Загрузка...



XXXIII

И я взял учеников с собой в место, предназначенное для чистых, и вошел во двор Храма. И главный жрец по имени Леви встретился нам и сказал мне:

– Кто позволил тебе войти в это чистое место и смотреть на эти святыни без омовения, и даже твои ученики не вымыли ног своих? Нечистыми вы вошли во двор Храма, чистое место, хотя никто, кто не омылся сперва и не поменял одежды, не смеет вступить и созерцать эти святыни.

И я остановился со своими учениками и спросил его:

– А как же ты, который находишься здесь во дворе Храма, ты чист?

И он сказал мне:

– Я чист, ибо я омылся в источнике Давида и спустился по одной лестнице и поднялся по другой, и надел белые чистые одежды. И только тогда я вошел и созерцал эти святыни.

Тогда я сказал ему:

– Ты омылся в стоячей воде, в которой собаки и свиньи лежат день и ночь, и ты омылся и натер снаружи свою кожу, как блудницы и флейтистки душатся, моются, натираются благовониями и краской, чтобы возбудить желание, а внутри они полны скорпионов и пороков. Но я и мои ученики, о ком ты сказал, что они нечисты, мы омылись в живой воде, которая нисходит из духа чистого.

Я с учениками вошел в Храм Иерусалима и осмотрел там все. И увидел я места для менял и торговцев во храме. Время было позднее, и людей в храме не было.

Потому я со своими учениками вышел и направился из Иерусалима в Вифанию, где и провели ночь.

Когда мы вернулись в Иерусалим, и вошли в храм, собралось много народа послушать наше слово. И я говорил людям:

– Воистину, не увидит вовеки царствия счастья и свободы в духе своем тот, кто не изгонит из храма своего торговцев, и менял. Вы есть храм отца вашего, и негоже запускать в него торговцев и менял. Ибо написано, что дом ваш – домом молитвы наречется для всех народов, а вы его вертепом разбойников сделали. Никто не войдет в царствие духовное, не изгнав прежде из храма души своей торговцев и менял.

И изгонял я словом дух торговцев и менял из храмов человеческих, и переворачивал столы их в них, и скамьи продающих голубей. И хромые, кто по жизни шел оступаясь, и слепые, которые не видели света истинного, исцелялись и прозревали. Книжники же и первосвященники, видя, что народ весьма дивится учению моему и внимает, думали, как меня погубить. Я же, закончив проповедь, под охраной своих учеников вышел в Вифанию, где снова провел ночь.

Поутру же, когда мы снова вернулись в Иерусалим, подошли ко мне в храме книжники и первосвященники, и старейшины и спрашивали:

– Какою властью ты это делаешь? И кто тебе дал власть делать это?

Я же сказал им в ответ:

– Спрошу и я вас об одном, если о том скажете мне, то и я вам скажу, какою властью это делаю. Крещение Иоанново от духа было, или от человеков? Отвечайте мне.

Я знал, что они не дадут ответа, ибо если скажут, что от духа, я спрошу их, почему тогда они не поверили Иоанну. Если ответят, что от человеков, то пойдут против народа, который Иоанна почитал за пророка. И сказали они мне в ответ, что не знают. И ответил я им:

– И я вам не скажу, какою властью это делаю. А как вам кажется? У отца было два сына, и он, подойдя к первому, сказал: "Сын! Пойди сегодня работай в винограднике моем". Но он сказал в ответ: "Не хочу", а после, раскаявшись, пошел. И, подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: "Иду, государь", и не пошел. Который из двух исполнил волю отца?

– Первый, – ответили фарисеи.

Я же сказал им:

– Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в царство духовное, ибо они исполняют волю отца своего, вы же – нет. Пришел к вам Иоанн со словом праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему. Вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему.

И тогда книжники и первосвященники сказали:

– Каким знамением докажешь ты нам, что имеешь власть так поступать?

Я сказал им в ответ:

– Разрушьте храм сей, и я в три дня воздвигну его.

На это сказали они:

– Сей храм строился сорок шесть лет, и ты в три дня воздвигнешь его?

Я же говорил о храме духа своего, но они не поняли, ибо мерили земным мерилом, а я – духовным. Говорил же я им о том, что, убив душу мою за слово истины мое, не убьют они отца во мне, и скоро он снова воскресит меня и воздвигнет новый храм духа.

Но многие из простого народа уверовали в мое слово, и стали братьями и учениками моими. Тогда священники обступили меня и говорили мне:

– Долго ли тебе держать нас в недоумении? Если ты Христос, скажи нам прямо.

Я ответил им так:

– Я говорил вам слова, и вы не поняли их. Дела, которые я творю, свидетельствуют о моей правоте. И слово мое дает жизнь вечную, и не погибнут те, кто разумеет, вовек, пока пребывают на земле. И никто не похитит души тех из руки истины. Я и отец – одно.

Тут священники схватили камни, дабы побить меня, но я им отвечал:

– Много истинных слов сказал я вам от отца моего, за которое из них хотите побить меня камнями?

Священники же прокричали в ответ:

– Не за слова истинные хотим побить тебя камнями, но за богохульство и за то, что ты, будучи человеком, делаешь себя богом.

И тогда я остановил их:

– Не написано ли в законе вашем: "Я сказал: вы Боги, и сыны вы Всевышнего все, но умираете все, как человек"? Если он назвал богами тех, в которых было истинное слово отца, и если не может нарушиться Писание, как можете мне, которого научил и послал мой отец, говорить "богохульствуешь", только потому, что я сказал, что я – сын божий?

И не смогли ответить мне священники. И многие подходили ко мне и говорили, что даже Иоанн не говорил таких чудесных слов, но свидетельствовал, что они есть. И многие уверовали в мою науку.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх