Загрузка...



АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ СНАРЯД ТИПА «ШРАПНЕЛЬ»

А.А.Платонов, Ю.М. Сагун, П.Ю. Билинкевич, И.В. Парфенцев

Окончание. см. в «ТиВ» №3/2010 г.

Вверху: 1-й батальон 14-го гренадерского Грузинского полка идет в атаку под шрапнельным огнем противника. 1915 г.


Проблему «гранаты и шрапнели» уже в самом начале XX века пытались решить, не отказываясь от принципа «единства снаряда», а путем разработки «универсальных снарядов» или «снарядов универсального действия», т.е. таких боеприпасов, которые обеспечивали по желанию стреляющего ударное или дистанционное действие по цели.

Так, в 1904 г. германский генерал Рихтер писал, что «серу или канифоль следовало бы заменить в шрапнелях тротилом, а трубке придать такое устройство, чтобы при ударном действии это вещество детонировало, а при дистанционном – играло бы роль дымного состава, не влияя на разлет пуль». В том же году в Швеции испытали шрапнельный снаряд с бризантным взрывчатом веществом в центральной камере, но оно не дало того же метательного действий, как порох.

В это же время голландский артиллерист обер-лейтенант ван-Эссен начал разрабатывать совместно с Рейнским заводом Эрхардта в Германии свой «универсальный снаряд». Конкурент завода Эрхардта завод Круппа также приступил к созданию «универсального снаряда», первый образец которого оказался неудачен, хотя два следующих действовали довольно удовлетворительно. Завод Шнейдера во Франции также занялся этими снарядами, однако чего-либо достойного там произвести не удалось.

Образцы таких снарядов, изготовленные по заказу России для 76-мм (3-дм) пушки обр. 1900 и 1902 г., испытали на Главном артиллерийском полигоне в 1910-1913 гг.

Граната-шрапнель Круппа имела головку, отделяющуюся вместе с длинной хвостовой втулкой, в которой был расположен передаточный заряд из прессованного тротила. Центральная трубка для передачи огня в донную камору шрапнели была заменена боковой соединительной трубкой с пороховыми цилиндриками, ачерный ружейный порох в каморе – зерненным тротилом. Диафрагма не имела центрального отверстия, и снаряжение донной каморы производилось через донное очко снаряда. Однако воспламенение зерненного тротила лучом огня от пороховых цилиндриков оказалось ненадежным, так как значительная часть его оставалась несгоревшей.


Универсальные снаряды: а) граната-шрапнель Круппа; б) бризантная шрапнель Круппа.


Бризантная шрапнель Круппа и Шнейдера не имели отдельных головок. При установке трубки на дистанционное действие пули выбрасывались обычным порядком, а трубка с детонатором могла дать лишь маленький взрыв и то при удачном падении. При ударном действии детонировал весь разрывной заряд. Хотя детонация не всегда бывала полной, она все же оказывалась гораздо сильнее, чем действие шрапнели с черным порохом в донной каморе. Шрапнельные пули в этом случае разлетались в боковом направлении, играя роль готовых осколков.

На заводе Круппа была разработана также «шрапнель-граната» с отдельными шрапнельной и гранатной частями и двумя трубками: ударной для бризантного заряда и дистанционной для шрапнельной части.

В 1913 г. российское ГАУ после проведения значительного количества испытаний различных «универсальных снарядов» рекомендовало правительству приобрести для оснащения 3-дюймовых русских пушек бризантную шрапнель конструкции Эрхардт-ван-Эссена.

В том же году она была заказана этому заводу в количестве 50000 шт. с условием, что чертежи ее переходят в собственность России. Однако заказ не был получен ввиду начавшейся Первой мировой войны, а не успевших выехать из Германии русских приемщиков объявили военнопленными. В течение войны 1914-1918 гг. германская и австрийская артиллерии применяли в полевых пушках снаряды Эрхардта и Круппа с различными несущественными изменениями.


Русские шрапнельные снаряды – трофеи японской армии. 1905 г.


Снаряд для 10,5-см германской гаубицы.


Бризантная шрапнель Эрхардт-ван-Эссена.


Шрапнель Розенберга:а – стержневая; б – «палочная».


В Германии уже в 1905 г. был принят «единый снаряд для 10,5-см полевой гаубицы» (Einheitsgeschoss 05 с трубкой H.Z.05, т.е. Haubitz Zunder 0,5). 10,5-см бризантная шрапнель 1905 г. (масса снаряда – 15,7-15,8 кг) содержала 0,9 кг взрывчатого вещества, из которого в головной части в латунном футляре находилось 340 г, между пулями – 500 г, а в детонаторе трубки – 68 г пикриновой кислоты. В шрапнели было 350-400 пуль массой по 10 г и 150 г черного пороха. Снаряд для 10,5-см германской гаубицы комплектовался дистанционными трубками двух типов, обеспечивавших установку на следующие виды действия: шрапнельное дистанционное действие; гранатное дистанционное действие (бризантный разрыв в воздухе); гранатное ударное действие с замедлением и без замедления.

В 1911 г. был введен подобный снаряд с трубкой K.Z.11 (Kanonen Zunder 1911) к 7,7-см полевым пушкам. Кроме того, в этом же году появились «универсальные снаряды» (типа Эрхардт-ван-Эссен) к 7,7-см горным пушкам германских войск в Африке.

Интересный исторический факт заключается в том, что 27 октября 1914 г. в атаке на Нев-Шапель (Западный фронт) немцы применили 10,5-см снаряды в качестве химических. Всего было использовано порядка 3000 снарядов. Снаряд имел обозначение №2 и представлял собой переснаряженный шрапнельный боеприпас, в котором вместо шрапнели находилось раздражающее химическое вещество. Хотя раздражающее действие снарядов оказалось невелико, по германским данным, их применение облегчило взятие Нев-Шапеля.

Е.И. Барсуков в своем труде «Русская артиллерия в мировую войну» указывал, что русские артиллеристы универсальный «единый» снаряд – «шрапнель-гранату» – называли иронически: «ни шрапнель, ни граната».

По мнению германского военного писателя Шварте, «универсальный снаряд», конструктивно объединивший в себе свойства шрапнели и гранаты, не оправдал себя в военных действиях, будучи «слишком сложным в производстве, слишком слабым конструктивно,… слишком трудным в применении и чрезвычайно ограниченным в результате действия». Поэтому с 1916 г. производство снарядов этого типа прекратилось. Вместе с тем, разработка и применение к ним трубок с несколькими установками имело важное значение с точки зрения развития взрывателей и дальнейшего использования их в других боеприпасах.

Отметим, что еще до окончания Первой мировой войны началась разработка 3-дюймовых специальных зенитных снарядов с готовыми поражающими элементами и дистанционными взрывателями. Это было вызвано развитием авиации и тем, что наносимый ею урон становился все более существенным. Поскольку использование пулевой шрапнели для стрельбы по воздушным целям не производило необходимого эффекта вследствие малой скорости шрапнельных пуль (хотя рекомендации о ее применении против воздушных целей давались и позже), наиболее широкое распространение получила стержневая («палочная») шрапнель Розенберга. Стержни представляли собой стальные полые трубки, залитые свинцом.

Первоначально снаряды системы Розенберга изготавливались недальнобойной формы (с цилиндрической запоясковой частью). Наиболее распространенными шрапнелями Розенберга оказались:

а) с 24 стержнями полной длины (обозначение «Р»);

б) с 48 стержнями половинной длины (обозначение «Р/2»);

в) с 96 стержнями 1/4 длины (обозначение «Р/4»).


76-мм дальнобойная стержневая шрапнель в разрезе.


Схема устройства шрапнели с накидками.



Схема устройства шрапнели с разрывными элементами.


Разрывы шрапнельных снарядов при стрельбе по самолетам в ходе Первой мировой войны. Фото Frank Hurley.


Стержневая шрапнель системы Розенберга отличалась от пулевой лишь устройством готовых убойных элементов, представляющих собой стальные стержни призматической формы.

Наибольшее практическое применение в зенитной артиллерии получили шрапнели с 48 стержнями массой по 43-55 г каждый, уложенными в стакане в два яруса. Такая шрапнель до 1939 г. являлась основным снарядом в зенитной артиллерии калибра 76 мм.

Кроме того, было разработано еще несколько мелкосерийных и опытных образцов шрапнелей Розенберга, в том числе – опытная шрапнель со 192 стержнями, шрапнели со стале-свинцовыми элементами круглого сечения и со стальными элементами сегментного сечения.

Важнейшими недостатками стержневой шрапнели явились:

– недостаточная скорость убойных элементов;

– малое количество и недостаточный угол разлета убойных элементов;

– наличие неразрывающегося при действии шрапнели стакана, способного наносить значительные повреждения наземным объектам при зенитной стрельбе.

В период Первой мировой войны 1914-1918 гг. для борьбы с самолетами, имеющими много оттяжек и стоек, стали использовать шрапнель с накидками системы Гартца и системы Колесникова. Шрапнель системы Гартца содержала в качестве убойных элементов так называемые накидки, представляющие собой попарно связанные короткими тросами стальные трубки, залитые свинцом. 76-мм шрапнель (обозначение «Г-Ц») содержала 28 накидок массой 85 г каждая. При попадании таких накидок в проекцию самолета они должны были перебивать стойки, что выводило его из строя.

С развитием авиационной техники поражающее действие таких накидок по самолетам стало совершенно ничтожным, а изменившиеся баллистические качества накидок сделали этот снаряд вообще малопригодным. Имелись данные по стрельбе таким боеприпасом по проволочным заграждениям на малые дальности. По крайней мере, «Карманная книжка войскового артиллериста» от 1928 г. еще рекомендовала стрельбу шрапнелью Гатрца по проволочным заграждениям на дальности не более 2 км.

В шрапнели системы Колесникова было 12 накидок, состоящих из шаровых свинцовых пуль диаметром 25 мм, попарно соединенных тросиком длиной около 220 мм. Кроме накидок в шрапнели Колесникова содержалось около 70 обычных шрапнельных пуль (безтросиков).

В качестве иллюстрации попыток конструкторской мысли повысить поражающее свойство убойных элементов шрапнелей, предназначавшихся для стрельбы по воздушным целям, можно рассмотреть снаряды с разрывными элементами.

Такие шрапнели содержали убойные элементы, снаряженные взрывчатым веществом, вследствие чего каждый такой элемент представлял собой разрывной снаряд, равноценный малокалиберной осколочной гранате.

По способу взрыва убойных элементов шрапнели можно разделить на две группы. К первой группе относятся шрапнели, разрывные элементы которых были снабжены пороховыми замедлителями, воспламеняющимися при взрыве шрапнели. Разрыв этих элементов происходил на полете после выгорания замедлителей, независимо от момента встречи элемента с целью.

В качестве недостатка шрапнели первой группы следует указать на то, что независимость взрыва элементов от встречи с целью сводит эффективность их действия почти к нулю.

Шрапнели второй группы имеют разрывные элементы, снабженные ударными взрывателями, в результате чего такие элементы взрывались только при встрече с преградой.

Подобная конструкция шрапнели оказалась значительно более эффективной, однако другие недостатки, присущие такой схеме, а также малое число убойных элементов, сложность их изготовления и опасность при стрельбе, обусловленная большим количеством капсюлей, исключили возможность принятия ее на вооружение в середине XX века.


Русские окопы в Галиции с противошрапнельными козырьками, маскировкой бруствера и тыльного траверса окопа.


Схема устройства шрапнели с трассирующим устройством.


Шрапнель-граната Круппа, собранная после подрыва. Детонация бризантного заряда «гранатной» части вызывала разрушение корпуса по всей длине и образование большего числа крупных осколков.


Из особенностей конструкции других видов шрапнелей следует отметить использование в их снаряжении трассирующих составов.

Такие снаряды оказались очень полезными при стрельбе по самолетам для корректирования стрельбы. В такой шрапнели поверх поражающих элементов помещали трассирующий состав, воспламенение которого производилось дистанционной трубкой через специальный огнепровод, а для выхода газов в корпусе снаряда имелись отверстия.

Предложенная конструкция трассирующего снаряда или, как его называли вначале, снаряд с «видимой траекторией» , оказалась несовершенной даже для того времени: при полете снаряда след, оставляемый горящим трассирующим составом, был неустойчивым и нечетким.

В отношении использования шрапнели для зенитной стрельбы интересно упоминание профессором Цитовичем стрельбы из германской 15-см пушки по французскому аэростату шрапнелью с 1550 пулями массой 11 г и 44-с трубкой на дальность 16 км. Для стрельбы по дирижаблями и аэропланам создавалась также зажигательная шрапнель. Таким образом, шрапнель стала по-своему «предком» ряда специальных снарядов. Так, зажигательный 3-дм снаряд Стефановича, принятый русской армией в годы Первой мировой войны, по устройству напоминал 3-дм шрапнель; осветительные снаряды Погребнякова к 48-лин гаубице изготавливались на основе корпусов 48-лин шрапнелей. Поступали предложения и по совершенствованию классической шрапнели. Так, в 1920 г. в РСФСР предлагали для увеличения массы пуль изготавливать их из сплава свинца с мышьяком.

Первая мировая война породила множество споров на тему «шрапнель или граната», причем большинство специалистов отдавали первенство «гранате». К концу 1920-хгг. осколочные, осколочно-фугасные и фугасные снаряды фактически приобрели свой современный вид и стали главными типами снарядов. Но шрапнель все еще оставалась «на службе».

«Артиллерийский стрелковый справочник для наземной артиллерии» 1940 г. давал следующие рекомендации по выбору снаряда:

– по броневым сооружениям, танкам, бронемашинам – бронебойная граната, в крайнем случае – граната;

– по открыто движущейся пехоте, кавалерии, артиллерии, по перебегающей пехоте – шрапнель, в крайнем случае – граната;

– по самолетам и аэростатам – шрапнель;

– по бетонным сооружениям – бетонобойный снаряд;

– во всех остальных случаях – граната.

Для стрельбы шрапнелью рекомендовался полный заряд, но «если цель в складке местности» – уменьшенный (для большей крутизны траектории) . Несмотря на некоторую устарелость рекомендаций «Справочника», видно, что шрапнель все еще считали достаточно эффективным боеприпасом. Сохранение шрапнели в боекомплекте и продолжение выпуска связано с ее возможностями поражать атакующую живую силу на средних и ближних дальностях и использования для самообороны орудий (отечественную трубку Т-6, например, можно было установить «на удар», на дистанционное действие и «на картечь») . Шрапнель казалась предпочтительной для организации заградительного огня ближе к своим позициям: скажем, для 122 и 152-мм гаубиц удаление полосы заградительного огня от своей пехоты составляло не менее 100-200 м при стрельбе шрапнелью и не менее 400 м при стрельбе гранатой (бомбой). При разрыве шрапнель и граната давали различное распределение поражающих элементов в пространстве, но все же стоит сравнить количество поражающих элементов (в плане поражения открытой живой силы):

– 76-мм граната – 200-250 убойных (массой более 5 г) осколков, площадь поражения при взрывателе мгновенного действия – 30x15 м;

– 76-мм шрапнель – 260 пуль массой по 10,7 г, площадь поражения – 20x200 м;

– 122-мм граната – 400-500 убойных осколков, площадь поражения – 60x20 м;

– 122-мм шрапнель – 500 пуль массой по 19 г, площадь поражения – 20x250 м.


Дистанционное действие трубки Т-6 в 76-мм шрапнельном снаряде.


При разработке новых шрапнельных снарядов предпринимались попытки придать им и другие поражающие факторы. Скажем, исследователь истории развития отечественной артиллерии А.Б. Широкорад приводит сведения о «работе особой секретности» по теме «Лафет», проведенной в 1934- 1936 гг. совместно Остехбюро («Особым техническим бюро по военным изобретениям специального назначения») и АНИИ РККА, в которой объектом исследования и разработки была шрапнель с ядовитыми элементами. Особенностью конструктивного исполнения этой шрапнели было то, что в маленькие 2-граммовые и 4-граммовые пульки запрессовался кристаллик ядовитого вещества. В декабре 1934 г. 76-мм шрапнель, начиненная ядовитыми пулями, была испытана тремя выстрелами. По заключению комиссии, стрельбы прошли успешно. Тут можно вспомнить сообщения французских врачей времен Первой мировой войны о нахождении в ранах солдат фосфора, затруднявшего заживание ран: предположили, что германцы стали перемешивать в своих снарядах шрапнельные пули с фосфором.

До начала и в ходе Великой Отечественной войны артиллерийские выстрелы со шрапнельными снарядами входили в боекомплект 76- и 107-мм пушек, а также 122-и 152-мм гаубиц. При этом их доля составляла 1/5 часть боекомплекта (76-мм дивизионные пушки) и более. Так, например, у первой САУ СУ-12, поступившей на вооружение Красной Армии в 1933 г. и оснащенной 76-мм пушкой обр. 1927 г., возимый боекомплект составлял 36 выстрелов, из которых одну половину составляли шрапнели, а другую – осколочно-фугасные гранаты.

В советской военной литературе отмечалось, что в ходе гражданской войны в Испании 1936- 1939 гг. проявилось «отличное действие шрапнели по открытым живым целям на малых и средних боевых дальностях», а «требования на шрапнели непрерывно росли».

Во время и в ходе Великой Отечественной войны неоднократно издавались директивы и приказы, которые непосредственно касались использования шрапнелей в бою. Так, в директиве штаба артиллерии Западного фронта №2171с от 7 сентября 1941 г. об устранении недочетов в использовании артиллерии в бою, в пункте четвертом «Стрельба» указывалось: «Стрельба шрапнелью в загоне. Попытка оправдать отсутствием целей – ложная и неправильная, нередки случаи попыток со стороны противника перехода в контратаки, никаким другим снарядом, как шрапнелью, в таких случаях можно и нужно наносить противнику смертельный удар». А в приказной части директивы говорилось: «Широко применить стрельбы с рикошета и шрапнелью…»

Небезынтересно привести выдержку из приказа №65 от 12 ноября 1941 г. командующего войсками Западного фронта генерала армии Г.К. Жукова: «Боевая практика показывает, что наши артиллеристы совершенно недостаточно применяют шрапнель для поражения открытой живой силы противника, предпочитая использование для этой цели гранаты с установкой взрывателя на осколочное действие.

Недооценка шрапнели может быть объяснима лишь тем, что молодые артиллеристы не знают, а старые командиры – артиллеристы забыли, что шрапнель 76-мм полковой и дивизионной пушки при стрельбе по открытой живой силе на средние дальности 4-5 км дает поражение в два раза больше, нежели граната с установкой на осколочное действие.


Британская 60-фнт (127-мм) шрапнель Mk 5С вмещала до 990 пуль массой по 28,3 г.


Американский 105-мм гаубичный снаряд со стреловидными поражающими элементами.


Устройство зажигательного снаряда к 42-лин (107-мм) пушке обр. 1910 г. Хорошо видно «наследие» шрапнели.


На этот крупнейший недочет в боевой деятельности артиллерии указал в специальном приказе Народный Комиссар Обороны т. СТАЛИН и потребовал немедленного его устранения».

В издаваемом в годы войны «Учебнике сержанта артиллерии» достаточно подробно излагались правила и особенности боевого применения шрапнели как непосредственно для поражения живой силы, так и при стрельбе по легкобронированным целям (трубка устанавливалась на ударное действие и при контактном подрыве снаряда было возможно поразить броню до 30 мм).

Об опыте применения шрапнели в ходе Великой Отечественной войны можно судить и по руководству «Боеприпасы к 76-мм орудиям наземной, танковой и самоходной артиллерии», изданном в 1949 г. В нем особо указывалось, что 76-мм пулевая шрапнель может применяться «для стрельбы по пехоте, находящейся на автомашинах или танках, по привязным аэростатам и опускающимся парашютистам, а также для прочесывания лесных опушек и зарослей».

После Второй мировой войны шрапнель продолжала оставаться в боекомплектах некоторых артиллерийских систем. Устаревший тип снаряда довольно долго сохранял себе «нишу» в боекомплекте артиллерии, хотя и все более сужающуюся. Известно, что в ограниченном количестве она использовалась и позднее – в локальных войнах и других вооруженных конфликтах.

В нашей стране и за рубежом весьма интенсивно проводились работы, направленные на повышение могущества артиллерийского снаряда типа шрапнель. И не секрет, что они увенчались успехом. Так, американцы в 1967 г. начали применять во Вьетнаме снаряды со стреловидными поражающими элементами. 1500- 2000 «стрелок» длиной около 25 мм и массой 0,5 г каждая собирались в блок в корпусе снаряда. При срабатывании дистанционного взрывателя специальные шнуровые заряды «раскрывали» головную часть снаряда, а донный вышибной заряд выбрасывал блок из корпуса. Расхождение элементов в радиальном направлении обеспечивалось вращением снаряда. В 1973 г. в СССР на вооружение был принят снаряд, снаряженный готовыми поражающими элементами стреловидной формы, который по эффективности поражения оказался лучше классической шрапнели. Заметим, что идеи замены круглых пуль в шрапнели «пулями-стрелами» высказывались еще в начале XX века.

Также необходимо отметить, что принцип действия шрапнельного снаряда используется и в некоторых современных боеприпасах основного (например, в кассетных, зажигательных, боеприпасах с образованием «осевого осколочного поля») и специального назначения (осветительных, агитационных) как для ствольных, так и для реактивных систем. И тут снова можно обратиться ко временам Генри Шрапнеля. Когда снаряды его системы еще только поступали на вооружение, другой известный британский артиллерист Уильям Конгрев работал над боевыми ракетами. И к 1817 г. среди прочих образцов Конгрев создал и несколько шрапнельных ракет, боевая часть которых содержала от 48 до 400 «карабинных пуль». Что ж, многие «старые» идеи со временем обретают новую жизнь.

Подготовил к печати СЛ. Федосеев


Литература и источники

1. Агрепич АЛ. От камня до современного снаряда. – М.: ВИ МО СССР, 1954.

2. Барсуков Е.З. Русская артиллерия в мировую войну – М.: Воениздат, 1938.

3. Бескровный Л.Г. Армия и флот России в начале XX в. – М.: Наука, 1986.

4. Бескровный Л.Г. Русские армия и флот в XIX в. – М.; Наука, 1973.

5. Брухмюллер Г. Артиллерия при наступлении в позиционной войне. – М.: Госвоениз-дат, 1936.

6. Война будущего. Сборник докладов. – М.: Госвоениздат, 1925.

7. Вукотич А.Н. Зенитная артиллерия. – М, 1929.

8. ГАУ МО СССР Боеприпасы к 76-мм орудиям наземной, танковой и самоходной артиллерии. Руководство. – М.: ВИ МО СССР, 1949.

9. Карманная книжка войскового артиллериста – М.-Л.: Госиздат, Отдел военной литературы, 1928.

10. Клюев А.И. Боеприпасы артиллерии. Учебник ВАКА. – Л., 1959.

11. Круглов А.П. Артиллерийский стрелковый справочник для наземной артиллерии. – М.: Воениздат, 1940.

12. Ларионов Я.М. Записки участника мировой войны – М.: Гос. публичная историческая библиотека, 2009.

13. Лей В. Ракеты и полеты в космос. – М: ВИ МО СССР, 1961.

14. Никифоров Н.Н. Учебник сержанта артиллерии. Кн. 1. -ВИНКО, 1944.

15. Нилус А.А. История материальной части артиллерии. – СПб., 1904.

16. Приказ Командующего войсками Западного фронта №065от 12ноября 1941 г. «Об использовании шрапнели артиллерией для поражения открытой живой силы противника».

17. Рдултовский В.И. Исторический очерк развития трубок и взрывателей – М.: Оборон-гиз, 1940.

18. Справочник по боеприпасам наземной артиллерии. – ВИНКО, 1943.

19. Средства поражения и боеприпасы. Под ред. В.В. Селиванова – М.: МГТУим. Н.Э. Баумана, 2008.

20. Третьяков Г.М. Боеприпасы артиллерии. – М.: ВИ МО СССР, 1947.

21. Фесенко Ю.Н., Шалковский А.Г. Полевая артиллерия русской армии в русско-японской войне – СПб.: Галлея Принт, 2005.

22. Цитович. Тяжелая артиллерия сухопутных войск – М.: Госвоениздат, 1933.

23. Шварте. Современная военная техника. Кн. П – М.: Госвоениздат, 1933.

24. Широкорад А.Б. Энциклопедия отечественной артиллерии. Под общ.ред. Тараса А.Е. – Минск: ХАРВЕСТ, 2000.

25. Эрр. Артиллерия в прошлом, настоящем и будущем. – М.: Воениздат, 1941.

26. Артиллерийский журнал. – 1906, №8.

27. Военный вестник. – /927, №34.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх