Загрузка...



«Орлы» Мао Цзэдуна против «Ястребов» дяди Сэма

(Окончание. Начало в Ne 9-10/2004 г.)

После стычек с морской авиацией США и Великобритании на смену палубной «экзотике» вскоре опять пришла «рутина» борьба с истребитель- но-бомбардировочной авиацией. Уже 3 августа после обеда 24 F-84E из состава 69-й аэ 49-й ибаг под прикрытием F-86 4-го иак штурмовали железнодорожную станцию Сапйонг. На перехват взлетели китайцы из ОВА вместе с нашими летчиками из 518-го и 676-го иап 216-й иад. Как обычно, нашим достались «Сейбры», а китайцам – «Тандерджеты». Результаты боя неизвестны, а 8 августа китайцы в подобном бою потеряли три МиГа.

В тот день погиб "железный" ведомый Чжао Баотуна Фань Ваньчжан, в своем последнем бою ставший асом. Недавно в китайском журнале China Air Force (2004. № 4. С. 57-58) появились любопытные подробности его короткой летной жизни.

Биография Фань Ваньчжана, как и у многих китайских летчиков той поры, была практически стандартной. Родившись в бедной крестьянской семье в провинции Шаньдун, он с 10-летнего возраста видел зверства японских агрессоров. В 1945 г. добровольцем вступил в 8-ю Народную Армию, а вскоре началась гражданская война. Храброго солдата назначили командиром отделения, в 1947 г. его отделение выдержало бой с вчетверо превосходящим противником. В том же году Фань Ваньчжан вступил в КПК, стал командиром взвода. В течение нескольких лет его четырежды награждали.

Когда создавались ВВС НОАК, и в войсках начался отбор кандидатов в летчики, Фань Ванчжан попал в 4-ю летную школу в Мукдене. Несмотря на все трудности, связанные с отсутствием образования, в октябре 1950 г. он окончил летную школу и получил назначение в 3-ю аэ 7-го иап 3-й иад ведомым замкомэска Чжао Баотуна.

20 октября 1951 г. 3-ю иад отправили на фронт. Одним из первых воздушных боев Чжао Баотуна и Фань Ваньчжана стало крупное сражение в первой половине дня 4 ноября 1951 г., когда 128 самолетов сил ООН шестью группами атаковали районы Цин- чуаньцзян, Динчжоу, Бочуань. Более 60 из них двумя группами направились в Цзячуань и по направлению к Нинбянь. В 10-26 7-й иап 3-й иад получил приказ поднять в воздух 22 МиГ-15 и под прикрытием «дружественных» (советских) войск атаковать 20 F-84 и F-80. Когда группа китайских самолетов появилась над Шочжоу, комполка приказал 1-й и 2-й аэ вступить в бой. Снизившись до высоты 6 тыс. м, они начали поиск противника, в то время как 3-я аэ прикрывала их с превышением в тысячу метров. Она первой обнаружила врага и, разделившись на группы, пошла в атаку. В тот момент американцы находились в 50 км к северо- востоку от Цзячуаня. Комполка приказал группе развернуться и лететь в тот район, но 6 МиГов 3-й аэ, прикрывавшей группу, не поняли приказ и отправились на юг. В воздухе над Шунь-чуанем они обнаружили более 10 F- 84 (в действительности их было 24), двумя группами эшелонированно по высоте (ок. 4 тыс. м) летевших на юг. Китайцы их неожиданно атаковапи, смешали строй и, пользуясь неразберихой, сбили один самолет. Отрезая американцам пути к отступлению, Чжао Бао- тун с ведомым Фань Ванчжаном на юго-западе района Юнжоу сбили еще два F-84. Так прошел первый успешный бой Фань Ванчжана, в нем он одержал первые победы.

2 декабря 1951 г. группа Чжао Баотуна возвращалась с очередного боевого задания. Замыкающий Фань Ван- чжан справа увидел несколько приближавшихся черных точек. Вскоре он понял, что это три F-86, выходя из-под атаки соседей, летят на юг. По приказу ведущего он ринулся в атаку на замыкающего, обстрелял его и увидел, что тот упал в море. Другие два F-86, уклонившись от атаки, ушли домой.

6 января 1952 г. в 10-10 в районе Гуйчэн и Аньчжоу на севере Кореи появилось несколько групп самолетов, атаковавших наземные войска. В воздух подняли 7-й иап 3-й иад. В воздухе над Гуйчэном Фань Ванчжан обнаружил два «Сейбра», атаковавших ведомого первой пары МиГов. Он атаковал пару F-86 и подбив длинной очередью одного, после чего "Сейбры" вышли из-под атаки и скрылись, Фань Ван- чжан вернулся в строй. Услышав в наушниках команду атаковать 8 самолетов над Гуйчэном, он ринулся в тот район и вновь вдалеке увидел несколько черных точек и вскоре различил атаковавшую наземные войска четверку F-84. Американцы тоже обнаружили одинокий МиГ-15. Фань Ванчжан развернулся в сторону Солнца в надежде, что ослепленные лучами враги его потеряют и, спикировав с высоты 10 тыс. м на группу, внезапно атаковал ее и разогнал. Преследуя один F-84 и открыв огонь, летчик вскоре увидел, что тот загорелся и упал, остальные ушли в сторону моря. Затем Фань Ванчжан вернулся в строй и занял место за своим ведущим. Группа полетела в Бочу- ань, затем в Аньчжоу. Там летчик вновь увидел четверку F-84, атаковавшую наземные цели. Спикировав на них с высоты 9 тыс. м, он открыл огонь и подбил одного. Остальные три набрали высоту и пошли на него в атаку. Фань Ванчжан успешно сманеврировал и уклонился от трасс, направленных в его самолет. Позже он обнаружил, что атакованный им F-84 загорелся и упал.


Ведомый самого результативного китайского аса Чжао Баотуна Фань Ванчжан. Сбил 4 самолета противника и подбил один. Погиб в воздушном бою 8 августа 1952 г.


11 февраля 1952 г. командование ОБА отметило «особые заслуги» летчика, "проявившего смелось и смекалку", сбившего в двух боях 4 самолета и подбившего еще один. Фань Ванчжа- на также наградили медалью КНДР.

8 августа 1952 г. после окончания очередного воздушного боя при возвращении на базу группу МиГов атаковала сзади четверка F-84. Замыкающий Фань Ванчжан обнаружил их поздно и начал бой в одиночку, не успев доложить ведущему. Он сбил одного, остальные три "Тандерджета" отказались от атаки группы и ринулись на него. В ходе боя он снизился с 10 тыс. м до высоты менее 1 000 м. Здесь его сбили, 25-летний Фан Ванчжан погиб. 31 декабря 1952 г. ему посмертно присвоили боевое звание «Военный Герой 2-й степени".

Читая спустя более полувека подобные описания воздушных боев, из китайского оригинала трудно понять, действительно ли ведущий группы мог приказать своему ведомому в одиночку дважды атаковать группы, или это все же "самодеятельность". В Великую Отечественную ведомых, бросивших хвост ведущего атакуя противника, могли отдать под трибунал, а здесь подобные действия представлены чуть ли не как высшая степень геройства.

Во второй декаде августа на «аллее мигов» наступило временное затишье, продолжавшееся почти до конца лета. По некоторым признакам, лишь в те дни к китайским летчикам пришло понимание необходимости ведения четких групповых действий и знание тактики. Молодой пилот Ли Ланьмао позже вспоминал о проведенных в конце августа воздушных боях, и как они наконец-то восприняли уроки основных учителей – советских летчиков, учивших еще гоминьдановцев, американцев и других. Лишь от врага они переняли, что нельзя летать в одну линию. Стали эшелонировать строй по высоте, освоили полеты в боевом порядке эскадрильи и тактику построения в воздухе звена МиГов «фронт», «клин пар», «змейка пар». Постепенно научились всей группой связывать боем истребителей противника, блокировать и деблокировать аэродромы и т.п. О «дружественных войсках» (наших летчиках) в китайских источниках, как правило, почти не упоминают, но это, скорее всего, политические наслоения недавнего прошлого. С накоплением боевого опыта приходили победы, менее чем за три месяца они сбили более 30 американских самолетов.

Американцы также постепенно осознали, что МиГи с китайскими летчикам превратились в грозную силу. Китайцы к этому времени достаточно хорошо освоили МиГ-15 и МиГ-15бис. Они писали, что «используя гибкую и разнообразную тактику, активно вели наступление и уничтожали американские самолеты». Сбитый в те дни американский летчик с В-29, летевшего с 10 т бомб на железнодорожный мост в Синьаньчжоу, позже описал встречу с китайскими МиГами. По его словам, все члены его экипажа с напряжением ожидали возможной атаки истребителей. Внезапно приборы показали наличие вблизи вражеских самолетов, к его «сверхкрепости» протянулись две огненные очереди, и их сбили.

В сентябре китайские летчики отразили шесть массированных налетов на ГЭС в Лагушао и мост на реке Ялуцзян. Китайцы, уничтожая «крупные» бомбардировщики (по-видимому, речь идет о В-26 или В-29), регулярно направляли по 4-8 самолетов из 3-й, 12-й, 17-й, 18-й дивизий в районы к югу от Пхеньяна, нападая на американские самолеты и рассеивая их. Таким образом они сбили 30 самолетов и подбили 6. Этими активными боевыми действиями они сковывали действия американских ВВС к северу от реки Циньчуаньцзян, обеспечивая движение на двух главных железнодорожных магистралях в северной части Кореи.

Продолжались и «морские прогулки» в Желтое море на «свидания» с палубной авиацией сил ООН. 7 сентября «Корсары» с авианосца «Сицили» встретились с МиГами над о.Чодо, но встреча осталась «без последствий». Через два дня двум звеньям «Корсаров» встретившиеся 16 МиГ-15 чем-то «не приглянулись», и они отбились без потерь. 10 сентября «парочку» «Корсаров» сначала МиГи «обхаживали» парой, затем появились три, а в довершение еще одна пара. На поврежденном «Корсаре» ведущий капитан Дж.Дж.Фолмар умудрился поймать в прицел одного «ухажера» и сбил его, но на обратном пути сказались «последствия» назойливого «приставания», пришлось прыгать с парашютом.

По американским данным, в сентябре коммунисты потеряли 63 МиГ-15. Примерно половина из них принадлежала ОБА, точный «вклад» в это «достижение» китайцев и корейцев неизвестен.

Подтверждением того, что летом над морем летали все-таки корейцы, служит сентябрьский бой эскадрильи МиГов ВВС КНДР (ведущий Тен Дю Хо) с шестеркой палубных бомбардировщиков под прикрытием истребителей (вероятно, «Сифьюри» и «Фэйрфлай»). Командование КНА объявило, что ведущий сбил одного «бомбера», а ведомые – попытавшегося его прикрыть истребителя. Остальных просто отогнали от побережья.

В октябре «морские свидания» продолжались. 5 октября тройка МиГов ВВС КНДР на побережье Японского моря в районе порта Хамхин и над населенным пунктом Ренпхо перехватила шестерку палубных штурмовиков (по некоторым данным – AD-1 «Скай- рейдер») под прикрытием истребителей. Позже корейцы заявили, что без потерь сбили пять самолетов и подбили еще два. Самым результативным оказался ведущий Кан Чон Док (сбил два и подбил один). Учителями этих летчиков в 1951 г. в Циндао являлись советские летчики 139-го гиап 28-й иад. 12 октября пилоты ОВА перехватили в районе Самдонг-Ковон четверку «Мустангов» F-51D из южноафриканской 2-й аэ «Чита». Четверка МиГов сбила штурмовик лейтенанта Т.Р.Фрейера.

В октябре 1952 г. американские ВВС в районе Юаньшань прикрывали высадку двух больших групп десанта, осуществивших крупномасштабное вторжение на позиции китайских сухопутных войск в районе Шанганьлин. Летчики сил ООН активно разрушали транспортные коммуникации и усиливали блокаду по реке Цинчуаньцзян. Но в то время ВВС НОАК уже значительно увеличились. К маю 1952 г. были сформированы еще 7 дивизий, из них три истребительные и два отдельных разведывательных полка. Истребителей, в основном, перевооружили на МиГ-15бис «с прекрасными летными характеристиками» – они были достойными противниками F-86F.

Китайские источники утверждают, что в ноябре-декабре в воздушных боях участвовали 238 самолетов, совершивших 2463 самолето-вылета, сбивших 52 американских самолета и подбивших 11, и тем самым «резко ограничили активность американских истребителей-бомбардировщиков в районе к югу от р. Циньчуаныдзян». В конце 1952 г. вновь отличились «орлы» майора Ван Хая, теперь уже командира полка. В ноябре летчики ОВА одержали 15 побед, в том числе 1 1 ноября – три, когда пара Ван Хай и Цзяо Цзин- вэнь внезапно атаковала группу «Сей- бров» и с первой же атаки сбили троих. Затем они оторвались от опешивших F-86. За первую половину ноября ОВА потеряла всего два МиГа, зато в бою 17 ноября американцы отыгрались, сбив сразу шесть. 18 ноября они заявили о двух победах, 20-го – о пяти. За период с 22 по 29 ноября летчики 39-й аэ сбили один самолет ОВА.




Катапультирование пилота МиГ-15


Бой 18 ноября 1952 г. стал наиболее показательным случаем успешного использования самолетов ДРЛО. Во второй половине того дня, когда 77-е оперативное соединение в составе авианосцев «Эссекс», «Бон хом Ричард», «Кирсардж» и «Орискани» находилось в 110 милях к югу от Владивостока, оператор РЛС AD-4W доложил о приближении к эскадре восьми неопознанных самолетов, позже классифицированных как МиГ-15. Когда МиГи подлетели к кораблям на дальность 50 миль, с авианосца «Орискани» на перехват поднялись «Пантеры» из VF-781. Наводимые с самолетов и кораблей, они скрытно сблизились с МиГами и внезапно атаковали. Лейтенанты Мид лтон и Уильямс сбили два самолета, еще один МиГ, подбитый пушечной очередью F9F лейтенанта Ровландса, задымил и скрылся в облаках.

Уже через пять минут в район боя на помощь «Пантерам» подлетели еще восемь палубных реактивных истребителей, но МиГи ушли в сторону побережья. Этот бой стал самым удачным для истребителей F9F «Пантера» за всю войну благодаря самолетам радиолокационного обнаружения AD-4W «Скайрейдер».

О том, насколько правдива американская статистика, могут служить сведения о боевых действиях летчиков ОВА с ноября 1952 г. до конца войны, опубликованные у «Красных дьяволов…». Сведенные в таблицу 1, эти, увы, далеко не полные данные служат весьма наглядным подтверждением, что на заверщающем этапе Корейской войны китайские летчики ни в коем случае не являлись «мальчиками для битья».

Легко видеть, что число заявленных американцами побед существенно превосходит фактические суммарные потери советских летчиков и авиации ОВА. В лучшем случае их данные примерно совпадают с суммой сбитых и подбитых МиГов, большинство из которых вернулось на свои базы и было восстановлено. К тому же май-июнь 1953 г. очень напоминает американские «охотничьи рассказы». Помимо этого, обращает на себя особое внимание тот факт, что в некоторые месяцы потери китайцев, а они совершили львиную долю боевых вылетов в ОВА, были едва ли не меньше, чем у наших летчиков. Сравнивая эти цифры с публикуемыми по тексту данными китайских источников, можно убедиться, что в КНР печатают, как правило, несколько завышенные данные, но некоторые показатели по неясным причинам оказались существенно ниже. Впрочем «белое пятно» корейской статистики в любом случае оставляет простор будущим историкам для дальнейших поисков и уточнений.

Декабрьские схватки на «аллее мигов» отличались не меньшим ожесточением. 2 ноября МиГи ОВА и «Сейбры» выясняли отношения «тет-а-тет» (в остальных боях 3, 4 и 7 декабря с участием советских летчиков). Американцы утверждали, что в тех четырех боях сбили 11 МиГ-15, в том числе 7 декабря – 7. По китайским данным 2 и 3 декабря 3-я и 12-я иад провели пять воздушных боев с F-86, сбили и подбили 8 самолетов. Особо отличились «орлы» Ван Хая, за декабрь сбив более десятка самолетов. 2 декабря героем стал летчик Сунь Шэнлу (Ванлу) еще из первой эскадрильи Ван Хая, сбивший два самолета противника. Затем его подбили (в самолете насчитали 12 пробоин), и на последних каплях горючего он приземлился на «дружеском» аэродроме. На следующий день он вернулся в свою часть и снова участвовал в боях. В тот день, 3 декабря, комполка Ван Хай, по нашим источникам, лично сбил три «Сейбра» и подбил еще три, а его ведомый Цзяо Цзинвэнь – еще два. 7 декабря Ван Хай во главе группы 12 МиГ-15 вступил в бой на высоте 12000 м с 44 F- 86. В той схватке комполка сбил один «Сейбр», доведя общий счет своих побед до 9 (по китайским данным, 4 сбил и 5 подбил), а его ведомый Цзяо Цзин- вэнь также сбил один F-86 (третья победа).

15 декабря вновь отличился Сунь Шэнлу, прозванный самими китайцами «ударником воздушного боя» (снайпером). Утверждали, что из-за нервного перенапряжения после возвращения с очередного боевого задания он не мог ни есть, ни спать, но по приказу на вылет он мгновенно взлетал. Сунь Шэн- лу и ведомый Ма Ляньюй встретились с группой самолетов врага, и ведущий «откусил» одного. Спустя несколько дней (16 или 18 декабря) эта пара в бою прикрывала пару Ван Хая, и в схватке с атакующей командира четверкой «Сейбров» Сунь Шэнлу с одной атаки сбил два F-86. До конца декабря этот летчик сбил еще два и подбил один самолет противника. В свой последний воздушный бой он вступил 25 или 28 декабря, когда летчики полка Ван Хая (по китайским данным, совместно с 12 «дружественными», т.е. советскими самолетами) вступили в бой с более чем 40 F-86 и сбили шесть. Сунь Шэнлу в паре с ведомым Ма Ляньюем сбил один «Сейбр» (шестой по счету + один подбитый). После этого 10 американцев взяли его «в клещи» («окружили кольцом») и расстреляли. Посмертно «ударник воздушного боя» Сунь Шэнлу стал Военным Героем Первой Степени.

Бои на больших высотах в стратосфере стали свидетельством возросшего боевого мастерства китайских летчиков. Чжао Баотун писал, что «при полете на больших скоростях и высотах в 1 1000-12000 м летчику-истребителю очень трудно вести поиск противника, определять точно расстояние до него, курс вражеских самолетов. Яркий солнечный свет на этих высотах раздражающе действует на глаза, они быстро утомляются, устает и весь организм…» (это вполне естественно для менее сильных физически по сравнению с нашими летчиками китайцев). По словам летчика, среди сбитых им самолетов почти половина уничтожена в боях на больших высотах, поскольку ему «чаще всего приходилось быть в составе группы прикрытия. Действия такой группы своеобразны – в любом бою надо быть выше противника, чтобы не дать ему возможности атаковать наши самолеты, действующие на меньших высотах. На группы прикрытия, естественно, возлагалась и борьба с вражескими «охотниками», которые стремились держаться на самой «крыше» воздушного боя, т.е. на 500-1000 м выше самого верхнего эшелона боевого порядка.


Подготовка МиГ-15 ОВА к боевому вылету


Чжао Боатун вспоминал: «Освоение полета и тактики воздушного боя на высотах от 10000 м и выше шло у нас одновременно с выполнением боевых заданий. Каждое возвращение с перехвата бомбардировщиков врага или с барражирования над линией фронта мы стремились использовать для выработки навыков пилотирования самолета в нижнем слое стратосферы. Затрата сил и энергии на эти тренировки оправдала себя сторицей. Мы избавились от долго преследовавшего нас опасения свалиться в штопор при чуть более резком маневре на большой высоте. В движениях органами управления появилась необходимая плавность, но не медлительность. Постепенно у каждого росла уверенность, что он на любой высоте сумеет выполнить необходимый маневр».

Далее Чжао Баотун описал воздушный бой летом 1952 г., когда 16 F-86 на высоте около 1 1000 м со стороны Корейского залива направились в район Анчжоу для прикрытия большой группы истребителей-бомбардировщиков. Китайцы поняли план врага: «воздушный заслон» должен был не допустить МиГи к бомбардировщикам, а те, сбросив бомбы, превращались в «подмогу» истребителям и вступали в воздушный бой. МиГи разделились на две группы – большая атаковала основную группу, а меньшая, куда вошла пара Чжао Баотуна, связывала боем «воздушный заслон»: «Враг первым заметил нас. Развернувшись, его самолеты с набором высоты пошли навстречу. Во время сближения они разделились на четверки и веером справа и слева начали выходить на наши фланги. Враг хотел взять нашу группу «в клещи». Хорошо зная возможности наших самолетов, мы тоже начали разворот с набором высоты. Звено Чжан Дамина развернулось в сторону первой восьмерки врага, наше – в сторону второй восьмерки, так, чтобы как можно дольше удержать встречный курс. Такой маневр, видимо, был неожиданным для противника, и это наложило определенный отпечаток на весь ход боя.

Во время боевого разворота с набором высоты, который выполняла ближайшая к нам пара вражеских машин, Ли Ваньяо и его ведомый, находясь несколько выше их, ввели свои самолеты в вираж. Затем Ли Ваньяо еще чуть довернул влево и с дистанции 500 м открыл огонь. Несколько снарядов попало в стык крыла и фюзеляжа «Сей- бра». С этим самолетом врага было покончено. В это же время Чжан Да- мин сумел зайти в хвост еще одной машине противника и сбил ее.

В ходе боя интервентам удалось повредить один наш самолет. На машине заклинило элероны, а затем и рули. Я стал прикрывать его, ибо к подбитому самолету кинулись сразу четыре «Сейбра». Один из них оказался в хвосте моей машины. Он шел на большой скорости. Резкий маневр на такой большой высоте выполнить было нельзя. Заметив, что наш летчик уже покинул свой самолет, я выпустил тормозные щитки, чтобы вражеский пилот проскочил мимо, а я смог бы зайти ему в хвост. Вражеский летчик сделал попытку отвернуть в сторону. Однако его самолет перестал слушаться управления и столкнулся с нашим еще державшимся в воздухе подбитым и покинутым летчиком самолетом. Потеряв три самолета, вражеские летчики вышли из боя.»

По примеру наиболее опытных летчиков в полетах на больших высотах Чжао Баотун и его ведомые перешли от восьмерок к шестеркам: «При этом мы сблизили пары самолетов друг к другу, уплотнили весь строй, так как на больших высотах отпала необходимость иметь превышения между парами, а всякий нагон требовал много времени. Строй шестерок облегчил маневрирование и обеспечил достаточную осмотрительность (чего китайцам всегда не хватало – А.Д.), в том числе и при выполнении разворотов на большой высоте. Новый боевой порядок облегчил и борьбу с «охотниками противника», применявшими довольно эффективный прием. Получив небольшое превышение над нашими самолетами, группа таких «охотников» сближалась на встречных курсах. Затем в полутора-двух километрах от наших головных машин вражеские пилоты переворачивали свои самолеты на спину и, пропуская нас вперед, сразу заходили в хвост нашим машинам. После того как и этот прием перестал приносить интервентам успех, они сами стали применять на больших высотах строй шестерок».

В другом бою осенью 1952 г. «группа наших самолетов, в составе которой был молодой летчик Мэн Дайсу, впервые участвовавший в бою, на высоте 11000 м подходила к линии фронта. Обнаружив чуть ниже «Сейбры», мы с небольшим принижением пошли в атаку. В это время шестерка «Сейб- ров» отделилась от общего боевого порядка и стала набирать высоту. Достигнув высоты 11000 м, четыре из них развернулись и, выполнив переворот, оказались за хвостом самолета молодого летчика. Ведущий заметил опасность и скомандовал: «Спокойно! Увеличьте скорость. Идите за мной в сторону солнца!» Молодой летчик не учел особенностей пилотирования на большой высоте. В результате слишком резкого маневра он сразу потерял высоту и оказался под огнем вражеских самолетов. Чтобы выручить товарища из беды, ведущему пришлось тоже идти вниз. Искусным маневром он врезался в строй вражеских самолетов и открыл огонь. Удачной очередью ему удалось попасть в патронный ящик одного из «Сейбров», который тут же взорвался. Произошло это настолько быстро, что ведущий группы вражеских машин даже не успел заметить исчезновения своего самолета. Он продолжал преследовать машину Мэн Дайсу, который снова стал набирать высоту. В это же время наш командир звена, используя запас скорости, стремился быстрее сблизиться с противником. Ведущий вражеских самолетов видел, что за ним идет какая-то машина, но принял ее за свою. Между прочим, такие ошибки допускались довольно часто, и не только вражескими, но и нашими летчиками.

Наш командир звена упорно шел за противником. Он знал, что за хвостом его машины находится вторая пара самолетов интервентов. Но уйти от них маневром было нельзя – ведущий противника уже готовился открыть огонь по нашему самолету. Несколько секунд вся цепочка – самолет Мэн Дайсу, преследующий его ведущий вражеской группы, машина нашего командира звена и преследующая ее вторая пара самолетов противника – без единого выстрела шла на одиннадцати километровой высоте. Сблизившись, наконец, на дистанцию действительного огня, командир звена дал очередь по врагу. Тот сразу прекратил преследование нашей машины и начал маневрировать. В то же время оба вражеских истребителя, следовавших сзади, открыли огонь по самолету нашего командира звена. Но он все же продолжал преследовать врага и двумя очередями сбил его. Одержать эту победу ему помог Мэн Дайсу, который заградительной очередью отсек преследовавшие командира самолеты врага. Так, благодаря взаимной выручке оба наших летчика благополучно вернулись на базу, уничтожив два самолета противника».

Чжао Баотун отмечал, что «ведя бои в стратосфере, мы все все время учились. Каждый летчик лично убедился, что на высоте 14000 м нельзя действовать так же, как на высоте, скажем, в 10000 м. Там, в стратосфере, меньший диапазон скоростей, поэтому нельзя допускать большие крены при виражах и разворотах. Вообще, самолет в стратосфере становится более инертным, маневр в горизонтальной и вертикальной плоскости осложняется. Отсюда и сам бой уже не может носить такого энергичного характера, как на меньших высотах. На первых порах во время боев в стратосфере некоторые наши летчики при попытке зайти в хвост самолета противника или уклониться от атаки сваливались на крыло и попадали в штопор. Таким образом, эти летчики невольно на некоторое время покидали район боя и ослабляли группу. «Проваливались» вниз при потере скорости и пары самолетов, если ведущий, а за ним и ведомый забывали о том, что на большой скорости надо действовать управлением плавно, но, конечно, достаточно энергично. Побеждает в воздушном бою тот,… кто знает и трезво оценивает качества не только своего самолета, но и самолета противника. Нам пришлось решительно поправлять иных летчиков, которые переставали учитывать некоторые сильные стороны самолета типа «Сейбр» и превратили высоту в фактор, якобы сам по себе уже обеспечивающий успех в бою. Нежелание считаться с тем, что «Сейбр» на высотах 10000-12000 м имеет меньший радиус виража, иной раз ставило некоторых летчиков в трудное положение».

Вместе с тем бои в стратосфере оставались уделом немногих наиболее опытных и хорошо подготовленных китайских летчиков, остальные воевали на средних высотах,. главным образом, с группами истребителей-бомбардировщиков F-80, F-84, F-94, «Метеорами» и т.п. 25 ноября 1952 г. Военный Совет ЦК КПК издал постановление о продолжении участия китайцев в боях с тем, чтобы «воздушный фронт продвинулся на юг». Сейчас не вполне ясна политическая подоплека появления этого решения, то ли на каком-то этапе Корейской войны у выешего китайского руководства возникли сомнения в целесообразности дальнейшего участия в боях «китайских народных добровольцев», то ли речь шла о перемещении арены воздушных схваток с «аллеи мигов» в южные районы КНДР ближе к 38-й параллели для грядущего наступления.

Как бы то ни было, весь 1952 г. китайские летчики посменно участвовали в боях. «Вахтовым методом» по 1-2 месяца две авиадивизии вели боевые действия, затем их сменяли новые. С середины 1952 г. ОВА задействовало на фронте 5 дивизий, к концу года их число увеличилось вдвое. Зимой 19521 953 гг., по утверждению самих китайцев, в течение нескольких месяцев ВВС НОАК пополнялись матчастью (к марту 1953 г. сформировали еще две истребительные дивизии – 26-ю и 27-ю), при этом «боевая активность американских ВВС постоянно снижалась». (По приведенной таблице это как-то не очень заметно). Более того, несмотря на отмеченный в начале 1953 г. спад боевых действий из-за плохих метеоусловий, в которых якобы не могло летать большинство летчиков ОВА, количество боевых вылетов китайцев в январе увеличилось почти вдвое. 2, 13 и 14 января пилоты ОВА потеряли несколько МиГов, в крупном бою 15 января обошлось без потерь. После этого на неделю наступило затишье с мелкими стычками, в них участвовало до десятка самолетов с обеих сторон. В боях 21, 22 и 24 января, по американским данным, пилоты ОВА потеряли, соответственно, шесть, пять и четыре МиГа, но так как суммарные победы за январь завышены почти вдвое (см. табл. 1), то эти цифры, по-видимому, сильно преувеличены.

Февраль также начался вялыми боевыми действиями в воздухе, обе стороны действовали мелкими группами друг против друга. Однако действия авиации ОВА активизировались, в определенной степени компенсируя спад боевой активности частей 64-го иак – на отдых в Аньшань направили 518-й и 676-й иап 216-й иад. По американским данным, в боях 2 и 15 февраля были сбиты 6 МиГов, якобы все из ОВА. 12 февраля китайцы сбили «Сейбр» П. Якобсона, до сих пор он числится пропавшим без вести. Резко активизировали боевую активность корейцы, что связано, скорее всего, с улучшением погоды. В феврале они вновь вели борьбу с палубной авиацией, 6 февраля звено МиГов перехватило пару «мотыльков» с авианосца «Глори» и уничтожило одного.



20-летний Хань Дэцай 7 апреля 1953 г. сбил Г. Фишера


"Пожиратели" американского "дважды аса" Г. Фишера ведущий Хань Дэцай и его ведомый Хан Цзыцзе. На обороте надпись по-китайски: "На добрую память Г.Фишеру от китайских летчиков. После боя 7.04.53." Арх. И. Сеидова


Мартовские воздушные бои в целом протекали так же как, и февральские – нечастые ожесточенные схватки сменялись недельными затишьями. 28 марта наконец-то проявили себя корейские летчики на МиГ-15, показав, что они тоже не «мальчики для битья». Эскадрилья 1-го гиап ВВС КНДР в бою на высоте около 12000 м с группой «Сейбров» неподалеку от Сенчена сбила три F-86 и один подбила, потеряв один МиГ. Ведущим группы летел Хан Мен Гвон. Сбитые оказались на счету пары Ким Хен Нак – Но Ги Бок, но нет полной уверенности, что там летали именно корейцы. Сохранились лишь отдельные свидетельства наших летчиков, выступавших в корейских частях в качестве «советников» и в бою возглавлявших корейские группы в составе звена, эскадрильи и даже полка. Командир корейского звена «советник» И.Т. Рублев из 119-го иап вспоминал, что из трех эскадрилий полка ВВС КНДР командирами двух были наши летчики, и только третьей – кореец, вскоре погибший. Он также упомянул ко- мэсков Остросаблина, Барсукова, Ко- рягина, комполка Зайцева и Пашкова. Все они воевали еще более нелегально, чем советские авиачасти (со значительно большими ограничениями на зону полетов), и сведений об их участии в боях почти нет. Нет данных и о том, что наши советники летали на боевые задания в составе китайских групп, за исключением редких упоминаний о «сборных» группах.

В начале 1953 г. силы ООН по аналогии с 1950 г. одновременно с западного и восточного побережья попытались высадить с моря десант и рассечь войска Северной Кореи. Историки в КНР пишут, что «Военный Совет ЦК КПК вовремя подготовился к отражению этого десанта. В задачи добровольцев входило также и прикрытие с воздуха наземных войск. Свою задачу они выполнили». В этот период у китайцев в боях участвовали новые части, занимаясь ПВО основных объектов и прикрывая наземные войска.

По китайским данным, с января по март 1953 г. штаб ОВА задействовал в боях 399 китайских самолетов, совершивших 4093 самолето-вылета, они сбили 50 и подбили 16 самолетов. 123 американских самолета участвовали в групповых налетах, 97 из них не смогли пробиться к цели в районе к югу от реки Цинчуаньцзян. Нетрудно видеть, что общее количество боевых вылетов практически совпадает с нашими данными, а победы слегка завышены.

Апрельские воздушные бои, по аналогии с мартовскими, начались достаточно вяло и без особого напряжения с обеих сторон. Первое крупное сражение авиации состоялось 7 апреля, когда американцы предприняли очередной крупный налет своей истребительно-бомбардировочной авиации под усиленным прикрытием «Сейбров» на «аллею мигов». Кульминацией того дня стал бой над аэродромом Дапу, в котором был сбит «дважды ас» (10 побед) Г. Фишер из 39-й аэ 51-го иак.

«Коллективная» победа китайских и «дружественных» летчиков вновь диктует необходимость изложения разных версий этого события.

Непосредственный участник того боя Г.К. Берелидзе вспоминал: «Мы возвратились с задания на несколько минут раньше запланированного и при подходе к аэродрому я взял разрешение у командира аэ майора Миронова П.С. остаться парой в воздухе над аэродромом (на всякий случай), а остальные пошли на посадку. Когда последний самолет нашей группы выпустил шасси и пошел на посадку, откуда- то из-за сопок на малой высоте выскочил «гость» и начал атаковать наш МиГ. В это время я находился над аэродромом в паре с Колесниковым Львом и слышу с КП полка команду по радио: «Кто в воздухе! «Сейбр» бьет наш МиГ на кругу, помогите!» Услышав передачу, я посмотрел вниз и увидел силуэт самолетов и естественно определил, что самолет противника тот, который сзади. С высоты 9000 м сделал переворот и начал выводить самолет из пикирования на малой высоте. После перегрузки, как прояснилось в глазах, я увидел, что оказался, как и рассчитывал, сзади противника на дистанции 3 км. На большой скорости после пике стремительно приближался к нему. У ведомого тоже от перегрузки потемнело в глазах, поэтому после выхода из пике он потерял на время меня из виду. Как только я приблизился на дистанцию огня, противник, бросив свою «жертву», резко развернулся. Наш же подбитый самолет, по которому велся огонь, приземлился на одной «ноге», но благополучно. Сбитый мною противник оказался дважды ас американских ВВС капитан 1925 года рождения Гарольд Эдуард Фишер. За этот бой меня наградили охотничьим ружьем».

Из комментария в «Красных дьяволах… » следует, что когда на аэродром садилась шестерка МиГов 1-й аэ 224- го иап, в воздухе над аэродромом оставались еще самолеты 3-й аэ майора П.С.Миронова и китайские МиГи. Фишер ворвался на аэродром Дапу в одиночку (ранее он отослал ведомого домой из-за неполадок в двигателе) и первым атаковал летчика К.Угрюмова из 1-й аэ 224-го иап. Его МиГ получил 22 пробоины. Посчитав схватку законченной, Фишер устремился к центру аэродрома. Угрюмов сообщил о подбившем его «Сейбре» и, выпустив шасси, благополучно приземлился. Фишер в это время атаковал пару заходивших на посадку китайских МиГов (ведущий – замполит эскадрильи Хань Дэцай, ведомый – Хан Цзыцзе) и подбил ведомого, разбив ему гидросистему и «выпустив пар». С белым шлейфом вытекающей жидкости, на одной ноге (вторая не вышла) китаец также благополучно приземлился.


Встреча Г Фишера с семьей Хань Дэцая 18 октября 1997г.


Тем не менее в анналы китайской истории попала совсем иная версия этого воздушного боя, озвученная в книге об авиационном музее Пекина: «Хань Дэцай возвращался после воздушного боя. Когда он уже был над аэродромом и прикрывал с воздуха посадку группы, внезапно из облаков, как из засады, вынырнул «Сейбр» и подбил самолет командира группы борт. № 3, уже погасивший скорость перед посадкой. Увидев подбитый самолет ведущего, Хань Дэцай атаковал противника и «съел» его. Летчик «сейбра» выпрыгнул с парашютом и попал в плен».

Позже и в КНР, и в США утверждали, что «7 апреля летчик из 15-й дивизии Хань Дэцай, прикрывая посадку группы, сбил американский самолет, управляемый национальным героем Америки командиром группы Гарольдом Эдуардом Фишером» (по-китайски – «Хайлэдэ Айдэхуа Фэйсиэр»). Как у нас принято говорить в таких случаях, «то ли он украл, то ли у него украли но все равно причастен». И теперь именно ас Хань Дэцай (5 сбитых) известен во всем мире как победитель «двойного аса» Г.Фишера.

Спустя 44 года эта история имела неожиданное продолжение, когда в октябре 1997 г. Фишер вместе с делегацией «летающих тигров» приехал в Китай и в Пекинском авиационном музее изъявил желание встретиться с Хан Дэцаем. Там выяснилось, что Фишера отпустили из плена в июне 1955 г. Уже в США, в журнале «Советская Авиация» Фишер прочитал, «что сбившему его китайскому летчику Хань Дэцаю в то время было всего 20 лет. В 17 лет он закончил летную школу и отправился участвовать в боях в Корее. Когда он столкнулся с американцем, его налет составлял всего около 100 часов». Восхищенный своим соперником «дважды ас» все эти годы хотел с ним познакомиться. Любопытно, что когда Фишер был в плену, нередко во время ужина Хань его видел, но они были не знакомы и не общались. Сам же американец и не подозревал, что этот молодой человек в летной форме и есть его «визави».

В авиационном музее, стоя перед знаменитым участником тех боев – МиГ-15, Г.Фишер сначала встретился с ветераном Корейской войны – бывшим летчиком Лу Вэйгэнем, который его в свое время допрашивал. Хотя они не сразу узнали друг друга, встреча оказалась радостной, и тогда Фишер сказал, что хотел бы встретиться еще и со своим соперником. 18 октября 1997 г. в Шанхае произошла такая встреча Фишера с генерал-лейтенантом авиации в отставке Хань Дэцаем и его семьей. Как пишут китайцы, это был волнующий момент. В разговоре о том самом бое стали всплывать подробности, которые китаец особенно не комментировал, упирая на политическую подоплеку войны в небе Кореи, лишь подчеркнул, что в момент боя его налет на МиГ-15 составлял всего чуть более 20 часов. Узнав, что лишь двумя годами ранее китайский генерал-лейтенант ушел в отставку, отставной полковник Фишер констатировал, что и по службе Хань Дэцай его обогнал. Бизнесмен Фишер сообщил, что его деловые интересы простираются до Вьетнама, Гватемалы и Австралии. Хань Дэцай предложил Фишеру инвестировать капитал в его родину – провинцию Аньхуй, и они даже пришли к какому-то согласию. В процессе обмена подарками и сувенирами об охотничьем ружье Берелидзе, похоже, никто так и не узнал.

Чжао Баотун в русском переводе этот бой не комментировал, а о других более ранних боях Хань Дэцая известно лишь, что «уверенно выполнив сложный маневр (речь шла о боевом развороте – А.Д.), самый молодой летчик нашей эскадрильи девятнадцатилетний Хань Дэцай вышел в лоб ведущему восьмерки врага и одной удачной очередью поджег самолет противника. Пилот этой машины даже не пытался сбить пламя, а сразу катапультировался».

Общий итог боев 7 апреля – два сбитых и один подбитый «Сейбр». Потери – один сбитый и один-два подбитых. Американцы заявили, что сбили 3 МиГ-15, еще три МиГа они объявили сбитыми в бою с китайцами 1 1 апреля «тет-а-тет». 24 и 30 апреля состоялись еще несколько боев МиГов из ОВА с «Сейбрами», якобы сбившими три МиГ- 15.

12 апреля состоялось крупное воздушное сражение южнее Супхун ГЭС. Проходившие в течение дня многочисленные воздушные схватки и свидетельства участвовавших в них советских пилотов достаточно подробно описаны в «Красных дьяволах…» (С. 275277). Итогом дня стали пять сбитых и два подбитых самолета сил ООН. Среди сбитых американцев был и известный ас к-н Джозеф Макконелл. В тот день он сбил один МиГ, затем его самого сбили, и он катапультировался в залив Желтого моря, оттуда его вытащил вертолет Н-19 3-го отряда спасательной службы ВМС США. К-н Дорошенко свидетельствовал, что 12 апреля его восьмерка южнее ГЭС вела воздушный бой и «при выходе из боя мне почти случайно попалась пара «Сейбров», которую я атаковал и одного из них сбил. Нас затем направили на юг побережья… Здесь мне попалась пара «Сейбров», по которой я вел огонь, но они ушли в море на юг, хотя за одним был шлейф. Сначала мне засчитали двух сбитых, а потом второго не засчитали, так как он ушел в море».

Китайцы утверждают, что поскольку достоверных данных о победителе Дж. Макконелла нет, в 2000 г. они «начали разбираться и искать китайского летчика, сбившего «трижды» аса (более 15 побед)». В конечном итоге победителем объявили 22-летнего летчика Цзян Даопина.

Его налет на МиГе в то время составлял чуть более 20 часов, а первый боевой вылет и первый воздушный бой он провел лишь 22 января 1953 г. В тот день он летел замыкающим, и при посадке группы, когда восемь МиГов приземлились и он сам уже готовился выпустить шасси, его самолет атаковали два «Сейбра». Самолет задрожал, в кабине с обеих сторон появились красные вспышки, Цзян Даопина ранили. Высоты и скорости уже не было, но летчик все же сумел сманеврировать и увернуться от очередей. Один из «Сейбров» зашел в лобовую, второй атаковал с задней полусферы, но тем не менее ему удалось благополучно приземлиться.

В журнале China Air Force (2004. № 4. С. 58-59) подробности воздушного боя 12 апреля изложены так: «Американцы направили 76 истребителей, главным образом F-86, 13-ю группами и 36 истребителей-бомбардировщиков 8-ю группами. Их обнаружили в 7-09, а в 7-35 на перехват взлетели 12 МиГ-15бис. На.высоте 10 тыс. м им передали, что американцы летят в сторону реки Ялуцзян и города Чанчэн. В воздухе один из китайских летчиков по инверсии обнаружил восьмерку. Командир группы приказал сбросить дополнительные баки и приготовиться к бою. В это время пара летчиков (ведущий Жун Ичунь, ведомый Цзян Дао- пин) на высоте 7тыс. м справа обнаружили один самолет. Еще два самолета слева пытались приблизиться к их группе и атаковать ведущего. Цзян Даопин сообщил Жун Ичуню, что сам будет атаковать, а тот пусть его прикрывает, и бросился на вражеский самолет. С короткой дистанции (не более 100 м) он открыл огонь, но неудачно. Тут Жун Ичунь сообщил Цзян Даопину, что два американца пытаются зайти ему в хвост. Летчик вышел из-под атаки и открыл предупредительный огонь. В беспорядочном бою он остался один и, поняв это, решил без потери высоты обнаружить группу и пристроиться к своему ведущему. Над Гуйчэном он заметил ниже себя четыре американских самолета и атаковал их. С дистанции около 600 м он открыл огонь по ведущему, это и был F-86 Макконел- ла. Самолет загорелся, и летчик выпрыгнул над морем».


Ведомый летчик Цзян Даопин, 12 апреля 1953 г. сбивший американского аса капитана Джозефа Макконелла.


Военная карьера Цзян Даопина сложилась более чем удачно. Он родился в 1931 г. в провинции Аньхуй, в 1946 г. добровольцем вступил в Красную Армию, в октябре 1947 г. его приняли в КПК. В воздушных боях в Корее сбил пять и подбил два самолета, из них шесть F-86 (больше всех среди китайских летчиков). Получил звание «Военного Героя 2-й степени» и почетное звание «воздушного снайпера», также неоднократно награждался, в том числе и Орденом КНДР «Государственное Знамя». В послужном списке фигурируют должности: командира полка, заместителя и командира дивизии, затем летчик стал заместителем командующего Воздушной Армией. Восемь раз Цзян Даопина принимали высшие руководители КНР и КПК, в их числе Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай и др. Безусловно, такой летчик достоин быть победителем известного американского аса.

Историки из КНР пишут, что в апреле – мае 1953 г. в воздушной обстановке произошли изменения: «Американские ВВС увеличили количество своих самолетов и изменили тактику. Они совершали ежемесячно до 20.000 самолето-вылетов и, одновременно с разрушением стратегических объектов, начали бомбить ирригационные сооружения и водохранилища на севере Кореи, также усилив разведку в районе реки Ялуцзян. Они блокировали аэродромы и нападали на самолеты во время взлета и посадки. После того, как китайцы понесли некоторые потери, они перестроились и усилили систему оповещения. Очень быстро положение изменилось… »

Начало мая ознаменовалось жаркими схватками перехватчиков, проходившими, главным образом, в южной части «аллеи мигов» и даже над морским заливом. Летчики ОВА проявляли в этих боях наибольшую активность, причем наши источники отмечают, в первую очередь, корейских летчиков, несмотря на то, что число их боевых вылетов в мае сократилось более чем вдвое. В мае в составе ОВА попарно, сменяя каждый месяц друг друга, сражались 3-я, 4-я, 6-я, 12-я, 15-я и 17-я иад ОВА (все китайские) и два северокорейских полка. Однако в мае резко возросли потери МиГов, почти вдвое по сравнению с предыдущим месяцем. Так, в бою 26 мая, где наши летчики 64-го иак работали по штурмовикам, а с «Сейбрами» воевали пилоты ОВА (свидетельство возросшего мастерства китайцев), американцы, по их данным, одержали 12 побед. На следующий день китайцы взяли реванш, сбив известного аса Ф.Миллера из 4-го иак. В конце мая китайцы одержали первую ночную победу, 29 мая зам. комполка 4-й иад Хоу Шуцзюнь сбил американский самолет (тип не указан, по нашим данным, в нескольких удачных ночных перехватах летчики ОВА сбили один F-94).

В начале лета китайцы отличились, сбив двух известных американских летчиков: 4 июня – Дж.Кинга, 6-го – Дж.Со- зерленда, в итоге пропавшего без вести. Несмотря на начавшиеся в Пхан- мунджоне переговоры о перемирии, продолжались ожесточенные воздушные бои как днем, так и ночью, в них участвовало 7 дивизий ОВА (3-я, 4-я, 6- я, 12-я, 15-я, 16-я и 17-я). По состоянию на 1 июня в них числилось 214 МиГ- 15бис и 98 МиГ-15 и еще 23 неисправных. Однако число потерь в ОВА значительно снизилось (в 2,5 раза – 11 вместо 27 в мае), хотя сами китайцы почему-то заявили, что именно в июне в сложных метеоусловиях, к которым их пилоты еще не были как следует подготовлены, потеряли 20 сбитых машин, еще 18 подбито. Они также утверждали, что в июне «одержали победу» (по нашим данных, 15 сбитых при 11 потерянных), хотя «американцы, несмотря на близкое завершение войны, в сложных метеоусловиях летнего сезона дождей, совершали большое количество вылетов, усилив попытки разрушения стратегических объектов на севере Кореи. Китайцы, испытывая большие трудности в сложных метеоусловиях, продолжали совершать полеты малыми группами и вели ожесточенные воздушные бои». К концу июня в составе 80 групп они совершили 628 боевых вылетов, сбили 21 самолет и подбили 3 (сравните с данными табл. 1), это «сыграло важную роль» в защите стратегических объектов.

В июле погода еще более ухудшилась, и фактически до 1 1 июля продолжалась затяжная пауза в боях. На своем заседании Партком ВВС НОАК отметил, что хотя война длится уже более двух лет, надо ее продолжать, изучая при этом боевой опыт коллег. В те дни американские самолеты неоднократно пытались разрушить ГЭС в Лагушао и мост через реку Ялуцзян, избегая зоны действия МиГов, но безуспешно. Свои последние бои китайцы провели 16 и 19 июля. В эти дни 54 самолета из 6-й, 4-й и 17-й дивизий вели воздушные бои с большими группами американцев, сбили четыре самолета и подбили два. По нашим данным, летчики ОВА (вероятно, корейцы) встретились с «Сейбрами» 25-й аэ еще 22 июля. Американцы заявили о трех сбитых Мигах, их записали на счет Г.Буттельмана (7-я победа), стажера 25-й аэ и будущего знаменитого американского астронавта Дж.Гленна (единственная победа) и С.Янга.

27 июля 1953 г. Ким Ир Сен и Пэн Дэхуай опубликовали приказ о прекращении военных действий с 22-00 27 июля. На этом бои летчиков ОВА официально закончились, а затем наступило время «зализывать раны» и подводить итоги. В недавно изданной в КНР книге «История боевых действий ВВС Китая» раздел, посвященный итогам Корейской войны, помпезно назван «Блеск китайских ВВС». В нем отмечено, что «китайцы, ведя войну в течение двух лет и восьми месяцев, успешно выполнили поставленные боевые задачи по прикрытию объектов в тылу, транспортных перевозок и прикрытия наземных войск. Они закалились при ведении реальных воздушных боев, и [прошли путь] от неумения вести воздушный бой до накопления богатого опыта, не только выдержали серьезные испытания, но и очень окрепли в боях и добились блестящих результатов. К их военным заслугам можно отнести победу над американскими агрессорами. Китайские ВВС своими победами способствовали началу переговоров о прекращении войны».


"Авиационные сокровища" Китая – МиГ-15 в окраске ОВА в музее китайских ВВС


Китайский МиГ- 15УТИ


F-86 "Сейбр"в китайском музее – подарок "дружественного"Пакистана


У китайцев воевали 10 истребительных дивизий, 21 полк (672 летчика) и 28 экипажей в трех эскадрильях из состава двух бомбардировочных дивизий. К концу войны в ОВА входило семь дивизий, имевших почти 900 самолетов, в том числе 635 МиГ-15 и МиГ-15бис. В боевых действиях также принимали участие 59733 солдат из наземного персонала ВВС, не считая авиационных частей и органов управления, непосредственно не принимавших участия в боях – тыловой персонал, руководящие и летные кадры авиашкол. Всего, по китайским данным, совершено 26.491 боевых самолето-вылетов, на задания вылетали 2457 групп. Они провели 366 групповых воздушных боев, в них участвовало 4872 самолета.

Китайские данные о количестве побед и потерь ВВС НОАК за прошедшие десятилетия не изменились: еще в 1960 г. лучший китайский ас Ван Хай, дослужившийся до звания генерал-лейтенанта и должности начальника политуправления ВВС НОАК, заявил, что китайцы за всю войну сбили и повредили 425 вражеских самолетов. В последние годы в КНР пишут, что китайские летчики из 12 дивизий ВВС НОАК, воевавших в Корее, сбили 330 самолетов и подбили 95. По нашим данным всего летчики ОВА (китайцы и корейцы) сбили 271 самолет. Собственные потери: по китайским источникам – 231 сбитый и 151 подбитый самолет, при этом погибли 1 16 летчиков (по нашим данным – 126 летчиков). По мнению Героя Советского Союза С.М.Кра- маренко, летчики ОВА, сбив 271 самолет противника и потеряв 231 свой, показали «хороший результат».

По типам сбитых самолетов сил ООН статистика выглядит следующим образом: F-86 – 181 (из них F-86F-30 – 5), F-84 – 27, F-80 – 30, F-94 – 1, F-51 – 12, F-82 – 1, F4Y5 – 15, Мк.8 – 2, В- 26 – 1 и еще один неопознанный. (Странно, что сюда не попали сбитые В-29). Зенитчики сухопутных войск КНДР и КНР общими усилиями сбили еще 1284 самолета.

В комментариях побед и потерь о китайских летчиках можно прочесть: «Продолжая славные традиции НОАК, они вели героическую борьбу против американских ВВС и добились блестящих результатов… Учитывая, что китайские ВВС воевали в тяжелых условиях и победы давались им нелегко, они заплатили за них большой ценой. С ожесточением воздушных боев увеличивались и потери. Они оставили след в сердцах близких. Каждый раз, когда самолеты разбегались по ВПП, им всегда желали счастья, так как все понимали, что многим из них вернуться уже не суждено. Когда самолеты возвращались, все техники бежали им навстречу, чтобы приветствовать. Когда техник видел, что его самолет не вернулся, то с тоской смотрел на небо.»

После войны китайцы особое внимание обратили на неоправданные потери при катапультировании, отмечая необходимость ручного, а не только автоматического отделения летчика от кресла в воздухе. Кроме того, не могут простить американцам атаки (а по существу, расстрелы) по раскрывшим на большой высоте парашюты малоопытным летчикам. Так погибло несколько подбитых в бою советских и китайских пилотов.

Руководство советских добровольцев обратило внимание на хорошую постановку дела в аварийно-спасательной службе США, эвакуировавшей сбитых летчиков, раненых или окруженных солдат с помощью вертолетов. Особое внимание уделялось спасению летчиков, сбитых над территорией противника. Американцы имели компактный, но тщательно продуманный комплект аварийного снаряжения с портативным радиомаяком. Как правило, его сигнал принимал самолет и затем наводил вертолет в район нахождения пилота.

В такой ситуации вертолет Сикорский S-51 (H03S-1) становился не просто лучом надежды, а солидной гарантией спасения. Каждый боец или пилот, зная, что в случае чего его не бросят на поле боя, сражался с удвоенной энергией и мужеством. При этом, несмотря на активное применение S-51, потери вертолетов были небольшие… Маневренные «вертушки» без труда уворачивались от огня реактивных «МиГов». Многочисленные легенды гласят, что однажды флотский H03S-1 спасся от атак трех МиГ-15, ловко маневрируя между складками местности. Другой вертолет с простреленным лонжероном одной из лопастей более 100 км уклонялся от атак «МиГа», так и не сумевшего сбить свою «легкую добычу». Северокорейцы попытались бороться со «стрекозами» при помощи «небесных тихоходов» По-2, но безуспешно.


Летный состав, участвовавший в бомбардировках островов Хэдоо, у бомбардировщика Ту2 (см. АиК №11/2004 г.)


В те годы аварийно-спасательная служба ВВС СССР только зарождалась, и ее руководители, очень интересовавшиеся аналогичной организацией американцев, особенно желали заполучить трофейный S-51. И здесь им неоценимую помощь оказали китайцы, но не летчики, а пехотинцы. Для «отлова» спасателя S-51 разработали спецоперацию. Китайцы засекли место приземления американского летчика со сбитого истребителя, тот включил радиомаяк и подал сигнал о помощи. Китайцы скрытно окружили пилота, и когда за ним прилетел спасательный вертолет, выскочили из засады. Вертолетчик попытался срочно взлететь, но колеса шасси и веревочную лестницу китайцы превратили в «гирлянды».. Под непосильным весом вертолет закачался, лопасть чиркнула по кустам, и машина перевернулась. Операция удалась. Вертолет доставили в СССР, разобрали на части в БНТ ЦАГИ и тщательно изучили. Сравнение с аналогичными Ми-1 и Як-100 дало нашим специалистам ценные сведения по повышению качества проектирования. Удивительно, что для улучшения аварийно-спасательной службы ВВС СССР сделано почти ничего не было.

В ходе «боевого соцсоревнования» у китайских летчиков выявилась большая группа особо отличившихся подразделений и героев-летчиков («ударников»), а всего более 8 тыс. человек и 300 подразделений были награждены знаками отличия различной степени (3-й и выше), в том числе 16 – «особыми» наградами.

Наиболее результативной оказалась 3-я иад – 114 сбитых и подбитых. Собственные потери – 43 сбитых и 18 подбитых, погибло 18 летчиков. В ряде источников отмечена также 12-я иад и еще одна дивизия (номер не указан, командир – Чжэн Чжанхуа) – 47 сбитых, в том числе два – лично комдивом.

Среди других авторов «коллективных побед» рекордсменом оказалась 1-я аэ 9-го иап 3-й иад, сбившая и подбившая 29 самолетов, ею командовал Ван Хай, впоследствии – Командующий ВВС НОАК. Позже утверждали, что этого результата они достигли за 80 воздушных боев, но, судя по всему, сюда включили и последующие личные победы летчиков эскадрильи в составе других подразделений. На счету самого Ван Хая 4 сбитых и 5 подбитых (с 9 победами он делит 1-2 место вместе с Чжао Баотуном – 7+2). Военными героями Первой Степени стали Ван Хай и посмертно Сунь Шэнлу (7 побед). Цзяо Цзинвэнь с четырьмя победами стал Военным Героем Второй Степени. Остальные летчики эскадрильи – Лю Дэлинь (3), Чжоу Фэнсин (2), Ма Баотан, Чжан Цзы, Ма Ляньюй и Янь Цзюньо (все по одной победе) стали Заслуженными Народными Военными Деятелями различных степеней (1-й – 3-й). Все летчики эскадрильи получили также и корейские награды. Впоследствии эскадрилья получила коллективную награду 1-й степени, ей было присвоено почетное имя Ван Хая.

В КНР также особо отмечены достижения других героических коллективов: 3-я аэ 10-го иап 4-й иад сбила и подбила 20 самолетов, 2-я аэ 9-го иап 3-й иад – 12. Эскадрилья Чжао Бао- туна (номер не знаю) сбила и подбила 17 самолетов, получив почетное звание «Героическая эскадрилья» в ВВС Военного округа Северо-Востока.

Среди звеньев наивысшего результата достигло 7-е звено 3-й аэ 7-го иап 3-й иад (16), чуть-чуть отстало 2-е звено 1-й аэ 45-го иап 15-й иад (14). Особо выделено 9-е звено 3-й аэ 9-го иап 3- й иад (8), как «действовавшее умело» и без своих потерь.

Довольно любопытно высказались китайцы по поводу личных побед и появления китайских асов: «Воздушные бои в Корее стали первыми крупномасштабными боями с участием реактивных самолетов. Значительное увеличение скорости самолетов и, соответственно, изменение тактики воздушного боя привело к тому, что считать большим успехом случайное уничтожение одного самолета противника стало невозможным. Воздушные бои реактивных самолетов изменили сам критерий понятия аса. Повсеместно стало понятно, что исключается критерий случайности. Асом мог стать только прекрасный летчик, хорошо владеющий техникой пилотирования и тактикой и сбивший не менее 3-4 самолетов.» По китайским данным, у США в Корее воевало 39 асов, сбивших не менее 5 самолетов. Хотя китайскую авиацию они считали «младенческой», но тем не менее в ВВС НОАК за войну стало не – менее 12 летчиков, сбивших 5 и более самолетов, а также 27 человек, сбивших и подбивших 4 самолета.

В результате 68 человек в ВВС НОАК были отмечены наградами 1-й степени, среди них 21 получил звание «Военного Героя» («ударника»). Полный список китайских асов найти пока не удалось, а сами китайцы выделяют прежде всего Чжао Баотуна, получившего личную благодарность Мао Цзэ- дуна, и Ван Хая (по 9 побед). Далее следуют Лю Юйди (8 побед, из них четыре в одном бою, что сомнительно) и Сунь Шэнлу (7). «Мастером по сбитию F-86» китайцы прозвали Лу Миня (5), Чжан Цзихуай (4) прославился победой над асом Дэвисом. Все они получили звание Военного Героя Первой Степени и отличия за «особые заслуги».

Среди остальных своих асов китайцы особо отметили Хань Дэцая с пятью победами, в том числе и над «двойным асом» Фишером, а также Ли Ханя – первым сбившего американский самолет, Ван Теньбао – сбившего «Сейбр» на поршневом Л а -11, и «китайского Гастелло» Би Убиня – во время бомбардировки Хэдао направившего горящий самолет с экипажем на цель. Все эти герои-летчики навечно остались в китайской истории.

Но долго «почивать на лаврах» китайским асам после Корейской войны не удалось. Вскоре вместо «аллеи мигов» им пришлось срочно «протаптывать» новую «тропу мигов» в небе над Тайваньским проливом. Начинался новый этап гражданской воздушной войны с гоминьдановцами.


* * *

Автор считает своим долгом и приятной обязанностью выразить огромную благодарность И.А. Сеидову, А. Сергееву, Г.П. Серову, Б.П. Рычило и А.А. Фирсову за информационную поддержку, а также искренне признателен авторам всех предыдущих публикаций по данной теме, позволяющих достать «из небытия» и восстановить закрытые и ныне почти забытые страницы Корейской войны.


Анатолий ДЕМИН








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх