Загрузка...



Глава 9

Третий Новый год Миша встречал без дедушки. До обеда был утренник. Были и Дед Мороз, и Снегурочка, и нарядная елка, и праздничный обед, и подарки, и еще много что делалось старшими людьми, чтобы сироты чувствовали себя как дома и сумели развеселиться. Было все, кроме одного — не было Мишиного дедушки.

Дети веселились вокруг мальчика, бегали по дому, с восклицаниями разбирали подарки, играли. Миша же свои подарки положил в тумбочку и продолжал держать в руках и прижимать к своему сердечку порванного зайчика. Между Мишей и детьми была одна разница, которая не позволяла ему быть таким, как все. Никто уже не надеялся, что когда-нибудь к ним придут их мама или папа, или дедушка, Миша же еще надеялся и ждал. И все эти подарки, весь этот праздник, а может быть, и все ценности мира, какие могли бы ему предложить, он бы променял на одно — быть вместе с дедушкой, сидеть в своем доме и кушать кислые дедушкины пироги, которые были слаще любого пирожного и торта, какими его угощали чужие люди.

После сна дети вышли на вечернюю прогулку во двор. Смеркалось быстро, и вскоре зажглись уличные фонари. Миша стоял у забора и смотрел в ту сторону, где шли поезда. Из-за падающего снега ничего не было видно. Дети, весь день не обращавшие внимания на угрюмое Мишино настроение, наконец добрались и до него. Он стоял к ним спиной и слышал, как сзади доносились голоса:

— Не приедет твой дед! Он умер! Вот дурак, вцепился в своего зайца.

Потом они начали лепить снежки и бросать в него. Мише было больно не от снежков, которые в него попадали. Перед глазами поплыло все, весь этот вечер, снег, фонари, забор стали преломляться в детских слезинках, застилавших его глаза.

Воспитательницы не обращали на ребячью забаву внимания, так как были уже навеселе и живо беседовали о чем-то, их смех разносился по двору.

Вдруг громкий, пронзительный крик разрезал этот вечер.

— Дедушка!!! Там мой дедушка идет!!! кричал Миша, указывая рукой в темноту.

Дети все замерли на месте, и наступила такая тишина, в которой можно было слышать скрип приближающихся шагов. Они все смотрели туда, куда указывала мальчишечья рука. И действительно из темноты стала проявляться фигура старика с посохом. Она молниеносно нарастала, старик шел быстро.

— Сюда, дедушка, сюда! — закричал Миша. — Здесь есть лазейка!

Мальчик вцепился в деда, когда тот ловко юркнул в небольшое отверстие забора. Его сердечко ликовало, слезы лились ручьем:

— Я знал, что ты придешь. Знал, что ты обязательно придешь.

— Знаю-знаю, внучек, — говорил Арсений, гладя мальчика по голове, и щеки старика были влажны. — Ты уж прости меня, я не мог, Мишенька.

— Я знал, что ты не умер!

— Ну, что ты, я болел долго. Я не могу умереть, мой внучек.

— Мне все говорили, что тебя уже нет, а я верил, что ты живой.

— Живой, конечно, живой, милый мой!

— Мне говорили, что тебя нет.

— Есть я, Мишенька, есть.

Дети сбились в кучку и завороженно смотрели на происходящее раскрытыми глазами, окрыв рот, и не было среди них ни одного, кто не представлял бы себя на Мишином месте.

— А ну-ка, живо ко мне! — скомандовал ребятне Арсений. — Ну, живо!

Дети нерешительно придвигались к этому странному старику.

— Ближе, ближе, — приговаривал старик. Наконец все дети, как щенята, прижались к старику.

Я стоял поодаль, и нет слов описывать мое состояние, ибо мне казалось, что все это происходит во сне.

— Владимир! Скорей сюда.

Старик обнял левой рукой всех, а правую вытянул вверх, держа в ней крепко крест, который показывал мне в поезде. Он смотрел на крест вверх, сотрясал им и говорил:

— Господи, Матерь Божия, услышьте нас!

Я не разобрал последних слов, потому что вдруг налетел ветер и вокруг нас закружился снег. Это был сильный порыв, я перестал что-либо видеть, только ближе прижался к детям, обнимая их и защищая от невесть откуда разыгравшейся вьюги.

Когда все рассеялось, мы оказались на нашей полянке в лесу у елки, которую мы наряжали. Падающие снежинки горели изнутри, и вся поляна была светла, как днем. Когда я осмотрелся, то увидел, что на краю полянки стояли зайцы! Господи! Да неужели это все на самом деле происходит или мне снится?

— А ну-ка, зайчики, живо ко мне, порадуйте деток! — прикрикнул Арсений, и зайцы, а их было около десяти, приблизились совершенно бесстрашно к нам. Они сели вокруг елки и смотрели на детей.

Потом начался праздник, и это была подлинная сказка, ее невозможно пересказать. Дети водили хоровод вокруг елочки, пели песни, и все они приняли все это чудное действо как должное, они вошли в эту сказку так, будто это было для них привычным и обыденным делом.

Миша держал за руки тех ребят, которые еще совсем недавно обижали его и бросали снежки, но в его сердце не было ни капельки обиды или зла. Потом приезжал Дед Мороз со Снегурочкой на санях, запряженных белыми разукрашенными лошадками. В воздухе лопались сами собой хлопушки, горели бенгальские огни, с неба падали конфетти. Летали птицы, которые садились на детей, и они гладили их, прыгали белочки, скакали в такт общему веселью зайцы. Затем Дед Мороз каждому ребенку подарил небольшой блестящий мешок с подарками, а дед Арсений раздавал мягкие игрушки животных, которые и по величине, и по исполнению были точь-в-точь как настоящие, только замерли на мгновение.

Сколько времени это чудо продолжалось — неведомо…

Дети спали сладким сном, и каждый прижимал подаренную Мишиным дедом игрушку, а на улице во дворе стояли милицейские, пожарные машины и машина «скорой помощи». В эту новогоднюю ночь еще долго где-то за стеною звучали встревоженные голоса взрослых, которые никак не могли успокоиться и что-то горячо обсуждали.

Детям снились прекрасные сны. Сказка, в которой они побывали в эту необычную ночь наяву, продолжалась во сне.

Через неделю в городской газете появилась заметка, вот ее краткое содержание.

«Необычное происшествие»

Необычайное происшествие произошло в детском доме вечером 31 декабря. На вечерней прогулке, как рассказывают воспитатели, дети, гуляющие на детской площадке, буквально растворились в воздухе. Трудно описать то состояние потрясения и ужаса, какое испытали работники детского дома. Немедленно были подняты на ноги соответствующие службы. Была сформирована бригада поиска, все дороги из города были перекрыты, милиция действовала по программе «Альфа». По тревоге были подняты военные.

Напряжение нарастало с каждым часом, и с каждым часом в поиски вовлекалось все больше людей. Но детей нигде не было, будто они в воду канули. Через час на место происшествия прибыли городские власти. Воспитателей допрашивали непрерывно, но те ничего вразумительного не могли сказать.

Второй шок испытали уже все находящиеся в саду, когда ровно в полночь дети из ниоткуда появились на дворе на том же месте, откуда пропали. Все они были в полном составе. Выяснение подробностей у детей, что с ними произошло, где они были, решили отложить до утра.

Однако утренние беседы с детьми никакой ясности не принесли. Все они говорили в один голос чепуху, что летали на праздник в лес к зверям, там к ним приезжал Дед Мороз со Снегурочкой на санях и т.д. Приглашенные психологи не отметили каких бы то ни было отклонений в психике детей, можно было предположить явление массового психоза, если бы дети не исчезали.

Управление внутренних дел ломает голову, что же делать. Ходят непроверенные слухи, что администрацией города принято решение пригласить специалистов по паранормальным явлениям из Москвы.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх