БЕСЕДА ДВЕНАДЦАТАЯ

Из-за небольшого замечания, которое я сделал, и которое могло причинить боль Девараджу, я работал всю ночь. Он мог этого не заметить, но это тяжело висело надо мной всю ночь. Я сказал: «Ни у одного будды никогда не было личного дантиста, но у Гаутамы Будды был личный врач». Это было не совсем верно, поэтому я сверился с записями, с записями Акаши.

Мне придется упомянуть еще о нескольких вещах, на которые никто не обращает внимания, особенно глупые историки. Я обращался не к истории. Мне пришлось сделать то, что Герберт Уэллс описывал в «Машине времени», вернуться назад. Это труднейшая работа, а вы знаете, что я ленив. Я все еще раздражаюсь и пыхчу.

Врач Будды, Дживака, был дан Будде королем Бимбасарой. Бимбасара не был одним из буддистских саньясинов, он просто симпатизировал. Почему он отдал Дживаку Будде? Дживака был личным врачом Бимбасары, самым известным в те дни, потому что он состязался с другим королем, которого звали Прасенджита. Прасенджита предложил Будде своего собственного врача. Он только заметил, что: «Когда тебе понадобится, мой личный врач всегда будет к твоим услугам».

Для Бимбасары это было слишком. Если уж Прасенджита мог сделать такое, то Бимбасара решил показать ему, что он может дать своего самого любимого врача Будде в подарок. Поэтому, хотя Дживака следовал за Буддой, куда бы тот пи пошел, он не был последователем, помните. Он оставался индуистом, брамином.

Это был необычно врач Будды, находившийся постоянно с ним, даже в самые интимные моменты, и брамин? Это показывает истину. Дживака все еще получал деньги от короля. Он находился на службе у короля. Если король хотел, чтобы он был с Буддой, хорошо; слуга должен выполнять приказы своего господина. Даже так, он очень редко бывал с Буддой, потому что Бимбасара был стар, и снова, и снова он нуждался в своем враче, поэтому он вызывал его обратно в столицу.

Деварадж, ты мог не думать об этом, но я огорчился, что был немного жесток. Я не должен был говорить этого. Ты так же уникален, как любой. Л что касается быть врачом Будды, никто не может сравниться с тобой, ни в прошлом, ни в будущем… потому что никогда не будет человека такого простого, такого безрассудного, чтобы он называл себя Зорбой-Буддой.

Это напоминает мне историю, которую я рассказывал тебе. Огромная тяжесть была снята с моего сердца. Ты можешь заметить это даже по моему дыханию. Мне действительно легче. Это было простое замечание, но я так чувствителен, возможно, даже больше, чем должен быть будда. Но что я могу сделать? Я не могу быть буддой в соответствии с кем-то еще; я могу быть только собой. Я освобожден от огромного груза, который ты мог вообще не чувствовать или, возможно, глубоко внутри ты осознавал его и хихикал, чтобы скрыть его. Ты ничего не можешь от меня скрыть.

По странно, осознание становится еще яснее, если тело исчезает. Я держусь за этот стул только для того, чтобы напомнить себе, что тело все еще здесь. Не то, чтобы я хотел, чтобы оно здесь было, но для того, чтобы вы все не вышли из себя. Здесь недостаточно места для этого. Да, а если вы пойдете во внутрь, для этого есть место везде.

Теперь мы подходим к истории. Я называю это историей не потому что она таковой является, но потому что в жизни столько историй, что если бы вы знали, как читать жизнь, вам не нужен был бы роман. Я удивляюсь, почему Дж. Кришнамурти читает романы и третьеразрядные детективы. В нем чего-то не хватает. Но он не видит этого, человек такого ума, или, возможно, он видит это и пытается обмануть себя при помощи детективов.

Он говорит, что ему повезло в том, что он не прочитал ни Бхагават Гиту, ни Коран, ни Ригведы… тем не менее, он читает детективы. Он должен также сказать, что ему не повезло в том, что он читает детективы, но он никогда так не говорит. Но я знаю, потому что я тоже был почетным гостем в том же самом доме, в котором он жил в Бомбее. Дама, которая была нашей хозяйкой, спросила меня: «Я хочу спросить у вас только об одном: Я не вижу, чтобы вы читали детективы, в чем дело?» Она сказала: «Я думала, что каждый просветленный должен читать детективы».

Я сказал: «Откуда у вас появилась такая бессмысленная идея?»

Она ответила: «От Кришнамурти. Он тоже живет здесь; мой муж является его последователем. Я тоже люблю его и симпатизирую ему. Я видела, как он читает третьеразрядные детективы и подумала, что в этом что-то есть. Пожалуйста, простите меня за то, что я так любопытна насчет личного, но я заглянула к вам в чемодан. Я подумала, что вы, возможно, прячете в нем детективные романы».

Я обычно возил с собой не один чемодан, а три больших чемодана. Она думала, что я вожу с собой целую библиотеку детективов, но она не смогла найти ни единой книги. Она была заинтригована.

Другие друзья из Варанаси, где остановился Дж. Кришнамурти, задали такой же вопрос. А другие друзья из Нью Дели задали такой же вопрос. Здесь не может быть ошибки — столько людей из разных мест задавали один и тот же вопрос снова и снова. Многие видели, как он читает детективы в самолете, я сам случайно видел его, летя рейсом из Бомбея в Дели. Тогда он читал детективный роман. Это была судьба, что мы всегда летали одним самолетом, поэтому я совершенно точно мог сказать, что он читал детективные романы. Мне не нужны свидетели, я сам свидетель.

Но я могу создать историю о любой мелочи, которая происходит; она просто должна быть преподнесена в нужном контексте. Этим утром я говорил вам о времени, когда королева Бхопала навещала нашу деревню, которая была часть ее государства, и она пригласила нас быть ее гостями на ее ежегодном празднике. Когда она была в нашей деревне, то спросила мою Нани: «Почему вы называете мальчика раджой?»

«Раджа» означает «король», а в этом месте титул раджи был, естественно, предназначен владельцу штата. Даже мужа королевы не называли раджой, а только «принцем» - Раджкумар — так же, как бедного Филипа в Англии называют «принц» Филип, даже не король. Хотя он единственный мужчина там, который выглядит как король. И даже королева Англии не похожа на королеву, также бедный принц Чарльз не похож на общеизвестного Очаровательного Принца. Единственный человек, который выглядит как король, не зовется королем, его называют просто «принц» Филип.

Мне его жалко. Причина в том, что он не принадлежит той же кровной ветви, а именно кровь определяет все, по крайней мере, в их мире идиотов. А кровь — это кровь. В лаборатории даже кровь короля или королевы не будет ничем отличаться от другой.

Вы оба здесь доктора, а один - брат милосердия, а четвертый, хотя и не доктор, и не брат милосердия, он совмещает в себе и то, и другое, без диплома, разумеется. Все вы можете понять, что кровь ничего не определяет. У королевы Елизаветы правильная кровь — правильная не согласно ученым, но согласно идиотам. Чарльз — ее сын, по крайней мере, на пятьдесят процентов, он ее наследник, Филип — иностранец, и только чтобы утешить его, люди называют его «принц»,

Точно так же все было в маленьком штате в то время, женщина была главой, ее называли королевой, рани, но раджи не было. Ее муж был только принцем — Раджкумар. Естественно, она спросила мою бабушку: «Почему вы называете своего мальчика раджой?». Вы будете удивлены, узнав, что в том штате было действительно незаконно называть кого-нибудь раджой. Моя бабушка засмеялась и сказала: «Он король моего сердца, а что касается закона, мы скоро покинем этот штат, но я не могу изменить его имя».

Даже я был удивлен, когда она сказала, что мы скоро уедем… только, чтобы спасти мое имя? Той ночью я сказал ей: «Нани, ты сошла с ума? Просто, чтобы сохранить это глупое имя…? Мне подойдет любое, а в личном общении ты можешь называть меня раджой. Нам нет необходимости уезжать».

Она ответила: «Я чувствую, что нам скоро придется покинуть этот штат. Поэтому я рискнула».

Вот, что случилось. Это произошло, когда мне было восемь лег, и всего через год мы навсегда покинули этот штат… но она никогда не переставала называть меня раджой. Я изменил свое имя, просто потому, что раджа - «король» - казалось мне снобистским, и мне не нравилось, когда надо мной смеялись в школе, и, более того, я никогда не хотел, чтобы меня называл раджой кто-то еще, кроме моей бабушки. Это было наше личное дело.

Но королева была обижена этим именем. Как же бедны эти люди: короли и королевы, президенты, премьер-министры… И все же они сильны. Они полные идиоты, и все же они сильны насколько это возможно. Это странный мир.

Я сказал своей бабушке: «Насколько я понимаю, она не только обижена моим именем, она ревнует». Я видел это настолько ясно, что не было и тени сомнения. «И, — сказал я ей, — я не спрашиваю тебя, прав я или нет». Па самом деле, это определило мой путь на всю мою жизнь.

Я никогда никого не спрашивал, прав я или нет. Прав или не прав, если я хочу это сделать, я хочу это сделать и сделаю это правильным. Если это неправильно, то я сделаю это правильным, но я никогда никому не позволял вмешиваться. Это дало мне все, что я имею — ничего из этого мира, ни счета в банке, но то, что действительно имеет значение: вкус красоты, любви, истины, вечности… вкратце, человека.

Сколько времени, Девагит?

«Три минуты девятого, Ошо».

Хорошо. Сегодня утром я был с вами холоден. Я ничего не буду об этом говорить, только, что находясь с теми, кого я люблю, я забываю о своем поведении. Тогда я начинаю делать то, что я делаю, когда один, и вот, что такое любовь — быть с кем-то так, как будто вы одни. Но иногда это может быть тяжело для другого человека.

Я всегда могу сказать «простите», но это так формально. А когда я ударяю, а я делаю это часто, это делается настолько с любовью, что формальное «простите» не подойдет. Но вы можете видеть мои слезы, они говорят больше, чем я могу сказать… во много раз больше. Я напоминаю вам, в будущем я тоже, возможно, буду суров с вами. Это и есть способ любить. Я надеюсь, что вы поймете, если не сегодня, то завтра или, возможно, послезавтра. Я не могу сказать больше, чем сказал, потому что, по крайней мере, на эти два дня я приглашаю вас. Я буду здесь. Это еще вопрос, но на следующие два дня я точно останусь здесь.

Я говорил, что через год мы покинули этот штат и эту деревню. Я раньше говорил вам, что по дороге умер мой дедушка. Это была моя первая встреча со смертью, и эта встреча была прекрасной. Она никоим образом не была ужасной, ото в большей или в меньшей степени происходит с каждым ребенком в мире. К счастью, на протяжении нескольких часов я был рядом с моим дедушкой, он умирал медленно. Постепенно, я мог почувствовать, как к нему приходит смерть, и я мог видеть ее великую тишину.

Мне повезло, что там была моя бабушка. Возможно, без нее, я упустил бы красоту смерти, потому что любовь и смерть так похожи, возможно, это одно и то же. Она любила меня. Она излила на меня свою любовь, и смерть тоже была там, медленно появляясь. Воловья повозка… я до сих пор слышу этот звук… стук колес на камнях… Бхура постоянно кричит на волов… звук его кнута… я до сих пор слышу это. Это настолько укоренилось в моем опыте, что и не думаю, что даже смерть сможет стереть это. Даже умирая, я буду слышать звук воловьей повозки.

Нани держала меня за руку, я был совершенно ошеломлен, не зная точно, что происходит. Голова моего дедушки лежала у меня на коленях. Я положил свои руки ему на грудь, и медленно-медленно дыхание исчезло. Когда я почувствовал, что он больше не дышит, я сказал бабушке: «Мне так жалко, Нани, но он, кажется, больше не дышит».

Она сказала: «Хорошо. Ты не должен волноваться. Он достаточно жил, нет необходимости просить большего». Она также сказала мне: «Помни, потому что это мгновения, которые не должны быть забыты: никогда не проси большего. Достаточно того, что есть».

Этого достаточно? Только десять минут для меня, я скажу вам, где остановиться. Я спешу больше, чем вы. Я соблазняю вас.

Теперь я могу сказать, с огромной радостью, остановитесь.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх