Загрузка...



XVIII

И когда я закончил, вышел я со своими учениками в Назарет в дом матери своей. По пути мы останавливались в городах и селениях, где я учил народ словом истинным.

В один день по дороге когда мы остановились передохнуть под смоковницей, подошел ко мне смущенный Иоанн, брат Иакова, сын Зеведея, и сказал мне тихо:

– Учитель, ко мне, будучи в храме, подошел фарисей Ариман, и говорил мне чудные слова. Он сказал мне: "Обманом этот назарянин ввел вас в заблуждение, и наполнил ваши уши ложью, и запер ваши сердца, и повернул вас от предания ваших отцов". Когда я, услышал это, я пошел к тебе. Учитель, я очень опечален сердцем и вопрошаю себя: "Почему избран спаситель? И почему он послан в мир отцом своим? И кто его отец, который послал его? И каков ты"?

И обнял я его и сказал:

– Иоанн, почему ты сомневаешься и почему страшишься? Не будь малодушным. Мой дух тот, кто с вами. Мой дух – есть дух отца моего, и я есть дух истинный и сын отца. Я пришел наставить тебя в том, что есть, что было и что должно произойти, дабы ты мог узнать вещи, которые не открыты, и вещи, которые открыты, и научить тебя о совершенном Человеке. Теперь же, подыми лицо свое, иди и слушай, чтобы ты узнал те вещи, о которых я скажу сегодня, и мог передать это своим сотоварищам по духу, тем, кто из рода совершенного Человека.

Тогда Иоанн сказал мне:

– Учитель, скажи, дабы я мог постигнуть это.

И я сказал:

– Единое ядро в тебе – единовластие, над которым нет ничего. Это отец, дающий дух незримый. Он нерушимый, в свете чистом, тот, которого никакой глаз не может узреть. Не подобает думать о нем, как о богах или чем-то подобном. Ибо он больше бога, ведь нет никого выше него, нет никого, кто был бы господином над ним. Он сам есть господин над духом твоим. Он не есть в каком бы то ни было подчинении, ибо все существует в нем. Потому что он не нуждается в чем бы то ни было, ведь он полностью совершенен. У него нет в чем бы то ни было недостатка, нет того, чем бы он мог быть пополнен. Но все время он полностью совершенен в свете. Он безграничен, ибо нет никого перед ним, чтобы ограничить его. Он непостижим, ибо нет никого перед ним, кто мог бы постичь его. Он неизмерим, ибо нет никого перед ним, чтобы измерить его. Он невидим, ибо никто не видит его. Он вечен, он существует вечно в людях, пока они живут. Он невыразим, ибо никто не может охватить его, чтобы выразить его. Он неназываем, ибо нет никого перед ним, чтобы назвать его. Это свет неизмеримый, чистый, святой, ясный. Он невыразим не в совершенстве, не в блаженстве, не в божественности, но много избраннее. Он не большой, не малый. Нет возможности сказать, каково его количество, ибо никто не может постичь его. Он – дает жизнь, знание, добро, милость и спасение.

И спросил Иоанн:

– Учитель, разве даже ты не можешь ни постичь его, ни увидеть, ни назвать?

Я же ответил Иоанну:

– Никому не дано познать отца напрямую, кроме как через сына его – дух истины, который он дарует. Как я говорю "по плодам их узнаете их", так и отца вашего вы познаете по плодам его в вашем духе. Иногда вы дивитесь и говорите себе: "Как хорошо, что я сделал так". Или: "Как хорошо, что я сделал так". При сем не разумеете вы, что отец ваш неосознаваемый в духе вашем направлял вас, ибо лучше вас самих он знает, как вам поступать, и что делать. Мой же дух – есть дух истины, и он есть плод отца моего, ибо я в нем, а он – во мне.

И спросил Иоанн:

– Смогу ли я познать отца по проявлениям его в духе?

И ответил я:

– Если дано тебе свыше, от отца, то познаешь его. Отец у каждого человека свой, и у всех он один. Ибо как люди одинаковы, имея две руки, и две ноги, и нос, и два уха, так одинаковы они и своим отцом предвечным. Но скажу тебе: то, что есть у отца, принадлежит сыну, но сыну, пока он мал, не доверяют того, что принадлежит ему. Когда он становится Человеком, его отец дает ему все то, что принадлежит ему.

Поговорив с Иоанном, я со своими учениками пошел дальше. И вышли мы к Назарету. Когда наступила суббота, я вошел, по обыкновению своему, в синагогу и встал читать. Мне подали книгу пророка Исаии. И я, раскрыв книгу, нашел место, где было написано: "Дух Господень на мне, ибо он помазал меня благовествовать нищим, и послал меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу". И, закрыв книгу и отдав служителю, я сел. И глаза всех в синагоге были устремлены на меня. И сказал я им:

– Ныне исполнилось писание сие, слышанное вами.

И все возмутились моим словам, а я начал учить в синагоге, и многие слышавшие с изумлением говорили:

– Откуда у него это? Какая премудрость может быть дана ему, и какие слова он может нам сказать? Не плотник ли он, который делал нам ярма, сын плотника Иосифа и Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли, между нами, его сестры?

И не желали внимать они словам моим. Я же сказал им:

– Конечно, вы скажете мне присловие: "Врач! Исцели самого себя, сделай и здесь, в твоем отечестве, то, что, мы слышали, было в Капернауме". Истинно говорю вам: никакой пророк не принимается в своем отечестве, ни у родственников своих, ни в доме своем. Не лечит врач тех, которые знают его. Поистине говорю вам: много вдов было в Израиле в дни Илии, когда дождя не было три года и шесть месяцев, так что сделался большой голод по всей земле. И ни к одной из них не был послан Илия, а только ко вдове в Сарепту Сидонскую, которая разделила последнюю еду между Илией и сыном своим немощным духом, и исцелил Илия дух сына вдовы. Вы же отказываете мне в малом, и не получите исцеления. Много также было прокаженных грехами в Израиле при пророке Елисее, и ни один из них не очистился, кроме Неемана Сириянина. Ибо он послушал пророка в малом, и дано было ему великое очищение от грехов. Вы же не слушаете меня и в малом, а потому не дано вам будет очищение и познание.

Услышав это, все в синагоге исполнились ярости и, встав, схватили меня и вывели вон из города и повели на вершину горы, на которой город их был построен, чтобы свергнуть меня со скалы в пропасть. Я же, сумев вырваться из рук их, убежал.

Когда же встретился я с учениками своими, разъяснил я им свои слова о том, что никакой пророк не принимается в своем отечестве, ни у родственников своих, ни в доме своем.

– Никто не может уверовать, что человек, которого знали они с детства, может постичь то, чего им не дано. Ни соседи, ни родственники, ни мать, ни отец, ни братья, ни сестры. Ибо слепы они и видят перед собой лишь то, что помнят.

И продолжал:

– Когда я родился от Матери Земной и второй раз непорочным зачатием от духа истинного, я встал посреди мира. Я нашел всех их пьяными, я не нашел никого из них жаждущим, и душа моя опечалилась за детей человеческих. Ибо они слепы в сердце своем, и они не видят, что они приходят в мир пустыми. Они ищут снова уйти из мира пустыми. Но теперь они пьяны. Когда они отвергнут свое вино, тогда они покаются. Дети! Когда вы рождаете в себе то, что вы имеете от начала, то спасет вас.

И спросили ученики:

– Скажешь ли ты, что священники не исполняют буквы Закона? Знаем мы, что они обрезаются, и не едят свиней, ни ястребов, ни ворона, никакой рыбы, не имеющей на себе чешуи, как завещал нам Моисей.

И я отвечал:

– Не соблюдают они Закона, ибо не разумеют его. Ибо отец Моисея заповедал ему обрезание не телесное. Сказано у пророка: "обрежьте грубость сердца вашего, и выи вашей не ожесточайте". И еще: "вот говорит Господь: все народы не обрезаны и имеют крайнюю плоть, а этот народ не обрезан в сердце". Почему Моисей сказал: "Не едите свиньи, ни орла, ни ястреба, ни ворона, и никакой рыбы, которая не имеет на себе чешуи"? Моисей говорил сие в духовном смысле. Так говоря о свинье, он как бы так сказал: "Не становитесь людьми, которые подобны свиньям. Ибо они, живя в удовольствиях, забывают своего отца, а, терпя недостатки, взывают к нему. Так и свинья, когда ест, не знает своего хозяина, а когда терпит голод, кричит. Получив же корм, опять умолкает. "Не ешь, ни орла, ни ястреба, ни коршуна, ни ворона" означает не становиться людьми, которые не умеют доставлять себе пищу трудом и потом, но беззаконно похищают чужое, и ходя, по видимому, с простотою, строят козни другим. Так и те птицы, сидя в бездействии, изыскивают случай пожрать чужую плоть, и своим лукавством причиняют гибель. "Не ешь ни вьюна, ни полипа, ни каракатицы" означает: не уподобляйся и не прилепляйся к таким людям, которые навсегда преданы нечестию, и осуждены на смерть духа, так как и те рыбы, одни из всех проклятые, которые ходят только в глубине, и не всплывают подобно прочим, но живут в земле под бездною. "И зайца не ешь". В каком смысле? Не будь срамником, и не уподобляйся таковым. Ибо в теле зайца ежегодно бывает перемена, противная естеству всех прочих животных, и он меняет цвет. Так и вы не становитесь людьми, ежегодно меняющим цвет свой. Итак, Моисей, говоря о яствах, изрек три заповеди духовного смысла: иудеи же, не разумея духовного, приняли их, как будто говорилось о яствах обыкновенных. Но Давид понимал таинственный смысл заповедей, и подобным образом говорил: "Блажен муж, который не пошел на совет нечестивых, как те рыбы ходят во мраке бездны, и не стал на пути грешных так как те, которые боятся, по-видимому, наказания, но грешат подобно свинье, и не сел на седалище губителей, так как птицы сидят, подстерегая добычу". Теперь вы вполне имеете ведение о тех заповедях. Но Моисей также сказал: "Ешьте все, имеющее раздвоенные копыта и отрыгивающее жвачку". Кто разумеется под скотом отрыгивающим жвачку? Тот, кто получая пищу духовную, знает своего отца – питателя, и насытившись радуется о нем. Будьте с такими людьми, которые, получив из духа своего слово истинное, пережевывает его. А на что указывают раздвоенные копыта? На то, что я вам говорил: не сможет тот познать царствия отца, не родившись сперва от Матери Земной, и во второй раз от духа истины. Но как могут иудеи это понимать или разуметь? А мы правильно понимаем заповеди, ибо обрезаны уши наши от глухоты и сердца наши от огрубения и непонимания для того, чтобы мы разумели это.

И спросили меня ученики:

– Что означает: создал по своему образу и подобию?

И я ответил:

– Совершенство отца и его сына – Человека.

И спросили меня ученики:

– Что случилось с Адамом и Евой в дни их пребывания в раю?

И сказал я им:

– Первые люди были подобны детям. В них был лишь отец, но не было разума, рассудка. Они жили лишь отцом, но не способны были познавать. И были раю душевном, счастливы в своем неведении, ибо познание – есть страдание, которое лишь потом дает счастье. И тогда, когда у первых людей появился разум, они были изгнаны из рая, и души их опечалились, и счастье покинуло их. Женщина пробудила разум у мужчины и дала ему познание мира.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх