Загрузка...



  • 1. ШМОТ
  • 2. ВАЭРА
  • 3. БО
  • 4. БЕШАЛАХ
  • 5. ИТРО
  • 6. МИШПАТИМ
  • 7. ТРУМА
  • 8. ТЕЦАВЕ
  • 9. КИ — ТИСА
  • 10. ВАЯКЭЛЬ
  • 11. ПЕКУДЕЙ
  • Ш М О Т (вторая книга Торы)

    1. ШМОТ

    «Шмот» — «Имена». Эта глава повторяет название 2-го тома Пятикнижия Моисея или Торы.

    Глава начинается перечислением имен сынов Яакова, у которого было еще одно имя Исраэль (по-русски — Израиль). И вот сыны Израиля плодились и стремительно размножались и стали чрезвычайно многочисленны и сильны, и наполнилась ими страна Египет. А в Египте появился в это время новый царь. И сказал он народу своему: «Вот народ сынов Израиля многочисленнее и сильнее нас. Давайте ухитримся действовать против него, не то он умножится, и, случись война, присоединится он к неприятелям нашим, и будет воевать против нас и уйдет из страны».


    И здесь, и далее по тексту Торы, мы наблюдаем поразительное сходство и даже детали действий, которые объединяют египетских и советских фараонов.

    Как уже нам известно, евреи поначалу были приняты в Египте с уважением и доверием. Иосиф стал фактическим правителем Египта. Его мудрость и административные таланты оградили Египет от различных бедствий и обеспечили укрепление Египетского государства. Таким образом, евреи Египта органично вписались в Египетскую национальную жизнь и стали опорой фараона.


    То же самое произошло и в России во время и после революции, которую определенная часть евреев приняла благожелательно после жестоких погромов и унизительных законов царского времени. По этому поводу даже наметился раскол между религиозными и светскими, в данном случае советскими, евреями. И вот характерная сценка, написанная в ироническом стиле молодым и талантливым поэтом Иосифом Уткиным.

    Это просто наказанье
    Вы слыхали? Хаим Бэз
    Делать сыну обрезанье
    Отказался наотрез.
    Первый случай в Кишиневе
    Что придумал, сукин сын.
    Говорит, довольно крови,
    Уважаемый раввин.

    А вот русский поэт Сергей Есенин, преодолевая свой бытовой антисемитизм, писал о знаковых еврейских фигурах того времени. Писал, пожалуй, восторженно.

    Эй, вы, атамане,
    Не казак, а сотский.
    А почто ж у коммунаров
    Есть товарищ Троцкий?
    Он без имени святого,
    Без лихого звона
    Обещал коней нам наших
    Напоить из Дона.

    Или вот еще одна характеристика, выданная русским поэтом еврейскому большевику:

    А Зиновьев всем вел такую речь:
    Братья, лучше нам тут костьми полечь,
    Чем отдать врагу вольный Питер-град
    И идти опять в кабалу назад.

    Поэт Есенин тогда, увы, еще не знал своей судьбы, как, впрочем, и председатель Реввоенсовета республики Лев Троцкий, и беспощадный вождь красного Петрограда Григорий Зиновьев. Как не знал ее и трепетный большевик, архи талантливый журналист Михаил Кольцов, родной брат знаменитого карикатуриста Бориса Ефимова. Официально, М.Кольцов был расстрелян по ходу ежовщины, а по слухам, и того хуже. И тот был не Ефимов, и этот не Кольцов, а носили они уже забытые ныне еврейские фамилии. Ефимов, впрочем, выжил. И живет он за себя, и за того парня по сей день. Ему исполнилось недавно 107 лет.

    Еще одна знаковая фигура эпохи советско-еврейского сотрудничества. Это Давид Заславский, небесталанный и очень желчный политический журналист. Русские братья по большевистскому печатному цеху характеризовали его, как бы перефразируя текст Торы: «В боях с врагом любого вида, сверкает остро меч Давида».

    А ростовский поэт Григорий Кац в сороковом году написал программное стихотворение «Старый Хаим». Этот старик, по словам Каца, изнывал под гнетом польских панов. Однако же надежды не терял и посматривал на восток, на большую степную дорогу в сторону Советского Союза. Его надежды сбылись. Советские люди протянули руку помощи братским народам Западной Украины и Белоруссии. Так сказал В.М. Молотов. А поэт Григорий Кац, оживляя официальный текст наркома, рассказал о том, что старый Хаим увидел, наконец, танки и пехоту под красными звездами. Заканчиваются стихи словами: «Старый Хаим недаром смотрел на восток, на большую степную дорогу».

    Между прочим, в Новочеркасском музее Донского казачества в разделе Гражданской войны среди фотографий Подтелкова, Кривошлыкова с сотоварищами выделяется отдельный крупный портрет красивого молодого человека в казачьей форме по фамилии Френкель. Этот Френкель действительно выделился из общей массы, поскольку совершил дерзкий побег из белогвардейского плена и таким образом избежал казни.

    А вот другой комиссар-еврей по фамилии Коган из поэмы Багрицкого, бежать отказался. Он так и сказал своему врагу Опанасу: «Нет, не гоже коммунисту бегать, как борзая» и был расстрелян на месте. Впрочем, Багрицкий добавил в адрес всех врагов Советской власти следующее предупреждение:

    Разлюбезною дорогой не пройдутся ноги,
    Если вытянулся Коган поперек дороги.

    Как выяснилось в дальнейшем, этот постулат Багрицкого имеет не узко классовое, а поистине универсальное значение, и относится к белым, красным и коричневым, а сегодня и к тем, кто шагает под зелеными знаменами. По крайней мере, так было на протяжении последних двух тысячелетий. И в соответствии с духом и буквой Торы будет продолжаться и в будущем. Как говорится, мы пришли на эту землю первыми и уйдем отсюда последними. А пока, суммируя все сказанное, отметим, что и в Египте, и в Советском Союзе еврейская община на первых порах была принята благожелательно. Египетский фараон считал, что Иосиф является носителем духа Божьего, и даровал ему высокую должность, а также различные благодеяния и льготы всему роду его.

    То же самое наблюдалось и в Советском Союзе на первых порах его существования. Лучше всего ситуацию выразил, пожалуй, популярный анекдот тридцатых годов: «Почему РКП (б) переименовали в ВКП (б)? Потому, что две трети членов партии не могут выговорить букву «р».

    В дальнейшем египетские и советские фараоны резко изменили отношение к евреям. Но это уже предмет следующей темы. Остается лишь отметить в пределах нашего изложения использование нами большого количества имен. Это не случайно, поскольку весь второй том Пятикнижия и наша сегодняшняя глава, в частности, называются «Шмот», что в переводе на русский язык означает «Имена».

    2. ВАЭРА

    «Ваэра» означает — «И сказал».

    Глава посвящена апогею борьбы еврейского Бога с египетским фараоном. Бог сказал фараону: «Отпусти народ мой». Но фараон ожесточился, упорно не выпускал евреев из Египта. Впрочем, это противостояние разгоралось постепенно и, чтобы разглядеть его истоки, вернемся к главе «Шмот».

    Итак, новый фараон, который не знал Иосифа, то есть игнорировал все добро, сделанное Иосифом и его родом, решил для себя, что евреи стали опасными чужаками.


    В дальнейшем, на протяжении тысячелетий, аналогичная судьба ожидала евреев во всех странах исхода. Евреи обогащали страну галута, формируя ремесла, науки, дороги, финансы, скотоводство, искусство и все, что понадобится впредь. По ходу этих событий становились элитой общества, богатели, вызывали острую зависть, которая завершалась жестокими погромами. Впрочем, все это еще впереди, а пока возвращаемся к первому прецеденту такого рода.

    Напомним еще раз: новый фараон решил, что евреи стали опасными чужаками, и эту мысль он внушал своим царедворцам и народу Египта. В результате «поставили над Израилем начальников повинностей, дабы изнурять его тяжкими работами», и строил он (народ) города-хранилища для фараона — Питом и Рамсес. Но тяжкий труд не сломил евреев, которые продолжали размножаться и разрастаться чрезвычайно. И надоели египтянам сыны Израиля. И тогда фараон повелел каждого новорожденного еврейского мальчика бросать в Нил. Одному младенцу, однако, удалось выжить, потому что его мать приготовила специальный ларец из папируса, который обмазала базальтом и смолой, положила в него младенца и поставила в камышах у берега Нила. Здесь ребенка нашла дочь фараона. И стал ребенок ей сыном. И назвала она его именем Моше, что означает «вытащенный из воды».

    Великая судьба была уготована этому человеку. Он вырастет, и тогда из куста ежевики, который горит и не сгорает, услышит он голос Бога: «Увидел Я бедствие народа Моего, который в Египте, и услышал вопль его из-за его притеснителей, ибо познал Я боль его, и сошел Я спасти его из-под власти Египта и привести его из той страны в страну прекрасную и просторную — страну, земля которой сочится молоком и медом. Теперь посылаю Я тебя к фараону, и выведешь ты народ Мой, сынов Израиля, из Египта!».

    На этой развилке исторического процесса наше внимание традиционно привлекает как бы лежащее на поверхности яростное сопротивление фараона, сломленное, в конце концов, десятью египетскими казнями.

    Однако же нам представляется еще более важным не это внешнее сопротивление, а то внутреннее противостояние исходу, которое проявили порабощенные евреи Египта. Мудрецы — толкователи Торы утверждают: «Существует пятьдесят ступеней возвышения человека и пятьдесят ступеней унижения его духа». Так вот, когда стал вопрос об исходе из египетского рабства, евреи находились на 49 ступени вниз. Еще бы одна ступенька, и положение стало бы необратимым на уровне низости.

    По этой причине Моше будет водить евреев сорок лет по пустыне Синая, пока не вымрет поколение рабов. А наш великий поэт Хаим Нахман Бялик, глядя на жалкое поколение своих современников — непротивленцев кишиневскому погрому, писал с горечью:

    Стройте новый Рамсес
    Угнетающим вас фараонам.
    А кирпичи — ваши дети.
    И не внемлите жалобным стонам
    Зачарованым свистом плети.

    Эти стихи перевел с иврита Владимир — Зеев Жаботинский. И он же на закате своей жизни страстно обратился к евреям восточной Европы как раз накануне Второй Мировой войны. Он и его соратники предупреждали евреев о предстоящем тотальном уничтожении нашей нации. Поразительные вещи рассказывали потом исследователи и знатоки быта восточно-европейского еврейства. Эти наши соплеменники не усомнились в речах Жаботинского. Они знали, они чувствовали близкое дыхание катастрофы. Но с места не сдвинулись, за исключением немногих отважных, энергичных, ответственных.

    Чудовищные испытания Холокоста породят другой народ Израиля, мышцу руки которого укрепит Господь, как обещал, говоря: «И от одного из вас тысячи врагов побегут», но это потом, после Второй Мировой. А пока, в душном преддверии ее, повторяется та нравственная ситуация, которая заставила Моше сорок лет водить евреев по Синайскому полуострову, и которую тоже отразил в стихе Владимир Жаботинский незадолго до своей смерти:

    И понял я сказанье мудреца,
    Весь мир костями нашими усеяв,
    Не сорок лет, а сорок юбилеев
    Блуждаем мы в пустыне без конца.

    Так выглядит на протяжении тысячелетий внутреннее сопротивление евреев своему освобождению. И не зря на пасхальном седере старший, отвечая на любое нелицеприятное «почему» ребенка, говорит: «Потому, что мы были рабами в Египте».


    Вернемся, однако, к египетским рабам. Во имя их освобождения, Господь, как мы уже говорили, насылает на Египет и лично на фараона десять казней.


    И было:

    1. Вода в реках превратилась в кровь, и покрылась кровью вся страна Египетская.

    2. Вся область Египетская была поражена жабами, которые проникли во дворец фараона, в спальню его и на постель его.

    3. Появились вши на людях и на животных: весь прах земли стал вшами во всей стране Египетской.

    4. И явилось множество зверей в дом фараона и в дома слуг его, и вся страна Египетская погибала от диких зверей.

    5. И вымер весь скот египтян.

    6. И возникло воспаление, образующее нарывы на коже людей и животных.

    7. И обрушил Бог град и огонь на страну Египетскую. И только в стране Гошен, где пребывали сыны Израиля, не было града и огня.

    8. И нашла саранча на всю землю Египетскую, и пожрала саранча всю траву земли и всякий плод дерева, не оставалось ни зелени, ни дерева, ни травы.

    9. И настала кромешная тьма во всей стране Египетской 3 дня, а у всех сынов Израиля был свет в их жилищах.

    10. И было, в полночь Бог поразил каждого первенца в стране Египетской — от первенца фараона, который должен сидеть на троне его — до первенца узника, который в темнице. И был великий вопль в Египте. И только после этих 10 казней сломался жестокий и упорный фараон и отпустил евреев из Египта со всем их имуществом.


    Проецируя эти тексты Торы на события новейшей истории, обратим внимание, прежде всего, на поразительные совпадения ситуаций. В Торе описаны 10 страшных казней египетских, которые, однако, не захватили малую часть египетской территории. Эта территория называлась землею Гошен. Именно здесь проживали египетские евреи.


    Еще больший интерес для нас представляет не столько совпадение ситуаций, сколько явная аналогия одних и тех же нелепых мотиваций у фараонов всех времен и всех народов. В самом деле, увидел египетский фараон, что евреи стали сомнительными или даже опасными чужаками его царства. Так отпусти же их с Богом, тем более, что сам Бог просит об этом. И не только просит, но даже и требует. И не только требует, но и насылает ужасные казни. По логике вещей, фараон должен бы вытолкнуть таких людей за пределы своей страны, за пределы своих границ с удовольствием и большой радостью. Ан, нет. Приказ: держать, хватать и не пущать.

    Аналогичная история наблюдалась и в Советском Союзе, когда советско-еврейское сотрудничество, как и еврейско-египетское в свое время, закончилось. Евреи потянулись на Землю обетованную, демонстрируя руководству тот факт, что являются они, по крайней мере, стремящиеся уехать, нежелательными элементами в стране Советов. Казалось бы, отпусти их с Богом, тем более что демонстрации пошли по всему миру под тем же древним лозунгом: «Отпусти народ Мой!». И эти слова Бога стали всемирно известным шлягером на подмостках и площадях всего мира: «Let my people go».

    А эквивалентом казней египетских на новый лад стала законодательная поправка Джексона-Веника, которая отменила для Советского Союза статус наибольшего благоприятствования в торговле. И это обозначилось много миллиардными убытками для страны. «Так отпусти же народ Мой!» — не отпускают.

    И не только «Мой народ», но и любой другой, и свой, в том числе. Гениальный писатель Михаил Булгаков буквально не может жить в этой Советской стране, умоляет лично И.В. Сталина отпустить его восвояси. Нет, не отпускает. Любимый певец вождя Иван Козловский, безо всякого надрыва и как бы вскользь, попросил о мелочи небольшой: «Иосиф Виссарионович, очень хочется съездить за границу. Недельки на две». Сталин усмехнулся: «А не убежишь?» «Что вы, Иосиф Виссарионович, да мне моя родная деревня в 1000 раз дороже всех заграниц вместе взятых». «Молодец, — сказал Сталин, — вот и поезжай в свою Федоровку».

    Итак, и своим, и чужим выезд, выход и уход запрещается. Это свойство всех тоталитарных режимов. Немцев из ГДР тоже огородили Берлинской стеной.

    И тогда евреи решили вырваться из Советского Союза не по земле, не по воде, а по воздуху. Кузнецов и Дымшиц организовали покупку исключительно евреями билетов на самолет внутренних линий. Предполагалось захватить в воздухе управление самолетом и прилететь в Израиль. А штурвал должен был взять в свои руки бывший военный летчик, участник войны Дымшиц.

    Организаторы и участники самолетного дела прекрасно понимали, что такая массовая затея обречена на провал, но они шли на это сознательно, чтобы привлечь внимание мировой общественности к проблеме выезда советских евреев из страны. План действительно провалился, все участники самолетного дела были арестованы еще до взлета. После чего Кузнецова и Дымшица приговорили к расстрелу, остальные получили длительные сроки тюремного заключения.

    Счастливый случай предотвратил гибель Кузнецова и Дымшица. Именно в это время вся левая мировая общественность ринулась на защиту испанских террористов, которые были приговорены к смерти за убийства министров и генералов своей страны. В этот список, с некоторым запозданием, все же были включены Кузнецов и Дымшиц. И, когда генералиссимус Франко отменил смертный приговор террористам, Брежневу пришлось отменить высшую меру для Кузнецова и Дымшица, которые террористами не были.

    В сибирском лагере они оказались вместе с еще одним евреем по фамилии Менделевич. Будучи весьма религиозным человеком, этот Менделевич ухитрялся в немыслимых тюремных условиях соблюдать все еврейские заповеди и традиции. Этим он демонстративно подрывал авторитет тюремного начальства, которое умело вышибать любую дурь из человека. Он месяцами пребывал в ледяном карцере на бетонном полу, когда деревянная кровать откидывается только на 4 часа в сутки. И подогретая баланда через день. Этот фантастический человек смеялся над своими тюремщиками: «Вы ничего со мною не сделаете, ведь со мною Бог, а с вами Бога нет». И действительно, он не заболевал и не умирал. Своих солагерников — евреев убеждал: «Соблюдайте законы Торы, и все будет хорошо. Господь выведет нас отсюда сильной рукой и укрепит нас, и возвысит. Не сомневайтесь, так и будет. Наше дело — только соблюдать еврейские законы. А дальше — дело Господа».

    В конце концов, американские евреи обменяли наших узников на первый в Советском Союзе завод пепси-колы, который они построили в Новороссийске, плюс размещение советской водки в еврейских магазинах Нью-Йорка. И в результате наши герои в одночасье оказались в Иерусалиме.

    Их действительно встретили как героев. Гремел артиллерийский салют. Они стояли на правительственной трибуне и вместе с руководством страны принимали военный парад, потому что прибыли в восточный Иерусалим в годовщину его освобождения в результате Шестидневной войны. Вчерашних зэков приветствовали, чеканя шаг и держа равнение на них, парашютисты Израиля. В красных беретах танкисты, стоя в открытых люках, отдавали им честь. И артиллерия, и пехота, и весь народ Израиля. «Это неслыханно! Это поразительно!» — говорили восторженные люди. — «Ничего особенного», — говорили люди трезвые, определяя причинно-следственную связь событий. «Все понятно. Их просто обменяли на американскую пепси-колу и советскую водку».

    А Менделевич говорил: «Я же вам обещал, Господь выведет нас сильной рукой. И укрепит, и возвысит. Так и получилось, потому что мы соблюдали законы Торы».


    Какую же точку зрения мы с вами разделим? На этот вопрос, я думаю, ответит каждый наедине с собой.

    3. БО

    «Бо» по-русски — «Приди».

    Здесь говорится о том, что Господь, предвидя согласие фараона освободить евреев после десятой египетской казни, уже начал соответствующую подготовку к исходу Своего народа из Египта. С этой целью Он повелевает всем евреям в ознаменование исхода съесть барашка, причем несколько страниц Торы посвящены этой трапезе с тончайшими подробностями ее. Таким образом, речь идет о важном ритуальном событии, ибо барашек — символ египетского рабства. Его надо съесть, чтобы поставить точку на этом позорном времени: «А мясо, оставшееся от него до утра, сожгите в огне». И в комментарии Раши по этому поводу указано специально, что нельзя давать это ритуальное мясо еврею-отступнику.

    Вообще, еврейским отступникам и Тора, и официальная еврейская история уделяет особое внимание. Так, например, когда Иегуда Макавей освободил от греков Иерусалим, то в первую очередь его солдаты вырубили евреев — отступников, которые перешли на сторону греческих оккупантов, отказались от Бога Израиля и стали язычниками. А главное, уже в плане административном, отступники, как это свойственно любым предателям, жестоко преследовали своих соплеменников. Примеров тому в истории, увы, великое множество.

    Но я хочу рассказать об отступниках, которые прошли через судьбу моей семьи. В 1937 году по вздорному политическому обвинению арестовали мужа моей тети, который был скромным бухгалтером. В ростовской тюрьме его зверски пытал следователь по фамилии Бироста, бывший раввин, который отказался от Бога, вступил в ВКП(б) и стал профессиональным негодяем. Скромный и робкий бухгалтер, однако, невзирая на пытки, ничего не подписал, понимая, как профессионал, цену подписи. Этим он спас свою жизнь.

    А брат его жены, старый революционер, сломленный не физической, а нравственной пыткой, подпись свою поставил. После чего был получен документ: 10 лет ему без права переписки. Но тогда мы еще не знали, что это — код, обозначающий расстрел. Одним словом, моя тетя, нагруженная продуктами и теплыми вещами, рыскала по ростовскому вокзалу, надеясь в толпах заключенных обнаружить мужа или брата. Где-то она сунулась очень близко, и сторожевая собака вырвала ей кусок мяса на животе.

    Вот с таким настроением собралась традиционная еврейская компания для встречи нового года. Незадолго до боя курантов раздался звонок. Пришел еще один еврей — сосед. И когда ему открыли дверь, все замерли от ужаса, потому что он был оперативным работником НКВД. В ладной коверкотовой гимнастерке со зловещим шевроном на рукаве «Наркомвнудел». Их было два брата: Гриша и Лева, оба служили в НКВД, но Лева был там безобидным бухгалтером, хоть и носил ту же самую форму. Бабушка, обращаясь к Богу, шептала: «Зол зи але лигт ин дрэрд, кроме Левы Расина. (Пусть они все лягут в землю, кроме Левы Расина)», — чтобы Господь не перепутал.

    Между тем грянули куранты. Суетливый портной по прозвищу Ича вскочил с бокалом и с улыбкой: «За здоровье товарища Сталина!». Тут же все вскочили со своими бокалами, и покусанная собакой тетя Фаня, ухватившись левой рукой за живот, тоже подпрыгнула. Остался сидеть только Гриша Расин. Он сказал спокойно и внятно: «Я не разрешаю вам пить за здоровье вождя». И все молча опустились на свои места. И ужас удесятерился, ибо Грише ведома судьба каждого наперед. Кому когда умереть, кто следующий? «А, может быть, я», — подумал каждый. И возвопил в сердце своем: «Господи, Господи, помоги!».

    И Господь помог. Вскоре прибыл на первый перрон ростовского вокзала эшелон во главе со старой беспощадной большевичкой Розалией Соломоновной Землячкой. Твердокаменный пролетарский поэт Демьян Бедный посвятил этой даме такие проникновенные строки:

    От канцелярщины и спячки,
    Чтобы избавиться вполне,
    Портрет товарища Землячки
    Повесь, товарищ, на стене.
    Бродя в тиши по кабинету,
    Молись, что ты пока узнал
    Землячку только по портрету:
    Куда страшней оригинал.

    И действительно, поднялась эта компания чуть выше вокзала по адресу Энгельса, 33 в здание НКВД. Здесь предъявили московские мандаты, вошли вовнутрь и расстреляли весь дежурный персонал. Потом разъехались по адресам, собрали остальных работников управления и вывезли их за город, понятно для чего. В эту яму полетели, в частности Бироста и Гриша Расин. А Лева Расин остался в живых. Видимо, неоднократная и страстная молитва нашей бабушки дошла до Господа.

    Одним словом, правильно поступили наши предки — макавеи, когда вырубили отступников в Иерусалиме. Они это сделали тогда, а мы убедились в этом теперь.


    Между тем до наших дней сохранилась первозданно еще одна заповедь Торы. Вот как она обозначена на ее страницах:

    И созвал Моше всех старейшин Израиля, и сказал им: «Купите или возьмите себе ягнят для семейств ваших и режьте пасхальную жертву! Возьмите пучок иссопа (трава) и обмакните в кровь, и положите к притолоке и к обоим косякам. И пройдет Бог, чтобы поразить египтян, и увидит кровь на притолоке и на двух косяках, и минует Бог вход того дома, и не даст ангелу — губителю войти в дома ваши, чтобы поразить вас. Храните это, как закон для себя и для потомков ваших.


    Во дни всеобщей опасности этот закон проявляется через тысячелетия уже в новейшей истории. Так, уступая своему немецкому союзнику, японцы во время Второй Мировой войны организовали еврейские гетто на своей территории. И тогда евреи испытали дополнительные трудности военного времени, связанные с большой скученностью и ограничением в передвижении. Но вот в 1944-45 годах возрожденная американская авиация начала сносить японские города. И тогда, как в древнем Египте, кровь ягненка служила сигналом для ангела-губителя не входить в еврейские жилища, так и теперь, помеченные фломастером на карте американских штурманов еврейские гетто предотвращали бомбардировку этих районов. В результате, богатые японцы покупали себе за большие деньги квадратные метры в гетто, чтобы спрятаться там до окончания войны.


    Вернемся, однако, к нашим предкам, которым Бог завещал праздновать пасху во всех поколениях, как исполнение вечного закона.

    И сказал Господь: «Семь дней ешьте опресноки, а к первому дню устраните все квасное из домов ваших, ибо душа всякого, кто будет есть квасное с первого дня до седьмого дня, будет отторгнута от Израиля.

    Что же означает этот запрет? Понятно, что тесто на дрожжах, квасное тесто, вкуснее опресноков и, значит, евреи по воле Бога подвергают себя самоограничению, и в дальнейшем таких запретов и ограничений появилось 613. Именно эти ограничения, наряду с другими законами Торы, по-видимому, и позволили нам выжить на протяжении двух тысячелетий без общей территории, государства и даже языка. Ибо склонные к самоограничению люди обладают очень высокой жизнестойкостью. А нарастающее благополучие, не подкрепленное силой духа, ведет к разложению человека, семьи, общества и государства.

    Одним словом, все наши соседи и современники в тысячелетиях исчезли, мы остались.


    И, наконец, сохранился еще один важный механизм, заложенный в Торе. Это механизм исхода.

    При Иосифе первое поколение евреев в Египте было встречено весьма благожелательно, ибо евреи приносили очевидную пользу египетскому царству. Становясь по ходу этого процесса богатыми и влиятельными людьми, наши предки вызвали зависть, злобу и отторжение египтян. И тогда последовал исход.

    Аналогичные ситуации неизменно складывались во всех странах исхода.

    В Испании тоже евреев приняли очень хорошо, страной тогда правил, по словам Г. Гейне, «король Дон Педро», по прозванию «Жестокий». К господам без крайней плоти он испытывал почтение. И не зря: евреи создали в Испании банковскую систему, организовали строительство дорог, укрепили армию, казну и флот. А Христофор Колумб, испанский еврей, открыл Америку (В.Маяковский). Но по мере того, как евреи укрепили и упрочили свое положение, началось всеобщее отторжение, конфискация имущества, казни, насильственное крещение. Раз в год, в Судный День, насильно крещеные евреи-мараны собирались в катакомбах и обращались к Богу Израиля: «Клятвы и обязательства, данные по принуждению, считать недействительными». В конце концов, был издан указ о ТОТАЛЬНОМ изгнании евреев из Испании.

    И лишь несколько лет назад этот указ был официально отменен, и правительство страны просило у евреев прощения за это. Что, впрочем, не помешало новому премьер — министру Испании, демонстративно напялив на себя костюмчик и накидку Арафата, резко выступить против Израиля.

    В общем, так повторялось повсюду без исключения и совершенно одинаково.

    На Украине встретили хорошо, а потом гайдамаки Богдана Хмельницкого, Гонты и Железняка дружно вырубили полтора миллиона евреев.

    В России Петр I приветствовал евреев как проводников западной культуры. А матушка Екатерина выслала из страны рескриптом. Потом евреи вернулись сюда, но с большими ограничениями на право жительства. А во Франции прекрасно встреченное Наполеоном еврейство дожило до дела Дрейфуса, которое выплеснулось на улицы:

    И женщины с брюссельскими оборками,
    Визжа, зонтами тычут мне в лицо.

    Волна антисемитизма во Франции подсказала тогда Теодору Герцлю идею создания еврейского государства. «Это не сказка, если вы захотите», — сказал он.

    В Германии образцовое благополучие евреев закончилось газовыми камерами. Спаслись только те, кто совершил своевременный исход.

    Для нашей еврейской истории имеет значение также исход вьетнамцев на лодках навстречу акулам через океан. Это когда коммунисты захватили страну. У этих беженцев шансов в океане почти не было. А кого подбирали корабли в открытом море или кто чудом прибивался к берегу, тех собирали в лагеря и отправляли назад по месту жительства, по месту смерти…

    Премьер — министр Израиля Менахем Бегин сказал по этому поводу: «Мы, евреи, знаем, что такое исход, мы поможем этим людям по мере нашей возможности». Он приказал впустить в страну несколько тысяч семей вьетнамских беженцев и предоставить им права «олим хадашим» (еврейских репатриантов) с корзиной абсорбции и остальными льготами. Эти отважные трудолюбивые люди замечательно устроились на израильской земле, которую боготворят. Они украсили и разнообразили жизнь страны.


    И, как говорят израильтяне, — «Брухим хабаим» — Добро пожаловать.

    4. БЕШАЛАХ

    «Бешалах» — вольный перевод — «В пути».

    Смысл и содержание этой главы заключается в том, что евреи, вчерашние рабы Египта, в тяжелом жертвенном походе через пустыню постепенно, пожалуй, очень медленно выдавливали из себя рабство по капле и становились свободными людьми.

    Между тем, фараон, опомнившись, погнался на колесницах за своими еврейскими рабами, чтобы вернуть их себе в услужение. Господь, однако, решил, что евреи, будучи еще рабами в душе своей, не могут и не будут оказывать достойное сопротивление своим вчерашним хозяевам.

    И, действительно, весьма устрашились и возопили сыны Израиля к Богу. И сказали они Моше: «Разве могил не достает в Египте, что взял ты нас умереть в пустыне? Что это ты сделал нам, выведя нас из Египта? Ведь об этом мы тебе говорили в Египте: отстань от нас, и будем мы служить египтянам, ибо лучше нам работать на египтян, чем умереть в пустыне». И сказал Моше народу: «Не бойтесь, стойте и смотрите. Бог будет сражаться за вас, вы же умолкните».

    И Господь всесильный заставил море расступиться перед евреями, они перешли море посуху, а египетские колесницы утонули, когда море сомкнулось над ними.


    Здесь следует подчеркнуть важный смысл происходящего: в основе действий Всевышнего лежат Истина и Суд. На чью же сторону стал Бог? Это решение было принято не сразу, ибо и египтяне, и евреи были грешны, каждый по-своему. Но евреи только что вышли из рабства. У них была перспектива стать свободными и достойными людьми. И Господь только формировал этот род, последний для рабства и первый для свободы. А пока рабы, идучи по пустыне, продолжали роптать. Им встретилась горькая вода, и снова возопили они: «Что пить будем?», вместо того, чтобы просить Господа о пресной воде. А в транскрипции атеиста — вместо того, чтобы опреснить воду или бурить новый источник. А пока для вчерашних рабов Господь сам опреснил источник, и нашлись новые источники.

    А когда закончилось продовольствие, опять возроптала в пустыне вся община сынов Израиля на Моше: «Лучше бы нам умереть от руки Бога в стране Египетской, когда мы сидели у горшка с мясом и хлеб досыта ели».

    И снова пришлось вмешаться Всевышнему, который дал им в пищу манну с неба и перепелов. А когда насытились они, ниспослал им Господь представление о святой Субботе, когда работать нельзя, питаясь плодами трудов своих, собранных в иные дни недели.


    Итак, пришли они в город Рефидим. И здесь на них напал Амалек с войском своим. Устная Тора сообщает, что Амалек по духу своему — воплощение зла, а по родственным связям — внук Эйсава, от которого, кстати, произошла арабская нация.

    Дедушка Эйсав говорил своему внуку Амалеку: «Я хотел уничтожить Яакова, но не получилось у меня. Тебе я поручаю уничтожить его потомков». «Как же я это сделаю, — сказал Амалек, — если тебе это не удалось?» «Сделай так, — сказал Эйсав. — Выбери момент, когда у них руки опустятся, и глазами они уткнутся в землю. Это значит: они устали, потеряли волю, разложились и как бы внутренне капитулировали».


    И вот Амалек выбрал такой момент на фоне усталости и раздоров между сынами Израиля, которые теряли надежду и веру, говоря: «Есть ли Бог среди нас или нет?»

    А в транскрипции атеиста: разложились мы, евреи, на этот момент так, как войска Южного фронта летом 42-го, когда по приказу Сталина их бегство пришлось останавливать при помощи заградотрядов.


    Вернемся, однако, из-под Моздока в Синайскую пустыню на тысячи лет назад.

    И взошел Моше на вершину холма, а с ним рядом священнослужитель Аарон и солдат Хур.

    И было: как поднимет Моше руку свою, одолевал Израиль, а если опустит руку свою, одолевал Амалек. И отяжелели руки Моше, и взяли камень и подложили под него, и он сел на него, а Аарон и Хур поддерживали руки его — один с одной стороны, а другой — с другой стороны, и были руки его тверды до захода солнца.

    Евреи, преодолевая внутреннее рабство, впервые вступили в бой и победили Амалека и народ его силой меча.

    И сказал Моше: «Бог клянется своим престолом, что война у него против Амалека из рода в род». Это значит, что каждый из нас и дети наши, и внуки и правнуки, и все, кто за ними, все мы обречены на войну с Амалеком. Внутри себя. Мы не можем опускать руки и упирать глаза в землю. И эти популярные поговорки не для нас: «От судьбы не уйдешь», «Сила колоду ломит», «Против лома нет приема» и так далее.


    В каких же условиях человек легче всего ломается, опускается и деградирует? Отважный пилот, знаменитый писатель Сент-Экзюпери говорил: «Мужество заложника превыше мужества солдата». Действительно, солдат — в спаянном военном коллективе, под знаменем своей страны, с оружием в руках. А заложник — это раб, безоружный и одинокий. И все сделано для того, чтобы руки его опустились, а глаза уперлись бы в землю.

    Обратите внимание на экран своего телевизора. Полицейские всего мира, не сговариваясь, делают одно и тоже: запихивая арестованного в автомобиль, они резко склоняют ему голову, хотя он и сам бы ее наклонил при посадке. Но пусть не будет поднята его голова. И наручники надевают не столько для безопасности, особенно, если речь идет о женщинах и престарелых, а для того, чтобы руки опустились. И так на всем пути — от допроса до колючей проволоки. Они профессионально ломают человека.


    Такими сломленными и вышли рабы из Египта, за исключением некоторых, о которых писал Владимир — Зеев Жаботинский:

    И понял я значенье странных слов,
    Поведанных в Агаде Бен-Барханой,
    Что погребен пустынею песчаной
    Не только род трусливых беглецов.
    Ничтожный род — рабы,
    В чей дух и спины вожгла клеймо
    Египетская плеть.
    Но кроме них среди немой равнины
    В сухой песок зарыты исполины,
    Их сердце — сталь, и тело их, как медь.

    Моей жене, Виктории, Господь послал знакомство с таким исполином. Когда ей было пять лет, она танцевала в Ростовском клубе, который назывался «СОСОТР». В этом кружке маленьких балерин им надевали белые пачки и учили ходить на пуантах. Здесь работал администратором Александр Аронович Печерский. Он очень любил детей, одаривал их конфетами и пирожными во времена не очень большой сытости. И дети тоже его очень любили.

    В первые дни войны он попал в плен, будучи политруком со звездочкой на рукаве. Его должны были расстрелять дважды, как еврея и как политрука. Но в суматохе первых дней войны ограничились направлением его в лагерь смерти Собибор на территории Польши. Так случилось, что в конце войны мы поистине неожиданно оказались соседями в Ростове по улице Малосадовой, 11.

    — Дядя Саша, как же вы остались в живых? Вы же были в плену.

    — Я был в лагере смерти, — сказал он. — Оттуда только один выход, через трубу крематория. И все заключенные, надо сказать, не то, чтобы согласились, а как-то примирились с этим. Но я себе задал вопрос: «Что делать?», и теперь понимаю, что в этот момент уже сделал половину дела.

    А вот сейчас, перечитывая Тору, я понял вдруг, что в тот прекрасный момент он поднял руку и глаза к небу.

    Между тем, Александр Аронович продолжал: «Я подумал, что только Бог может все предусмотреть. Но ведь они не Боги, значит, чего-то они не предусмотрели. Мне остается только найти, что же именно не предусмотрели они? Я начал перебирать: побег — нет, это они предусмотрели: колючая проволока под током, пулеметы на вышках, охрана, оцепление. Затеряться в многотысячном лагере? Нет, предусмотрели: построения, переклички, немецкая аккуратность, тщательность. Как-то приспособиться к ним, выиграть время? Нет, не получится: о тех, кто жил в лагере три месяца говорили «зажился». Ну, один лишний месяц, может быть. Я долго думал и, наконец, понял, что в один прекрасный, воистину прекрасный летний день их всех можно вырезать, как собак. Вот об этом они даже помыслить не могли. Я разработал план, собрал надежных помощников, и мы их действительно вырезали. Взорвали газовые камеры, пути подъезда к лагерю. Разбившись на группы, мы ушли в лес и начали партизанить».


    Потом спустя многие годы на процессе Эйхмана в Иерусалиме подсудимому был задан вопрос: «Почему миллионы евреев безропотно шли на смерть в газовые камеры?» Эйхман ответил: «Организация массового уничтожения евреев была продумана таким образом, чтобы исключить малейшую попытку сопротивления. За счет обмана и четкой организации процесса. В общем, система действовала без ощутимых сбоев, за исключением одного случая, когда Александр Печерский из Ростова-на-Дону уничтожил охрану лагеря и вывел заключенных на свободу. За это я получил персональный выговор от Гимлера, а Гимлер от Гитлера».

    После такого откровения имя Печерского стало всемирно известным. В Польше его наградили высшим орденом республики «Вертутия Милитария» с мечами и бантами. А в Ростове обком партии выделил ему трехкомнатную квартиру, и он переехал с улицы Малосадовой, 11. О нем была написана книга, и пионеры из Одессы прислали ему письмо:

    «Дорогой Александр Аронович!

    Просим Вашего разрешения назвать наш пионерский отряд имени героя Советского Союза Александра Печерского».

    Печерский ответил:

    «Дорогие дети!

    Вы ошиблись, я не герой Советского Союза».

    Одесские дети отозвались:

    «Дорогой Александр Аронович!

    Это Вы ошибаетесь. Для нас Вы — Герой Советского Союза».


    Потом времена изменились. Имя Печерского стало известно и популярно в Израиле. А здесь тогда это было уже не с руки. И появилась статья в «Известиях», где, не упоминая пока имени А.Печерского, утверждалось, что вся эта история с лагерем смерти Собибор сплошная выдумка, ложь, которую следует разоблачить. С этой целью, видимо, и приехала к Печерскому молодая журналистка из газеты «Известия». Она провела с ним целый день, они разговаривали. Вечером она села в купе московского поезда и уехала. А ночью неожиданно умерла, как говорят, от разрыва сердца. Одним словом, битва с Амалеком, как и завещал Господь, продолжается.


    И мы побеждаем, пока наши глаза и руки устремлены к Небу.

    5. ИТРО

    «Итро» — это имя. Так звали тестя Моше.

    Итро познал учения о различных религиях и этим дополнил знания Моше, которые помогли ему стать лидером еврейского народа. Кроме того, Итро вел успешно и быстро то, что мы называем сегодня административной реформой, которая у нас, кстати, (вернее, некстати) продвигается очень медленно и не очень успешно.

    Между тем, в те годы дальние, глухие с подачи Итро громадную сферу единоличного управления удалось переложить с Моше на плечи его соратников. Получилось рационально, изящно и правильно.


    И тогда, освобожденный от мелочных забот, Моше занялся своим основным и главным делом. Он отправился к Богу на гору Синай получить от него законы для народа Израиля. То есть речь шла о даровании Торы. И здесь Итро дал очень важный совет Моше. Он сказал: «А теперь послушай меня, я посоветую тебе, и будет Всесильный с тобой. Будь ты у народа посредником Всесильного, и представляй ты дела Всесильному. А им сообщай законы и указания, и указывай путь, по которому они должны пойти, и дела, которые они должны делать».

    Наши мудрецы указывают на тот факт, что явление Бога людям выглядит настолько внушительно и грозно, что выдержать это может лишь очень сильный человек, кристально чистый душой и телом. Таким человеком был в ту пору Моше, а шестьсот тысяч евреев, которых он вывел из Египта, были людьми слабыми, грешными и грязными. Тем более в них еще бушевал мерзостный дух вчерашнего рабства. Такие люди просто не могли бы даже физически выдержать общение с Богом напрямую. Вот почему евреям, вышедшим из Египта, был нужен посредник, которым и стал Моше. Он передал своему народу дарованную ему Тору и заповеди, которые мы еще перечислим особо.


    А пока обратимся к мудрецам — толкователям Торы именно на этом перекрестке истории. Мудрецы утверждают, что еврейский народ играет особенную, крайне важную роль в истории человечества. С учетом этого обстоятельства, говорят мудрецы, если бы в момент получения Торы у Синайской горы стояли бы евреи сильные и чистые духом настолько, чтобы общаться с Богом, если бы они победили в себе фараона, история человечества пошла бы другим путем. И на земле установилось бы Царство Небесное.

    Однако люди, сведущие в исторической науке, утверждают, что история не имеет сослагательного наклонения. Впрочем, это утверждение можно опровергнуть простейшим способом при помощи арифметики.

    Как мы уже говорили, в 1933 году у Гитлера на выборах было голосов меньше, чем у социалистов и коммунистов, если бы они голосовали вместе. Но Сталин запретил немецким коммунистам блокироваться с социалистами, ибо он надеялся канализировать агрессию фюрера на Запад. Поодиночке оппоненты Гитлера проиграли выборы, и власть в Германии досталась бесноватому фюреру. А во Франции такая же примерно картина сложилась тогда, когда французский фашист Ле-Клерк таким же путем мог бы обойти французских коммунистов и социалистов. Но эти объединились в народный фронт и совместно выиграли выборы. И кто теперь помнит фашиста Ле-Клерка?


    Между тем, приход Гитлера к власти решительно изменил ход истории человечества. А для нас, евреев, обозначился чудовищной катастрофой: шесть миллионов расстрелянных и задушенных в газовых камерах.

    А теперь попытаемся размотать эту историю назад и увидеть правоту наших мудрецов, которые утверждали, что евреи играют крайне важную, если не ключевую, роль в истории человечества. И, значит, нравственная высота еврейского народа является фактором чрезвычайным. А деградация еврейского духа, с другой стороны, очень опасна не только для нас, но и для всех остальных людей.


    Итак, Гитлер пришел к власти благодаря Сталину, который запретил коммунистам и социалистам Германии объединиться на выборах против фашизма. А Сталин, как фигура и как система, появился в результате Октябрьской революции и Гражданской войны.

    Если вычленить из указанных явлений еврейский фактор, то эти события просто не состоялись бы. Ибо Ленин вырос из выкреста Карла Маркса, который, кстати, как и многие иные выкресты, был злобным антисемитом. Его гнусная работа «К еврейскому вопросу» заканчивается словами: «Эмансипация (по-русски — освобождение) евреев в обществе есть освобождение общества от евреев».


    Владимир Ильич Ленин, мама которого, урожденная Бланк, вывешивала по субботам домашнюю стенгазету «Шабат», объявил официально диктатуру пролетариата беспредельным насилием, которое не должно опираться на законы. Его ближайший друг, с которым он прятался в шалаше, Гриша Зиновьев отбил атаки белых на Петроград и явился автором бессудного красного террора.


    А вот отзыв на еврейскую тему генерала Май-Маевского, который был не кабинетным воякой. Когда под Орлом его юнкера дрогнули, он вырвался под пулями вперед, указал юнкерам на город рукой, крикнул: «Орел — орлам!», и штыковой атакой взял Орел. Сей генерал выразился о Льве Троцком следующим образом: «Эту жидовскую морду я бы наградил Георгиевским крестом за военные заслуги. А потом бы расстрелял его».

    Вообще бесчисленные еврейские комиссары в кожаных куртках и пыльных шлемах стали символом революции и Гражданской войны. Они шагнули потом в большевистскую прозу и поэзию. Иные имена стали нарицательными, как, например, Левинсон из романа Фадеева «Разгром» или комиссар Коган из поэмы Багрицкого «Дума про Опанаса».


    А кто схлопотал немецкие деньги для Ленина, без которых революция просто не могла бы начаться? Это немецкий еврей Гельфанд по прозвищу-Парвус и еще один прохвост Карл Радек.

    Ретроградно вспоминается молодая еврейская акушерка-террористка, которая попала на царскую каторгу, смастерила заточку и вонзила ее в шею начальника каторги. С радостью и гордостью она при любом разговоре называла себя русской революционеркой и буквально (о, ужас психопатического сознания!!!) рвалась на виселицу, чтобы умереть достойно, как и полагается русской революционерке. Ибо офицеры военных трибуналов как-то не решались послать на смерть это юное существо. Выйдя на свободу по амнистии слабеющего режима, она стреляла отравленными пулями в очередного губернатора. И таким образом таки добилась своего. Из камеры смертников послала революционное прощальное послание родителям, близким и партийным товарищам. Своим поведением она буквально очаровала злейшего врага революции публициста Мережковского.

    О предстоящей победе ненавистных ему революционеров он написал статью под названием «Грядущий хам». И лишь далеким российским потомкам пообещал в конце статьи: «Грядущий Христос победит грядущего хама». И вот этот яростный православный человек воспел еврейскую террористку в рассказе, который называется «Бог или Черт?».

    В конце рассказа он приходит к выводу, что она — Бог.

    А вот мы, потомки, на своем жутком опыте узнали: она — черт, вывихнутая психопатка. И все ее товарищи — воплощение Амалека, то есть, зла.


    И вот ежели все-таки вычленить из исторического процесса на рубеже XIX века важнейший, по словам мудрецов, еврейский фактор, история пошла бы другим путем.


    ИБО ЕСТЬ У ИСТОРИИ СОСЛАГАТЕЛЬНОЕ НАКЛОНЕНИЕ!


    Если бы евреи на повороте судьбы нашей и человечества отринули бы шизофреническую идею революции, если бы пошли не за Ульяновым-Бланком-Лениным, не за Бронштейном-Троцким, не за Гришкой Зиновьевым, а за Владимиром Жаботинским, — не было бы голода 21-го и 33-го годов, когда матери жрали своих детей, не было бы ежовщины, ГУЛАГа и не было бы фашизма и Холокоста. А был бы Израиль в спокойных и твердых границах просторной страны.


    Почему же этого не случилось?

    По той же причине, что и тысячи лет назад, когда наши ущербные предки собрались у Синайской горы в ожидании Торы и не могли напрямую встретиться с Богом по низости своей души. И тогда, и теперь Царство Небесное не состоялось, ибополучилимы заветы, ноне выполнили их.


    Сейчас я перечислю заповеди Бога, и каждый из нас, заглянув во внутрь себя и оценив окружающих его людей, убедится, что так оно и есть.


    Заповедь ПЕРВАЯ. Я — Бог Всесильный твой, который вывел тебя из страны Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя иных Богов.


    Заповедь ВТОРАЯ. Не делай себе изваяний, не поклоняйся им и не служи им. Ибо Я — Бог Всесильный твой, Бог — ревнитель, карающий за вину отцов детей до третьего и четвертого поколений.


    Заповедь ТРЕТЬЯ. Не произноси имени Бога Всесильного твоего попусту.


    Заповедь ЧЕТВЕРТАЯ. Помни день субботний, чтобы освятить его. Шесть дней работай и делай всю работу свою, а день седьмой, суббота, принадлежит Богу Всесильному твоему: не совершай никакой работы ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец твой, который во вратах твоих.

    Заповедь ПЯТАЯ. Чти отца своего и мать свою, дабы продлились дни твои на земле, которые Бог Всесильный твой дает тебе.


    Заповедь ШЕСТАЯ. Не убивай.


    Заповедь СЕДЬМАЯ. Не прелюбодействуй.


    Заповедь ВОСЬМАЯ. Не кради.


    Заповедь ДЕВЯТАЯ. Не отзывайся о ближнем своем ложным свидетельством.


    Заповедь ДЕСЯТАЯ. Не желай дома ближнего своего; не желай жены ближнего своего, ни раба его, ни рабыни его, ни быка его, ни осла его и ничего, что у ближнего твоего.

    6. МИШПАТИМ

    Эта глава Торы называется «Мишпатим» — «Законы».

    Здесь опубликованы 53 заповеди, имеющие силу законов, из 613-ти заповедей, которые Господь передал Своему избранному народу.

    Рассматривая эти заповеди, следует обратить внимание на законодательное оформление отношений между евреем — хозяином и евреем — рабом. Еврейский раб имеет право выкупить свою свободу в любое время, заработав или заняв деньги. С другой стороны, Тора определяет: если купишь раба — еврея, шесть лет он будет служить, а на седьмой выйдет на свободу без выкупа. Если он пришел один, выйдет один, а если была у него жена, выйдет жена вместе с ним.

    Впрочем, есть еще одно законодательное постановление, которое вызывает особенный интерес: «А если заявит раб: «Я люблю господина своего, не выйду я на свободу», пусть господин приведет его к судьям и подведет его к двери или косяку, и проколет господин ухо его шилом, и раб останется служить ему».

    В этом законе заключен глубокий смысл. Подразумевается: ты видел дарование Торы, ты слышал слова Господни о том, что служить можно только Богу, можно быть только рабом Всевышнего, а ты, вопреки завету, решил стать рабом человека.


    В связи с этим наши мудрецы рассматривают феномен добровольного рабства с философской позиции иудаизма. В этом ключе внутренний атрибут рабства — это безответственность, более конкретно — это неспособность или нежелание человека самостоятельно заботиться о себе и своей семье, переложив эти заботы на плечи своего хозяина. В результате за такое позорное облегчение своей жизни духовный раб продает собственную свободу и становится рабом фактически.

    На слух современного человека упомянутое правило носит характер экзотический и относится к очень далеким временам. На самом деле это не так. Вот взять Общество слепых нашего города. Слепые люди в соответствии с гуманным законодательством, буквально погружены в удобный и мягкий кокон общественной и государственной опеки. По сути дела, государство и общество так организуют жизнь слепого человека, что огромное количество забот с него фактически снимается, и человек к этому удобному положению привыкает, так же, как к темноте.

    А теперь представьте себе, что по мере научно-технического прогресса и на фоне появления мощных офтальмологических центров появляется возможность вернуть зрение для какой-то части слепых. Одни ухватятся за эту возможность трепетно и отчаянно. Им возвратят зрение, при этом они автоматически потеряют все привычные льготы. Но, потрясенные и счастливые, они с великой радостью забудут об этих льготах и начнут новую жизнь. Но есть и другая категория слепых людей, о которых рассказывал знаменитый глазник покойный академик Святослав Федоров. Эти люди отказываются от операции. Безответственная жизнь и льготы им дороже Божьего света. Сначала мы узнали об этом из выступления самого академика Федорова, а потом эти сведения подтвердились и здесь, в Обществе слепых нашего города.


    Вернемся, однако, к текстам самой Торы и рассмотрим божественную аранжировку такого понятия, как ложь. Господь сказал: «И удаляйся от лжи». Но Бог разрешает ложь для установления мира между людьми. Когда, например, праведник одному из конфликтующих говорит о том, что его противник раскаялся, просит прощения, очень сожалеет о конфликте. И, услышав в ответ доброжелательные слова, передает их противной стороне, преувеличивая акценты и смысл в пользу замирения сторон.

    Еще Бог разрешает ложь врачу, который скрывает от больного смертельный диагноз. Русский эквивалент этого понятия — ложь во спасение.

    Разрешена ложь из скромности: «Да кто я рядом с тобой — никто!»..

    Можно обмануть того, кто пытается обмануть тебя.

    Разрешается ложь, чтобы спасти жизнь кому-то. Так полицай спрашивал русского человека: «У тебя прячется еврей?», а тот отвечал: «Нет, не прячется».

    В Израиле существует Аллея праведников мира сего, где каждый человек, скрывавший евреев на оккупированной территории, высаживает свое персональное дерево. Этот человек является почетным гостем правительства и народа Израиля.

    В списке разрешенной лжи стоит преувеличение, которое не считается неправдой, например: «Я тысячу раз говорила тебе: не делай этого!» (а на самом деле говорила раз десять). Не ложь сказать не родственнику «сын мой». Нельзя правдиво мужу говорить жене, если он думает о ней что-то плохое. Но все это не в суде.


    Во всех этих и других правилах Торы главный акцент делается не только и даже не столько на охрану жизни, сколько на высоту нравственного уровня и духовности. В связи с этим Тора подчеркивает: хорошие мысли засчитываются как хорошие поступки.


    А вот указание Торы, давностью 4 тысячи лет о возможности применения смертной казни. Смерти заслуживает тот, кто убил человека умышленно, кто украл человека и продал его. Заслуживает смерти и вор, если он пришел ночью, именно ночью, потому что ты не видишь его, и он может тебя убить. А убивать вора днем нельзя, ибо в этом случае речь идет о краже имущества.

    Кстати, в царской России незапятнанным людям с определенным имущественным и образовательным цензом было разрешено ношение огнестрельного оружия. Такой оруженосец имел право убить другого человека, защищая свою жизнь, честь и свободу. Но не имущество. Как видим, далеко проросли постулаты Торы.


    И еще одно положение Торы о смертном приговоре, с которым можно согласиться или не согласиться сегодня. Смерти подлежат те, кто злословит на отца или мать, ибо родители приравнены к Богу. Нравственная подоплека этого закона нам ясна и понятна.

    Еще Господь сказал: «Не обижайте сирот и вдов, ибо их плач дойдет до Меня, и воздам Я за это».

    Современную иллюстрацию сказанного представляет нам телеэкран. Здесь мы видим жуткие издевательства над сиротами в различных детских домах. Практически все виды истязаний, включая сексуальные насилия и физические расправы над детьми. И как бы вскользь очень важные сообщения о том, что эти мучители педофилы — рецидивисты после отсидки направлены на работу в детские дома вышестоящими чиновниками.

    Чиновники исполняют законы. При этом по самой сути своей они незаметно и негласно законы потрошат, выдавливая и вымывая из них высокие нравственные начала. Свою работу и самою природу они формализуют и сушат. Они апологеты мертвого учета и сухой отчетности. Маяковский называл их «Прозаседавшиеся». Илья Ильф и Евгений Петров запечатлели их в образе «совслужащих с плоским задом». Еще раньше, в другую эпоху, Козьма Прутков утверждал: «Чиновник существует для того, чтобы ограничивать естественную жизнедеятельность граждан». А граф Алексей Константинович Толстой писал:

    Что не можно ни взвесить, ни смерити,
    То, кричат они, надо похерити.
    И манеры у них дубоватые,
    И ученье у них грязноватое.
    И на этих людей, государь Пантелей,
    Палки ты не жалей суковатыя.

    Всеобъемлющей команде чиновников легко формализовать, извращая их суть, парадигмы законов. Вот почему Тора каждым положением, каждым словом своим, каждой запятой возвышает и обожествляет принципы высочайшей духовности, нравственности и морали.

    Вот почему эта Книга Книг не запылилась в тысячелетиях. Книги «Тора», «Писания» и «Пророки» составляют Танах, что в переводе на христианские языки означает «Ветхий завет».


    Отсюда, из этого великого кладезя знаний возникла христианская культура и на ее основе европейская литература, живопись и философия. Из этой колыбели вышли Рафаэль и Гете, Шекспир и Пушкин, Бетховен и Шостакович. По сути все то, что отделило мыслящий тростник от животного мира.

    Для религиозного еврея Тора — живое дыхание Бога. Для еврея — атеиста — это источник света, культуры и высочайшей нравственности.


    Преклонимся же перед Торой и те, и другие!

    7. ТРУМА

    Перевод этого слова заключает не только его формальное озвучивание на русском языке, но и глубокий его внутренний смысл, ибо трума — это приношение, это то, что поднимают и приносят, и оно от этого становится высоким.

    Смысл трумы заключается в том, чтобы вознести материальные ценности на уровень духа, сделать материю духовной.


    Чтобы нам, современным людям, это стало понятным, представим себе обыкновенное полотно. Из него можно сделать, например, половую тряпку, а можно, с другой стороны, сотворить из этого полотна знамя стрелковой дивизии, за которым и за которое люди пойдут на смерть.

    Обычные изделия из полотна, такие, как рубахи, галстуки и так далее до половой тряпки включительно, представляют собой материю в прямом и переносном смысле этого слова. Цена материи определяется в денежном выражении и зависит от количества и качества этой материи. Цена же полкового знамени, тем более государственно знамени, деньгами не определяется, цены не имеет, ибо это святыня. Таким образом, материя возносится на уровень Духа. Потеря простыни или портянки на поле боя проходит для воинской части бесследно, а вот потеря боевого знамени карается расстрелом ответственных за это лиц. И воинская часть перестает существовать. На ее месте формируется другое подразделение под новым флагом. Ибо этот флаг не опорочен. Он является выражением высокого воинского долга, на нем как бы присутствует некое Божественное начало, которое на иврите называется «шхина». Люди это чувствуют и в бой идут под своим боевым знаменем.


    И все это начиналось тысячелетия назад от сегодняшней главы Торы, которая называется «Трума». А трума, как мы уже говорили, это приношение, которое по замыслу Бога предназначено для сооружения переносного Храма. В этом Храме, если все сделать правильно, будет обеспечено, присутствие Всевышнего, то есть на иврите «шхина». В этом переносном Храме хранятся также священные Скрижали Завета.


    Таким образом, переносной Храм воплощает идею государственного Знамени, Герба и Гимна. Эти символы Торы сохранились незыблемо на протяжении тысячелетий. Именно вокруг этих символов формируются по сей день общественные, военные и государственные устройства.


    Важно отметить, что за тысячелетия многократно менялись практически все законы и постулаты человечества. Различные концепции наук изменялись особенно часто в новейшей истории. Такие, казалось бы, фундаментальные понятия, как время, скорость и пространство, подверглись кардинальной ревизии. А законы Торы остались незыблемы. Как туфелька жены Маккавея, выставленная в Иерусалимском музее. Хоть сейчас надевай и спеши на званный ужин.

    И все-таки идея и практика переносного Храма, вернее, его внутреннее содержание заметно отличаются от современных геральдических знаков. Дело в том, что современные гербы, гимны и знамена формируются как бы сверху и доводятся до народа в приказном директивном порядке. А переносной Храм строился всем народом, двенадцатью коленами Израиля под руководством Моше, который выполнял прямые указания Бога. Ибо «обратился Бог к Моше с такими словами: «Скажи сынам Израиля, пусть возьмут возношение для Меня от каждого человека, сердце которого пожелает того».

    Таким образом, каждому еврею нужно было внести в строительство Храма свой вклад, чтобы ощутить его своим или даже частью себя самого. Так формировался единый народ. Его устав, герб и знамя воплощались не только в построенном Храме, но и в сердце каждого еврея. И Божественное присутствие — шхина — тоже находило себе место и здесь, и там. Все 12 колен приносили поровну, но самое лучшее, что есть в мире.

    От мира земли — золото, серебро, камни.

    От мира растений — дерево. Масла, благовония.

    От мира животных — шкуры, шерсть.


    Вся эта глава является, по сути, профессиональным инженерным заданием, подробным описанием исходных материалов и технологического процесса.

    Вот как описывает Тора перечень материалов, необходимых для построения переносного Храма и вместилища (Скинии) для Скрижалей Завета: «И вот возношения, которые вы (то есть, Моше и его брат Аарон) будете принимать от них (от 12 колен Израиля): золото и серебро, и медь, и голубую шерсть, и багряницу, и червленицу, и лен, и козью шерсть, и шкуры бараньи, окрашенные в красный цвет, и шкуры тахашей, и стволы акаций, масло для меноры, благовония для масла помазания и для воскурения, ониксы и другие камни; пусть построят Мне святилище. И Я буду обитать среди них. Сделай все в соответствии с тем образом Шатра и теми образами предметов в нем, которые Я показываю тебе, и также все пусть делают в будущем».


    А вот пример технологического задания: «И пусть сделают ковчег из акации, два с половиной локтя длиною, полтора локтя шириною и полтора локтя высотою, и покроишь его чистым золотом, изнутри и снаружи (покрой его) и сделай вокруг него золотой венец вверху. И отлей для него 4 золотых кольца, и прикрепи к четырем углам его: два кольца на одной стороне и два кольца на другой стороне его».

    И так подробно — на протяжении двадцати страниц.


    С одной стороны, речь идет о высокой квалификации инженерного мастерства. Однако же это явление вторичное. А самое главное заключается в том, что каждое технологическое решение в данном случае приобретает особый высокий духовный смысл.

    Например, слова: «изнутри и снаружи покрой его». Ковчег должен был быть покрыт золотом не только снаружи, но и изнутри. Так и мудрец: внешнее его благочестие должно соответствовать благочестию внутреннему, в противном случае, он недостоин называться мудрецом.

    Но, если так, Ковчег следовало бы сделать целиком золотым; зачем же было дерево между двумя плитками золота? Чтобы показать, что подобно тому, как контраст с деревом подчеркивает красоту золота, так и в противостоянии дурному началу и в борьбе с ним проявляется благочестие.

    Итак, в построении Храма, в его возвышении и торжестве мы наблюдаем поразительный сплав изощренной технологии и пленительной высоты духа. Так и получилось: и ладно скроен, и крепко сшит, на тысячелетия вперед.


    А вот иные символы у других народов не выдержали испытание временем. Они рассыпались вместе с теми, кто пытался эти символы вознести.

    Куда же они делись, наши ровесники и соседи? Древние египтяне исчезли, оставили после себя лишь мертвые пирамиды. Древние греки исчезли, остались, как воспоминание, прелестные мифы и память о славном Александре Македонском.

    К этому печальному списку присоединим еще такую поэтическую строфу: «И те прославленные римлянки, кивнув столетиям, ушли». Остались после великой Римской империи великолепные литературные и мраморные памятники. Еще осталось от них разрушенное Иудейское царство, которое возродилось из пепла совсем недавно. Исчезли и все остальные ровесники: вавилоняне, нубийцы, карфагеняне и позднейшие ацтеки, которые унесли в небытие даже свой собственный язык.


    У нашего поколения на глазах рассыпались советские символы, такие, как серп и молот, научный коммунизм, культ личности Сталина и, освященная верховной властью, обязательная для изучения книга, «История ВКП(б). Краткий курс». Все это рассыпалось, кануло в Лету, в реку забвения…


    А мы, евреи, остались, рассеянные по миру, испытавшие многочисленные изгнания, черту оседлости и погромы, пережившие ужасы Холокоста. Наши символы оказались настолько прочными, что нам удалось не только выжить, но и заняться изучением Торы и написанием книги.


    Это и есть наше возношение, наша ТРУМА.

    8. ТЕЦАВЕ

    «Тецавэ» означает «Прикажи».

    И сказал Господь Моше: «Прикажи ты сынам Израиля, и они доставят тебе чистое оливковое масло, выжатое вручную из маслин, для освящения, чтобы зажигать светильник, горящий постоянно в Шатре Откровения, с внешней стороны завесы. И будет зажигать его Аарон (брат Моше) и сыновья его, чтобы горел он с вечера до утра перед Богом — это вечный закон, данный Им для всех поколений».


    Мудрецы — толкователи Торы утверждают, что чистое оливковое масло символизирует знания. Поэтому его следует готовить добросовестно, именно вручную, а не с помощью пресса. Евреи должны пополнять свои знания непрерывно и вечно во всех поколениях; и к этому положению мы еще вернемся и рассмотрим его на изломе нашего национального страдания.


    А пока, обращаясь вновь к тексту Торы, обратим внимание на подробные указания, которые связаны с одеждами, а если сказать торжественно, с одеяниями Аарона и его сыновей, чтобы почитали и восхищались великолепием их облика. И тщательные подробности одеяний, как и все, что написано в Торе, отражают не только внешнюю красоту убранства, но и содержат глубокий внутренний смысл. Дело в том, что Аарон и его сыновья по воле Бога являлись священнослужителями. И в этом качестве становились полномочными представителями своего народа перед лицом Всевышнего. Поэтому материя, украшения, покрой и драгоценности — весь ансамбль одежды — носил соборный характер и отражал коллективную заботу и работу народа. И если эта работа была сделана тщательно, добросовестно и с чистыми помыслами, Господь был доволен; и народ, в свою очередь, мог рассчитывать на милость Бога.

    И далее опять подробное описание деталей, связанных с посвящением Аарона и его сыновей на священнослужение, которое станет для них вечным законом. И еще описание жертвоприношений Богу. Тора отмечает, что жертва всесожжения принимается Богом благосклонно, ибо это есть жертва очищения огнем. Устная Тора, кроме того, говорит еще и о других ритуальных действиях, которые восходят к таинствам каббалы.


    Таким образом, предыдущая глава «Трума» была посвящена устройству переносного Храма, а сегодняшняя глава «Тецавэ» — его функциям. Эти функции, включая обряды и оформление Шатра, имели своей целью повышение нравственности и морали евреев. А Храм был переносным, на современном языке мобильным, чтобы его можно было передвигать вослед народу, который кочевал в сторону Земли обетованной.


    В прочем, еще и народ не состоялся. Вчерашние рабы были склонны к таким нарушениям морали, которые мы недавно называли «идеологическими шатаниями». Была трагедия, связанная с краткосрочным поклонением мерзостному золотому тельцу. И наказание за это. И пролитая за это кровь. Но впереди еще и Земля обетованная, и не передвижной, а прекрасный стационарный Храм. И собственное государство. И армия своя. И мудрые правители. И города, построенные на тысячелетия вперед. А пока что — вчерашнее рабство, пустыня скитаний и переносной Храм, чтобы выжить нам все-таки людьми.

    Подобная история повторилась и на глазах моего поколения.


    Мы уже говорили о том, что восточно-европейское еврейство понимало и чувствовало приближение своей гибели накануне Второй мировой войны. Но, пребывая в состоянии как бы духовного оцепенения, с места не сдвинулось. И началась трагедия Холокоста. Однако же эти события воспринимаются евреями сегодня не только как память о Катастрофе, но и как память о героизме, ибо, повторим опять слова Сент-Экзюпери: «Мужество заложника превыше мужества солдата». И сопротивление заложника, тем более восстание заложников уподобляется строительству переносного Храма на пути к Земле обетованной, которая, по крайней мере, в душе восставших.

    И заложила свой камень в Храм та девушка, которая сумела пронести гранату, и на пороге газовой камеры швырнула ее в толпу эсэсовцев. И тот мужчина, который на последнем переходе вырвал карабин и уложил двух мерзавцев на месте.

    Переносной Храм построил наш замечательный земляк Александр Аронович Печерский, который уничтожил лагерь смерти Собибор и, подобно Моше, вывел евреев на свободу.

    Свой передвижной храм создали восставшие евреи Витебского гетто.

    Особенное преклонение и высокую национальную гордость вызывают по этой аналогии строители прекрасного передвижного Храма из числа узников легендарного Варшавского гетто.

    Вскоре после войны на еврейском языке вышла книга «Дер ойфштандфун ди Варшевер гетто» — «Восстание Варшавского гетто». В связи с нарастающей волной антисемитизма в СССР набор этой книги был рассыпан, но часть экземпляров успела уйти в продажу. Книга все же попала нам в руки. И тогда, преодолевая полузабытый идиш наших бабушек и дедушек, мы по складам, кое-как, но с большим старанием, пытались читать эту книгу. И узнавали поразительные вещи, записанные документально участниками восстания. Увы, до сих пор эта книга не переведена на русский язык.

    Одним словом, мы узнали тогда, что жизнь Варшавского гетто была разделена на несколько периодов. Первый, начальный период был посвящен выживанию. Но это было еврейское выживание. Ибо сразу же было обеспечено обучение и воспитание детей. Для этого изощренные инженеры и тароватые сантехники осушили некоторые водопроводные и канализационные коммуникации и расширили подземные туннели, обеспечив при этом соответствующую вентиляцию и освещение. Здесь, под землей развернули школы, и началось обучение детей, ибо оливковое масло знаний, сотворенное поистине голыми руками, но добросовестно, такое масло должно было поступать в светильники непрерывно.

    В дальнейшем вся тайная жизнь гетто ушла под землю. Здесь издавалось пять газет по числу функционирующих в гетто партий. А потом еще начали издавать шестую газету — польского сопротивления, поскольку на воле гестапо пресекло печатание этого польского издания. Под землей проходили партийные диспуты и велись извечные еврейские споры. Здесь же из подножного материала знаменитые химики и фармакологи готовили лекарства. Здесь же развернули изготовление ширпотреба для внутреннего пользования, а также для внешней реализации, для чего отбирались евреи со славянской внешностью, которые через специальные подкопы и лазы выходили из гетто и возвращались назад. Это будущие разведчики восстания.

    По мере ухудшения обстановки и нарастания немецкого террора наступил второй период: гетто начало готовиться к вооруженному восстанию. Для этого был создан штаб во главе с молодым человеком, который нам известен, как Мордехай Анцилевич. Под землей началось массовое изготовление оружия. Анцилевич создал контрразведку гетто, которая разоблачила и в нужный момент ликвидировала тринадцать агентов гестапо. Была создана разветвленная подземная система, позволяющая повстанцам маневрировать и выходить в тыл противника.

    Особенный трепет вызывали у нас песни защитников гетто. Они действительно строили храм. Они пели: «Машиах мит гевер, мит танкен унд гранатен — Придет Машиах с оружием в руке, на танках и с гранатой».

    И главная песня защитников гетто: «От северных снегов до пальмовой страны пусть знают все, мы здесь. Так не скажи, что твой последний час».


    Мы с трудом разобрали слова, но мотива не знали. А еще через несколько лет в Ростов приехал еврейский певец Эпельбаум. Евреи заполнили все места в филармонии, стояли в проходах. И тогда на сцену вышел Эпельбаум — громадный человек с прекрасным лицом и шаляпинским басом. Черный фрак обтягивал его крутые плечи. Он положил свои громадные кулаки на рояль и запел песню защитников гетто. Но как! Сердце рванулось из низины. И состоялся Исход. И появился наш переносной Храм — Шатер откровения. И мы уже были готовы его нести.


    А потом произошло жертвоприношение за это. Но не нашему Богу: Эпельбаума расстреляли. Однако же Исход и Шатер уже состоялись для нас. Впереди еще лежал большой путь со многими испытаниями, сомнениями и кровью, но об этом в следующей главе, которая называется «Тиса».

    9. КИ — ТИСА

    «Ки-Тиса» означает «Когда будешь пересчитывать».

    И обратился Бог к Моше с такими словами: «Когда будешь ты проводить всеобщий подсчет сынов Израиля для определения их числа, перед подсчетом их пусть каждый принесет Богу искупительный дар за душу свою. Вот что дадут они: каждый, проходящий подсчет, половину шекеля, как возношение Богу: богатый не больше и бедный не меньше половины шекеля должен дать, как возношение Богу, для искупления ваших душ».


    Как и все, что написано в Торе, этот налог был своеобразным инструментом, при помощи которого Бог как бы уравнивал богатых и бедных, сильных и слабых, физически крепких и физически слабых евреев, формировал из них единую команду. Ибо до прихода в Землю обетованную евреи еще не чувствовали взаимной связи и ответственности друг за друга. А без такой связи и без такой ответственности построить собственное государство просто невозможно, и уж совершенно немыслимо выжить на протяжении тысячелетий, не имея собственной земли под ногами.

    Я видел живое проявление этой ответственности во время войны Судного Дня, когда всех нас охватили тревога и беспокойство за судьбу Израиля. Я был в это время на отдыхе в Гагре. И молодые ребята, грузинские евреи, успокаивали нас: «Не волнуйтесь, не бойтесь, мы все поправим, мы едем туда. А не пустят, пешком пробьемся. Страну отстоим, наших выручим». И, действительно, они уже сидели на чемоданах. Всех остальных евреев тогда еще не отпускали, а грузинские прорвали эту блокаду. Их отпустили, и они почти все рванулись в Израиль. И каждый мечтал попасть на фронт.

    А еще раньше, сразу же после Шестидневной войны, на том же гагринском пляже по указанию местного горкома партии в назначенные часы включалось московское радио, которое транслировало последние известия, а там обвинения в адрес Израиля, его грехи и преступления подробно. После чего грузинский еврей — подросток отключал трансляцию и включал развлекательную музыку. В результате антиизраильская пропаганда наперекор своему содержанию завершалась радостными словами песни:

    Это здорово, это здорово.
    Это очень, очень хорошо.

    И весь пляж взрывался хохотом и аплодисментами. И было живое ощущение взаимосвязи и ответственности евреев друг за друга. С высоким процентом возвратил нам Господь воздаяние в полшекеля с человека.

    Однако путь к такому высокому состоянию духа был и остается не простым и не однозначным. И чтобы мы не забывали об этом, Тора напоминает нам историю, связанную с золотым тельцом. А началась эта история с того, что дал Господь Моше после разговора с ним на горе Синай две скрижали свидетельства, две каменные доски, исписанные перстом Всевышнего. И задержался Моше на горе Синай на сорок дней.

    И увидел народ, что все еще нет Моше, которому пора спуститься с горы, и насели на Аарона, и потребовали: давай сделай нам всесильных вождей, которые пойдут перед нами! Потому что этот человек, Моше, который вывел нас из страны Египетской, пропал, и не знаем мы, что стало с ним. И сказал им Аарон: «Снимайте золотые кольца с ушей ваших жен, сыновей и дочерей и принесите мне». И сорвал весь народ золотые кольца со своих ушей, и отдали их Аарону. И взял тот кольца из рук их, и обработал их резцом, и сделал литого тельца.


    Таким образом, народ отвернулся от своего Бога, от Истины, нарушил договор с Творцом, обменял живого всемогущего Бога на мертвого идола в виде золотого тельца.

    Мудрецы — комментаторы Торы утверждают, что Аарон был вынужден изготовить золотого тельца под давлением мятущегося народа и обстоятельств. У него просто не было другого выхода. Однако же, продолжают мудрецы Торы, несмотря на оправдание Аарона, Моше увидел, что именно он виноват в нравственном падении евреев, и теперь даже те, у кого не было дурных намерений, оказались опозоренными в глазах грядущих поколений.


    Проецируя образ Аарона на современную историю, мы видим немало аналогичных персонажей в подобных ситуациях.

    Роль Аарона, который понимал мерзость золотого тельца, но вынужден был сотворить его, эту тяжкую роль возложили на себя, вернее вынуждены были возложить, некоторые знаковые фигуры еврейской элиты, такие, например, как Аркадий Райкин, Элина Быстрицкая, Леонид Утесов, Майя Плисецкая и другие. По приказу и под беспощадным давлением они вынуждены были выступать публично против Израиля и его победоносной армии.

    Как ни вспомнить тут насильно обращенных в католичество испанских евреев, которые в судный день в катакомбах тайно обращались с мольбой к своему Богу: — «Клятвы и обеты, данные по принуждению, считать недействительными». Мы все хорошо понимали их безвыходное положение и поэтому не осуждали их, а сочувствовали им.

    Другое дело искренние ревнители золотого тельца. Пожалуй, искренние, для нашей судьбы опаснее и хуже продажных. Вот судьба современного искреннего ревнителя.


    Старый большевик Гастев, еврей по национальности, был любимцем Ленина и в этом качестве даже получил изрядное назначение — нарком труда. В период сталинских репрессий он был расстрелян, а его сын, яростный комсомолец, угодил в тюрьму на длительный срок. Он испытал чудовищные муки и по выходе на волю по хрущевской амнистии написал поэму — исповедь, которая так и называется «Тюрьма». Чему же научила тюрьма этого комсомольца? Сейчас узнаем.

    Как распорядок тюремный нуден,
    Жалкий мирок местечковых забот.
    Нищенский запах селедочных буден,
    Сдобный угар ритуальных суббот.
    Ветхих пророков надменная вера
    Чертою оседлости ограждена,
    А за окном неуютная, серая,
    Жестокая и чужая страна.
    В этой стране, что века оболванена,
    Сжата в тисках мракобесия сонного,
    Будут хлеба, изобильнее манны,
    И небеса, лучезарней сионовых.
    Только не ждать прихожденья Мессии,
    Строки завета слезами откапав,
    Нужно самой пробежать по России
    Вольным кочевьем сибирских этапов.
    Вот так по традиции со времени оно
    Мы проповедовали безверье
    В далеких ссылках Российской империи,
    В купе столыпинского вагона,
    В бетонных могилах застенков Берии

    .


    Откуда же взялась эта упомянутая традиция — проповедовать безверие? Традиция сия действительно восходит ко времени оно, когда евреи отказались от веры и преклонялись золотому тельцу. Но прежде, чем вернуться к тексту Торы с подробным описанием результата случившегося, рассмотрим эту проблему сначала на уровне современности. А потом вопреки нашей манере, наоборот, спроецируем современную действительность на Тору.

    Так пусть же вчерашний комсомолец, который предпочел безверие, а на самом деле преклонился перед золотым тельцом чужого фетиша, пусть он своими словами расскажет судьбу свою и своих соратников. А судей себе он уже назначил. Это мы.

    Но если когда-нибудь наши дети
    Нас призовут на суд и на стих —
    Слово мое неподкупным свидетелем
    Горькую правду не даст подсластить.
    Декабрь стал достояньем легенды,
    Но мы — декабристы отнюдь не герои.
    Мы — мелко злобствующие интеллигенты
    Благонамеренного покроя.
    Мы — патриоты без роду и племени,
    Апостолы вольности без креста,
    Подлая, ржавая немь безвременья
    Ссохлась коростой на наших устах.
    Мы рады амнистии, как щенята,
    Забывши побои при виде еды.
    Трудно поверить, что мы когда-то
    Были молоды, злы и горды.
    Не по плечу нам досталась мука
    Из мрака и смрада нашей тюрьмы,
    Мы завещаем далеким внукам:
    Будьте мужественней, чем были мы!

    Да, не сравнить узников золотого тельца с защитниками Варшавского гетто. А теперь, если попробовать от единичных судеб перейти к обобщению, то следует сказать, что в конце 19-го — начале 20-го веков среди евреев появилось немало сторонников и поклонников золотого тельца. Обманутые фальшивыми посулами всеобщего счастья и неслыханной социалистической гармонии, новоявленные ревнители новых идолов включились в революционную смуту. Они действовали оружием и пером, поражая врагов революции и формируя ее нетленную культуру. Одним словом, эти политические выкресты приняли деятельное участие в колоссальном переделе мира и власти. И все это на основе безверия. Так воцарилось мировое чудовище, так воплотился золотой телец: средь лагерных помоек, бессудных расстрелов, людоедства, вероломства, предательства и одичания.

    И только теперь, вооруженные этим жутким опытом, давайте обратимся к Торе.


    И увидим страшный гнев Моше, когда узрел он отступников, которые изготовили золотого тельца. И от отчаяния разбил Моше священные скрижали, полученные от Бога. «И встал Моше в воротах стана и крикнул: Кто за Бога, ко мне!». И собрались вокруг него все левиты. И он обратился к ним: «Так сказал Бог, всесильный Бог Израиля: Пусть каждый из вас опояшется своим мечом, пройдите весь стан туда и обратно от ворот и до ворот — и пусть каждый убьет своего брата и своего друга, и своего близкого, если тот преступник!».. И сделали левиты, как повелел Моше, и пало в тот день из народа около трех тысяч человек.


    Так наши предки вырубили ревнителей золотого тельца. А мы, дети нынешних времен, на основе собственного страшного опыта еще раз убедились в правоте Торы, ибо зло надо уничтожать в зародыше — пока наши дети и внуки целы.


    Для религиозного еврея заветы Торы остаются Священными Скрижалями. Для еврея — атеиста Тора обретает высокий смысл строгого путеводителя.

    Религиозный — верит.
    Атеист — сопоставляет.
    На том и сойдемся.

    Но дело не только в этом. Я вспоминаю еще одного подобного персонажа. Это был пожилой человек, который в 1937 году, возглавляя агрономический отдел Краснодарского крайкома партии, вместе со всем этим крайкомом, горкомами и горисполкомами края и еще вместе «со всеми теми, кто понадобится впредь», тройкой НКВД заочно был приговорен к высшей мере наказания. Поскольку эта формула в те годы употреблялась очень часто, для ускорения и удобства речи ее обозначали аббревиатурой ВМН.

    И оказались они все по списку ВМН в огромном смертном зале, где когда-то проходили конференции, а теперь стояли топчаны. Я спросил его:

    — Как же вы проводили время в этом зале? Он сказал:

    — Днем непрерывный хохот, травили анекдоты взахлеб, чтобы не думать. А вот ночью — он так сказал «ночью», что спина у меня похолодела — а ночью, часам к двенадцати, открывалась дверь, и мы каменели. Дежурный выкликал фамилии и люди вставали с топчанов и уходили навсегда. А мы расслаблялись и засыпали. А утром анекдоты и смех.

    Он вздохнул и добавил: — «Азохен вей».


    В этом зале мой собеседник прожил год. Он был мелкая сошка и руки до него не дошли, потому что зал непрерывно пополнялся новыми обитателями. А через год смена верховного караула — Ежова самого расстреляли, хоть мы и запомнили на всю жизнь заученные в школе стихи:

    Храните страну от проклятых гадюк,
    Как свято хранит ее сталинский друг,
    Кого воспитали нам Ленин и Сталин,
    Кто тверд и суров, словно отлит из стали,
    Кто барсов отважней и зорче орлов —
    Любимец народа — товарищ Ежов.

    Итак, мы, пионеры, вместе со всей страной сделали вид, что уже позабыли эти стихи. А мой знакомый агроном из своего смертного зала был перевезен на крайний север. Здесь они забили колышки в землю, натянули веревочки, повесили флажки и таким образом на многие годы отгородили свой единственный путь в жизни — «Шаг вправо, шаг влево считаю побегом — стреляю без предупреждения, вологодский конвой не шутит».

    Здесь наш агроном потерял зубы, дошел до крайней степени истощения, но все-таки выжил и вернулся домой по хрущевской амнистии.

    Все это он рассказал мне ровно, невозмутимо. Но в самом конце рассказа его тусклые безжизненные глаза вдруг осветились потаенной радостью. Этот несчастный человек улыбнулся и сказал дрогнувшим голосом: «И все-таки мы построили для нашей партии город Норильск!».

    Одним словом, хоть под конвоем, хоть без зубов, хоть и в смертной слабости от дистрофии, служите вы, как сказал Бялик:

    С упоеньем, с жалкой любовью
    В раболепно усердном поте,
    Пожирающем ваше тело,
    В муках, истекая кровью,
    И в придачу душу даете.

    Все это как-то сочетается с одним бессмертным сюжетом из истории средневековья. Тогда святейшая инквизиция сожгла на костре Яна Гуса, великого гуманиста и просветителя. Не вписался он в догму… Однако же, согласно канону, костер не был наказанием, тем более пыткой. Наоборот, очищенная огнем душа грешника прямо от пепелища устремлялась в небо, в райские кущи, на вечную благодать.

    Вероятно поэтому — некая добрая старушка, искренне желая помочь этому грешнику, подбрасывала хворост на его костер. Ян Гус, еще живой, увидел это и произнес слова, которые вошли в историю, он сказал: — «Святая простота»…


    Впрочем, с огнем связан еще один эпизод — уже из новейшей истории. Когда немецкие фашисты пришли к власти в Германии, они с провокационной целью подожгли парламент страны — Рейхстаг. И это преступление свалили на своих политических противников для оправдания массового террора.


    Обе эти истории поэт Игорь Волгин связал единой стихотворной строкой. И вот что у него получилось:

    Горит Ян Гус, он руки распростер,
    Чернеет небо, как печная вьюшка.
    И сердобольно хворост на костер
    Подбрасывает, охая, старушка.
    Но пламя, обнимая города,
    От той вязанки маленькой взметнулось.
    Горит Рейхстаг, СВЯТАЯ ПРОСТОТА!
    Как горько ты Европе обернулась.
    Мы стали не наивны, не просты,
    Но и сейчас вдруг чувствую я глухо:
    Горит Ян Гус, чадят еще костры.
    Жива еще та самая старуха.
    Да, Тора формирует высокую ответственность и святую мораль, но не святую простоту.
    Господь раскрывает нам истинную природу не простого, а очень сложного мира.
    Но мы разберемся!
    С Божьей помощью.

    10. ВАЯКЭЛЬ

    «Ваякэль» означает «И созвал».

    И созвал Моше всю общину сынов Израиля, и сказал им: «Вот что повелел Бог сделать: шесть дней может совершаться работа. А день седьмой да будет свят для вас. И не зажигайте огня во всех жилищах ваших в день субботний.


    Отсутствие работы в день субботний после напряженной шестидневки повторяет творческий путь Бога, который в течение шести дней создал весь мир, а на седьмой день отдыхал. Как полагают мудрецы Торы, соблюдение субботы евреями является свидетельством творения мира Богом. В этом плане, кстати, само существование нашего народа тоже следует рассматривать как свидетельство чуда Господня. И каждый еврей, соблюдающий субботу, несет на себе отпечаток этого чуда. Моей жене Вике довелось увидеть такое чудо воочию.

    В комсомольском возрасте у нее была подруга Маня Друккер, дочь ростовского раввина. Неисповедимы пути Господни. Каким-то образом Вика с Маней оказались в хижине нищего хасида в субботу. Вика была потрясена его царственным видом, выражением глаз и жестами. Он не лежал, он возлежал на подушках, и каждая клеточка его лица источала радость, величие, и покой. А ведь человек, я повторяю, был практически нищий. И этот образ сохранился в памяти по сей день.


    Впрочем, опыт новейшей истории раскрывает нам еще один важный смысл субботнего дня. Дело в том, что в субботу еврей не только отдыхает. Он еще общается с Богом. И это самое главное. Размышляя на темы Духа, еврей приобщается к самым высоким критериям морали и нравственности. В этот момент еврей абстрагируется от своей работы и от своего быта, он как бы поднимается на вершину Синайской горы. И постигает уровень Бога, хотя бы и виртуально. Пожалуй, каждый атеист согласится с тем, что подобная еженедельная тренировка духа действительно формирует душевное и физическое здоровье. А религиозный еврей ощущает божественную благодать и становится счастливым человеком.

    И все это пока лишь одна сторона медали. Но есть и другая сторона. Человек ленивый с удовольствием согласится не работать в субботу а, заодно, и во все остальные дни недели. О таких лодырях разговор особый, но не в этой главе. А мы обратим внимание на людей трудолюбивых, но таких, которые кроме работы и знать ничего не хотят. Их интересует лишь технический результат, а нравственная составляющая технологического процесса вне поля их зрения и сознания. Этой проблеме литературный вождь шестидесятников Евгений Евтушенко посвятил замечательные стихи. Называются они «На старой Дамасской дороге». Поэт описывает свое путешествие по дороге, построенной еще во времена великой Римской империи, когда, по общему мнению, все дороги вели в Рим. Но эта дорога никуда не вела. Она просто заросла дикой травой. Хотя древние надсмотрщики за рабами — строителями придерживались другого мнения.

    Пусть от рабочей черни
    Лишь черепа и ребра.
    Все мы умрем, как черви,
    Но не умрет дорога.
    Но думал нубиец-строитель,
    Бьющий о камни кувалдой,
    Но все-таки раб строптивый,
    Но все-таки раб коварный.
    Помня лишь о дороге,
    Вы позабыли Бога,
    Значит, и вы умрете,
    Значит, умрет дорога.
    Потом прибегали к обману,
    Твердили, что в крови когда-то
    Пролитой на дорогу,
    Дорога не виновата.
    Но дикой травы поколения
    Сводили с ней счеты крупно:
    Родившая преступленье
    Дорога сама преступна.
    И всем палачам-дорогам,
    И всем дорогам-тиранам,
    Да будет последним итогом
    Высокая плата бурьяном!

    И, как продолжение темы:

    Мы, небольшая компания, едем на автомобиле в Волгодонск. На подъезде к этому месту громадная гордая бетонная плотина. И по этой плотине идет широченная дорога — трасса. Впрочем, дорога — это лишь приложение к могучей электростанции, ради которой и сооружена эта плотина и эта дорога, и ради которой в котловане расстреляли из пулеметов заключенных, которые все это сооружали. Однако же, несмотря на это, дорога не заросла травою. И мы доехали до грандиозной электростанции. Только вот лампочки на ее фасаде никак не вязались с горделивой архитектурой этого здания. Они были тусклые, ущербные. А где же море огней? Здесь же делают электричество. В чем дело? Отчего же так тускло?

    — А мы получаем энергию от Новочеркасской ГРЭС, — сказал сторож.

    — А где же ваши турбины?

    — Так они же мертвые, — ответил сторож и открыл нам ворота.

    И мы увидели ржавые неподвижные лопасти турбины, которые заросли водорослями и мхом. Тени людей, замученных в лагерях и расстрелянных в котловане, ожили разом. И один взволнованный молодой человек из нашей компании выскочил на дорогу и, указывая на нее пальцем, прочитал нам эти стихи.

    11. ПЕКУДЕЙ

    «Пекудей» — «Итоги».

    Вот итоги сооружения Шатра откровения — Шатра свидетельства, подведенные по приказу Моше левитами. В строительстве Шатра участвовали все евреи, кто приношением, а кто своим умением. Но те, кто участвовал непосредственно в работе, были доверенными лицами всех остальных. В этом сказывается единство народа и общность евреев в исполнении Торы. И хотя есть заповеди, которые могут быть исполнены только коэнами или только некоэнами, или только женщинами, весь народ соучаствует в заслуге исполнения Торы. И каждый восполняет то, чего нет у другого.

    На эту фразу следует обратить особое внимание, ибо все мы люди разные, и положительные возможности одного могут отсутствовать у другого и наоборот. Значит, каждый, согласно Торе, должен восполнять то, чего нет у другого. Таким образом, совершенное исполнение заповедей достигается народом в целом, все связаны воедино.

    И далее в этой главе следует многократное перечисление всех принадлежностей Шатра откровения, и в этом, как и везде в Торе, содержится глубокий смысл, сохраняющий свое значение во все времена. И вот в чем заключается этот смысл: в главах «Трума» и «Тецаве» сообщается повеление Всевышнего создать все это, повеление, которое собственно и обеспечило возможность того, что люди смогли сделать вещи, служащие формой проявления Божественного в материальном мире.

    В главе «Ваякэль» говорится о том, как Моше передал сынам Израиля это повеление Всевышнего, и как работа была выполнена. Здесь же в главе «Пекудей» говорится о том, как Всевышний ответил людям и открылся в шатре, сделанном их руками.

    Итак, подробнейшее технологическое задание под тщательным контролем Моше и коэнов, при участии всех предварительно посчитанных сынов Израиля (а было их шестьсот три тысячи пятьсот пятьдесят) было выполнено. Но как, каким образом? А так, что было исполнено самое главное пожелание Бога.

    И это выполненное пожелание выглядит следующим образом: ЛЮДИ СМОГЛИ СДЕЛАТЬ ВЕЩИ, СЛУЖАЩИЕ ФОРМОЙ ПРОЯВЛЕНИЯ БОЖЕСТВЕННОГО В МАТЕРИАЛЬНОМ МИРЕ. И это правило действительно сохраняет свое значение во все времена.

    В предыдущих главах мы рассмотрели те колоссальные проблемы и осложнения, которые возникают в сферах материального производства и управления в тех случаях, когда эти сферы исполнены без духовности. В этих случаях даже самый высокий профессионализм не помогает. Вспомним сокрушительное фиаско Волгодонской гидроэлектростанции, во имя которой соорудили грандиозную плотину, погубившую богатейшие запасы рыбы в Дону и в Азовском море.

    Сюда же относится и безбожное чиновничье управление, которое нередко сопровождается издевательством над людьми и угнетением их духа. Особенно страшны, как бы сорвавшиеся с цепи, циничные профессионалы. Например, небесталанный профессионал из лагеря смерти доктор Менгеле. Его профессионализм выражался в чудовищном злодействе, ибо он занимался преступными медицинскими опытами над людьми. Впрочем, мерзостная деятельность этого выродка подпадает под суровые статьи уголовного кодекса.

    А что делать с легальными неуязвимыми бюрократами, которые себя и нас подчинили мертвящему протоколу? Уголовной ответственности эти люди не подлежат. Но смогут ли они сделать хоть что-нибудь, что послужило бы формой проявления Божественного в материальном мире? Разумеется, нет.

    И чтобы еще раз убедиться в этом, рассмотрим, пожалуй, истоки воспроизводства чиновничьего сословия. Представим себя, например, в толпе абитуриентов педагогического института и зададим каждому абитуриенту один и тот же вопрос: «Кем ты хочешь быть после окончания этого института?» Один скажет: «Хочу преподавать математику»; другой скажет: «Буду преподавателем русской литературы». Кто-то скажет: «Мне бы стать учителем естествознания», «А мне бы преподавать историю», «А мне физкультуру детям» и так далее. Но ни один парень не скажет: «Хочу быть чиновником». Ни единая девушка не вымолвит: «хочу стать чиновницей».

    Откуда же они берутся потом? Основная масса их, и не только в народном образовании, формируется за счет потерпевших фиаско на профессиональном уровне. Где уж этим людям делать вещи, служащие формой проявления Божественного в материальном мире, если даже банальный формальный труд им не с руки. Поэтому они идут другим путем: при помощи нормативных актов формируют завершенную детерминацию сложных систем.

    Детерминация, которую чиновники горделиво называют «четкостью», представляет собой пакет нерушимых правил, подлежащих исполнению вне зависимости от ситуаций, которые динамично складываются на месте. Безобидный пример, когда поливальная машина моет асфальт во время дождя. Понятно, что в данном случае сухой мертвенный протокол торжествует, а Божественное обстоятельство дождя игнорируется.

    Впрочем, чиновничий бумеранг может стать бумерангом в руках трудящихся, объявляющих забастовку, которая называется «работа по правилам». В этом случае трудящиеся являются на свои рабочие места, и с момента начала забастовки все как один скрупулезно исполняют нормативные требования и инструкции, безо всяких изъятий и невзирая ни на какие обстоятельства.

    В результате, если речь идет, например, о железной дороге, то поезда останавливаются, дорога надежно закупоривается, правила торжествуют, а на уровне сложной системы железной дороги формируется стойкий паралич.

    В этих обстоятельствах возникает естественный вопрос: «А нужны ли в таком случае правила вообще? Всеобъемлющий опыт человеческой практики подтверждает тот факт, что работа без правил приводит к беспорядочному, так называемому, броуновскому движению, формируется хаос. В конкретном случае железных дорог это чревато различными авариями и катастрофами.

    Итак, работа по правилам формирует паралич сложных систем. А работа без правил формирует хаос. Хаос или паралич… Что же нам больше нравится, если шутя? А ежели серьезно — где же выход? Традиционно, чисто психологически, напрашивается идея «золотой середины». Где якобы находится окончательная истина. Но на уровне сложных систем никакая середина, в том числе и «золотая», не просматривается, поскольку число обстоятельств, влияющих на сложную систему, стремится к бесконечности. Таким образом, количество обстоятельств работающей сложной системы, по сути, бесконечно превышает число формальных параграфов, которые заложены в любую самую добросовестную и подробную инструкцию.

    И значит, между обстоятельствами жизни и параграфами норматива формируется свободный промежуток, он так и называется «промежуток свободы». Внутри промежутка свободы не корректны и не правомерны любые нормативные действия и, в частности, такие устоявшиеся понятия как учет, контроль и так далее. Поэтому промежуток свободы является доверительным промежутком. Чем и кем заполняется доверительный промежуток? Он заполняется тем, кому мы доверяем — «Авторитету», который не ошибся «n» раз и есть надежда, что он не ошибется в «n+1», «n+2» и так далее раз.


    Между тем. Управление сложными системами подразумевает не только узкопрофессиональное, но и «всеобщее» управление. Такое управление неизбежно включает в себя психологические феномены, духовные ценности, высокий уровень культуры, цивилизации, а также такие сакральные категории, как живопись, литература, любое творчество вообще, и как апофеоз всех этих понятий — религия.

    Такая характеристика авторитета будто бы переписана с образа Иосифа. Именно за эти качества фараон и его окружение признали Иосифа авторитетным руководителем Египетского царства, ибо он обладал, по словам фараона, мудростью сердца, так как являлся носителем высокого духа. Фараон не ошибся, Иосиф действительно был именно тем человеком, который мог организовать массовое производство таких вещей, которые служили формой проявления Божественного в материальном мире.

    И здесь мы обнаруживаем поразительную вещь. Тора не только проецируется на современную науку управления, каковую мы только что обширно цитировали, но и, как бы против воли автора, проникает в труды знаменитого противника иудаизма Карла Маркса. Действительно, Маркс язвительно отзывается о тех журналистах и политиках, которые полагают, «что когда речь идет о железных дорогах, следует думать только о железе и дорогах, когда речь идет о торговых договорах, следует думать только о сахаре и кофе, когда речь идет о кожевенных заводах — только о коже». Такое поверхностное видение действительности Маркс определял как «детски-чувственную точку зрения».

    Развивая эту мысль, Маркс продолжает: «Разумеется ребенок не идет дальше чувственного восприятия, он видит только единичное, не подозревая о существовании тех невидимых нервных нитей, которые связывают это особое с всеобщим, которое в государстве, как и повсюду, превращает материальные части в одушевленные члены одухотворенного целого. Ребенок верит, что Солнце вращается вокруг Земли, всеобщее — вокруг частного. Ребенок поэтому не верит в Дух, зато он верит в Привидения». И тогда наивному младенцу «кажется, что он заклинает это приведение, бросая ему в голову кожу, сахар, штыки и цифры».

    Следует обратить внимание, что автор этого пассажа противопоставляет Дух Привидениям и не случайно обозначает эти слова большими буквами.


    Политические соратники Маркса, первые коммунисты на планете, не раз задавали своему вождю вопросы, связанные с логической несовместимостью его отдельных положений друг с другом и со всей махиной марксистской философии.

    Почему, например, он, знаменитый атеист, основоположник материалистического учения о производстве, вдруг скатывается к категориям Духа и Привидений, да еще и на производстве, да еще и выделяет их большими буквами, хотя эти понятия являются классической религиозной атрибутикой? Почему он в четком механизме материального производства находит вдруг какие-то невидимые нервные нити, которые превращают материальные части в одушевленное целое? И не является ли это подменой атеистического учения коммунизма религиозным иудаизмом? Впрочем, ему задавали и другие вопросы. Почему это он, еврей от рождения, написал антисемитскую работу «К еврейскому вопросу»? Почему он, интернационалист по убеждению, закончил эту работу словами: «Освобождение евреев в обществе есть освобождение общества от евреев»? И, наконец, не думает ли он, что все это противоречит основополагающим принципам марксизма? На эти и другие подобные вопросы Маркс отвечал коротко и просто: «А я не марксист».


    Что, в общем, и подтвердилось на глазах нашего поколения. Марксизм и марксисты отбыли в небытие.


    А мы изучаем Тору.








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх