БЕСЕДА СОРОКОВАЯ

Я стою, я имею в виду в моей памяти, я стою с Масто. Конечно, нет никого, с кем бы я хотел стоять. После Масто все выглядят бедными, так и должно быть.

Этот человек был в самом деле богатым в каждой клеточке своего существа, в каждой точке своих отношений, которые он понемногу мне раскрывал. Он никогда не представлял мне целое, это было невозможно. Я торопился делать то, что я называю неделание. Он торопился делать то, что он называл ответственностью по отношению ко мне, как он обещал Пагал Бабе. Мы оба спешили, потому что он хотел открыть мне все свои отношения. Выли также и другие причины.

Он был традиционный саньясин — по крайне мере на поверхности, но я знал его внутри. Он был нетрадиционен, но только изображал это, потому что этого хотели люди. И только сегодня я могу понять, как сильно он страдал. Я никогда так не страдал, потому что я просто отказывался притворяться.

Вы не можете поверить, но тысяча людей ожидали от меня что-то ими придуманное. Я не имел с этим ничего общего. Индуисты, среди миллионов моих последователей, — я говорю о днях, когда я начал свою работу — они верили, что я - Кальки, аватара, последний.

Я должен это немного объяснить, потому что это поможет вам понять много вещей. В Индии в древности верили, что есть лишь десять перевоплощений бога. Естественно, ведь в те дни люди умели считать лишь на пальцах, и десять было последним числом. Вы не могли выйти за пределы десяти, вы должны были начинать с одного. Вот почему индуисты верили, что каждый цикл существования имеет десять аватар. Слово «аватара» буквально означает «спустившийся с небес». Десять, потому что после десятого один цикл или круг заканчивается. И сразу же начинается другой, где опять есть первый аватара, и история продолжается опять до десятого.

Вы легко сможете понять меня, если вы видели, как считают бедные индийские крестьяне. Они считают па пальцах до десятого пальца; затем они опять начинают один, два… Десять было последним числом. И странно, что касается языков, оно остается таким. За пределами десяти ничего нет; одиннадцать — это повторение, одиннадцать это просто один, поставленный за одним, вот и все. После десяти все номера - это лишь повторение.

Почему же все номера до десяти так оригинальны? потому что везде люди считали па пальцах.

Кстати, я должен упомянуть, прежде чем я буду говорить дальше, что все слова в английском для счета от одного до десяти заимствованы из санскрита.

Математика многим обязана санскриту, потому что без этих чисел не было бы ни Альберта Энштейна, ни атомной бомбы также, ни Бертрана Рассела, ни Вайтхеда. Эти числа это основные кирпичики.

И основы этому заложены именно в гималайских долинах. Возможно, люди встретились с огромной красотой и попытались измерить ее. Возможно, этому была какая-то другая причина, но одно очевидно — санскритское слово «три» стало в английском «three». Оно путешествовало так долго, санскритское «састх» стало английским «six»; санскритское «астх» стало английским «eight» и так далее.

О чем я говорил?

«Вы говорили о том, что индусы думали, что вы - это десятая инкарнация аватары Кальки».

Кальки — это десятая и последняя индуистская инкарнация бога. После него мир кончается — и, конечно, начинается снова, так же, как вы разрушаете карточный домик и затем начинаете строить его снова. Возможно, ради азарта вы можете перемешать карты перед началом строительства, но что это значит для карт? Перемешивая их, вы чувствуете себя хорошо.

Именно так бог перемешивает и начинает думать: «Возможно, на этот раз я сделаю все немного лучше». Но каждый раз, когда он делает, получается Адольф Гитлер, Ричард Никсон, Морарджи Десаи… Я имею в виду то, что бог терпит неудачу каждое мгновение.

Да, иногда все проходит удачно, но ответственен за это человек, потому что он преуспевает в мире, где все терпит неудачу. Конечно же, это не может быть поставлено богу в заслугу. Мир — это достаточное доказательство того, что бог полностью дискредитирован.

Индусы еще до времени Ригведы начали использовать «десять» как последнее число — то есть около десяти тысяч лет назад. Но джайны, которые более математичны, логичны и старше чем индуисты, никогда не верили в верховенство десяти. У них другая мысль об этом, взятая из того же источника.

То, что сделали джайны, никогда широко не обсуждалось, об гном не говорится ни в каких книгах, и, возможно, я упоминаю об этом в первый раз. Джайны верит в двадцать четыре мастера, тиртханкары, как они их называют. Тиртханкара - это прекрасное слово; оно означает «тот, кто дает вам место в своей лодке, на которой вы можете плыть на другой берег». По они верили в двадцать четыре. Их творение - это тоже круг, но, естественно, больший. У индуистов маленький круг из десяти, у джайнов больший круг из двадцати четырех.

Даже на индуистов произвело впечатление число «двадцать четыре», потому что джайны говорили им: «У вас только десять - а у нас двадцать четыре». Это похоже на детскую психологию: «Какой рост у твоего папы? Всего метр пятьдесят? А у моего папы метр восемьдесят. Нет никого больше моего папы», — ведь этот бог есть ничто иное, как форма отца.

Иисус был совершенно прав; он обычно называл его «абба», что может быть переведено как «папа», а не «бог». И это можно понять «абба» - это слово любви и уважения, а отец нет.

В то мгновение, когда вы говорите «папа», что-то серьезное немедленно происходит с вами, и даже с человеком, которого вы называете отцом, потому что он должен быть отцом. Возможно, поэтому христиане называют своих священников «отец»; «папа» тут не подойдет, а «абба» смешно даже для детей — никто не относился бы к нему серьезно.

Индусы пришли в Индию. Они не первоначальное население этой страны, они иностранцы. Они пришли из Центральной Азии, откуда пришли все европейские народы: французы, англичане, немцы, русские, скандинавы, литовцы и другие. Все народы пришли из Монголии, которая сейчас почти пустыня. Никто не знает, где она. Часть ее принадлежит Китаю, а большая часть России, и эти страны вовлечены в холодную войну о проведении границ в Монголии.

Но все эти арийские народы пришли из степей Монголии, потому что она стала постепенно превращаться в пустыню, а их численность росла. Им нужно было двигаться в любом направлении. Так и появились все эти страны.

Но до того как арии достигли Индии, это уже была очень культурная страна. Ее нельзя было сравнить с Европой. Когда арии пришли в Германию или Англию, им не с кем было там бороться; они нашли прекрасную страну, где им некого было бояться. Но в Индии все было по-другому. Люди, которые жили в Индии до ариев, были очень цивилизованными. Они действительно достигли высокого уровня цивилизации, а не просто жили в городах.

Два города раскопаны — это Мохенджо-Даро, который сейчас на ходится в Пакистане, и Хараппа. В этих городах можно увидеть странные вещи: улицы, шириной восемнадцать метров, трехэтажные здания, ванные да, соединенные со спальнями. Даже сейчас в Индии многие не знают, что такое вообще может быть. Фактически, если вы расскажете им, они станут смеяться, они подумают, что вы немного сошли с ума — разве может быть ванна соединена со спальней? Вы, что сумасшедший?

Последняя дизайнерская разработка из Скандинавии кажется действительно немножко сумасшедшей. В ней спальня включена в ванную. Это большая ванная, а в углу ее находится спальня. В ванной есть маленький бассейн и другие необходимые вам вещи, а также кропать… но не ванна находится рядом со спальней, а кровать внутри ванны.

Возможно, так все и будет в будущем, но если рассказать это миллионам людей в Индии…! В нашей семье в той деревне моего дедушки, где я жил, в единственной семье в деревне, была ванная и туалет рядом со спальней, и все люди шутили об этом. Все шепотом спрашивали меня: «Неужели у вас, в самом деле, ванна присоединена к спальне?»

Я говорил: «Тут нечего скрывать. Да — ну и что?» Они говорили: «Мы не можем в это поверить, потому что здесь никто не слышал, чтобы ванна была соединена со спальней. Должно быть, это придумала твоя бабушка. Эта женщина опасна. Она принесла эту мысль. Она не наша, она пришла издалека. Должно быть, она родилась где-то далеко и не рассказывала об атом даже тебе».

Я сказал им: «Вам не нужно беспокоиться. Вы можете сказать мне, потому что она сама мне все рассказывает».

Они говорили: «Посмотри, мы говорили тебе! Эта странная женщина из Кейджурахо. В этом месте не может быть нормальных людей».

Возможно, что-то во мне было от моей Нани, то, что я называю правильным, а они называли неправильным.

Индуисты не самая древняя религия в мире, как они говорят об этом. Таковы джайны, но их меньшинство, и они очень трусливы. Но они принесли идею о двадцати четырех. Почему двадцать четыре? Я обсуждал это с Масто, с моей мамой, с моей так называемой тещей, о которой я буду говорить дальше. После моей Нани она была самой приятной женщиной, которую я знал.

Эта была шутка, что ее называли моей тещей, но она была мне как мать, хотя и не была ею официально. Это не значит, что я женился на ее дочери, хотя ее дочь любила меня. Но об этом как-нибудь в другой раз, я не хочу начинать говорить об этом сейчас.

Сколько времени?

«Десять тридцать, Ошо».

Великолепно. Еще десять минут. Это было прекрасно.

(Ошо начинает смеяться. Он пытается объяснить, над чем он смеется… но смеется еще сильнее.)






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх