Загрузка...



М.Г.Русанов – Главный конструктор АПЛ пр.705 и 705К

Б.В.Григорьев


21 ноября 2000 г. исполнилось 90 лет со дня рождения Михаила Георгиевича Русанова – Главного конструктора СПМБМ "Малахит" (СКБ-143), создателя высокоскоростной автоматизированной АПЛ малого водоизмещения пр.705.

Прошли многие годы, и противоречивость суждений об этом корабле сменилась широким признанием факта, что АПЛ пр.705 была выдающимся достижением отечественной конструкторской мысли, науки и производства. Подтверждением служат многие публикации на эту тему.

Министр судостроительной промышленности СССР Б.Е.Бутома в свое время сравнил создание АПЛ пр.705 с революцией 1905 г., имея ввиду, что настанет и год 1917-й. Директор ГП "Адмиралтейские верфи" В Л.Александров, выступая на торжественном собрании, посвященном 50-летию СПМБМ "Малахит", понимая неизбежность последующего возрождения этого направления, сказал: "Мы еще будем строить ПЛ пр.705 в 2010 году".

Именно так это всегда представлялось и самому М.Г.Русанову – не разовое достижение, а долговременное направление развития подводного флота.

М.Г.Русанов родился в 1909 г. в семье рабочего Невской пригородной железной дороги. Отец рано умер, мать и сестры погибли в Ленинграде в 1942 г. Окончить школу Михаилу Русанову помог старший брат – в Гражданскую войну он был командиром Красной Армии, а затем стал рабочим на заводе "Большевик".

Жил Миша Русанов за Невской заставой, на берегу Невы, в большом дворе, в окружении рабочих Обуховского и Невского судостроительных заводов. Вспоминая, как возникло стремление к кораблестроительному делу, Михаил Георгиевич писал:

"В школе меня интересовали паровозы, автомобили и пароходы. Но больше всего волновали велосипед и мотоцикл. Мотоцикл поражал воображение своей сложностью и мощным громом. На гаревой дорожке около Преображенского кладбища у станции Обухово можно было увидеть владельцев мотоциклов, пытающихся их запустить. Мотоциклы не заводились, а потом срывались с места и, гремя, с большим эффектом мчались несколько десятков метров. Очень хотелось быть владельцем такого чуда.

Играли же мы больше всего в паровозы. Паровозами мы были сами, паровозами были одноколесные и двухколесные тачки. Были у нас и станции и разъезды, и даже начальники станций. Паровозы мы любили, а пароходы восхищали и волновали нас!

Они были красивы, с тревожащими сердце гудками. В жизни морская романтика воплощалась в обычной лодке, на которой мы катались по Неве. Она, эта лодка, была и кораблем Колумба, и пиратским клипером, и «Титаником», и «Авророй».

А подводные лодки? Их не было. Они лишь вскользь проходили в мыслях и играх без какой-либо особой отметки".

Окончив в 1929 г. среднюю школу, Михаил Русанов предпринял первую попытку поступить в Ленинградский кораблестроительный институт. Ему было 19 лет и он был депутатом районного совета.

"Это было время, когда в институты пошли люди, воевавшие в Гражданскую войну, окончившие рабфаки, прошедшие школу производства. Когда я оглянулся вокруг на первом экзамене по математике, то почувствовал себя мальчишкой. Рядом сидел человек в гимнастерке с орденом, дальше – товарищ в форме летчика. И другие были старше, настоящие мужчины. Конкурс был большой, но я почувствовал, что даже сдав экзамен, принят не буду. Так оно и случилось".

В сентябре 1929 г. Русанов пришел на завод "Большевик" и два с половиной года проработал слесарем, на всю жизнь приобретя вкус к любой работе своими руками.

В 1932 г. Михаил Георгиевич поступил в ЛКИ и окончил его в конце 1936 г.


Михаил Георгиевич Русанов


В ЦКБ-18, где он работал еще студентом, М.Г Русанов начал трудиться конструктором, затем расчетчиком и довольно быстро стал начальником сектора корпусного отдела. Войну встретил секретарем парткома, и многие вопросы по эвакуации ЦКБ- 18 в Горький легли на его плечи.

Напряженные военные годы, командировки в качестве руководителя бригады специалистов на действующий флот, работа зам. главного конструктора в эвакуированном бюро. Но возвратилось ЦКБ-18 в Ленинград без М.Г.Русанова: 2 апреля 1945 г. в Горьком он был арестован по доносу и осужден по ст. 58 п. 10 на 7 лег с тремя годами поражения в правах. Заключение отбывал в "спецточке" МВД.

Такой "точкой" стало КБ для заключенных на 4-м этаже административного здания Адмиралтейского завода (в этих помещениях и сегодня находится КБ завода). Там жили, работали и оттуда ездили под конвоем на защиту проектов в Москву. В тюрьме М.Г.Русанов в качестве главного конструктора разработал: самоходный док- завод; гидрокомпрессионную камеру для обучения и тренировок водолазов; ПЛ с турбинными механизмами, работающими на парогазовой смеси, получаемой в результате сгорания порошкообразного алюминия; гидрореактивный движитель (ускоритель хода).

Семь лет заключения окончились в апреле 1952 г. Освобожденному разрешено 24 часа находиться в Ленинграде, дальше – только на 101 км от города в любом направлении. Даже на эти сутки жена не принимает "врага народа" – гонит, угрожая вызвать милицию. Не помня как и почему, М.Г.Русанов оказывается в артели по изготовлению пуговиц на станции Малая Вишера. Затем последовала работа начальником техотдела Свирекой судоверфи, возвращение в Горький в качестве зам. гл. конструктора ПЛ пр.633 З.А.Дерибина, добившегося разрешения на проживание М.Г.Русанова в Горьком. Полное восстановление в правах и отмена приговора пришли лишь после постановления президиума Верховного суда РСФСР в 1955 г.

2 октября 1956 г. по приглашению В.Н.Перегудова М.Г.Русанов приступил к работе в СКБ-143, сначала в качестве зам. гл. конструктора по пр.645, а затем – гл. конструктора ПЛ пр.653. Проект получил высокую оценку, но был закрыт после прекращения работ по создававшейся для нее КР авиаконструктора С.В.Ильюшина.

Вершиной творчества М.Г.Русанова, делом всей его жизни стала АПЛ пр.705. Этот корабль, по замыслу его создателей и командования ВМФ, должен был на десятилетия вперед определить путь развития подводных сил отечественного ВМФ.

Особая, неповторимая сложность поставленной перед кораблем задачи определялась ее высокими ТТЭ, превосходящими достижимые вероятным противником, а также впервые реализуемыми принципиальными техническими решениями, отвечавшими даже не достигнутому уровню науки и техники и способам ведения войны на море, а предполагаемым и в некоторой перспективе. Все на этом корабле должно было стать новым – от ППУ до колбасорезки, и все по жесточайшим техническим требованиям к весам, габаритам и надежности, чаще всего не согласно существующему заделу, а с ориентацией на научные предположения, которые предстояло проверить на основе исследований.

Главный наблюдающий по пр.705 В.В.Гордеев утверждал, что в то время ни один из известных ему главных конструкторов не взялся бы за эту задачу.

М.Г.Русанов принял на себя громадную ответственность и сделал ее, без преувеличения, смыслом своего существования. Все отпущенные ему силы и время он отдал этому кораблю. Даже по ночам, во сне, его мозг работал в заданном направлении, он поднимался и с карандашом и логарифмической линейкой в руках искал ответы на поставленные самому себе задачи. Для этого письменный стол стоял рядом с кроватью. А искать, находить и доказывать приходилось очень многое.

Кристаллизовались технические решения, определившие облик этого корабля: комплексная автоматизация, сокращенный экипаж, ток частотой 400 Гц, ППУ с ЖМТ, совмещенные мачтово-выдвижные устройства, гидравлические ТА, ракетное оружие с горизонтальным стартом, титановый прочный корпус, блочная ПТУ, разрезные рули. И, самое главное – ежедневная, ежечасная битва "насмерть" за каждый килограмм веса и кубический дециметр объема.

Иногда говорится о том, что М.Г.Русанов просто хотел любой ценой создать нечто исключительное и таким образом оторваться от всех конкурентов. Проработав с ним 25 лет, и позднее, не прерывая с ним очень близких отношений, категорически утверждаю – это не так. Он был движим верой. Верой, основанной на непоколебимой убежденности профессионала высшей "пробы" в том, что путь этот – единственно правильный для развития подводного флота. Эта вера и давала ему силы быть бесстрашным в принятии неординарных конструкторских решений, непобедимым в технической полемике и энергию, чтобы выдержать марафонскую дистанцию проектирования и строительства опытного корабля.

М.Г.Русанов сумел подобрать и сделать убежденными "единоверцами" специалистов группы главного конструктора и направить все их жизненные и творческие силы на достижение цели. Он сумел сделать таким же сторонниками практически всех конструкторов бюро, заразить своей одержимостью специалистов других предприятий, научных работников, офицеров ВМФ. Каждое принципиальное техническое и организационное решение по кораблю рождалось в жестких спорах, принималось тяжело и имело как многих сторонников, так, зачастую, не многим меньшее количество противников.

Борьба велась как по пути поиска оптимальных технических решений и конструкций, так и по исключению бесчисленных дополнительных требований наблюдения от ВМФ, реализация которых приводила к.неоправдан ному росту водоизмещения.

М.Г.Русанов всем делился с группой, учил, ничего не придерживая при себе, на всякий случай (не дай бог, кто-нибудь из ближнего окружения станет таким же умным!). Он учил, натаскивая в процессе работы над проектом – разумеется, не по школьному, не по-институтски – он помогал постигать подход к сложнейшему делу проектирования подводного корабля такого уровня, давал возможность видеть главное и отличать его от второстепенного, уметь стоять намертво за технические решения, в которых глубоко убежден, искать и находить решения в почти безнадежных ситуациях и выходить из них с малыми потерями, искать и находить компромиссы, когда нет иного пути.

На службе Михаил Георгиевич был вспыльчив, резок, иногда просто нетерпим, и это приводило к конфликтам, правда, быстро забывавшимся и не носившим затяжного характера. Люди умели видеть в нем главное. С большинством конструкторов бюро у него были очень уважительные и дружеские отношения. В нерабочей или домашней обстановке, у себя на даче, Михаил Георгиевич был человеком заводным, остроумным, гостеприимным – как говорится, умел принять по-русски широко и хлебосольно. Любое товарищеское мероприятие с ним не грозило быть скучным. М.Г.Русанов был неординарен как рассказчик, известны его удачные опусы в живописи, оригинальная резьба по дереву и почти профессиональная чеканка по меди. Любимые книги М.Г.Русанов собственноручно заключал в кожаные тисненые переплеты собственного изготовления. Маленький внук называл его Жу-Жу. В домашнем кругу близкие так его и звали.


АПЛ пр.705К в родной базе, Северный флот. В этих лодках душа Михаила Георгиевича Русанова – настолько они красивы! (фото из собрания И.С.Курганова)


Установленный М.Г.Русановым порядок работы требовал, чтобы все, что предлагалось конструкторскими отделами, апробировалось в группе. Часто постановка самих проблем и предлагаемые решения зарождались в группе. М.Г.Русанов требовал, чтобы основные решения доводились до сведения всех его сотрудников.

– Если этого не делать, – говорил он, – вы будете строить каждый свой корабль, а корабль один.

Он всегда информировал конструкторов группы не только о принимаемых решениях, но и о характерных обстоятельствах внешней обстановки, складывающейся вокруг проекта. А она не всегда была безоблачной.

М.Г.Русанов никогда не опускался до мелочей опеки, он давал значительную самостоятельность, поощрял всякое проявление творческой инициативы, доверял и его не подводили.

Он, безусловно, был выдающимся главным конструктором с блестящей инженерной интуицией и широчайшими знаниями. Однажды я спросил капитана 1 ранга Героя Социалистического Труда Валентина Павловича Рыкова, принявшего на своем веку в качестве председателя Госкомиссии, кроме двух "семьсот пятых", множество ПЛ других проектов:

– Как Вы оцениваете личность Русанова?

Он ответил, не задумываясь:

– Русанов был великим человеком.

Михаил Георгиевич был решителен в принятии смелых, совершенно нетрадиционных решений. Это не значит, что они не стоили ему мучительных раздумий и бессонных ночей. Но он не осторожничал так, как мог бы вести себя человек, имеющий за плечами такой жизненный опыт. А опыт, как уже говорилось, был жестоким.

Неприятности преследовали и позже, во время работы над проектом. Инфаркт, потеря пальцев на левой руке – ошибка при обращении с циркульной электропилой, тяжелейшее воспаление лицевого нерва – результат нервного перенапряжения. Из седла Русанов был выбит позже, когда до сдачи головного корабля пр.705К на "Севмашпредприятии" оставалось не так много времени.

Вероятно, самым принципиальным и трудным в создании АПЛ пр.705 было стремление получить корабль малого водоизмещения. Другие важнейшие характеристики этой лодки обуславливались именно малым водоизмещением: высокая скорость полного подводного хода, исключительная маневренность, позволяющая заходить противнику в "хвост", способность уходить от торпед, малое магнитное и акустическое

поля, возможность практически немедленно выходить в море по боевой тревоге.

Существовало и немало противников такого подхода. Была произнесена и до поры звучала не очень громко хлесткая, но не имеющая технического смысла фраза: "Водоизмещением не воюют".

АПЛ пр.705 шла вразрез того устоявшегося пути, по которому двигалось все остальное подводное кораблестроение, они самим фактом своего существования отвергли "подводные чудища" водоизмещением в десятки тысяч тонн. Но такие корабли было делать легче и проще.

"Семьсот пятый" как первая попытка прорыва за отведенный предел не был лишен недостатков, но принципиальных ошибок в нем не было – время это доказало. Недостатки же устранимы. Но ведь не состоялось ни одной, даже самой маленькой модернизации этого проекта – не допустили этого чиновники!

Разработанный СПМБМ "Малахит" в инициативном порядке в 1973 г. техпроект 705Д ("довооруженный"), предусматривавший усовершенствование пр.705, был закрыт без рассмотрения, при безусловной поддержке этого проекта командованием ВМФ. Тем самым закрыли и направление развития подводных сил страны, проложенное этим кораблем.

Уже в период разработки техпроекта 705Д М.Г.Русанов говорил: "Я знаю, что обречен – меня снимут, это вопрос времени". Сняли его в 1974 г. Несправедливость решения была несколько смягчена персональной пенсией республиканского значения.

По существу, заслуги М.Г.Русанова принизили и при последующем представлении к наградам за создание корабля, которого без него быть просто не могло.

А награды были необычны. Мы не знаем ни одного проекта в стране, кроме пр.705, за который одновременно было бы присвоено несколько званий Героя Социалистического Труда, звание Героя Советского Союза (командиру АПЛ зав.№105), Ленинская и три Государственные премии. Всего лауреатами за проект стали 42 человека. Тысяча человек была награждены орденами и медалями. М.Г.Русанов получил орден Ленина.

Но был в жизни М.Г.Русанова творческий триумф – празднование его 60-летия. Заполненный до отказа актовый зал, около 500 человек конструкторов бюро, гостей из КБ, НИИ, заводов и войсковых частей. Общее выражение признательности Михаилу Георгиевичу за сделанное им, признание таланта конструктора и безусловное подтверждение правильности выбранного технического направления.

АПЛ пр.705 физически больше не существует, они уничтожены. По-разному анализируется объективные и субъективные причины происшедшего. Скорее всего, оно было предопределено в первую очередь общими разрушительными процессами в государстве, когда приоритеты стали определять "общечеловеческие ценности", а не стремление иметь страну в ранге великой державы.

Остается тревожащая кораблестроителей-подводников память о необыкновенном творческом порыве многих сотен конструкторов, ученых, строителей, офицеров ВМФ, захваченных смелой и совершенной идеей.

Живет и надежда на возрождение, на новый творческий подъем. Если это произойдет, вырастут и личности высочайшего творческого накала – подстать Главному конструктору М.Г.Русанову.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх