Загрузка...



XIX

И вышел я с учениками в Галилею, и когда мы проходили через нее, я не хотел, чтобы кто-то меня узнал. Ибо я говорил ученикам, что буду предан в руки фарисеев и меня убьют. Но через время я воскресну в их духе. Они не понимали сих слов, которые значили, что воскреснет учение, и слово, и истина моя в их духе, но спросить боялись. Я же говорил им:

– Те, кто говорит, что умрут сначала и воскреснут – заблуждаются. Если не получают воскресения, будучи еще живыми, то, когда умирают, не получают ничего. Ибо ни плоть, ни кровь не могут наследовать духовное царствие отца. Надо воскреснуть в этой плоти, ибо все в ней. Также подобным образом говорят о крещении: говорят, что велико крещение, ибо, если принимают очищение, будут живыми.

Но когда я шел по Галилее, меня узнавали и хорошо принимали там, ибо многие слышали мои слове в Иерусалиме, когда приходили на праздник и я был там.

И говорил я людям такие слова:

– Очищение души состоит в том, чтобы обновила она свое первоначальное естество и снова обратилась к себе самой. Это – ее крещение. Тогда начнет она напрягаться, как роженицы в момент рождения ребенка корчатся в потугах. Но поскольку душа – она женщина, она одна не может родить ребенка. Поэтому послал ей ее отец мужа, духа святого истины, который и брат ее первородный. Спустился тогда жених из высот духа к невесте. Оставила она свой прежний блуд, очистилась от осквернений любовников и обновилась для брака. Очистила она себя в брачном чертоге, наполнила его благовониями и села внутри него, высматривая жениха истинного. Так я говорю вам: пока душа ваша не оставит блуд с земными страстями, пока не соединится она с духом истины, не увидите спасения ее вовек. Кто не возненавидит свою душу, не сможет следовать за мной. Но когда вы обратитесь и станете воздыхать, тогда вы спасетесь и поймете, где были в дни, когда надеялись на суетное.

И пришел я опять в Кану Галилейскую, где некогда рассказывал притчу о превращении воды в вино. Отдохнув, отправился я с учениками в Капернаум. Дорогой я слышал, что они рассуждали между собой, кто из них больше, и кто дольше ходит в моих учениках, и кому принадлежит первое место. И более других неприязнью друг к другу пылали Петр, Фома, Иуда Искариот, и другие, которые все время, покуда были со мною, обвиняли друг друга в лицемерии и непонимании моей науки. Петра упрекали, что тот есть и пьет с язычниками и сторонится братьев своих, иудеев. Петр же отвечал, что другие ученики в своих проповедях говорят нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели, извращают, как и прочие Писания. Посему между учениками возникала рознь.

Когда же пришли мы в Капернаум, я спросил учеников своих:

– О чем дорогою вы рассуждали между собою?

Они молчали. И, сев, я призвал их и сказал им:

– Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою.

И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им:

– Кто станет в духе одним из таких детей во имя совершенства, тот принимает истинное учение, а кто его примет, тот не его принимает, но чистый дух в себя.

При сем Иоанн сказал:

– Учитель! Мы видели человека, который именем истины изгоняет недуги духа, а не ходит за нами, и запретили ему, потому что не ходит за нами.

Я сказал:

– Не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем истины, не может вскоре злословить ее. Ибо кто не против вас, тот за вас, и есть ваш малый брат. Кто не против правды, тот за нее. И кто напоит вас чашею воды во имя истины, потому что вы Христовы, спасающие людские души из огня, истинно говорю вам, не потеряет награды своей, и есть ваш брат. А кто отвратит одного из малых братьев своих, тому лучше было бы, если бы повесили ему камень на шею и бросили его в море. Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих, истину исповедующих, ибо говорю вам, что разум их всегда видит лицо отца своего небесного, которое есть суть истина. Ибо Человек, коим есть я и вы, пришел взыскать и спасти погибшее в душах людских. Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? И если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся. Так, нет воли отца вашего духовного, чтобы погиб один из малых сих, лишь воля злого вашего начала может быть. Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним, и если послушает тебя, то нашел снова ты брата твоего. Если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово. Если же не послушает их, скажи ближнему кругу своему, а если и его не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь. Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от отца духовного, ибо, где двое или трое собраны во имя истины, там сила духа посреди них.

Тогда Петр приступил ко мне и сказал:

– Учитель! Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? До семи ли раз?

Я сказал ему:

– Не говорю тебе до семи раз, но до семи по семидесяти раз. Потому что царство духовное в вас подобно царю, который захотел рассчитаться с рабами своими. Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов, а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: "Государь! Потерпи, и все тебе заплачу". Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его, и долг простил ему. Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря, "отдай мне, что должен". Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: "Потерпи, и все отдам тебе". Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: "Злой раб! Весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня. Не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя"? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Разумеете, о чем я? Ваш отец духовный, вы прощаете себе все, что ни сотворили, и все грехи. Как же не можете простить прегрешения брату своему? Но когда перестанете прощать другим, не будет и вам прощения в вашем духе, случись вам согрешить. И будет душа ваша гореть огнем, и червь будет точить ее до скончания дней. Когда же будете прощать брату своему, простится и вам, и царствие счастья и свободы пребудет в вас.

И я продолжал:

– Горе миру от соблазнов, ибо без них нет мира, но горе тому человеку, через которого соблазн приходит. И если соблазняет тебя рука твоя, и хочешь ты из алчности взять нечто, что отвлекает тебя от пути к царствию духовному, отсеки ее, вырви из души предмет вожделения: лучше тебе увечному, отказавшемуся от благ некоторых, войти в жизнь, нежели с двумя руками, полными добра идти в геенну, в огонь неугасимый, где червь точит душу и не умирает до конца дней, и огонь жжет ее и не угасает до конца дней. И если глаз твой соблазняет тебя, и желаешь ты нечто более чем истину отца твоего, вырви из души глаз алчный: лучше тебе с одним глазом войти в царствие небесное, нежели с двумя глазами быть вверженым в геенну огненную, где червь точит душу и не умирает и огонь жжет ее и не угасает. Говорю вам: каждый огнем святым в духе и жаждой истины осолится и будет иметь вкус жизни, и всякая жертва, принесенная ради познания, солью осолится. Соль – добрая вещь, но ежели соль не солона будет, чем вы ее поправите? Имейте в себе соль, и мир имейте между собою.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх