51. Аналитическая юриспруденция

С историко-философской точки зрения аналитическая юриспруденция предстает разновидностью юридико-методологического позитивизма, во многом сближающегося с юридическим позитивизмом Г. Кельзена, с модификациями юридического аналитического догматизма, юридической лингвистикой.

Задачи догматической юриспруденции определяются потребностями повседневной жизни, тесно связаны с юридической практикой. Для этого подхода характерно восприятие права как некой совокупности норм, упорядоченной системы законов и отраслей права. В совокупности законов имеется своя внутренняя логическая связь и система соподчинения и распределения. Такая система законов не может быть последовательно логической и разумной, поэтому задача юристов и науки состоит в том, чтобы содействовать избавлению системы от противоречий и пробелов и позаботиться о более совершенном словесном и смысловом содержании юридических текстов.

Г. Харт рассматривает право как формально-логическую систему «первичных» и «вторичных» правил, восходящих к так называемой высшей норме признания (Концепция права. 1961). Первичные правила представляют собой такие законодательные установления, которые были изготовлены суверенным органом (то есть парламентом) и вследствие этого обстоятельства возникли определенные обязанности, обязательства и правомочия.

Вторичные правила состоят из трех разновидностей:

1. Правила признания – закон является законом лишь при условии, если он признан таковым, поскольку он исходил из признанного, учрежденного и воспринимаемого источника права.

2. Правила изменения – согласованные правила, предусмотренные на случай необходимых изменений в действующем законе.

3. Правила вынесения судебного решения – правила, которым судьи, работники гражданской службы должны следовать в процессе применения или толкования закона.

Данные современных социальных наук, включая и правоведение, исходят из того, что поведение людей управляется частично обычаем, частично привилегией и частично некоторыми определенными и разделяемыми ценностями.

Члены сообщества могут испытывать влияние религиозной морали, включающей доктрины и учение церкви, этических принципов. Все эти разновидности часто находят свое отражение в правовой системе.

Позиция Харта сводится к следующему: во всех сообществах существует частичное взаимопроникновение в содержании между правовым и моральным обязательством, однако атрибуты правовых правил являются при этом более специфическими и окружены барьером из более детализированных оговорок, нежели другие сопоставимые правила (то есть моральные правила).

Представители карательного (уголовного) законодательства обнаруживают, что криминальный закон часто расходится с общественной моралью – многие моральные правила общества не признаются законом. С. Столяр, автор работы «Мораль и юридическое мышление» говорит: «Вопреки тому, что юридические позитивисты часто утверждают, мораль не только не есть лишь заурядный источник права, наподобие статута или обычая, над большей и в особенности над центральной областью права довлеет фактически примененная мораль».

Компромиссное отношение Харта к естественно-правовой традиции проявлялось в том, что естественное право пребывает в состоянии продолжающейся эволюции, и в любой системе позитивного права можно обнаружить «минимальное содержание естественного права», – например, в виде признания того обстоятельства, что при прочих условиях все человеческие существа являются в некотором грубом приближении равными физически («сближающее сходство») и в меньшей мере равными интеллектуально.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх