36. Социологическая юриспруденция ХХ в. Нормативизм Х. Кельзена

Основная работа Г. Кельзена (1881–1973 гг.), австрийского философа права, «Чистая теория права».

Сущность теории позитивного права Кельзена в том, что теория позитивного права заранее отказывается от познавательных усилий в отношении всех элементов, которые являются чуждыми позитивному праву. Пределы подобного ограничения предмета научного обсуждения должны быть отчетливо зафиксированы.

Фиксация должна охватывать два направления:

1. Специфическая наука права – юриспруденция.

2. Специальная наука права – социология.

Предмет изучения теории права составляют законодательные нормы, их элементы, их взаимоотношения, правопорядок как целое, его структура, отношения между различными правопорядками, единство права в плюральности позитивных законных порядков (правопорядков).

Цель теории – снабдить юриста (правоведа и практика), прежде всего судью, законодателя и преподавателя пониманием и описанием (по возможности точным) позитивного права (законодательства) их страны.

Право, согласно чистой теории права, есть «специфический порядок или организация власти». Государство выступает в двух измерениях – как господство и как право. По характеристике Кельзена, подобное восприятие государства наиболее плодотворно в социологической теории, где государство выступает таким отношением, в котором «некоторые» приказывают и правят, а другие подчиняются и управляются. Но это – социология государства, а юрист в состоянии описать социальную реальность без термина «государство» либо употребляя этот термин в специфически несоциологическом смысле.

Право в реальности и долженствовании характеризуется таким свойством, как результативность и действенность. И хотя право и власть не одно и то же, само по себе право не может существовать без власти, а потому право и трактуется чистой теорией права как «специфический порядок власти или организация власти».

Возражения Кельзена против естественно-правовой аргументации:

1. Происходит смешение существенных различий между научно общепризнанными законами природы и правилами этики и юриспруденции.

2. Оценки поведения человека или функционирования социального института как «естественного» означает всего лишь то, что они соответствуют тем нормам, которые базируются на субъективной оценке – позиции определенного мыслителя, принадлежащего к естественно-правовой школе.

В реальной жизни мы имеем дело фактически не с одной доктриной естественного права, а со многими доктринами, приводящими нередко противоположные принципы.

У Кельзена в отличие от Дж. Остина и Харта, которые разделяли право и мораль, речь идет о степени обособления права и морали и юриспруденции от политики. В отличие от естественных наук, где успехи познания во многом обязаны мощному социальному интересу и поддержке, социальная теория, по Кельзену, не ведет к такой прямой выгоде. В социальной, и особенно в правовой науке преобладающий интерес, который обычно сосредотачивается в учреждениях власти или в домогательствах этой власти, получает удовлетворяющую его теорию в политической идеологии.

В самом общем виде школу естественного права следует воспринимать как носительницу доктрины, предлагающей определенное решение вечной проблемы справедливости. При этом исходят из посылки, что можно различать, что естественно в поведении человека и что неестественно, следовательно, против природы.

Прирожденные права – это только права, которые законами человеческими не установить, ни отменить невозможно, а можно только защитить и обеспечить.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх