Загрузка...



ПРОЕКТИРОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО

В мае 1960 года СКБ-1 12 (с 1974 г. ЦКБ "Лазурит") было выдано ТТЗ на создание ПЛАРК проекта 670 (с февраля 1965 по новому указанию проекту был присвоен шифр "Скат"). Главным конструктором новой лодки стал Владимир Петрович Воробьев, прошедший на "Красном Сормово" путь от ученика фрезеровщика до начальника (с 1954 года, в возрасте 41 год) и главного конструктора СКБ-1 12. С 1963 года он стал Героем Социалистического Труда, а до того и после был лауреатом многих званий, премий, наград. Умер в 1992 году.

Само СКБ было организовано 30 апреля 1953 года при заводе (первый начальник З.А. Дерибин), вначале лишь для разработки рабочей и технологической документации по строительству дизельных лодок проекта 613 (на своем заводе и для Китая), но затем в кратчайшие сроки "встало на ноги" и начало разрабатывать корабли "от нуля".

Самая главная и основная проблема, которую пришлось решать конструкторскому коллективу с самого начала проектирования атомной подводной лодки – снижение массы и габаритов будущего корабля для возможности его проводки по Волге и далее по каналам к месту сдачи, в Северодвинск, с сохранением состава вооружения и других основных характеристик тактико-технического задания.

Естественно, что проектные проработки согласно утвержденным правилам проектирования подводных лодок, с двумя валами, двумя реакторами, с одноотсечной надводной непотопляемостью приводили к неприемлемому росту водоизмещения более 7000 тонн.

Вообще по этому поводу в 60-70-е годы и у нас и у американцев шла бурная дискуссия (на которую до сих пор нет однозначного ответа) – на заре развития атомного подводного флота в США прошла испытания опытная лодка "Тритон", которую пытались создать не только с обеспеченной непотопляемостью в надводном положении, но и способную плавать под водой с одним затопленным отсеком. К чему это привело, догадаться нетрудно: в уменьшенных по объемам помещениях не могли нормально размещаться устройства и механизмы, для каждого реактора и турбин выделялись отдельные отсеки, выросли размерения и водоизмещение (с 3550 т у "Скипджека" до 7750 т), потребовалась более мощная энергоустановка и пошло- поехало. Потом они махнули рукой и отказались от избыточного запаса плавучести: в результате надводная и подводная непотопляемость ПЛА США теперь не обеспечена и основным средством их спасения при возникновении аварий является лишь срочное всплытие. Наши подводные лодки первого поколения строились поначалу также с одноотсечной (надводной) непотопляемостью, но постепенно и у нас пришли к мысли, что нужны новые, более гибкие подходы. По примеру СКБ-143 горьковчане также решили делать лодку с "необеспеченной" надводной плавучестью и одновальной, но и это не решало проблему полностью. И тогда решились на совершенно смелый по тем временам шаг – на однореакторную энергоустановку. В эскизном проекте нормальное водоизмещение составило 2400 тонн.

Потребовалось много сил и энергии, чтобы доказать жизненность смелых идей: ведь по опыту эксплуатации лодок первого поколения как раз и возникали проблемы обеспечения надежности энергоснабжения, требовавшие дублирования АЭУ. Была единственная зацепка для обоснования "однореакторного" решения – тактическое предназначение лодок не предусматривало операций подо льдами Арктики – ведь ракеты из-под воды по крупным надводным целям можно запускать только на открытой воде (крупные корабли во льдах не плавают, а ракета лед не сможет пробить). Не имея льдов над головой, в случае аварии можно было бы осуществить аварийное всплытие и следовать в базу под дизелями и вспомогательными движителями. Военные согласились с доводами конструкторов.

С другой стороны, промышленность на них тоже довольно сильно давила – новые лодки были нужны на флоте, да и цеха надо было срочно загружать. К слову сказать, ко времени защиты технического проекта 670 еще по 150 наименованиям основного оборудования для него характеристики не были утверждены, в числе которых и ракетный комплекс "Аметист", и турбины, и ГАК "Керчь", выбранный как более компактный и легкий по сравнению с еще проектировавшимся "Рубином". Естественно, что технический проект дважды корректировался, вторично с удлинением лодки на 7 шпаций. Это удлинение было связано с тем, что у экспертной комиссии возникли сомнения в правильности заявленной весовой нагрузки Проверка всех статей нагрузок подтвердила, что горьковчане "просчитались" с водоизмещением. Говорят, что Звезду Героя и выговор за это В.П. Воробьев получил в один день.

В июле 1963 года технический проект был утвержден и началось строительство принципиально новых для "Красного Сормово" (п/я М-5596) кораблей – от дизельных лодок горьковчане сразу переходили на атомоходы второго поколения, с совершенно другими подходами и требованиями к качеству обработки материалов, изготовления, сварки и сборки, с полной заменой технологии. Главным строителем новой серии был назначен В.В. Семашко, ответственным сдатчиком – Ф.Г. Преображенский и сдаточным механиком – А.И. Нахров Главным наблюдающим нового проекта от ВМФ был назначен капитан 2 ранга В.Р. Мастушкин Постройка ПЛАРК велась на горизонтальных построечных местах в крытом эллинге. Была проведена реконструкция трансбордера и слипа путем прокладки дополнительных путей и увеличения количества тележек, что позволило довести спусковой вес кораблей с 2000 до 6000 тонн. Также были созданы новые цеха и производства для обеспечения хранения, загрузки и испытаний атомных реакторов (физический пуск можно было осуществлять на стапеле).



Строительство первого заказа шло с большим трудом, в достаточной спешке, так как примешалась политика, головной корабль нужно было сдать непременно к 50- летию Октябрьской революции. Мало того, дело осложнялось и географическим положением города Горький- необходимость окончательной сдачи корабля на Севере заставляла выводить лодку по Волге до первых чисел октября. Для того чтобы заказ не остался зимовать на верфи или вообще на реке, прорабатывались даже варианты сдачи корабля на Черном море, которые были отклонены. Затем организационными и технологическими мероприятиями дело было исправлено, и второй корпус с передаточного дока пришел к причалам в Северодвинске лишь для погрузки припасов, после чего вышел в море, хотя первый заказ, прибывший на сдаточную базу, фактически еще не был введен в строй. Тем не менее, по сложившимся к тому времени порядкам, 5 ноября 1967 года Председатель Государственной комиссии вице-адмирал А.И. Сорокин подписал акт о приемке в состав ВМФ первой Горьковской атомной подводной лодки, у которой очень много чего было "впервые".








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх