Загрузка...



XXXV

Все дни, когда я проповедовал в храме и на площадях, священники наблюдали за мной и подсылали лукавых людей, которые, притворившись благочестивыми, уловили бы меня в каком-либо слове, чтобы предать меня начальству и власти правителя.

И они спросили меня:

– Учитель! Мы знаем, что ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на звания и положения, но истинно пути божию учишь. Позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет?

Я же уразумел, что искушают они меня против власти, и сказал:

– Почему вы зовете меня "учитель" устами своими, а не делаете того, что я говорю? Правильно Исайя пророчествовал о вас: "Народ этот чтит меня устами своими, но их сердце далеко от меня и почитание их тщетно, они чтут заповеди человеческие". Покажите мне динарий: чье на нем изображение и надпись?

И отвечали те, что кесаревы.

Я же сказал:

– Итак, отдавайте кесарево кесарю, а божие богу. Ибо тому, кто живет земным – земное, а тому, кто духовным – духовное, и нельзя смешивать сие воедино.

И не могли уловить меня в слове против власти перед народом, и, удивившись ответу моему, замолчали. Тогда решили они уловить меня в слове против Писания, дабы судом народным судить меня. И привели ко мне женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди, сказали мне:

– Учитель! Эта женщина взята в прелюбодеянии, а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями. Ты что скажешь?

Я же помедлив миг, ответил им, скорбя об их жестокосердии:

– Кто из вас без греха, первый брось в нее камень.

Они же, услышав то, и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних.

Тогда пришли некоторые из саддукеев, отвергающих воскресение, и спросили меня:

– Учитель! Моисей написал нам, что если у кого умрет брат, имевший жену, и умрет бездетным, то брат его должен взять его жену и восставить семя брату своему. Было семь братьев, первый, взяв жену, умер бездетным. Взял ту жену второй, и тот умер бездетным, взял ее третий, также и все семеро, и умерли, не оставив детей. После всех умерла и жена. Итак, в день воскресения, женою которого из них она будет, ибо семеро имели ее женою?

Слушая слова сии, я понял, насколько далеки они были от разумения сути жизни и воскресения, и сказал:

– В делах земных, в жизни земной люди женятся и выходят замуж, а сподобившиеся достигнуть воскресения из мертвых духом ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они – сыны отца своего, и сыны воскресения. В делах духовных нет ни женитьбы, ни чего иного земного. Не знаете вы ни Писания, ни божьей силы. Не читали разве у Моисея: "Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова"? Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых. Кто умер телом – для того бога нет, и нет ничего. Итак, вы весьма заблуждаетесь. Ибо не мертвых плотью он воскрешает, но мертвых духом. Отец не есть отец мертвых, но живых, ибо у него все живы. Вы говорите о смерти телесной и воскресении телесном, и потому заблуждаетесь, я же – о смерти духовной и воскресении духовном.

После того священники уже не смели спрашивать меня ни о чем. Я же при всем народе сказал своим ученикам:

– Остерегайтесь книжников, которые любят ходить в длинных одеждах и любят приветствия в народных собраниях, председательствования в синагогах и возлежания на пиршествах. Берегитесь священников, которые похищают дома вдов, обещая им спасение, которое дать не могут, и лицемерно долго молятся. Такие примут тем большее осуждение.

Один же из фарисеев, увидев, как я ответил саддукеям, подошел и спросил меня:

– Какая первая из всех заповедей?

Я же ответил ему:

– Возлюби отца своего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим – сия есть первая и наибольшая заповедь. Ибо отец – есть основа духа твоего, и кто невзлюбит и потеряет отца – потеряет себя. И кто любит отца – любит себя. Вторая же заповедь подобна ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Возлюби отца ближнего своего, ибо он – есть и твой отец, а твой отец – отец ближнего твоего. Ибо от рождения люди отличны во всем, кроме истинного и предвечного начала. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.

И книжник отошел от меня. Тут некоторые из Иерусалимлян говорили: "Не тот ли это, которого ищут убить? Вот, он говорит явно, и ничего не говорят ему. Не удостоверились ли начальники, что он подлинно Христос? Но мы знаем его, откуда он. Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда он".

Тогда я, зная, что есть суть Христос на самом деле, ответил им:

– И знаете меня, и знаете, откуда я. Но не знаете, что я пришел не сам от себя, но от отца истинного, которого вы не знаете. Я же знаю его, потому что я от него, и он послал меня.

Многие из народа дивились моим словам и внимали, и уверовали в учение мое. И говорили они:

– Когда придет Христос, неужели даст учение более совершенное, нежели сей дает?

Услышали фарисеи такие толки обо мне в народе и послали служителей, дабы схватить и изгнать меня из храма. И ответил я священникам:

– Еще недолго быть мне с вами, и пойду к пославшему меня, и будете искать меня, и не найдете. И где буду я, туда вы не можете прийти.

При сем священники говорили меж собой:

– Куда он хочет идти, так что мы не найдем его? Неужели он убьет сам себя? Или не хочет ли он идти в Еллинское рассеяние и учить Еллинов? Что значат сии слова, которые он сказал: "Будете искать меня, и не найдете, и где буду я, туда вы не можете прийти?"

Не поняли они, что я им говорил. Ученикам же я после растолковал слова свои, сказав:

– Еще недолго моему истинному слову живому, озвученному от отца, пребывать с ними. И будут они искать истину и не найдут. И где она есть – в их отце – туда они не смогут прийти.

Фарисеям же я ответил:

– Вы от нижних, я – от вышних, вы от мира сего, я – не от сего мира. Потому если не уверуете в слово истинное, то умрете во грехах ваших.

Тогда сказали мне:

– Кто же ты?

Я ответил им:

– Дух мой от начала сущий, как и те слова и знания, которые говорю вам. Истина есть столько, сколько есть мир, и дух мой истинный – от начала мира. Много имею говорить и судить о вас, но пославший меня, который от начала появления человека в нем есть, есть истинен, и что я слышал от него, то и говорю миру.

Перед тем же, как закончить проповедь, я сказал:

– Я ухожу. Кто жаждет, иди к моему отцу и пей. Кто верует в истину его слова, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой – дух святой, который вы примете от отца моего и изольете на других.

Многие из народа, услышав сии слова, говорили: "Он точно пророк". Другие говорили: "Это Христос". А иные говорили: "Разве из Галилеи Христос придет? Разве может из Назарета быть что-то доброе? Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид"?

И произошла обо мне распря в народе. Я же, закончив проповедовать, сел напротив сокровищницы и смотрел на тех, кто в храме. И видел я, как народ кладет деньги в сокровищницу. Многие богатые клали много. Придя же, одна бедная вдова положила две лепты, что составляет кодрант. Подозвав учеников своих, я сказал им:

– Истинно говорю вам, не нужны отцу деньги, чтобы дал он познание истины, и счастье, и свободу. Но эта бедная вдова, не ведая того, положила больше всех, клавших в сокровищницу. Ибо все клали то, что у них лишнее, а она в бедности своей положила все, что имела.

И многие фарисеи и священники после моих проповедей в храме уверовали в мое слово. И когда иудеи уверовали, я сказал им:

– Если пребудете в слове моем, то вы истинно мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными.

И возмутились тогда многие, говоря:

– Мы – семя Авраамово, и не были рабами никому никогда. Как же ты говоришь, что сделаемся мы свободными?

Я отвечал им:

– Истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в духе вечно, слово истины отца вашего пребывает вечно. И если слово истины освободит вас, то истинно свободны будете. Но я говорю то, что видел у отца моего, а вы делаете то, что видели у отца вашего.

Сказали мне в ответ:

– Отец наш есть Авраам.

А я сказал им:

– Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы. А теперь ищете убить меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от отца. Авраам этого не делал. Ваш отец – зло, и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца, убивающий души, от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи. А как я истину говорю, то не верите мне. Кто из вас обличит меня в неправде? Если же я говорю истину, почему вы не верите мне? Кто от отца истинного, тот слушает слова отца. Вы потому не слушаете, что вы не от отца.

На это фарисеи, ухмыляясь, лукаво вопрошали:

– Не правду ли мы говорим, что ты – самарянин, язычник, и что бес лжи в тебе?

Я же ответил:

– Во мне беса нет, но я чту отца моего, а вы бесчестите меня. Истинно говорю вам: кто соблюдет слово мое истинное, тот не увидит смерти вовек.

Тогда священники, а с ними и другие торжествующе сказали:

– Теперь узнали мы, что бес лжи в тебе. Авраам умер и пророки, а ты говоришь, что кто соблюдет слово твое, тот не вкусит смерти вовек. Неужели ты больше отца нашего Авраама, который умер? И пророки умерли! Чем ты себя делаешь?

Они так и не уразумели, что говорил я о смерти духовной и душевной при земной жизни. И я лишь со скорбью от их невежества ответил:

– Авраам, отец ваш, рад был увидеть день моего торжества и возрадовался бы.

На это священники закричали:

– Тебе нет еще пятидесяти лет – и ты видел Авраама?

Я же, рассердившись, сказал:

– Прежде нежели был Авраам, мое слово, слово истины предвечное, сама истина мира были.

И в ярости выбежали священники, желая побить меня камнями, я же побежал и затерялся в толпе, а затем вышел в Вифанию. Вифания была неподалеку от Иерусалима, в пятнадцати стадиях.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх