делал такие дела в субботу.

Я же говорил им:

– Отец мой делает со мной, и я делаю с людьми.

И еще более рассердились священники за то, что я не только нарушал субботу, но и отцом своим называл бога, делая себя равным богу.

На это я ответил:

– Истинно говорю вам: сын ничего не может творить сам от себя, если не увидит в духе своем отца своего творящего. Ибо, что творит дух, то и человек, сын своего духа творит также. Ибо отец любит сына и показывает ему все, что творит сам. И покажет ему дела больше сих, так что вы удивитесь. Ибо, как отец воскрешает мертвых духом и оживляет, так и сын оживляет, кого хочет. Как меня воскресил мой отец и дал мне прозрение и второе рождение, так и я могу воскресить. Истинно говорю вам: слушающий слово истины и познавший отца – имеет жизнь души вечную, и суд над собой в душе не наступает, и переходит тот от смерти душевной в настоящую жизнь. Наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас отца, живого бога в человеке и, услышав, оживут душой и станут Человеками. Ибо, как отец имеет жизнь в самом себе, так и сыну дал иметь жизнь в самом себе. Вы же мертвы, ибо не пришли вы к отцу своему истинному в духе, и не спочил на вас дух истины, и не дано вам иметь жизнь в самих себе. Не дивитесь сему, ибо наступает время, в которое все живые мертвецы, находящиеся в гробах своей темноты, услышат голос своего внутреннего бога. И уйдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение собственного осуждения. Пославший меня отец, дух мой чистый, сам засвидетельствовал обо мне. А вы ни гласа его никогда не слышали, ни лица его не видели, и не имеете слова его, пребывающего в вас, потому что вы не веруете тому, кто говорит не от себя, но от духа, кто есть духовный. Я пришел во имя духа моего, и вы не принимаете меня, а если иной придет во имя свое, его примете. Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от единого для всех отца в духе, не ищете? Не думайте, что я буду обвинять вас перед духом: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете. Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и слову истинному, потому что он писал о нем. Если же его писаниям не верите, как поверите моим словам?

За эти священники еще более рассердились и искали меня убить. Я же, выйдя из Иерусалима, говорил своим ученикам:

– Горе им, ибо надеются они не на отца, создателя их духа, но на рукотворное здание храма, так как бы оно действительно было домом божьим. Ибо они, почти как язычники, поклоняются ему. Храм же – есть обитель отца – это ваш дух. В их храме живет не отец, но идолослужение. Они молятся, обращая глаза к небу земному, но там нет отца. Отец на небесах духа, в его вершинах, а не на тех небесах, где птицы. Вас же прошу: будьте сами для себя хорошими законодателями, сами пребудьте для себя верными советниками, удалите от себя всякое лицемерие. Отец же, владыка всего вашего внутреннего мира, даст вам премудрость, познание и смысл.

Когда же я с учениками был еще в Иудее, Иоанн обличал Ирода Агриппу четвертовластника, правителя Галилеи, за его связь с Иродиадой, своей племянницей и женой брата его Филиппа, и за все, что сделал Ирод худого. Иоанн говорил Ироду: "Не должно тебе иметь жену брата твоего". Ибо во время одного путешествия в Рим Ирод заехал к своему сводному брату. Возжелав жену брата, Иродиаду, дочь другого брата и свою племянницу, он захотел жениться на ней. Иродиада же, захотев стать женою царя, согласилась и условились они тайно, что войдет она в его дом, а Ирод прогонит свою жену Арету, дочь царя аравийского. Из-за того отец Ареты вел войну с Иродом, и реки крови людской залили землю Израиля, и все войско Ирода было уничтожено.

Так обличал Ирода Иоанн, и за такие речи Ирод приказал заточить Иоанна в темницу. Иродиада же, злобясь на него, желала убить его, но не могла. Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что его почитали за пророка, и что он муж праведный и святой, и берег его, многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его.

И вот настал удобный день, когда Ирод, по случаю дня рождения своего, делал пир вельможам своим, тысяченачальникам и старейшинам Галилейским. Дочь Иродиады вошла, плясала и угодила Ироду и возлежавшим с ним. Тогда царь сказал девице: "Проси у меня, чего хочешь, и дам тебе". И клялся ей: "Чего ни попросишь у меня, дам тебе, даже до половины моего царства".

Она вышла и спросила у матери своей: "Чего просить"? Та отвечала: "Головы Иоанна Крестителя". Ибо не знала она покоя, пока жив был человек, обличавший ее.

И тотчас дочь Иродиады пошла с поспешностью к царю и просила, говоря: "Хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя".

Царь опечалился, но ради клятвы и возлежавших с ним не захотел отказать ей. И тотчас, послав оруженосца, царь повелел принести голову Иоанна. Он пошел, отсек ему голову в темнице, и принес голову его на блюде, и отдал ее девице, а девица отдала ее матери своей. Ученики его, услышав, пришли и взяли тело его, и положили его во гробе.

Когда же Ирод услышал обо мне, ибо имя мое стало гласно, говорил: "Это Иоанн Креститель воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им". Другие говорили: "Это Илия"; а иные говорили: "Это пророк, или как один из пророков".








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх